Цитаты персонажа Барри Аллен (210 цитат)

Барри(Генри) Аллен — персонаж из вселенной DC, учёный-криминалист, специализирующийся на судебной экспертизе. Он получил свои сверхспособности после взрыва ускорителя частиц, получив суперскорость и моментальную регенерацию. Впоследствии получил своё известное прозвище — Флеш. Герой, который использует свою силу для борьбы с преступниками и защиты обездоленных. В данной подборке собраны цитаты персонажа Барри Аллена.

— Ты превзошел сам себя, Барри.
— Серьёзно?
— Да! Да, да серьёзно. Приходишь в Стар-Сити, просишь о помощи, а потом мы неизбежно сразу оказываемся в жопе!
Меня зовут Барри Аллен, и я самый быстрый человек на Земле.
Порой единственный способ идти дальше — понять, что мешало тебе в прошлом. Нужно преодолеть все преграды, как бы страшно это не было. И тогда вы сможете понять, что возможно шагнуть дальше, чем вам казалось.

Знаешь, если тебе когда-нибудь понадобится человек, который придёт и будет есть твою еду, то я к твоим услугам.
Но приходит время, когда пора прекратить убегать от чего-либо, а начать бежать навстречу чему-то, что ждет тебя впереди.
Первый взгляд бывает обманчив. Наши страхи могут сыграть с нами злую шутку. Помешать решиться сменить путь — решиться идти дальше… Но обычно страхи скрывают от нас возможности, которые помогут обрести что-то новое… Нас могут ждать изменения в жизни… Или в судьбе, в семье, в любви. Эти возможности приходят к нам не каждый день… Так что, когда это происходит, нужно быть храбрыми. Надо идти на риск. Хвататься за возможности, пока они есть.
— Какая у тебя супер-сила?
— Деньги.
— Каждый ребёнок мечтает быть супер-героем. Обладать силой. Спасать людей. Но ни один ребёнок не думает, каково это — быть героем и не спасать людей. Правда в том… не многое меняется. Тебе по-прежнему больно. Ты по-прежнему влюблён. Ты всё ещё надеешься и желаешь чего-то. И тебе всё ещё нужна помощь со всем этим. И в каком-то смысле это лучшая часть.
— Барри, бронированная машина только что угнала на Гриффин авеню. Тащи свой зад туда.
— Принято.
— Ты опоздал. Барри, ты получил суперскорость и все равно не приходишь вовремя.
— Прости, она, типо, компенсируется супермедлительностью.
Единственный способ помешать ей — сбежать.
— Сопротивляйся, Ральф, ты сможешь! Я спасу тебя. — Ты уже спас, Барри.
Я учил тебя быть героем. Ты готов к самому главному уроку? Убийства всегда можно избежать. С нашими силами это возможно.
— Зачем тебе всё усложнять? Просто попробуй… верить. — Как? А почему ты веришь так просто?
Если папа решил рискнуть жизнью, чтобы спасти тебя, я не думаю что ты злодей.
— Ты дома. — Дом там, где ты.
Дево знал, как нас разделить. Но мы семья. Вот так мы и победим его.
Я хотела вновь коснуться тебя. — Сможешь.. Обещаю. Увидимся завтра? — Каждый день.
— Циско, понял что меня тут держит? Мне надо вернуться. — Что? Уходишь? Сейчас? — Он… Он… Он не поможет мне. Он сломлен. И если Кейтлин работает на Савитара, я должен вернуться, пока мы не лишились её навсегда. — А что насчет остальных? Ты не хочешь помочь им? — Я не могу помочь им. — Стоило догадаться. Что бы я ни делал — ты бросишь всех, кто близок тебе. — Циско, не в этом дело. Просто я не могу остаться. Но ты этого хочешь. Собрать команду. Не Зеркальный Мастер или Волчок сделали что-то со мной. Это был ты. — Да. — Что ты сделал? — Ты ведь создаешь во время бега резонансное поле. Это — его нарушает. Может сил у меня нет, но в технике я разбираюсь. — А зачем ты меня держал? — Я скучаю по другу. — Циско… — Я не стану тебя останавливать. Не знаю, почему я думал, что ты будешь тем Барри, которого я помнил. В нём ещё горел огонь.
— Давай, Ральф. Вставай. — Не могу. Я мёртв.
Мне тут друзья не нужны.
— У нас теперь баллов на всю жизнь хватит. С чего Рори решил, что нам нужны сорок тостеров? — Он сказал что была горячая распродажа. — Он их украл. — И сомнений нет. — Ага.
Ты сказал, что ты — хороший коп. Так будь им.
— Где Барри? — Я должен кое-что рассказать. Правду. — Правду о чем? — Так. После убийства моего отца и победы над Зумом, мне было очень нелегко. Я подумал, то единственный способ это исправить — вернуться во времени, и.. спасти мою мать. — Ты не дал Обратному Флешу убить твою мать? — Да. — Подожди, значит, она жива? — Была. Несколько месяцев. Я жил с ней и моим отцом. У меня была другая жизнь, и большую её часть я даже не был Флешем.
— Ты погнался за преступниками? — Да. Похоже, это они сегодня напали на оружейный магазин. — И что бы ты сделал, поймав их? А? Попросил бы их остановиться? Ты не бессмертный! Стоп. Ты же не… — Нет. — Ясно. Не геройствуй. Не тебе гоняться за ними, а мне. Ты не полицейский. Пообещай! — Обещаю.
Я чувствую вину. Я виноват в его смерти. И что он научил меня большему, чем мог научить его я. Я буду вечно ему благодарен.
— Ты готов помочь мне? — Я сделаю защиту твоего сердца своей главной миссией.
— Если выйдет не так, как мы хотели… Если Савитар убьет меня… — Не убьёт. — Но всё же.. — Не убьёт. — Если убьёт, Барри, обещай, что поддержишь моего папу. Не позволь ему оттолкнуть Сесиль. Не позволь ему забросить свою жизнь. Помоги… ему и Уолли. — Хватит. Мы не будем это обсуждать. Ты не умрёшь. Сказал же, у меня есть план. — Барри, ты должен это пообещать. Я серьёзно. Обещай, что поможешь папе всеми силами. — Обещаю.
— Ты не ответил на вопрос Кейтлин. — Какой? Почему я кладу горчицу на картошку? — Почему ты рискнул жизнью, чтобы прийти сюда? — Этот… Я посмотрел в зеркало. — Не понял. — Послушай. На моей Земле у меня были слава, и власть, и уважение. Я был Ха-Эр Уэллсом! Но когда я взглянул в зеркало, я понял правду. Правда в том, что я был неважен. Я фальшивка! Я пришёл на эту Землю, чтобы переписать свою историю в буквальном и переносном смысле. — Должен же быть какой-то выход! — Его нет.
Стоит на секунду остановиться с тобой, как всё видится в другом свете.
— Слушай, просто дай Уэллсу шанс, ладно? Он не бегун. Он самый обычный парень… из другой вселенной. — Я скучаю по простым путешествиям во времени… — Во времени? — Привет! Ничего себе! — Привет! Появился мета-человек, путешествующий во времени? — Не-ет, путешествий во времени не бывает… — Просто было бы круто! — Ха-ха-ха… [шёпотом в сторону] Не уверен…
— Что ещё за темная материя?! Почему она в моих клетках?! — Стенки каждой клетки его тела стали эластичными? — Для неразрушимой связи на атомном уровне — его клетки можно тянуть и тянуть… — Как пластилин? — Как пластилин. — Я пластилин? — Нет. — Вроде. — Я пластилин?!
— Я не стану ей [Цыганке] мешать. — Тогда ты не узнаешь то, что хочешь знать. — Мне тебе нечего предложить. Ни отсрочку, ни свободу от того, что тебя ждет. Ты совершил ужасные вещи, но ты всё ещё человек. У тебя есть семья, друзья, близкие тебе люди. Где-то внутри тебя должен быть проблеск света. Надежды. Именно эту часть я прошу, я умоляю: помоги мне спасти её [Айрис]. — Флэш.. Умоляет. Я скажу вот что, в будущем мы с тобой были врагами многие годы. Были и другие, разумеется. Были Тоун, Зум, Дево. Но никто не смог тебя ранить, как Савитар. Он по-настоящему сломил тебя. И если честно, я всегда немного завидовал. Но теперь, мне будто тоже удалось убить её. И, прошу простить, меня ожидает казнь.
— А ты еще кто такой? — Меня зовут Мон-Эл. Я её… друг… ну или больше, чем друг… мы много целовались.
— Гаррик? — Да. — Это девичья фамилия моей мамы.
— .. Тебе не кажется, что с её приходом мы всё это как-то пропустили? Обошли столько хорошего.. — Милый, у нас всё это будет. Только немного в другом порядке. — У меня вся жизнь не в порядке.
— Возможно, это наш единственный шанс. — Нам всем нужно решать, кто мы такие. И я такой.
— Точно, Барри. После Силы Скорости ты смотришь на жизнь по-новому. Но я не уверенна, что позитивного настроя хватит. — Я пытаюсь не терять уверенность, ради всех, ради тебя. Не забыла? Флэш — это мы. — Мы — Флэш.
Я не буду беглецом, если приговорят — придётся сесть.
— Барри! Ты схватил его и не дал убить доктора МакГи. Как по мне, так это победа. — А я этого не чувствую…
Не силы определяют, кто мы такие, а только мы.
Меня зовут Барри Аллен и я.. невиновен. Знаю, вы найдёте мои отпечатки пальцев на теле, знаю, вы найдёте на мне его следы ДНК. Но.. я не знаю, кто это сделал и откуда он в квартире. Могу лишь сказать, что меня подставили. Винят в том, что я не делал. Я не убивал Клиффорда Дево.
— Вжух! — Барри? Это что щас было? — Я быстренько смотался к стойке за орешками. — Ты не двигался. — Уверен?
Я не герой. Больше нет.
— Ты была так счастлива, когда я вернулся. — Я счастлива. Ты мне дороже всего… Слушай. Мне приходилось объяснять друзьям и родным, почему мы предупредили их о свадьбе, но не прислали приглашений. Мне приходилось лгать о твоём исчезновении… И ты бы видел их взгляды, когда они понимали что это не правда. Представь, что они думали о нас.. И что о нас думала я. — Айрис… Я же вовсе не хотел бросать тебя. Мне приходилось улыбаться ради остальных, но моё сердце разрывалось. И мне кажется, что отчасти я не обсудил это с тобой, потому что… я боялся. Я боялся, что ты, — попросишь меня остаться. И мне не хватило бы сил тебе отказать. — Барри, откуда тебе знать, что я скажу, если ты не спрашиваешь? Я всегда готова помочь. Особенно, когда кажется что всё потеряно. Но ты должен мне позволить. — Порой, речь не только о нас или команде, когда груз ответственности ложится на мои плечи, мне его нести. Потому что я — Флэш. — Вот тут ты не прав. Раз я надела это кольцо, уже не может быть тебя, не может быть меня. Есть только мы. Флэш — вовсе не ты, Барри. А мы.
В детстве я потерял маму… недавно потерял папу… Мир опасен — люди погибают, доверие предают, вещи меняются. Но перемены могут быть и к лучшему. Они могут приносить опыт, возможности, людей. К ним можно относится как к возможным врагам, а можно как и к друзьям… Просто верь, что все будет хорошо.
— Ты бы умер, если бы твои легкие не восстанавливались так быстро.
— Грудь болит, как в тот день, когда я попробовал сигарету. Да, я был рисковым подростком.
— Папа… если бы я был Флэшем, я бы… рассказал тебе в первую очередь, так ведь?
— Да. Но если бы Флэш был моим сыном, вот что я бы сказал: во-первых, этот мир опасен, будь осторожен. Сказал бы, что он герой, и спасает множество жизней. Но как мне кажется, важнее всего то, что его отец гордится им.
Иногда в детстве с нами случаются ужасные вещи. Они могут определить, кем мы станем, хотим мы этого или нет. Некоторые становятся сильнее. Люди, которые помогли мне пережить ту трагедию, ответственны за то, кем я стал сегодня. Но я знаю, что мне повезло. Не все получают такую. Не знаю, где бы я оказался без неё или кем бы я стал.
— Ничто не гарантировано, кроме смерти.
— Эдгар Аллан По?
— Канье Уэст.
— Я провел свою жизнь в поисках невозможного, и я даже не представлял, что я сам стану невозможным.
— Так зачем ты пришел ко мне? Что-то подсказывает мне, что ты не просто так пробежал 600 миль, чтобы поздороваться с другом.
— Всю свою жизнь я хотел большего… быть большим. И теперь у меня это получилось. И когда мне выпал шанс помочь кому-то, я облажался. Что, если Уэллс прав? Что, если я не герой? Что, если я просто парень, которого ударила молния?
— Я не думаю, что это молния ударила тебя, Барри. Думаю, она тебя выбрала.
— Я не уверен, что я похож на тебя, Оливер. Не знаю, смогу ли я стать… Линчевателем.
— Ты можешь быть лучше. Потому что ты можешь вдохновляешь людей так, как я бы никогда не смог… наблюдая за городом, как ангел-хранитель… изменяя ситуацию. Спасая людей… в мгновение ока. Воспользуйся своим же советом. Носи маску.
— Ты ошибался.
— Я много ошибался на этой неделе. Конкретизируй.
— Ты говорил, что одна из причин, что заставляет тебя бегать по городу, помогая людям, в том, что ты не можешь помочь отцу. Ты можешь. Мы можем. Мы выясним, кто или что убило твою маму той ночью. И мы вытащим твоего отца из тюрьмы. Вместе.
— Джо, мои слова о том, что ты мне не отец…
— Барри, я знаю. Я знаю, что я тебе не отец.
— Ты прав. Ты просто… человек, который кормил меня, одевал… сидел у моей кровати, пока я не засну, потому что я боялся темноты. Помогал с домашкой… Научил меня водить и бриться. Отправил меня в колледж. Звучит как настоящий отец.
Жил-был маленький динозавр по имени Маязавр, который жил со своей мамой. Однажды он сказал своей маме: «Как бы мне хотелось быть таким же особенным, как другие динозавры. Если я был бы тираннозавром, я бы мог жевать своими ужасными зубами».
— Если бы ты был тираннозавром, — сказала мама, — как бы ты обнимал меня своими маленькими лапками?
— Тогда мне хотелось бы стать бронтозавром, — сказал динозаврик. — Чтобы у меня была длинная шея и я мог видеть все поверх деревьев.
— Но если бы ты был бы бронтозавром, — сказала мама, — то как бы ты услышал меня, когда я говорю, что люблю тебя?
— Что делает тебя таким особенным, маленький Моязавр?, — спросила мама. — Твои острые зубы, длинная шея или острый клюв? Что отличает тебя от всех других динозавров, что живут в этом большом-большом мире? Так это то, что у тебя есть мама, которая всегда рядом с тобой и которая всегда будет любить тебя.
— Помнишь, как ты сказал мне однажды, что знаешь каково это любить кого-то безответно? Речь шла об Айрис, верно?
— Как ты узнала?
— По разным мелочам. По тому как ты тянешься к ней, когда она не смотрит, как ты фальшиво улыбаешься когда это надо, как ты прячешь свои настоящие чувства.
— Как и ты с Оливером? Рыбак рыбака… Я боюсь, что это все изменит.
— Так и будет. Но возможно все не так уж плохо? Что же с нами не так? Мы отлично подходим друг другу…
— … и все же мы мечтаем о тех, кто для нас недостижим… Похоже, правильно говорят — противоположности притягиваются…
Всё в порядке. В порядке. Ты в порядке.
— Пожалуйста. Мой муж, мой сын, они…
— Они в порядке. Они оба в безопасности. Я обещаю.
— Кто ты такой?
— Я… Я Флэш.
— Я не понимаю. Ты выглядишь, как мой отец.
— Это бессмысленно, но это я, мама. Это Барри.
— Барри?
— Твой Барри.
— О, мой прекрасный мальчик.
Простите, я опоздал. Точнее, опоздал мой поезд… второй… на первый я сам опоздал.
Есть разница между силой и точностью. Одной лишь скорости не хватит для борьбы со всеми. Нужно думать, предугадывать. Когда оказываешься на новом месте, надо изучать каждый дюйм. Не действуй вслепую! Боже мой, я стал Оливером!
— Я каждый раз делаю ошибки, а когда пытаюсь их исправить, делаю еще большие ошибки. И в итоге дочь не хочет разговаривать со мной.
— Если мы хотим помочь, почему мы все только портим?
— Не знаю. Но как-то раз ты сказал: «Нужно верить, что в конечном счете, твои решения окажутся правильными».
Не надо поддаваться своей тьме. Преодолей её.
— По готовности, Барри! — Я готов! — Серьёзно? — Да ладно, Циско. Давай… один раз. — Как два часа назад?
Нора, если после каждой ошибки ты будешь кидаться исправлять её — всё будет только хуже. Поверь, я знаю это лучше всех остальных. Нужно научиться терпению. Подожди.. подумай, а потом действуй. И реши проблему правильно.
— Эдди Тоун погиб. Значит, Эобард Тоун должен был навсегда исчезнуть, так? — Не обязательно. Возможно, Сила Скорости защитила Эобарда, как бомбоубежище. Так он сохранил свою жизнь и историю. Он пережил исчезновение своего времени. — Как это? — Позвольте показать… Это [рисует на доске круг] наше время. Сегодня, сегодняшний день. Это [рисует круг справа от первого] — время Тоуна. А здесь [рисует круг слева от первого] вы стёрли причину его существования.
— Это должно быть в музее. — Это и так музей. — До меня дошло, когда я уже сказал это.
Наши силы настолько невообразимы, что они усиливают горечь ошибок, чувства вины.
— Я сталкивался со многими злодеями. С теми, кто хотел навредить моим близким, уничтожить всё хорошее на свете, глазом не моргнув, но Дево… кажется опаснее всех остальных вместе взятых. Мы едва что-то о нём знаем. Я вне себя от страха, Айрис. — Барри, сколько раз мы сталкивались с неизвестным? — Но есть разница. — В чём?
— Я сделала это. Поэтому — пора идти дальше. — Ты оставишь работу? — Я оставлю всё.
— Эобард Тоун! — Ты знаешь, кто я? — Ты же умер! — Спасибо за предупреждение. Но знаешь что, Флэш? Я выяснил, из какого ты времени. Значит, очень скоро умрёшь и ты.
— Привет! — Фелисити! Как ты сюда попала? — Я буквально вошла сюда. У вас нет никакой защиты, никаких сигнализаций, даже замков на двери нет. Можно что-нибудь поставить? Хоть что-то одно?
— В некоем отдаленном уголке Вселенной, разлитой в блёстках бесчисленных солнечных систем, была когда-то звезда, на которой умные животные изобрели познание. — Ты мне Ницше цитируешь? — Вы уничтожили спутник. Мои похвалы, шустрик. Можете уничтожить тысячу, но Просвещение не остановить. — Я забыл, что Ницше говорил об уничтожении разума. Похоже, я пропустил эту лекцию. — Неужто за год я ничему вас не научил? Неужели вы настолько толстолобы? Подумайте… Хотя нет, только голова заболит, так что позволь объяснить. Просвещённый мир: в течение дня все солдаты сложат оружие. Все ядерные бомбы будут обезврежены в течение полугода. Бедности, голода, болезней не будет.
— Через неделю я выйду замуж за любимого мужчину, сейчас же мне нужно найти нового ди-джея. Потому что прошлого уволили за то, что он напился и танцевал с отцом невесты. — А Джо может быть не против.
— Может, сканеры в костюме что-то засекли? — Ты сказал, что всё вытащил из костюма. — Ладно, кое-что оставил. Не нравится — судись.
— Слушай, ты уверен, что мы не можем найти этого Дево? Нас предупреждали, нам сказали, что однажды, что какой-то Дево станет моим величайшим врагом. — А ты понимаешь, сколько людей с фамилией Дево живёт только в этом штате? — Нет. — Тысячи. А мы даже возраста не знаем. — Может, твой злейший враг — трёхмесячный Уильям Дево в четырёх кварталах отсюда? — Не думаю, что мой противник — младенец. — Злой ребёнок-убийца! — Возможно. — Точно.
— В детстве.. я всегда сильно боялась одной части «Музея Флэша». Конечно, детям нормально бояться разных монстров. Но этот монстр был другим. Никто не знает, откуда он взялся, как получил свои силы, или кто он. Известно было лишь его имя и последний звук, что слышат его жертвы, но не это делает его ужасным. Самое страшное то, что вы его не поймали. — Не поймали? — Супергёрл, Легенды… даже Лига пыталась. И всё впустую.
— И это не самое странное что случилось. Я поскользнулся на бочке шариков, как в каком-то мультфильме. — Тебе серьёзно не повезло. — Везения не существует. — Да? Моему кузену Гектору это скажи — его сглазила бывшая — уже три года не может найти парковочное место у центра.
— Циско, если найдёте её [Кейтлин].. — Я тебя не позову, ты достаточно сделал.
— Кто пойдёт со мной за костюмами пасечника? — Я наверняка смогу убежать от пчелы. — Только не прыгай в озеро. Пчёлы дождутся, когда ты выйдешь, и ужалят тебя. По Дискавери увидела. Оказывается, там много интересного.
Неважно, самый медленный ты в классе или самый быстрый на земле: каждый из нас бежит. Жить — значит бежать. Бежать от чего-то, бежать к чему-то или… кому-то. Неважно, насколько ты быстрый — есть вещи, от которых не сбежать. Неприятности все-равно настигают тебя.
Вы знаете это чувство, когда из-за предвкушения невозможно ни на чём сосредоточиться? У меня тоже самое. Я думаю о том, о чем всегда думаю.
Ты убедил себя в том, что все через, что ты прошел, убило в тебе человека. Но именно человечность помогла тебе через это все пройти.
— Если бы я не знал тебя, я бы сказал, что ты строил глазки моей напарнице.
— Что… Пэтти? Я не… Нет! Ты о чем? Нет.
— Что не так с тобой, Айрис и моими напарниками?
— Все снаружи. Что у тебя еще есть для меня, Циско?
— Барри, это Кейтлин.
— Привеет, Кейтлин. Как дела?
— Возвращайся в S. T. A. R. Labs, сейчас же!
Если ты не двигаешься, значит, не живёшь.
— Нам понадобится ещё кое-что.
— Серьезно? И что же это? Потому что, не знаю, как вы, но меня нисколько не интересует помогать тебе убить себя.
— Мне нужно, чтобы ты построил машину времени.
— Продолжай.
— В прошлый раз Мардан вызвал огромное цунами и уничтожил Централ Сити.
— Тогда вы уже должны кормить рыб на дне.
— На Земле-2 есть Крестный Отец?
— На всех Землях есть крестный отец Вито.
Все дело во времени, да? Прошлое, настоящее, будущее… ты все знаешь, да? И ты все знаешь обо мне! Про Джо. Про Уолли. И про Айрис! Ты знаешь о наших сильных сторонах. О наших страхах. Ты знаешь, как сильно мы друг друга любим. И ты знаешь, как использовать эту любовь против нас. Все это время мы думали, что не можем тебя остановить, потому что ты на шаг впереди, но это не так! Ты не просто знаешь, что произойдет. Ты был там. Ты прожил все это. Ты помнишь… потому что был мной.
Героями становятся не из-за воли обстоятельств. Героями становятся вопреки им!
— У меня появился второй шанс, вернуться сюда и… Сказать тебе, что я в порядке. Папа и я в порядке. И мы любим тебя, мам. Я люблю тебя.
— Я люблю тебя. Прощай. Прощай, Барри.
— Мам. Мам!
В какой-то момент у каждого на этой планете начинают играть чувства. В такие дни кажется, что сердце слишком мало, чтобы вместить все, что ты чувствуешь. И вот, такой день наступил. Нам кажется, будто наши чувства совершенно исключительны и уникальны, и никто раньше не ощущал ничего подобного. Все наши эмоции имеют научное обоснование. Гнев, любовь… Будучи ученым, я могу сказать, что в чувствах влюбленных нет ничего необычного. Но её улыбку… нет, наука этого не объяснит.
Я буду жить, без боли. Тьма определила, кем я стану. Тобой я никогда не стану.
— Барри, это не честно!
— Я знаю.
— Нас должен был ждать счастливый конец, я была готова стать Айрис Уэст-Аллен.
— Ты всегда ей будешь, но ты должна жить дальше, должна расти, должна любить, должна бежать ради меня. Обещай, что будешь бежать, Айрис.
— Обещаю!
— А какая суперспособность у тебя?
— Платежеспособность.
— С тех пор, как ты стал Флэшем, я видел, как ты растёшь над собой. Я очень горжусь, когда вижу, каким ты стал. Но спроси себя, действительно ли тебе нужны силы, чтобы быть таким человеком?
— Просто кажется, что когда в моей жизни случается что-то хорошее, я этого лишаюсь…
— Возможно, пора что-то с этим делать?
— Значит, Барри залезет в него, включаем устройство и готово?
— Да! Нет. Не совсем… Нам нужно воссоздать не только взрыв ускорителя, но и все, что случилось тогда с Барри.
— Тоесть, удар молнии.
— Точно.
— Стоп. А как вы её получите? Сейчас даже дождя нет.
— Рамон, у тебя же есть палочка?
— Которую я сделал для Мардона?
— Нет, та, что для съезда фанатов Гарри Поттера. Не задавай тупых вопросов!
— Откуда ты знаешь о съезде фанатов?
— Бери палочку и иди на крышу!
Есть у меня любимая строчка из песни: «Сердца продолжают биться». Моё тоже бьется, хоть и тонет в печали. Надеюсь, это скоро закончится. Единственное, что мне точно известно, время меняет всё.
Порой для людей, наших с тобой способностей, самое впечатляющее — сдержанность.
— Я так рад тебя видеть. — Я тоже. Как дела? — Не так плохо, как я боялся. Перед тобой новый член санитарной команды «Айрон Хайтс» — самая быстрая швабра на Земле.
— Джо, ты говорил с Уолли? Он всё ещё расстроен. — За одну ночь такое не забыть, но он всё понял. — Ладно. — Если честно, я разыграл лучшего папашу-копа в своей жизни. — Папашу-копа? — Есть хороший коп, плохой коп и папаша-коп. Строгий, но ободряющий и только по делу. — Ещё не видел такого. — На тебе я это не использовал. Уолли не похож на тебя. Ты как вторая дочь — ты свои эмоции не скрываешь. К нему нужен более.. тонкий подход. — Ясно. — Да шучу я. Если будут наводки по Фрэнку — сообщу. — Ладно. [Джо уходит] Вторая дочь? Да что уо-он вообще несёт?
— Стоп. Ты хочешь убить Гродда? — Почему бы и нет? Это ведь главное правило их общества — «Убей или будь убит». Потому он хотел, чтобы я убил Соловара. И знаешь — мне стоило. Милосердие было лишним. — Нет, Барри. Ты поступил правильно, как и всегда поступал. Это и делает тебя героем. — Оливер убивал. Его же считают героем? — И ему приходится жить с грузом тех решений, каждый Божий день. — Мне кажется.. порой единственный способ предотвратить беду — избавиться от её причины. — Чем это вызвано на самом деле? Это Гродд — или то, что должно быт со мной? — Я убью Гродда, и нападения не будет. Будущее изменится, и тогда — ты выживешь. Да. — Твоя человечность. Твоё милосердие. Вот что отличает тебя от остальных. Вот почему все равняются на тебя. Никогда не иди против того, кто ты есть. Потерять то, что делает Флэша Флэшем, если такова цена спасения — моя жизнь того не стоит.
— Думаю, нам стоит научиться лучше слушать друг друга. Иначе кто-то может пострадать. Например, разбить машину о бетонную стену на скорости двести километров в час… — Это аналогия такая. — Точно.
Я просто начал тут думать.. Когда я получил силы — я.. начал пользоваться ими по любому поводу. Просто.. чтобы всё вокруг меня исчезало. Только так я впервые в жизни начал ощущать.. покой. Теперь, я чувствую его постоянно. С тобой мне не надо бежать.
— Как ты так можешь? Как ты можешь так, жить, зная что с ними случится? — Мне… не всегда это даётся легко. Я совершал ошибки, иногда от этого страдали люди. Нужно делать всё, что можешь. Если этого мало — положись на окружающих. — Ты… это… о себе? — Да, на меня, Ральф. Слушай, я предложил тебе это, потому что вижу в тебе задатки героя. Но я совру, если скажу, что будет легко.
— Ты ведь ничего не говорил Айрис, так? — Нет, я же обещал, а я держу обещания! — Будешь дальше так лгать — и тебя снова ударит молния.
— Капитан, у вас всё хорошо? — Да. Просто мы с Робом планируем свадьбу. Всё такое… Там столько заморочек!.. К флористу сходи, торт выбери, гостей правильно рассади… Аллен, никогда не женись.
— Поверь, мне не легко. Я всегда понимал, во что я верю. Гравитация тянет вещи вниз, а от воды они мокнут. Ещё недавно я думал, что самый быстрый человек пробегает милю за четыре минуты, а не секунды. — Я могу и за три.
— Мне не стоило врать. Я просто мучительно хотела.. увидеть тебя. Провести с тобой один день. Первый раз в жизни пробежаться вместе с тобой.. — Я опять всё пропустил. Я боялся испортить твоё детство, но меня там даже и не было…
— Гидеон, а ты можешь… просто… ничего не рассказывать Уэллсу? — Конечно. Я выполню любую команду, полученную от вас. — Барри! — Пошли, надо уходить отсюда! — Подождите-подождите!.. Почему ты выполняешь мои команды? — Потому что вы меня создали.
— Как ты умудряется делать столько вещей одновременно? Ты умудрился опозорить меня, своего капитана, а заодно и себя! — Джо, прости. — Я так часто слышу от тебя «Джо, прости», что мне кажется, будто это моё настоящее имя.
— И что тебя ждёт на Земле-19? Штраф? — На моей Земле несанкционированные путешествия через бреши караются… смертью. — Смертью?! — Где-то двадцать четыре или двадцать пять лет назад соседняя Земля вторглась на нашу планету через брешь и чуть всё не уничтожила. Чтобы не допустить такого снова, были запрещены все межпространственные перемещения. После появились Сборщики, чтобы наказывать тех, кто нарушит запрет. Я не думал, что она меня отыщет. — Зачем ты рисковал жизнью, приходя сюда? — Пойду собираться. Пора Ха-Эру платить по счетам.
— Ты помнишь, как я приходил. У меня был какой-то тайный план? Разве я собирался неожиданно напасть? — Даже не знаю, может, мне нравятся твои мольбы? — Дело не в этом. Думаю, ты меня слышишь. Я всё ещё там. Я спрятан глубоко, за шрамами и болью. Эта часть тебя чувствует себя одинокой. Но она также знает, какого это — иметь семью. Иметь друзей. Ты можешь вернуть всё это. Мы можем избавить друг друга от боли. Помню, когда мне было шесть, я умолял маму и папу сводить меня на научную выставку. И вот, на просёлочной дороге, нам спустило шину. Запаски нет. Нас отбуксировали в крошечный городок. И конечно, мы застряли там на весь день. Мы купили мороженое, картошку-фри с соусом в небольшой закусочной. А после, вечером, мы смотрели на местный фейерверк. День все же оказался отличным. Это мое любимое воспоминание о маме и папе. Как назвался этот город? — Мейсон-Вилл. — Я всё ещё там. Вернись.
— Ладно, мы нашли Гарри… Но как остановить Грея? — Рад, что ты спросила! Мы с Джесси улучшили костюм Флэша. Фелисити подогнала нам сплав карликовой звезды. — Сплав карликовой звезды? — Такой же материал защищает костюм Атома Рея. — Точно! Супер-крепкий, супер-лёгкий… Одна беда — у нас было… мало его… — И что это значит? — Мы смогли покрыть им только нагрудную часть костюма. И ещё одно… Так, мелочь!.. Мне кажется, что костюм сможет поглотить всего один удар Грея. Второй — и ты станешь пиетой. Только вываливаться будут не конфетки. — Внутренности. — Да, внутренности.
— Я ненавидел Тоуна. И Зума. Они многое отняли у меня. И я ненавидел Савитара, за то, что он угрожал отнять тебя. — Он не отнял. — Знаю.. Гнев даёт силу. Я его использовал. И вот, мы сидим, затаив гнев, и пытаемся найти способ ударить по Савитару. Даже убить его. Мне кажется, что в этот раз, ненависть — не выход. — Ты о чем? — Снарт сказал мне кое-что: «Флэш всегда должен оставаться героем. Иногда, не важно то, кто бьёт сильнее или бежит быстрее…». — И что ты сделаешь? — То, чего он ждёт меньше всего.
— Эй, Джо, всё хорошо? — Отлично! У меня тут свежее место преступления, один труп, детективы опрашивают свидетеля, повсюду развешаны мили жёлтой ленты… Не хватает только одного. Догадываешься, чего? — Скоро приду.
— Я проясню ситуацию: ты — двойник человека, убившего его мать и ответственного за смерть Ронни и Эдди… — … Но он не двойник доктора Уэллса, которого мы знали. Тело того доктора Уэллса забрал обратно Флэш, а он был Эобардом Тоуном — родственником Эдди из далёкого будущего. — Ничего не понял. Я сам по себе! Я не связан с убийством его мамы или смерти Рики! — Его звали Ронни. — И его тоже.
– И тебя не волнует, сколько людей ты погубишь? Сколько людей ты убьёшь?! – Не волнует! Меня уже давно не заботят эти вещи.
— Джо поправится… знаешь, я тут, о маме думал. Очень много. Я скучаю по ней. — Я рассказывал тебе, как ты научился ходить? — Пару раз. — Все начинали ходить раньше тебя — маленькие ребятишки бегали повсюду, а ты нет. Но твоя мама не беспокоилась, она сказала, что ты пойдешь, когда тебе будет куда идти. И действительно, когда ты сделал первые шаги, они были такими быстрыми, что ты не шёл. Ты начал… — … Бежать. — Барри, ты бежал к своей матери. Прямо к ней в руки. Тебе было куда идти.
– Тринадцать переломов в одной руке – это твой новый рекорд. Также у тебя сотрясение, три треснутых ребра и повреждение селезёнки. Даже у тебя на лечение уйдёт некоторое время.
– Что именно ты ударил?
– Человека. Злого страшного человека. При ударе его кожа изменилась. Стала… металлической.
Ну, вообще-то это теория… подтвержденная кучей улик.
Ну, вообще-то это теория… подтвержденная кучей улик.
– Тебе был предложен редкий и ценный дар. А ты отказался от него.
– Нет, я не отказывался! Я отдал свои силы, чтобы спасти чью-то жизнь! Поступил как герой! Я чуть не погиб, пытаясь их вернуть, и попал сюда, где бы мы ни были!
– Мы не об этом.
– Ладно. Если ты хочешь отдать эти силы кому-то другому, почему ты дала их мне?
– Барри, потому что ты Флэш.
Помнишь, я просил тебя не торопиться? Это отличный совет для супергероев, но паршивый для людей, которые любят друг друга!
Мы должны вернуться в прошлое… В ту самую ночь.
— Зачем?
— Ты знаешь, зачем.
— Да… но я хочу, чтобы ты сам сказал.
— Я хочу, чтобы ты убил мою маму.
— С удовольствием!
— Я тебя ненавижу.
— А я ненавижу тебя.
— Ты не можешь забрать его.
— Она меня не забирает, я должен идти.
— Почему, за что тебя наказывают?
— Всё это началось с моей ошибки, с «Флэшпоинта».
— Это моё наказание.
— Это моё искупление.
Это, конечно, классно, что вы готовы сражаться и все такое, но я никогда раньше не сражался. Я просто толкал людей и убегал.
Сделаем это. Я все решил… У одного из убитого полицейского был сын. В его возрасте я лишился матери. Теперь еще одному ребенку придется расти без одного из родителей. Потому что Флэш не мог остановить этого монстра. Отдав свои силы Зуму, я оставил город без защиты. Я позволил ему править этой Землей. Я должен вернуть силы! Я готов! Запустим ускоритель частиц!
— У тебя есть сверхспособности, только не знаю, какие.
— Ну, в числе моих особых навыков — скрипка, веб-дизайн, я владею языком жестов, включая язык жестов горилл.
— Кремниевое волокно из кварцевого песка. Абразивостойкое, жаропрочное…
— Да, я занимаюсь танцами на льду.
— Им покрывают космические корабли, чтобы не загорались при входе в атмосферу.
— Я занимаюсь танцами на льду профессионально.
— Мистер Аллен. Сегодня, на пожаре, я увидел… сомнения. Вы сомневались в самом себе. Почему?
— Не знаю… Наверное, я испугался, что не смогу спасти всех.
— Понятно. Но если я что-то и понял за время нашей совместной работы, так это то, что единственное, что мешает вам добиться любой цели, как вы сами заметили, — это вы. Нет предела тому, насколько сильным вы можете стать или как быстро сможете бежать. Всё, что вам нужно, у вас уже есть.
Всё. Всё что случилось, хорошее и плохое — сделало нас теми, кто мы есть. И… даже будь возможность, не думаю, что я бы что-то изменил.
— Хорошо, у меня суперсила, у тебя – не бесконечные стрелы.
— У меня стратегия и тактическое мышление.
– Ты была права: я так и не смог… не смог принять это. Но думаю, что смогу.
– Мой милый сынок. Ты должен это сделать.
– Как?
– Не знаю. Но вот что я знаю: ты смог стать чем-то великолепным, настоящим чудом, но это не значит, что беды обойдут тебя стороной. Даже Флэшу не уйти от трагедий, которые будет устраивать Вселенная. Ты должен принять это, тогда ты сможешь освободиться.
Когда ты привыкаешь решать вопросы грубой силой или (в моём случае) невероятной скоростью, тяжело признать, что некоторые вещи тебе не подчиняются. Это открывает глаза.
— Ты был самым счастливым мальчиком на свете.
— Точно из-за того, что ты вошла в мою жизнь.
— Что-нибудь придумали?
— Ну, лучшее, что пришло нам в голову — это взорвать ядерную бомбу на городской электростанции… так что…
— Это не вариант!


— Уже разобрался?
— Нет. Можно отключить генератор. Так я спасу заложников, но Дево скроется. А затем уже знаешь…
— Я имел в виду, разобрался ли ты, почему ты настолько рехнулся?
— Извини, я просто…
— Просто пытаешься защитить нас. Знаю, уже не первый раз от тебя слышу.
— Вы не готовы к Флэштайму! Пока нет!
— Ты был прав, Барри! Меня не заботят люди. Я нахожу их глупыми и недалёкими.
— Тогда почему вы продолжаете работать?
— Я верю в лучшее будущее. И надеюсь увидеть, как ты сделаешь это будущее реальностью. Люди меня не особо заботят, но… о тебе я беспокоюсь.
Страх толкает нас на то, чего делать не стоит.
Джо, ничего нормального не бывает. Любовь — единственное, ради чего стоит сражаться. И единственное, что поможет нам всё пережить.
Жизнь — это локомотив. Если ты не движешься, значит ты мертв.
— Кто бы ни убил маму… Что бы ни убило её… кажется, у меня теперь есть способ найти их. И остановить их.
— Барри, мы уже обсуждали это. Пора отпустить. Ты должен перестать беспокоиться обо мне и жить своей жизнью.
— Впервые в жизни я чувствую, что наконец-то могу. По правде говоря, с ночи, когда умерла мама, я застрял в одном месте, я многое пропустил. Но теперь я другой. У меня новые друзья, которые помогают мне найти свой путь… наконец-то двигаться вперёд. Помнишь, как ты хотел, чтоб я сменил имя, чтобы люди не знали, что ты мой отец. Я рад, что они знают. Я так горжусь, что я твой сын.
— Я люблю тебя, сын.
— И я тебя люблю, папа.
Так вот, чего мы хотели избежать!
— Что она делает?!
— Поглощает! Сингулярность не становится, даже когда все Земля исчезнет! Боюсь, что аккреционный диск уже сформировался!
— Что?!
— Диффузная материя, вращающаяся вокруг сингулярности!
— И что это значит?
— Надо остановить это движение! По сути, это как торнадо, только вверх ногами! И побольше. И пострашнее…
— Барри, в ней энергии как минимум 6 и 7 терралектрон вольт. Её не остановить!
— Я попробую.
— Правила все ещё мои.
— Потом это обсудим.
— Да, обсудим. И правила будут мои.
– У меня нет на это времени.
– Конечно, есть. У тебя есть всё время во Вселенной. Буквально.
– У меня его нет! И как ты вообще можешь обвинять меня в том, что я отказался от дара?! Ты хоть понимаешь, сколько всего я сделал после удара молнии?! Сколько людей я спас, благодаря этой силе?! Чем я пожертвовал.
– Конечно, мы знаем. Ты спас множество жизней. И теперь только ты стоишь между твоим миром и невероятным злом. Но, несмотря на всё это, ты ни разу не был здесь.
Я должен извиниться перед всеми. В прошлом году я принял решение вернуться во времени и спасти свою мать… и… у этого выбора… было много последствий, которые будут преследовать меня всю жизнь. Как, думаю, и всех остальных. Зум… смерть Джея… всё это моя вина. Они на моей ответственности. Это мы открыли ворота на Землю-2, мы привели Зума сюда… и мы остановим его навсегда.
– Знаешь, мы не такие разные. Наши истории похожи. Ты мог стать таким, как я.
– Нет. Я бы не стал таким, как ты.
– Должен признать… было умно… использовать против меня родителей. Семья… это слабость.
– Не для всех.
– В этом ты ошибаешься.
Ты был не прав. Когда сказал, что я воодушевляю людей, а ты нет. Так вот, не правда ты вдохновляешь, не как Стрела, он тот еще ушлепок, но как Оливер Куин.
— Здесь наша команда собирает информацию о происшествиях. Мы знаем обо всем, что происходит в городе. Зацени, у нас даже есть спутник.
— Я знаю, взламываю его время от времени.
— Какая наглость.
— Я, конечно, очень рада тебя видеть, Фелисити. Но я сомневаюсь, стоит ли ей показывать все это?
— Я умею хранить секреты.
— Точно. Фелисити работает со Стрелой.
— А ты почему-то нет!
— Круто! Все стало на свои места. Ты знаешь, кто такой стрела. [Обращаясь к Барри] Стоп. А ты знаешь, кто такой стрела?
— Скажем так, наши команды похожи, но у нас побольше колющих предметов.
— Кейтлин пытается сказать в своей особо злобной манере, что мы только начинаем понимать, на что способно твоё тело. Не хочу показаться занудой, но я рекомендую быть осторожным. Пожалуйста. — Доктор Уэллс, сомневаюсь, что осторожность сделала вас тем, кто вы есть! — Инвалидом и изгоем? Именно неосторожность сделала меня таким. Сдерживай себя.
— Вы оба с ума сошли?! Кем вы себя возомнили? — Ну, я глаза и уши, а он — ноги. — Не смешно! Ты же мог там погибнуть! Ты не какой-нибудь сверхскоростной пожарный! — Ты чего? Мы же это обсуждали! Моя скорость может помочь людям. — Мы договорились, что ты будешь помогать задерживать других людей, изменённых взрывом ускорителя! Мета-людей! И кроме Клайда Мардона мы никого не нашли. — Жителям города нужна помощь. И я могу им помочь! — Мы можем помочь им!
— Что ты тут делаешь? — Ничего… — С кем ты разговаривал? — Н-ни с кем… — Ты говорил с Барри? — Кем? — Барри Аллен! Его ударила молния, он пробыл в коме девять месяцев, проснувшись, начал бегать быстрее скорости звука. Знаком такой? — Н-нет, ни разу с ним не говорил… *Крик Барри из динамика* — Циско, тут повсюду огонь! Циско, ты ещё там?!
— У меня же был где-то контейнер… — У тебя в сумке набор для сбора крови?! — У каждого свои увлечения.
— Тебя зовут Барри. — Моё имя не Барри. Я не знаю, как меня зовут, но мое имя… «Бартоломью Генри Аллен». Это не очень хорошее имя.
Петти, я не знаю что тебе сказать. Все, кого я люблю — когда-нибудь оставляют меня. Я уже.. привык.
— Вы уж простите нас. Если бы трубы в доме не издавали этот доставучий звук, я бы пригласила вас на обед. — В доме Уэстов скрипят трубы… Вот так сюрприз! — Правда? Вы уже слышали этот звук? — О да-а-а!.. — Они так уже… восемнадцать лет? — Да. — У каждого дома есть свой характер. Наш любит разговаривать.
— С меня кофе, новичок… Как я мог забыть кошелёк? — Не волнуйся, со всеми бывает… пятый раз подряд. И хватит уже звать меня новичком! — Прости. Привычка с тех времён, когда я был в полиции. До того, как ты лишил меня работы, карьеры, разрушил мою жизнь. Растоптал мой дух и бросил одного в этом мире. — Не забывай, ещё я сделал тебя аморфной резиновой массой. — Это единственное, что ты сделал хорошего. Хотя это было не намеренно и потому не твоя заслуга.
— Это говоришь не ты, а твоя сила. Ты больна. — Я разбита, Барри.
— Чего? — Не знаю. Ты с утра будто… сияешь… — Как это «сияю»? — От тебя будто исходит… какое-то тепло… как от гирлянды. — Нет ни сияния, ни тепла, и я тебе не гирлянда. Ты тратишь время. В СТАР-лабс! — [себе под нос] Тёплый и раздражительный…
— Барри… Слушай, давай на перерыв? — Нет! Сперва нужно закончить. Погнали! — Слушай, Барри. — Чего? — Я тут целый день бреши открывал! Так что если не хочешь растереть ладошки и помять мне плечо… — Не буду я ничего мять! — Так я и думал. Поэтому перерыв. — Циско-о-о! — ПЕРЕРЫВ!
— Здесь наша команда собирает информацию о происшествиях. Мы знаем обо всем, что происходит в городе. Зацени, у нас даже есть спутник. — Я знаю, взламываю его время от времени. — Какая наглость. — Я, конечно, очень рада тебя видеть, Фелисити. Но я сомневаюсь, стоит ли ей показывать все это? — Я умею хранить секреты. — Точно. Фелисити работает со Стрелой. — А ты почему-то нет! — Круто! Все стало на свои места. Ты знаешь, кто такой стрела. [Обращаясь к Барри] Стоп. А ты знаешь, кто такой стрела? — Скажем так, наши команды похожи, но у нас побольше колющих предметов.
— Обожаю психотерапию! — А, ты уже бывал? — Всего один раз, в детстве. Когда мама… погибла. — А, твоя мама… — Но с этим всё нормально! То есть, это не то чтобы совсем нормально — я был бы рад, будь она жива, — просто я уже справился с этим. Думаю, не стоит это записывать. — Я записываю для себя. Вас никто тут не осудит. — Да, мы знаем. — Мой папа тоже погиб. Это можете записать. — Итак, Барри. Айрис немного рассказала мне о вас во время нашего разговора. Скоро женитесь? — Да… Да, мы проделали долгий путь… — Ага… — Сперва мы с ним вместе выросли… Затем я была помолвлена с другим… — А, ясно. — Тоже стоит записать? Кстати, он тоже погиб. — Вижу, у вас обоих было много потерь… — Ну… не-ет, не то чтобы… — … Эдди и Ронни… — … Ну да, чуть-чуть… — … Моя мама… Ха-Эр… — … самую малость… — … Лора… — … было… — … Снарт… — … много похорон. — Да.
Я не позволю боли.. и тьме, решать кем мне быть. Я не стану тобой.
— Знаем. Как-нибудь остановить робота. — Верно. Остальные откроют брешь. — И это весь план? — Наш Снарт всегда говорил: «Создаём план. Исполняем план. Ждём что план пойдёт под откос. Отбрасываем план». — Ого.. Это — отвратительный совет. У меня всегда есть подробнейший план и потому в нём не бывает ошибок.
Я так злился из-за того, что потерял. Хотя у меня всего было достаточно.
— Я волнуюсь. — На счёт чего? — Насчёт ребёнка. Барри, мне уже почти пятьдесят. Когда увидел видео, где вы были с Айрис такими… маленькими, я… на меня будто гора упала. Я был… я был так молод, когда это случилось в первый раз. Тут ещё случай с Джоани. Простить людей не легко, Бар. — Ты справишься. — Я и так едва высыпаюсь. Волнуюсь за вас троих, особенно раз Уолли теперь далеко. И добавлять к этому ещё младенца, кормление, плач. Честно — мне до смерти страшно. — Джо, ты растил Айрис один. Когда ты принял меня, — ты был один. Даже когда нашёлся Уолли, — ты был один. Всё это — ты сделал самостоятельно. В одиночку. Никто не справился бы лучше. Никто. Теперь в тебя есть пара. У тебя есть семья. Ты всегда был рядом, когда был нам нужен. Теперь наша очередь быть нам рядом с тобой. И мы будем. — Знаю, что будете.
Песни делают всё лучше.
— Лучше не рыпайся! Кошелёк, живо! — Вот это класс, глазам поверить не могу! Погоди, ладно? Я просто поставлю стакан… С ума сойти! В Централ-Сити сотни тысяч человек, и из всех, кого можно ограбить, ты выбрал меня! — Ты что, больной? Деньги гони! — Ты потом себе локти кусать будешь! Серьёзно, если бы была олимпиада по невезению, ты был бы не просто победителем, а новым Майклом Фелпсом! — Считаю до трёх, а потом стреляю в тебя. Раз… — [ухмыляясь] Ну давай…
— База 27 в трехстах милях, была закрыта в 61 году. — Там они и держат Штейна. — Готов поспорить, инопланетяне там тоже есть.
— Стой, а какая разница? Ты же отлично справлялся с злодеями. — Меня ранили. Аксель создал какую-то кислоту, и… мы думаем, она может убить меня. Я не готов умирать. — Слушай… В нашем деле легко почувствовать себя неуязвимым, но, время от времени реальность напоминает о себе. — Я изо всех сил пытался побороть это чувство, но… я не такой бесстрашный. — Ральф, я не бесстрашный. Каждый день я просыпаюсь в этой камере и мне кажется, что мне никому не помочь. Я… в ужасе от этого. Раньше я спасал людей, теперь я просто Барри Аллен. Заключенный три-пять-шесть-два. — Так давай вытащим тебя. — Я не об этом. Иметь силу помогать другим и ничего не делать, такая смерть, хуже всего, что мог приготовить Трюкач. Но превозмогая этот страх и спасая другие жизни — ты живешь по-настоящему. Так превзойди себя. Уверен, тебе это под силу. — Правда веришь, что я это смогу? — Да. — Нужно просто верить самому.
— Это что значит?
— Это значит, что будущее на нашей стороне.
— У нас с Айрис бывают такие моменты, когда я смотрю ей в глаза и мне кажется, что она чувствует ко мне тоже, что и я к ней.
— Слушай, ты уже признался Айрис в любви, если она сама не признается тебе в ответных чувствах, тебе остается держаться только за эти моменты.
Артур: Я думаю, мы все погибнем гораздо раньше. И знаете что? Я не против. Достойная смерть. Нам надо остановить Степного Волка. А Супермена с нами нет. У тебя нет суперсилы — без обид… Этот, возможно, работает на врага. Мы не знаем… Ты — путаешься у меня под ногами… Ух, ты — прекрасна. Ты такая крутая, сильная. Я в курсе, что мы воевали с амазонками, но это было до моего дня рождения… А знаете что? Я не хочу умирать. Я молод, умен, у меня до фига планов. Я так до конца и не смог выбрать — море или суша? И был один всю жизнь. Но быть частью чего-то большего… Возможно, я боюсь, потому что привык…
Брюс: Эмм… [указывает взглядом на лассо Гестии на ноге Аквамена] Диана: Это была красивая речь.
Артур [обращаясь к Флешу]: Если ты хоть раз заикнешься — я натравлю на тебя пираний.
Барри: Я, честно говоря, вообще отключился после фразы «мы все погибнем»!
Я понимаю, что ты — не тот Уэллс… Но его теперь нет, а я должен это сказать… В своём видеосообщении ты сказал, что я никогда не буду счастлив. Я старался, я очень старался… После всего, что сказал Джо… и после случая с Пэтти… Я понял, что ты всё ещё в моём сердце. Что я тебя ненавижу… за то, что ты сделал. Но больше я не хочу тебя ненавидеть. Я просто не могу. Я прощаю тебя.
— Даже иронично. Я только рассказал, как сильно ты похож на прошлого Уэллса — и вот мы попали в ту же ситуацию. Я стою по эту сторону стекла и задаю вопрос: «Почему?»
— Я должен был это сделать, чтобы спасти свою дочь.
— Любой ценой, верно? Даже ценой дочери Джо?
— Я же сказал, что предам вас! Я говорил, что мне придётся выбирать!
— Ты выбрал неправильно.
— Это точно. Я только что пожертвовал своей дочерью. Я приговорил её к смерти, чтобы спасти твоего сына.
— Мне пожать тебе руку?
— Отправьте меня домой. Верните на Землю-2. Подумайте сами: Зум хочет, чтобы ты стал быстрее. Он хочет получить от тебя больше силы скорости. Верните меня и закройте за мной брешь реактором, закройте все бреши! Когда их не станет, Зум не сможет сюда попасть. Никогда. Вы поставите точку.
— А как же твоя дочь?
— Спасти её — мой долг, не ваш.
— Барри, ты смотрел «Неделю акулы»? Я вот обожаю. Хорошо, что на волнолёте есть телик.
— К чему это?
— Большинство акул хладнокровные, но белые акулы, вроде нашего приятеля, — частично теплокровные.
— В холоде он слабеет…
— Они не заплывают в воду холоднее двенадцати градусов по Цельсию. Если опустим температуру до одиннадцати и девяти десятых, Король-акула уснёт как малое дитя… Или можешь прикончить его и показать, какой ты крутой. Выбирай.
— Ну и как вы?
— Думаю всё будет хорошо. Но если ты соврёшь мне снова, я на тебя гору сброшу.
— Ого! Ты ведь это фигурально?
— Нет, геологически.
Иногда возможности прямо лежат у нас под носом, но мы сами решаем их не замечать.
— Черт! Все пошло не по плану!
— У неё имя начинается с «Убийца», чего ты удивляешься?
— Стой, а какая разница? Ты же отлично справлялся с злодеями.
— Меня ранили. Аксель создал какую-то кислоту, и… мы думаем, она может убить меня. Я не готов умирать.
— Слушай… В нашем деле легко почувствовать себя неуязвимым, но, время от времени реальность напоминает о себе.
— Я изо всех сил пытался побороть это чувство, но… я не такой бесстрашный.
— База 27 в трехстах милях, была закрыта в 61 году.
— Там они и держат Штейна.
— Готов поспорить, инопланетяне там тоже есть.
— Я не люблю обниматься.
— Лучше скажи что-нибудь новенькое. Дело в том, что я могу обнять тебя так быстро, что ты даже не узнаешь.
— Короче, закиньте его в брешь, или он схватит пулю.
— Согласен.
— Нет.
— Что значит «нет»?
— А что бы сделали мы, если бы оказались в его положении? Джо, что бы ты сделал, окажись Айрис на месте Джесси? Циско, когда тебя похитил Снарт, он угрозами заставил тебя помочь Берту. Никто из нас не осуждал тебя. И не станем, потому что когда речь заходит о семье, когда речь заходит о тех, кого мы все любим, мы все уязвимы. Мы все способны сделать неправильный выбор. Он мог это сделать. Он мог украсть мою скорость — и ему бы это сошло с рук. Мы бы даже не догадались. Но он так не сделал.
— С меня кофе, новичок… Как я мог забыть кошелёк?
— Не волнуйся, со всеми бывает… пятый раз подряд. И хватит уже звать меня новичком!
— Прости. Привычка с тех времён, когда я был в полиции. До того, как ты лишил меня работы, карьеры, разрушил мою жизнь. Растоптал мой дух и бросил одного в этом мире.
— Не забывай, ещё я сделал тебя аморфной резиновой массой.
— Это единственное, что ты сделал хорошего. Хотя это было не намеренно и потому не твоя заслуга.
— Так вот, чего мы хотели избежать! — Что она делает?! — Поглощает! Сингулярность не становится, даже когда все Земля исчезнет! Боюсь, что аккреционный диск уже сформировался! — Что?! — Диффузная материя, вращающаяся вокруг сингулярности! — И что это значит? — Надо остановить это движение! По сути, это как торнадо, только вверх ногами! И побольше. И пострашнее… — Барри, в ней энергии как минимум 6 и 7 терралектрон вольт. Её не остановить! — Я попробую.
— Это что значит? — Это значит, что будущее на нашей стороне.
— Ну и как вы? — Думаю всё будет хорошо. Но если ты соврёшь мне снова, я на тебя гору сброшу. — Ого! Ты ведь это фигурально? — Нет, геологически.
Я должен извиниться перед всеми. В прошлом году я принял решение вернуться во времени и спасти свою мать… и… у этого выбора… было много последствий, которые будут преследовать меня всю жизнь. Как, думаю, и всех остальных. Зум… смерть Джея… всё это моя вина. Они на моей ответственности. Это мы открыли ворота на Землю-2, мы привели Зума сюда… и мы остановим его навсегда.
— Барри, ты смотрел «Неделю акулы»? Я вот обожаю. Хорошо, что на волнолёте есть телик. — К чему это? — Большинство акул хладнокровные, но белые акулы, вроде нашего приятеля, — частично теплокровные. — В холоде он слабеет… — Они не заплывают в воду холоднее двенадцати градусов по Цельсию. Если опустим температуру до одиннадцати и девяти десятых, Король-акула уснёт как малое дитя… Или можешь прикончить его и показать, какой ты крутой. Выбирай.
— Даже иронично. Я только рассказал, как сильно ты похож на прошлого Уэллса — и вот мы попали в ту же ситуацию. Я стою по эту сторону стекла и задаю вопрос: «Почему?» — Я должен был это сделать, чтобы спасти свою дочь. — Любой ценой, верно? Даже ценой дочери Джо? — Я же сказал, что предам вас! Я говорил, что мне придётся выбирать! — Ты выбрал неправильно. — Это точно. Я только что пожертвовал своей дочерью. Я приговорил её к смерти, чтобы спасти твоего сына. — Мне пожать тебе руку? — Отправьте меня домой. Верните на Землю-2. Подумайте сами: Зум хочет, чтобы ты стал быстрее. Он хочет получить от тебя больше силы скорости. Верните меня и закройте за мной брешь реактором, закройте все бреши! Когда их не станет, Зум не сможет сюда попасть. Никогда. Вы поставите точку. — А как же твоя дочь? — Спасти её — мой долг, не ваш.
— Черт! Все пошло не по плану! — У неё имя начинается с «Убийца», чего ты удивляешься?
– У меня нет на это времени. – Конечно, есть. У тебя есть всё время во Вселенной. Буквально. – У меня его нет! И как ты вообще можешь обвинять меня в том, что я отказался от дара?! Ты хоть понимаешь, сколько всего я сделал после удара молнии?! Сколько людей я спас, благодаря этой силе?! Чем я пожертвовал. – Конечно, мы знаем. Ты спас множество жизней. И теперь только ты стоишь между твоим миром и невероятным злом. Но, несмотря на всё это, ты ни разу не был здесь.
— Уже разобрался? — Нет. Можно отключить генератор. Так я спасу заложников, но Дево скроется. А затем уже знаешь… — Я имел в виду, разобрался ли ты, почему ты настолько рехнулся? — Извини, я просто… — Просто пытаешься защитить нас. Знаю, уже не первый раз от тебя слышу. — Вы не готовы к Флэштайму! Пока нет! — Мы станем готовы, если будешь тренировать. — К суперскорости за десять часов не привыкнуть! Вы можете там погибнуть! — Если не возьмёшь нас, мы тоже умрём! Мозги будут стёрты, и всё — для нас это конец. — Нет, потерять двух лучших друзей по своей вине — вот что для меня конец! Ты считаешь, это стоит риска, но я не смогу себя простить! — Барри. Не отправляй нас в запас из-за случившегося с ним. — Ладно, второй психотерапевт мне ни к чему. — Слушай, мы все кого-то потеряли! Это не даёт тебе права отворачиваться от нас! — Всё, закрыли тему! — Думаешь, ты один жалеешь о смерти Ральфа?! — Ребята… — Он приходил ко мне в Айрон Хайдс! Он говорил — ему страшно, он не готов! — а я его подталкивал! Переложил на него свою работу! Своё бремя! — Мы создали тех мет. Мы дали Ральфу силы. Заговорил о бремени? Я всё это заварил! Я выстрелил из базуки, я открыл силу Скорости! Я сделал это не для того, чтобы ты теперь говорил, что снова спасёшь мир в одиночку! — Я… Я знаю. И я знаю, что время на исходе. Одному мне не справиться! Но…
— Ты был самым счастливым мальчиком на свете. — Точно из-за того, что ты вошла в мою жизнь.
– Барри, ты пережил смерть матери. Это изменило тебя, но принял ли ты это? Правда ли… ты принял её потерю? Может, поэтому ты и не приходил? Так бы всё стало… по-настоящему. – Я и так это понимаю. Я думаю об этом каждый день. У меня был шанс спасти её, и ты видел, что я выбрал. – И ты смирился с этим решением? – Смирился… Как можно смириться с тем, что дал своей матери погибнуть? С тем, что решил, что твоя жизнь важнее, чем её. – Думаешь, твоя мать хотела, чтобы ты погиб за неё? А что насчёт всех людей, которые были спасены, благодаря тому решению? Чего стоят их жизни?
Сделаем это. Я все решил… У одного из убитого полицейского был сын. В его возрасте я лишился матери. Теперь еще одному ребенку придется расти без одного из родителей. Потому что Флэш не мог остановить этого монстра. Отдав свои силы Зуму, я оставил город без защиты. Я позволил ему править этой Землей. Я должен вернуть силы! Я готов! Запустим ускоритель частиц!
— Ты не можешь забрать его. — Она меня не забирает, я должен идти. — Почему, за что тебя наказывают? — Всё это началось с моей ошибки, с «Флэшпоинта». — Это моё наказание. — Это моё искупление.
– Тринадцать переломов в одной руке – это твой новый рекорд. Также у тебя сотрясение, три треснутых ребра и повреждение селезёнки. Даже у тебя на лечение уйдёт некоторое время. – Что именно ты ударил? – Человека. Злого страшного человека. При ударе его кожа изменилась. Стала… металлической. – Хорошо, что тебе зубы не выбили. Эти сорванцы не вырастают.
– Тебе был предложен редкий и ценный дар. А ты отказался от него. – Нет, я не отказывался! Я отдал свои силы, чтобы спасти чью-то жизнь! Поступил как герой! Я чуть не погиб, пытаясь их вернуть, и попал сюда, где бы мы ни были! – Мы не об этом. – Ладно. Если ты хочешь отдать эти силы кому-то другому, почему ты дала их мне? – Барри, потому что ты Флэш.
— У меня появился второй шанс, вернуться сюда и… Сказать тебе, что я в порядке. Папа и я в порядке. И мы любим тебя, мам. Я люблю тебя. — Я люблю тебя. Прощай. Прощай, Барри. — Мам. Мам!
— Значит, Барри залезет в него, включаем устройство и готово? — Да! Нет. Не совсем… Нам нужно воссоздать не только взрыв ускорителя, но и все, что случилось тогда с Барри. — Тоесть, удар молнии. — Точно. — Стоп. А как вы её получите? Сейчас даже дождя нет. — Рамон, у тебя же есть палочка? — Которую я сделал для Мардона? — Нет, та, что для съезда фанатов Гарри Поттера. Не задавай тупых вопросов! — Откуда ты знаешь о съезде фанатов? — Бери палочку и иди на крышу!
— Барри, это не честно! — Я знаю. — Нас должен был ждать счастливый конец, я была готова стать Айрис Уэст-Аллен. — Ты всегда ей будешь, но ты должна жить дальше, должна расти, должна любить, должна бежать ради меня. Обещай, что будешь бежать, Айрис. — Обещаю!
— Нам понадобится ещё кое-что. — Серьезно? И что же это? Потому что, не знаю, как вы, но меня нисколько не интересует помогать тебе убить себя. — Мне нужно, чтобы ты построил машину времени. — Продолжай.
— Если бы я не знал тебя, я бы сказал, что ты строил глазки моей напарнице. — Что… Пэтти? Я не… Нет! Ты о чем? Нет. — Что не так с тобой, Айрис и моими напарниками?
— Всё в порядке. В порядке. Ты в порядке. — Пожалуйста. Мой муж, мой сын, они… — Они в порядке. Они оба в безопасности. Я обещаю. — Кто ты такой? — Я… Я Флэш. — Я не понимаю. Ты выглядишь, как мой отец. — Это бессмысленно, но это я, мама. Это Барри. — Барри? — Твой Барри. — О, мой прекрасный мальчик.
Вы знаете это чувство, когда из-за предвкушения невозможно ни на чём сосредоточиться? У меня тоже самое. Я думаю о том, о чем всегда думаю. А помните то чувство, когда вы что-то ждете, а время тянется целую вечность? Представьте это с супер-скоростью. Дни кажутся неделями, часы — днями, а секунды — … ну вы меня поняли.
— Ты ошибался. — Я много ошибался на этой неделе. Конкретизируй. — Ты говорил, что одна из причин, что заставляет тебя бегать по городу, помогая людям, в том, что ты не можешь помочь отцу. Ты можешь. Мы можем. Мы выясним, кто или что убило твою маму той ночью. И мы вытащим твоего отца из тюрьмы. Вместе. — Джо, мои слова о том, что ты мне не отец… — Барри, я знаю. Я знаю, что я тебе не отец. — Ты прав. Ты просто… человек, который кормил меня, одевал… сидел у моей кровати, пока я не засну, потому что я боялся темноты. Помогал с домашкой… Научил меня водить и бриться. Отправил меня в колледж. Звучит как настоящий отец.
— Я провел свою жизнь в поисках невозможного, и я даже не представлял, что я сам стану невозможным. — Так зачем ты пришел ко мне? Что-то подсказывает мне, что ты не просто так пробежал 600 миль, чтобы поздороваться с другом. — Всю свою жизнь я хотел большего… быть большим. И теперь у меня это получилось. И когда мне выпал шанс помочь кому-то, я облажался. Что, если Уэллс прав? Что, если я не герой? Что, если я просто парень, которого ударила молния? — Я не думаю, что это молния ударила тебя, Барри. Думаю, она тебя выбрала. — Я не уверен, что я похож на тебя, Оливер. Не знаю, смогу ли я стать… Линчевателем. — Ты можешь быть лучше. Потому что ты можешь вдохновляешь людей так, как я бы никогда не смог… наблюдая за городом, как ангел-хранитель… изменяя ситуацию. Спасая людей… в мгновение ока. Воспользуйся своим же советом. Носи маску.
— Ты бы умер, если бы твои легкие не восстанавливались так быстро. — Грудь болит, как в тот день, когда я попробовал сигарету. Да, я был рисковым подростком.
— Ты опоздал. Барри, ты получил суперскорость и все равно не приходишь вовремя. — Прости, она, типо, компенсируется супермедлительностью.
— Ты превзошел сам себя, Барри. — Серьёзно? — Да! Да, да серьёзно. Приходишь в Стар-Сити, просишь о помощи, а потом мы неизбежно сразу оказываемся в жопе!
Это, конечно, классно, что вы готовы сражаться и все такое, но я никогда раньше не сражался. Я просто толкал людей и убегал.
— Эй! Ты что делать с Босс?! Гранди давить красный коротышка! — Никогда не любил зомби…

голосуй звездами за цитаты!
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Все афоризмы для вас
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
ТЕПЕРЬ НАПИШИ КОММЕНТАРИЙ!x
()
x