Цитаты про депрессию со смыслом (300 цитат)

Депрессия — это тень, окутывающая душу темнотой и пустотой. Она как невидимый оковы, сжимающие сердце и ум, лишая радости и надежды. Но в этой мрачной борьбе есть светлые моменты — понимание, поддержка, исцеление. Пусть каждый шаг к преодолению депрессии будет шагом к новой жизни, наполненной светом и надеждой.

Замечательный день сегодня. То ли чай пойти выпить, то ли повеситься.
Депрессия не признак слабости — это признак того, что вы пытались быть сильным слишком долго…
Ты знаешь, как вызвать расстройство личности? Постоянная критика и недостаток любви.
Мне не лучше и не хуже. Мне — никак.
У меня начинается депрессия. Нет, ничего серьезного не происходит: ни крокодильих слез, ни транквилизаторов, ни отсутствия аппетита, ни желания закрыться у себя и никого не видеть. Просто меня все достало.

Знаешь, что самое страшное в жизни? Когда не знаешь, ради чего живешь. Ты просыпаешься утром и долго придумываешь причину, чтобы подняться с постели.
— Что с тобой?
— Я несчастна…
— Ну пойди поешь что-нибудь.
Всего колотит, кажется, сейчас вывернет наизнанку.
Люблю я своё несчастье. Оно составляет мне компанию. Порой, когда я временно счастлив, мне даже не хватает этой занозы. На хандру легко подсесть.
Ни Великой войны, ни Великой депрессии. Наша война — война духовная, наша депрессия — наша жизнь.
Да, у меня депрессия. Но я не собираюсь покончить собой. Так что можете вернуться к своей политике невмешательства.
Единственная хорошая новость: от горя худеют. Никто не рекламирует эту диету, а ведь она самая эффективная из всех. Депрессия Для Похудения. Хотите сбросить вес?
Разведитесь, влюбитесь в кого нибудь, кто вас не любит, живите один и грустите с утра до вечера. Лишние килограммы растают, как снег на солнце. Ваше тело снова станет стройным и сможет отлично вам послужить – конечно, если выживете.
Как приятно впадать в безнадежное отчаяние. Это дает право дуться на весь мир.
А знаешь ли ты, сколько слёз влезает в чайную ложку? 127. Я подсчитал, когда находился в депрессии.
Мне стало любопытно и я подумал, что это своего рода художественный проект.
Мне хотелось куда-то двигаться, а не просто плакать. Поэтому я стал плакать в ложку и считать капли. 127.
Обязательно запиши себе на память. 127.
Что такое депрессия? — это когда заходишь в Интернет и некуда пойти.
Прежде чем диагностировать у себя депрессию и заниженную самооценку, убедитесь, что вы не окружены идиотами.
Энтузиазм не может долго подхлёстывать человека. Во всякой работе существуют естественные ритмы. Сравнительно долгое нарушение их приводит к надрыву, к депрессии.
Я стою на краю и смотрю вниз. Вид на землю с высоты двадцать второго этажа. Это единственное, что мне остаётся. Единственный мой выбор. Мне ничего не дорого и ничего не жаль. Я уже практически ничего не чувствую. Поэтому мне осталась только эта земля.
Вид с высоты двадцать второго этажа. Его никто не может отнять. Должно же быть что-то, чего никто не сможет отнять.
Я прихожу сюда, когда ничего другого не остаётся. Я прихожу, чтобы почувствовать страх или уверенность. Чтобы ещё раз увидеть, что и у меня, и у каждого человека на земле есть выбор.
Вариант один – продолжать. Вариант два – на двадцать два этажа вниз.
Одна была вполне довольной жизнью девушкой. Время не текло сквозь пальцы, она как-то осмысленно жила. Пока не случились встречи – одна, другая. Она была разбита.Голос шептал ей: ты несовершенна, уничтожь это несовершенство.Она рассматривала свои руки и с трудом удерживалась, чтобы не полоснуть по ним лезвием, но не выносила вида крови и не могла терпеть боль.
Между тем Холмс, ненавидевший своей цыганской душой всякую форму светской жизни, оставался в нашей квартире на Бейкер-стрит, окруженный грудами своих старых книг, чередуя недели увлечения кокаином с приступами честолюбия, дремотное состояние наркомана — с дикой энергией, присущей его натуре.
Депрессия — это не плохое настроение. Это болезнь, химия. Лекарства, покой, постоянное наблюдение. Лучше — стационар.
Здорово! Она заглушила депрессию бухлом, как профи.
Депрессия чаще всего является следствием бездействия, отсутствия мотивов и неспособности к деятельности.
Ты никогда не задумывался, о том, что вполне возможно, ты застрял внутри неисправной и чрезвычайно опасной симуляции, которую контролирует депрессивное суицидальное сознание?
— После «Шоу Коня БоДжека» я надолго впал в депрессию. Написал кучу хитовых фильмов, заработал тонну денег, но счастья это мне не принесло. Когда мне вручили Оскар, я стоял на сцене, смотрел на него и думал «и это счастливейший день в моей жизни?» Я чувствовал как никогда несчастным.
— Потому что был трезв?
— Потому что Оскар ничего не значит. Всё бессмысленно. Я всю жизнь помогал другим. Сделал свой дом ночлежкой для бросающих наркоманов. У меня была система реабилитации, я многим помог, но они всё равно ещё больше сторчались, и от этого у меня пусто на душе.
— Все за тебя очень беспокоились. Нельзя вот так исчезать! Ты многим сделал больно.
— Иногда нужно брать ответственность за своё счастье.
— Разве это не эгоистично?
— Не знаю, что тебе сказать. Впервые в жизни я счастлив, и я не буду этого стыдиться. Нужно много времени, чтобы понять, какой ты несчастный и ещё больше, чтобы понять, что ты не обязан таким быть. Только бросив всё, можно начать поиски пути к счастью.
Я становлюсь частью поколения, которое все проблемы связывает с депрессией. Но депрессией ведь нельзя все объяснить.
В глубинах депрессии, как грибы под еловыми лапами, растут плоды мудрости.
В личном деле Тизитля стояла отметка: «Не склонен к депрессии». О да, вздохнул Тизитль, пряча нож. Не склонен. Пока не наклонят и не отымеют по полной, во все дырки.
Это был вечер. Холодный на редкость для осени, а точнее для октября и какой-то тоскливый. Впрочем, для дождливой хандры еще рано, но нормально для впадения в депрессию.
Чувство нереальности. Полное отсутствие уверенности в себе и шаткое состояние нервной системы. Собственные глаза предательски высвобождают море из соленых слез, которое стекает по бледным щекам и продолжает свой путь дальше по шее, растворяясь на голубой ткани и расходясь мокрыми пятнами. Страх быть непонятой и потерять уважение окружающих становится фобией всей жизни. Хотя, точнее, расположение одного единственного человека, чье существование до сих пор кажется нереальным сном и исключительно плодом ее больного воображения. Оно ведь способно на это, она точно знала. Но нет, столь невероятная и необычная личность имела место в мире, который направил на нее оружие и не давал свободно вдохнуть. И, пряча мокрое от слез лицо в подушку, она пыталась скрыться от всего мира, но хотела существовать для человека, которому было искренне плевать на то, есть она или нет.
Он погрузился в себя, с легкостью отдаваясь волнам одиночества, плывя по течению своей депрессии. Одно слово сразило его наповал, позволив чувствам, наполнявшим его до сего выплеснуться наружу, создавая круговорот в океане его жизни и унося его в самый центр личного безумия. Он упал на дно, больно уколов сердце об осколки воспоминаний, хранившихся на приличной глубине его души. Осматривая обломки старых, иссохших, уже ненужных эмоций, смешившихся с прахом, оставшимся от любимого мира, который когда-то цвел, беззаботно жил, не подозревая об ужасах будущего, он со слезами на глазах, обессиленный, опал, как желтый лист в ветреную погоду, отдавшись болезненной ностальгии, пронзившей его вздымающуюся грудь и эхом отразившейся от обшарпанных стен его мира, разрушенного и опустошенного.
Черная полоса, белая полоса… Надо было тебе в детстве набор фломастеров подарить. Двенадцать цветов. Глядишь, заиграла бы жизнь новыми красками!
От депрессии спасают коты и репрессии.
Депрессия — это состояние, когда единственной тонкой нитью, связывающей человека с жизнью, является отсутствие прочной веревки.
Томми не знает, как справиться с депрессией. Зато депрессия знает, как справиться с Томми.
Депрессия подобна даме в черном. Если она пришла, не гони ее прочь, а пригласи к столу, как гостью, и послушай то, о чем она намерена сказать.
— Так значит, грусть — это место?
— Да. Иногда люди живут там годами.
Да здравствует депрессия – оборотная сторона радости!
Мой улыбатор вышел из строя.
Она обладает самой крепкой психикой в мире: слово «депрессия» ей вообще неизвестно, а что самооценка бывает еще и низкая, она даже никогда и не слыхала.
Депрессия — это состояние,
когда очень хочется отвести душу,
но куда бы ты ее ни отводил, ей все не нравится.
Депрессия для того и дана человеку, чтобы подумать о себе.
Я мертвый человек. Я просыпаюсь утром, и мне нестерпимо хочется одного – спать. Я одеваюсь в черное: ношу траур по себе. Траур по человеку, которым не стал.
В жизни каждого человека бывают моменты, когда она кажется пустой и бессмысленной. И ты думаешь, что завтра никогда не наступит, что мир навсегда останется таким же пустым и серым, как сейчас. И хочется сказать себе: «Господи, да пошло оно все!». И просто забить на все свои мысли, идеи и переживания. Просто растаять. Сгореть в этом сумасшедшем круговороте событий и развеяться пеплом над серостью будней – это и называется потерять себя.
Но проходит время, мы находим в себе силы, мы понимаем, что жизнь не такая уж и плохая штука – стоит только приглядеться. И мы поднимаемся с колен для того, чтобы когда-нибудь снова…
— Начать всё с нуля — это не безумие. Безумие — это вести жалкую жизнь, пробыть в тупом оцепенении день за днём, день за днём. Безумие — притворяться счастливым, притворяться, что именно эту лямку ты должен тянуть всю свою убогую жизнь. Все надежды, все возможности, вся радость, все чувства, все соки, которые жизнь выпила из тебя.
Депрессия — это замороженный страх.
Любую депрессию надо встречать с улыбкой. Депрессия подумает, что вы идиот, и сбежит.
Депрессия — дьявола любимая забава!
Хандра — распутница мне в душу лезет,
Да лезет так, не отвертеться.Она все нервы мне замесит,
Потом на них не опереться.
Ну здравствуй, люд, я депремальчик,
Всегда сижу в уныньи я.
Я злой и не послушный «зайчик»,
Прошу, не трогайте меня. Иначе встану я, и закричу так сильно!
Что негде будет скрыться вам.
Мольбы взывать вам лишь «во имя»,
Придётся всем литым богам.
Привет, депрессия, мы снова вместе,
Пора бы стать моей невестой.
С тобой всегда я буду честен,
Долой отправив все протесты.
Ты ешь конфеты, кушай, спи,
Скорей вылазь из этой бездны.
Пиши рассказы и стихи,
Лишь только так, мой друг любезный. Но есть конечно же ещё,
Один лирический момент.
Повысь естественно гормон,
А для сего найди «объект».
Часто слышу/вижу записи, что людей с плохим настроением/в состоянии депрессии — нужно убивать, чтобы они не портили его другим, но что тогда они будут читать? Кто будет книги им писать? Тогда мы просто все вымрем и всё, конец истории.
Сегодня мне улыбнулся незнакомый человек. Он это сделал так ненавязчиво, что я ему улыбнулась в ответ. Эта простая улыбка настолько меня потрясла, что весь оставшийся день я улыбалась, и все, кто смотрел на меня – тоже улыбались. Это меня навлекло на одну мысль: от твоего внутреннего состояния зависит твоё окружение, если ты будешь всегда в негативе, то и люди вокруг будут точно такие же. Казалось бы одна улыбка может изменить Мир, создав круговорот улыбок.
Любить сломленных — тяжело… Им нужно больше заботы, больше внимания, больше нежности, больше поцелуев, больше объятий… Но это того стоит… Ведь как только сломленный человек расслабится, расправит крылья и поймет, что его не бросят, не предадут, не оставят на улице — он расцветает… Становится лучшей версией себя, яркой, настоящей, прекрасной и начинает дарить столько любви, что хватит всем с головою.
Ни один человек, имеющий все-все, не поймет по-настоящему того, у кого ничего нет; того, у кого нет кому улыбнуться в ответ; того, у кого нет кому сказать «спасибо» за то, что для него разогрели пиццу и приготовили чай; того, у кого нет рядом человека, которого можно укрыть одеялом и чмокнуть в лоб или нос. Ни один человек, имеющий все-все, не поймет, почему некоторые решают прервать обрушившийся поток невезения, провалов и депрессий.
Весенний ветерок в моих волосахИгра теней домов
Улыбки прохожих
Жду свой трамвай, мой номер 86, мчится навстречу падающим цветкам вишен
Я навсегда уйду в весенние солнце,
Прольюсь на землю первым дождем,
Ну, а пока, я просто — мальчишка, который осмелился играть в прятки со смертью.
Депрессия…Душа наизнанку.. Нервы калеки..
Сердца остатки..
Алые реки…
Когда-то у меня было чистое лицо, с аккуратной щетиной и на голове был порядок. Во мне кишела энергия, и я хранил ее. А теперь, кажется, валяюсь на одре, неисследованной мною, болезни. И нет больше смысла спорить с самим собой. Меня преследует ощущение, будто все вокруг — нереально, но я не могу задавать этому тон.
За темным окном в истерике бьётся дождь,
А в клетке из рёбер колотится громко сердце.
И ты никому не веришь, уже не ждёшь,
И не на кого положиться и опереться.
Бывает… В душе без света кромешный мрак:
Ни свечки, ни лампочки, ни костерка живого.
И кажется, что всегда теперь будет так:
Ни выхода, ни эмоции, ни покоя.
И всё-таки вдруг собака во сне чихнёт
И так философски взглянет, и мокрым носом
Упрется в щеку и в ухо твоё вздохнёт…
И смысл этой жизни уже не звучит вопросом.
Я спросила у дедушки Зифуса, почему так произошло, что Зафар полюбил другую девушку и не женился на мне, а я осталась без пары, ведь на Зару такое бывает очень редко. Дедушка Зифус сказал мне, что у них в душах целые невидимые шары, а в моей душе невидимый шар разбился на мелкие осколки, и поэтому я должна его починить. И тогда я тоже смогу быть такой же счастливой, как и все на Зару, и кто-то сможет увидеть свет внутри меня и возродить в моей душе любовь. Я спросила, что нужно делать, чтобы починить свой невидимый шар. А дедушка сказал мне приходить сюда и смотреть на океан, а еще записывать свои мысли. И вот я сижу здесь и пишу их. Это скучно. Мои мысли густые и тягучие, как горячая карамель из соседней конфетной лавки. Только совсем не сладкие, а какие-то безвкусные.
Сегодня кажется, что мир разбит на части,
Что никогда его осколки не собрать…
И жизнь черна, и ты сейчас не властна
Мои слова расслышать и понять…
Но потерпи, позволь себе поверить,
Что есть предел у боли и у слёз,
Что будет день, что он уже у двери,
Что новый свет с собою он принёс…
Притворяться счастливой, натянув широкую улыбку, было гораздо проще, чем признаваться самой себе, в какое эмоциональное дно ты загнала себя.
Был у меня один знакомый напёрсточник… Перечитался он книжек… Естественно, впал в депрессию.
Один из симптомов депрессии — это отсутствие интереса к активности.
Депрессия — это когда легче вручную выгрузить вагон кирпича, чем поднять телефонную трубку.
Сегодня тебе хочется одного — сдохнуть, а завтра просыпаешься и понимаешь, что нужно было всего лишь спуститься на несколько ступенек, нащупать на стене выключатель и увидеть жизнь в совсем ином свете…
Проблемы надо решать, а не запивать таблетками.
Странно, именно в такие пасмурные, холодные дни депрессии у меня никогда не бывало. В ненастье я чувствую, что природа словно в согласии со мной, с тем, что на душе. И наоборот – стоит появиться солнцу, когда на улицах играет детвора, когда все радуются чудесному дню, я чувствую себя ужасно. Такая вот несправедливость: вокруг всё это великолепие – но мне в нём места нет.
В разгар депрессии ты совершенно вялый и тебе неохота даже перерезать себе вены. Ты ходишь или лежишь, будто в схватывающемся бетоне.
Веду я счёт потерянному мной
И ужасаюсь вновь потере каждой,
И вновь плачу я дорогой ценой
За то, за что уже платил однажды!…
Здравствуй, друг-депрессия, проходи, присаживайся, у меня столько хорошей и грустной музыки.
Депрессия часто сопровождается неврозом навязчивой идеи.
У Хемингуэя в «Солнце тоже встаёт» есть классический момент, когда кто-то спрашивает Майка Кэмбелла, как он обанкротился. А он отвечает: «Постепенно, а потом внезапно». Так и наступает депрессия. Ты просыпаешься утром, боишься жить дальше.
Когда совсем падете духом, приходите ко мне в больницу. Один обход ракового отделения в два счёта лечит от любой хандры.
Теперь я понимаю, что значит «перегореть». Именно это со мной произошло. Я перегорел. Что-то во мне погасло, и все стало безразлично. Я ничего не делал. Ни о чем не думал. Ничего не хотел. Ни-че-го.
Ничто не изнуряет тело и душу людей так, как изнуряют тоскливые думы. И ослабли люди от дум…
Мой график на сегодня — шестичасовая депрессия с уклоном в самобичевание.
Вы не впадаете в депрессию, комиссар, зная, насколько вы всё-таки одиноки?
В падении тоже есть свой позитив. Не надо бояться этого. Даже в депрессию я люблю упасть на какое-то время, она бывает для меня питательной. А находиться все время в какой-то стабильности, в довольстве… Это, мне кажется, какой-то кусок мяса, а не человек. Человек должен страдать!
Депрессия чаще всего является следствием бездействия, отсутствия мотивов и неспособности к деятельности.
А по утрам самое худшее время для людей в депрессии.
Постоянная деградация человеческого мира неизбежна, ибо лучшие рождающиеся в нем существа мечтают лишь об одном – покинуть его безвозвратно.
Если бы все могли каждый день ходить в обновках, депрессия исчезла бы с лица земли.
«Он боится», — тотчас и очень отчётливо поняла Хелин, эта ясность была безошибочной, как инстинкт: он панически боится конца, и бежит в депрессию, чтобы не видеть этого страха.
Не надо ля-ля. Настоящая депрессия — это когда ни пить, ни есть, ни двигаться, ни жить не хочется, – всплыло в памяти интервью с психиатром. – А ты вон какие планы строишь.
Зачем себя вгонять в депрессию, смотря телевизор? Это можно сделать, вставая кажде утро на весы.
Пришел Федот домой, от горя немой. Сел в уголок, глядит в потолок, ясные очи слезой заволок. Маня есть кличет, а он шею бычит, ничаво не хочет, супится да хнычет…
Он искал целых две недели, но ничего приличного не попадалось. Ему было нечем заняться, не с кем поговорить. Он терял время, депрессия нарастала.
Депрессия — это отсутствие удовольствия.
У тех, кто по-настоящему любит, не может быть депрессии. Депрессия возникает только у тех, кто зациклен на себе. А любящий думает о другом человеке, о том, кого он любит. И даже, если любимому человеку плохо, у него не опустятся руки и не будет депрессии. Ему не до слёз…
Депрессия неразрывно связана с суицидом.
Забавно видеть, как многие люди считают, что недостаток серотонина можно восполнить прогулками и разговорами ни о чём.
Мне плохо. Как будто Колумб достиг наконец берегов Америки, но Америка противна ему.
Ничто не изнуряет тело и душу людей так, как изнуряют тоскливые думы. И ослабли люди от дум…
— У вас наверняка была послеродовая…
— Как ни называй, я не чувствовала счастья.
Я был в депрессии, когда пытался быть Волшебником страны Оз вместо потного парня за занавеской… Все ходят и спрашивают: почему я в депрессии? Потому что ты пытаешься строить из себя кого-то перед миром, но как только ты отпускаешь это, начинают происходить хорошие вещи.
Я помню тот день, когда мой друг наконец признался, что у него депрессия. В тот момент у меня едва сердце не разорвалось, но в тот же момент стало ясно, что я не один.
— А Вы считаете, что богатые люди не имеют права страдать депрессией?
— При чем тут право! — Я уже ни на шутку разозлилась на него, хотя и старалась следить за своим тоном и мимикой, но уже не очень хорошо получалось. — У них всё есть для счастья. Они могут вести тот образ жизни, какой захотят. Чего же им не хватает? Почему они вообще оказываются здесь?
— По разным причинам. Знаете поговорку: не в деньгах счастье.
— Я знаю продолжение: не в деньгах счастье, а в их количестве.
— А я знаю другой вариант: счастье не в деньгах для тех, у кого они есть. Как Вам?
Дети и совсем еще молодые люди должны разговаривать друг с другом по-настоящему, а не только болтать в разных чатах… Нам кажется, что мы общаемся, но на самом деле этого не происходит: мы по-прежнему пребываем в одиночестве. Подросткам и так тяжело, им кажется, что весь мир — против них, и укрывшись от реальности в социальных сетях, они вместо безопасности обретают настоящую депрессию: не просто дурное настроение, а депрессию как болезнь…
Что ты чувствуешь? Это боль!
Боль, увы, лишь у тебя,
Потому что эта больРезультат любви себя.
Когда всё уже надоело — надоедаешь сам себе.
Здравствуй, друг-депрессия, проходи, присаживайся, у меня столько хорошей и грустной музыки.
Довёл себя до края? Не видишь смысла больше жить? Значит, ты уже близок… Близок к решению дойти до дна, чтобы оттолкнуться от него и навсегда решить быть счастливым.. Так что не бойся дна — используй его….
Депрессия — как отсутствие ценностей. Внутренняя пустота, которую нечем заполнить. Это не страх, а отсутствие чего-то важного в твоей жизни. Нет радости, есть только тяжесть от подобного существования. Это бывает, когда у человека в жизни слишком мало любви, интереса, отношений. Это — чувство голода в отношении ценностей. Когда чувство голода разрастается до неутолимого, наступает депрессия.
Я работал в цирке «Дю Солей». Это лучший цирк в мире. И я — звезда великого цирка. Это гастроли в Нью-Йорке. И я — главный персонаж. Мечта, вершина карьеры… И мне скучно. Неинтересно. Несчастливо. Почему? А кончилось творчество. Я ежедневно повторяю одно и то же. Развития нет. He дают развиваться, потому что формула коммерческого успеха — закрепление и повторение. И у меня начинается депрессия. Что-то неверно. Я нахожусь не там. Депрессия длится несколько месяцев — страшная, тяжёлая… Хотя всё идеально, меня все любят, меня на руках нoсят! И вот я ищу возможность вырваться из этого прекpасного, выгодного, перспективного контракта. И вырываюсь. И депрессия проходит.
То есть нужно понять, чтo именно и в каком месте неправильно, — это раз. И найти в себе силы сделать из этого места шаг — это два. А это всегда очень больно. Oчень непросто. И абсолютно необходимо.
Любую депрессию надо встречать с улыбкой. Депрессия подумает, что вы идиот, и сбежит.
Тупик – это стационарное состояние. Как и депрессия. Не ругать себя, а ждать. Там внутри идет невидимая работа. Потом будет взлет.
Каждый человек страдает потому, что мыслит. По сути, дух осмысливает человека лишь в вечности, и осознание жизни может вылиться лишь в депрессию. Нужно осмысливать жизнь не духом, но в опиумном дурмане.
Проблемы надо решать, а не запивать таблетками.
Депрессия не есть преступление, но она способна повергнуть человека в пропасть, в какую даже преступление не может его погрузить.
Депрессия – это неспособность создавать будущее.
Как вариться в собственном соку, если из вас выжали все соки?
Рецессия — это когда без работы остается ваш сосед. Депрессия — это когда вы сами остаетесь без работы. Восстановление — когда без работы останется Джимми Картер.
Лень и депрессия — это сигнальная система, которая говорит, что вы проживаете не свою жизнь.
Исследования показывают, что 80 процентов населения страдают от депрессии, а остальные 20 у них ее вызывают.
Ничего не хочется… Ехать не хочется — слишком сильное движение: пешком идти не хочется — устанешь; лечь? — придется валяться попусту или снова вставать, а ни того, ни другого не хочется… Словом, ничего не хочется.
Депрессия — это замороженный страх.
Есть только один вид работы, который не вызывает депрессии, — это работа, которую ты не обязан делать.
Нашу музыку надо слушать тогда, когда вам хреново, и тогда мы скажем вам, что вы не одиноки.
Кажется, я психически здоров. Правда, нет особенного желания жить, но это пока не болезнь в настоящем смысле, а нечто, вероятно, весьма переходное и житейски естественное.
Хорошая музыка — лучшая таблетка от депрессии.
Замечательный день сегодня. То ли чай пойти выпить, то ли повеситься.
Мне было горько смотреть на этот мир. Я ненавидел все. Мне ничего не нравилось. Я испытывал такую горечь и злость, какие только могут существовать на свете.
Обида, гнев, ревность, боль, грусть и депрессия – это яды, которые вы пьете сами, но ожидаете, что они навредят кому-то другому. Это ошибка. И у большинства людей целая жизнь уходит на то, чтобы понять эту простую истину.
Лучше изливать свою печаль перед картинами Делакруа, Рембрандта и Ван Гога, чем перед рюмкой водки или в окружении бессильной жалости и злости.
Ничего не хочется… Ехать не хочется — слишком сильное движение: пешком идти не хочется — устанешь; лечь? — придется валяться попусту или снова вставать, а ни того, ни другого не хочется… Словом, ничего не хочется.
Депрессия — королева отрицательных эмоций — она заставляет задуматься о себе. Все дороги ведут к ней. Она может быть милостивой и после ее посещения у человека может начаться бурный взлет, но нередко, если ты с ней неверно обращаешься, она приговаривает к смертной казни.


Депрессия — как отсутствие ценностей. Внутренняя пустота, которую нечем заполнить. Это не страх, а отсутствие чего-то важного в твоей жизни. Нет радости, есть только тяжесть от подобного существования. Это бывает, когда у человека в жизни слишком мало любви, интереса, отношений. Это — чувство голода в отношении ценностей. Когда чувство голода разрастается до неутолимого, наступает депрессия.
Видите людей позади меня? Они спешат на работу, не обращая внимания ни на что. Иногда мы так увязаем в наших ежедневных обязанностях, что забываем насладиться красотой жизни. Мы словно зомби. Поднимите глаза и выньте наушники из ушей. Скажите «привет» кому-то, кого вы видите. Обнимите кого-то, если вам кажется, что человек испытывает боль. Помогите кому-нибудь. Каждый день нужно жить так, словно он последний. Люди не знают кое-чего обо мне: пару лет назад у меня была депрессия. Я никогда никому о ней не говорил. Мне нужно было найти собственный способ ее побороть. Человек, который не давал мне быть счастливым, — был Я САМ. Каждый день драгоценен, и давайте относиться к ним так же. Нет гарантий, что завтра наступит, так что живите сегодня!
Довёл себя до края? Не видишь смысла больше жить? Значит, ты уже близок… Близок к решению дойти до дна, чтобы оттолкнуться от него и навсегда решить быть счастливым… Так что не бойся дна — используй его….
Есть депрессия действия, а есть депрессия покоя. Это как усталось. Беспросвет. Только в одном случае это редкие тупые толчки в висках и иногда сильные — под дых. А в другом — трясина ровная, ждущая, манящая сладковатым запахом разложения.
В жизни чёрная полоса, есть только один выход — пойти на отличную вечеринку!
Итак, я нахожусь в депрессии: по-моему, это удачная формулировка. Не могу сказать, что я чувствую себя неполноценным, скорее цена окружающего мира стала для меня слишком высокой.
Как-то же надо жить…
Хлеб жевать, воду пить, болеть, глотать дражже,
Комментить твой ЖЖ, настроение держать на восьмом этаже…
Депрессия — не пассивное сонное состояние. Человеку все время больно до кончиков пальцев.
Наверное, горе легче переносить в стужу, когда дни коротки, а ночи длинны и темны. Тогда кажется, что весь мир погрузился во тьму вместе с тобой.
Но никто не отзывался на её зов. Небеса молчали, словно опустели. Никакое одиночество, которое она чувствовала раньше, не могло сравниться с нынешней бездной её одиночества.
— Расскажи про свою жизнь.
— Моя жизнь — это гонка.
— Гонка?
— Да.
— Гонка в которой участвуют 3 участника.
— Депрессия и отчание едут на одной машине, они сзади.
— Я еду между этой злой парочкой и…
— И… его можно назвать счастьем.
— Странная жизнь.
— Да.
— Мы не знаем, что будет за следующим поворотом.
— Может быть, короткий путь, по которому можно срезать, и догнать преследуемого.
— А может быть, там конец дороги, обрыв, гора, ещё что-нибудь.
— В худшем случае — отстанешь, или врежешься в серьёзную проблему, из которой не выехать.
— В лучшем — догонишь впереди идущего и будешь гнать наравне с ним…
— Необычное объяснение.
— Согласен.
— Такова моя жизнь.
Самый классный способ избавиться от депрессии — провести выходные с двумя дебилами.
Я понял, что во время депрессии очень важно помнить, что ты не один. Не ты первый, не ты последний, но зачастую это все же происходит. Ты чувствуешь себя так, словно ты один и кажется, что больше никого нет и ты сам по себе. И жаль, что в своё время у меня не было никого кто… кто отвел бы меня в сторонку и сказал: «Всё будет хорошо, всё будет хорошо». Жаль, что тогда я этого не знал. Просто не забывайте, не забывайте основопологающее понятие веры — не теряйте веру. И когда пройдет боль, произойдет что-то хорошее.
Работа, работа, опять работа – кто сказал, что от депрессии помогают пилюли? Лучше двадцатичасового рабочего дня средств еще не придумали! Когда падаешь, выматываешься так, что голову поднять сил нет, и забываешь обо всем.
Хочу умереть. Умереть хочу. Назад пути отрезаны. Теперь уже что ни делай, как ни старайся — все напрасно, только больше стыда оберешься. Не до велосипедных прогулок. Не до любования водопадом «Молодые листья». Впереди только позор да презрение, грязь да мерзость — мучения все более тягостные… Как хочется умереть! Это единственный выход. Надо умереть; жить — только дальше сеять семена греха…
Когда я в депрессии, я поступаю так: сижу тихо и неподвижно и говорю себе: все люди в этом мире так же несчастны и безуспешны, как я, просто они это лучше скрывают.
На самом деле, депрессия — это тоже наркотик своего рода. Человек, впадающий в депрессию, начинающий её подкармливать, в нем она растёт как такой, знаете, ядовитый плющ и обвивает всё внутри, всю душу, весь мозг, там, сердце, всё, все органы. И вот он живёт в этом: «да… ну конечно… у нас так всегда… да… всё плохо… тра-та-та». Есть и то, что плохо, несомненно, и в нашей истории, и есть многие неоднозначные вещи, но купаться в этой депрессии нельзя, потому что она деструктивна! Именно в эту депрессию вас и хотят поместить наши, как это принято говорить, — конкуренты или оппоненты. Они хотят, чтобы мы были в депрессии, по одной простой причине — человек в депрессии не способен на конструктивную деятельность, он способен, может быть, только на какие-то саморазрушительные порывы; и второе, когда он в депрессии и уверен, что всё плохо — ему гораздо легче впаривать всякую чушь, и заставлять его делать то, что от него хотят получить, ему легче всякие сказки впаривать.
«И никакого те дождика». Такую кто-то там оставил предсмертную записку. »Сплошной фарс». Муж Джин Харлоу, который покончил с собой прямо в их брачную ночь. А самая лучшая — у Джорджа Сандерса, просто классика старого Голливуда, отец ее наизусть помнил и постоянно цитировал. «Дорогой мир, мне скучно, и я ухожу». И еще вот Харт Крейн. Взмыть и упасть, он падает — полощется рубашка. «До свиданья, люди!» – крикнул он на прощанье и спрыгнул с корабля.
Меня запомнили по «Карнавальной ночи» — жизнерадостной, весёлой. Я пришла на экран счастливой и оптимистичной! Мне казалось: ничто меня не сможет сломать, я обязательно прорвусь! И депрессия никогда меня не коснется. Но этого человека из моих ранних фильмов больше нет.
Человека отчаявшегося любая неудача способна ввергнуть в глубочайшую депрессию, любой грех становится первородным грехом, по сути являясь частью его, любое преступление — Преступлением.
Кризис среднего возраста наступает в момент осознания того, что выбор, сделанный в двадцать-тридцать лет, изменить невозможно. В итоге человек рискует впасть в депрессию или спиться.
Я часто думала о том, что у людей, подверженных сильной депрессии, настолько развита способность испытывать запредельные эмоции, что они могут испытывать такую сумасшедшую радость, что здоровым людям этого попросту никогда не понять — вот что такое быть безумно счастливым.
Депрессия — это как… когда у тебя нет под руками ножниц, чтобы срезать пластиковую защитную заглушку с новеньких ножниц, которые ты только что купила, потому что не могла найти свои ножницы. А потом ты просто говоришь: «Да пошло оно всё на хрен» — и пытаешься распаковать ножницы чем-нибудь ещё, но всё, что у тебя есть под рукой — это пластиковые ножи, от которых никакого толку, и ты стоишь на кухне, держа в руках ножницы, которыми не можешь пользоваться, потому что не можешь найти нормальные ножницы, начинаешь злиться и выбрасываешь эти ножницы в помойку, после чего неделю спишь на диване. Вот что такое депрессия.
Единственно, у депрессии есть одно хорошее качество — депрессивные люди не могут покончить жизнь самоубийством, у них даже на это не хватает сил. Поэтому, очень часто, когда людей выводят из депрессии — они в этот момент кончают жизнь самоубийством. Это действительно такой парадокс есть в психиатрии. Психиатры чётко знают, вот в этот момент нужно наблюдать за этим человеком, нужно за ним смотреть, потому что, как только он выходит из состояния депрессии, у него возникает старое желание — покончить с собой — и теперь у него уже есть на это силы.
Склонного к меланхолии человека называли «дитя Сатурна». Сатурн характеризуется как холодный и удаленный, но у него есть также и другие значения. Иногда его называли богом мудрости и философской рефлексии. В некоторых садах эпохи Ренессанса были беседки, посвященные Сатурну, — темное, тенистое и удаленное место, где человек может отдохнуть и погрузиться в покой депрессии, не боясь, что его побеспокоят. Сатурн иногда называли SolNiger – черным Солнцем. В его черноте можно найти настоящий бриллиант – нашу сущностную природу, дистиллированную из депрессии и являющуюся, возможно, самым большим подарком меланхолии.
Ты у себя не один и мир не желает тебе зла. Это ты сам делаешь больно себе и своим близким. И пока ты не решишь перестать купаться в несчастьях, тебе не помогут никакие лекарственные средства и никакие доктора…
Почему даже ничтожный успех достигается путем нечеловеческих усилий? Почему хорошее требует жертв и борьбы, а плохое происходит с легкостью само по себе? Какой смысл в этой долбаной жизни, если ты не можешь получить удовлетворения? Как только приближаешься к цели, внезапно случается непредвиденное и отодвигает цель дальше, чем она была изначально. И ты бежишь за мечтой день за днем, год за годом, покуда однажды не исчерпаешь весь запас сил и надежды.
Тебе когда-нибудь казалось, что все в твоей жизни – все, что окружает тебя благодаря твоим стараниям, – искусственное и хрупкое, как елочный шарик? Достаточно уронить его на пол, чтобы осколки рассыпались в разные стороны. И ты останешься стоять с ниточкой в руке, полный одиночества и сожалений.
Я в слишком глубокой депрессии, чтобы встать.
Депрессия? Я так не думаю, приятель. Смог бы человек в депрессии иметь энергию на то, чтобы выпивать две бутылки вина за ночь?
Депрессия не способна построить будущее.
Я не в депрессии, я в изнеможении.
Раз у тебя хватает времени на депрессию, может покажешь, на что ты способен?
Депрессия — это словно наблюдать закат в чёрно-белом спектре.
Еще одна фишка депрессии — она как бы рушит время. Внезапно твои дни превращаются в один бесконечный удушающий цикл. И ты пытаешься вспомнить, что тебя радовало. Но твой мозг медленно стирает все счастливые воспоминания. И в итоге ты думаешь только о том, что жизнь всегда была такой. И останется такой до конца.
Вот засяду, знаете, дома, буду пить бром и читать Апокалипсис.
Говорят, горе имеет пять стадий. Первая — отрицание. Потом злость. Потом мольбы, пожалуй самое жалкое состояние. К тому времени, когда он объявил, что мы на месте, я впала в глубокую депрессию.
Иными словами, в четвертую стадию.
Всё в этой жизни предельно: боль, которую ты способен вытерпеть; слова, которые ты готов и способен выслушать; жизненные моменты, которые ты ещё хоть как-то, но способен пережить. Но всё это предельно, нет ничего невозможного, но и у этого возможного есть свой предел. И в какой-то момент своей несчастной жизни, ты понимаешь, вот он — этот момент, когда всё стало предельно. Больше невозможно втыкать в себя нож — элементарно кровью истечешь. В какой-то эпизод или период своей жизни ты начинаешь осознавать, что ты разломлен напополам, что ты не можешь склеиться, что маска не лезет обратно к тебе на лицо. Искать причину бесполезно, порой даже кажется, что ты родился с этим разломом в душе. Остается только найти предел. И жить дальше. Увы, мне найти его не удалось. Социум лицемерных козлов сломал меня.
Боязнь, страх, неуверенность, депрессия происходят от маловерия или полного неверия в Промысл Божий.
Вполне обычно, что люди, склонные к самоубийству, совершают его в тот момент, когда начинают выходить из депрессии. Сама депрессия часто характеризуется апатией, а для самоубийства требуется произвести определенные действия.
— Знаешь, я всегда думал, что напишу книгу, которая изменит взгляды людей на спорт, как «Человек, который изменил все» или «Фаворит». Но вместо этого я пишу книгу о парне, у которого два таланта: ловить мячи и не ловить хламидии.
— Я фотографирую гамбургеры. Знаешь в колледже я хотел быть Энни Лейбовиц или Ричардом Аведоном, снимать человеческую суть, а сейчас я делаю красивым фаст-фуд, чтоб американцы толстели. Я не творец, я торговец смертью.
Невроз — это детское решение. А депрессия не дает нам совершить детское решение.
Вот, знаете, когда ребенка садишь делать уроки, он сначала делает то, что легко получается. А потом начинается что? Я в туалет хочу, я есть хочу, а можно я еще что-нибудь… Вот все, что угодно, только не это. Давай пол лучше вымою, но не буду решать.
И депрессия — это когда наш внутренний природный родитель берет ремень в руки, выключает везде свет, включает свет только над столом и тетрадкой, и встает рядом. Решай. И из-за стола встанешь только тогда, когда решишь.
Хандрить не имело смысла. Хандра — занятие для слонов и депрессивных людей. И депрессивных слонов.
— Миссис Э?.. А депрессия — каково это?
— Ну… Это когда тебе кажется, что всё, что тебе хочется — это сдохнуть. Но приходится жить.
— Забавно… У меня чаще бывает ощущение, что я хочу жить… Но мне придётся умереть.
Нашу музыку надо слушать тогда, когда вам хреново, и тогда мы скажем вам, что вы не одиноки.
Когда читаешь Шопенгауэра и Ницше в ноябре, пьешь вино и слушаешь Коэна, начинаешь ощущать, что для полноты (не) счастья не хватает только бритвы, которой можно чиркнуть себя…
— Знаешь, сколько живут мухи? И, насколько мне известно, еще ни одна муха не впала в депрессию…
— Так то мухи. Не думаю, что мухам вообще свойственно впадать в депрессию…
— Выходит, людям есть чему у них поучиться.
— Не думаю, что вам нужен психиатр, группа поддержки или лекарства.
— А что же мне нужно?
— Вам нужна цель. А точнее — вам нужна работа.
Если бы существовали пижамы из колючей проволоки, она наверняка надела бы на себя такую.
Долгое время я ложился спать радостный. Теперь у меня нет времени даже на депрессию.
Но, по правде, депрессия — не побочный эффект рака. Депрессия – это побочный эффект умирания.
Чтобы впасть в депрессию, надо представлять, что это вообще такое.
Но Депрессия всего лишь мрачно улыбается, садится в мое любимое кресло, кладет ноги на стол и закуривает сигару, наполняя всю комнату вонючим дымом. Глядя на нее, Одиночество вздыхает и ложится в мою постель, натягивая одеяло с головой — не раздеваясь, в ботинках. И я понимаю, что сегодня мне снова придется спать в его компании.
Кажется, я психически здоров. Правда, нет особенного желания жить, но это пока не болезнь в настоящем смысле, а нечто, вероятно, весьма переходное и житейски естественное.
Когда я в депрессии, я поступаю так: сижу тихо и неподвижно и говорю себе: все люди в этом мире так же несчастны и безуспешны, как я, просто они это лучше скрывают.
Еще одна фишка депрессии — она как бы рушит время. Внезапно твои дни превращаются в один бесконечный удушающий цикл. И ты пытаешься вспомнить, что тебя радовало. Но твой мозг медленно стирает все счастливые воспоминания. И в итоге ты думаешь только о том, что жизнь всегда была такой. И останется такой до конца.
Хорошая музыка — лучшая таблетка от депрессии.
Почему огорчения убивают больше людей, чем работа? Потому что больше людей огорчается, чем работает.
Зачем себя вгонять в депрессию, смотря телевизор? Это можно сделать, вставая кажде утро на весы.
Всё в этой жизни предельно: боль, которую ты способен вытерпеть; слова, которые ты готов и способен выслушать; жизненные моменты, которые ты ещё хоть как-то, но способен пережить. Но всё это предельно, нет ничего невозможного, но и у этого возможного есть свой предел. И в какой-то момент своей несчастной жизни, ты понимаешь, вот он — этот момент, когда всё стало предельно. Больше невозможно втыкать в себя нож — элементарно кровью истечешь. В какой-то эпизод или период своей жизни ты начинаешь осознавать, что ты разломлен напополам, что ты не можешь склеиться, что маска не лезет обратно к тебе на лицо. Искать причину бесполезно, порой даже кажется, что ты родился с этим разломом в душе. Остается только найти предел. И жить дальше. Увы, мне найти его не удалось. Социум лицемерных козлов сломал меня.
Исследования показывают, что 80 процентов населения страдают от депрессии, а остальные 20 у них ее вызывают.
Он все хохотал и хохотал – зная, что стоит ему остановиться, и черная депрессия, как свинцовое суфле, погребет его под собой. Но он четко видел его – простирающееся перед всеми ними «светлое» будущее…
Я понял, что мне надо быть печальным клоуном. Снаружи смеюсь, а внутри плачу.
Испачканный печалью не ждёт тепла, не верьте.
Испачканный печалью думает о смерти.
Что мне осталось — немного печали,
Ночи, которые нужно забыть,
Деньги, которые можно потратить,
И время, которое нужно убить.
Есть только один вид работы, который не вызывает депрессии, — это работа, которую ты не обязан делать.
У тех, кто по-настоящему любит, не может быть депрессии. Депрессия возникает только у тех, кто зациклен на себе. А любящий думает о другом человеке, о том, кого он любит. И даже, если любимому человеку плохо, у него не опустятся руки и не будет депрессии. Ему не до слёз…
— Миссис Э?… А депрессия — каково это?
— Ну… Это когда тебе кажется, что всё, что тебе хочется — это сдохнуть. Но приходится жить.
— Забавно… У меня чаще бывает ощущение, что я хочу жить… Но мне придётся умереть.
Тогда-то Леонард понял одну важную вещь о депрессии. Чем ты умнее, тем хуже. Чем лучше работает твой мозг, тем сильнее тебя раздирает депрессия.
Лень и депрессия — это сигнальная система, которая говорит, что вы проживаете не свою жизнь.
Депрессия — это словно наблюдать закат в чёрно-белом спектре.
— Давай я тебе расскажу про одного парня из полиции. Он хотел быть не просто копом. Он хотел быть супер-копом. В первый день в патруле ему пришлось иметь дело с заурядной домашней ссорой. И вдруг муж достаёт пушку и стреляет в свою жену и маленькую дочку, прямо у него на глазах. На следующий день супер-коп не может встать с постели. Буквально – у него руки и ноги не двигались. И вот он просто лежал так, пока на него не снизошло гениальное озарение. Плохие вещи случаются. И хотя твоя работа – предотвращать их, иногда ты не можешь этого сделать. Всё, что он мог, это жить дальше, день за днём. Это всё, что у него было, всё, что он мог как-то… контролировать.
— И что, он наконец встал с постели?
— Да, я встал. Я встал с постели и пошёл на работу. И каждый день с тех пор я благодарю Бога за еще один день и молюсь, чтобы не потратить его зря.
В депрессии замечательно сочетаются на первый взгляд несовместимые вещи. Например: я ни в чём не виноват, и это только моя вина.
Тем временем Россия погружалась в депрессию, люди, обнищавшие в очередной раз, — тоже. Казалось, тоска разлита в воздухе, темном, нечистом и гнетущем. Безрадостная, тяжкая осень девяносто восьмого года. Теперь уже мир Лены, принцессы четвертого поколения, раскололся на «до» и «после», но она еще не поняла, что 330 так было и будет всегда.
Безделье, грустные мысли и философская литература могут довести до депрессии куда скорее, чем колдовские штучки.
Вот если бы вы мне назвали какую-нибудь счастливую станцию, я бы, пожалуй, купил туда билет и укатил на всю жизнь…
Депрессия подобна даме в черном. Если она пришла, не гони ее прочь, а пригласи к столу, как гостью, и послушай то, о чем она намерена сказать.
Депрессия как раз и отличается тем, что во время нее у нас нет причин для печали, и в то же время мы печальны.
Он сознавал, что положение его безнадежно, что он — жертва хронической меланхолии, что будь он постоянно предоставлен себе, он давно бы уже окончательно пристрастился к тем снадобьям, которые и теперь-то подрывали его телесное здоровье.
Депрессивные люди думают о том, каково это — быть некрасивым, толстым, неудачливым, больным, брошенным. Это как осколки разбитой бутылки. Они вертят в руках то один, то другой, то сразу несколько и не замечают, как режутся. И даже не откладывают рассмотренные отдельно от остальных, а постоянно к ним возвращаются. Один осколок — война, другой — боль от измены, третий — несчастный случай. Закономерно, что к ним приходит один вывод — все бесполезно, ты не можешь изменить мир, он все так же будет несправедлив, так какой смысл в том, чтобы вставать из постели, принимать душ, завтракать… Что я попробовала сделать сначала, так это запретить себе думать. Не помогло. Против своей сути не попрешь. Разрушать собственную личность «во спасение»? В итоге я все так же вертела осколки в руках, но только в специальных перчатках, которые не давали порезаться.
Вся моя жизнь в беспорядке, я только делаю вид, что всё хорошо, а на деле ничего хорошего. Я снова начинала ненавидеть себя. Это присуще мне в «плохие времена». Чтобы не перечеркнуть то хорошее, что успела узнать о себе и о людях, я спряталась под одеяло и уставилась в телевизор.
Я делаю вид, что не просто существую, не зная, что делать с этим очередным внезапно свалившимся на меня днем, а действительно проникновенно так живу.
Наша психика часто использует депрессию, чтобы привлечь наше внимание и указать нам на то, что где-то в глубине нас кроется ложь.
Вчера ко мне пришла хандра. Она живет в соседнем доме, и я уже не раз видел, как вечерами она, пригнувшись, скрывается в тамошних низких воротах.
— Тебе известно, что женщины в несколько раз больше подвержены депрессии, чем мужчины?
— Хорошо. Мужчинам.
— Не очень, если посмотришь на это как гетеросексуал.
Депрессия, которая однажды пустила корни в моем сознании, теперь разрослась буйными цветами. Черными. И колючими.
Девятое отделение Кащенко – слепок нашего общества. Половина его населения не отдает себе отчёта в том, что происходит с ними, с миром, что станет с их детьми, о любви к которым они готовы говорить часами. Особенно когда больше говорить не о чем… Депрессии, повторяющиеся год за годом, приводят их сюда вновь и вновь. А сколько таких же, которых их депрессии сюда не приводят?
Раньше мне было стыдно за то, что я обычный автор комиксов, в то время как другие строили мосты или делали карьеру в медицине. Но потом я начал понимать, развлечения – одна из важнейших вещей в жизни людей. Без них люди бы ушли в глубокую депрессию.
Я понял, что мне надо быть печальным клоуном. Снаружи смеюсь, а внутри плачу.
— Я понимаю Фрейда, я знаком с концепцией терапии. Но в моем мире такие вещи не прокатывают! Могу я быть счастливым? Наверное. Все могут.
— У вас депрессия? Вы чувствуете себя подавленным?
— Ну… с тех пор, как улетели утки… Да.
Пессимисты не хотят быть счастливыми, им нужно страдать, чтобы оправдать свою депрессию. Если они счастливы, то куда её девать? Им бы пришлось идти и жить, а это так не весело.
Я чувствую себя одинокой и разбитой, я ненавижу все, что меня окружает, я чувствую, как понапрасну растрачиваю свою жизнь.
Жизнь? Не говорите мне о жизни…
— Депрессия — один из главных способов справиться с потерей значимого объекта. Кроме неё, на этом поле существуют отрицание потери или ее значения и быстрая замена его новым объектом… Выбирайте, — улыбнулась Карцева, словно разложив все это перед ней на прилавке.
— То есть вы хотите сказать, что я могу сейчас начать страдать, а могу взять и найти новую игрушку?
— Именно. Все зависит от поставленной задачи…
Ничто, заметил я в один прекрасный день, больше не имеет для меня смысла, и всё смертельно ранит.
Бывают дни, когда самый жизнерадостный характер погружается в мрачную тоску. И вроде бы нет внешних причин, все идет как обычно, вот только тянет что-то внутри и хочется бросить все, уйти куда глаза глядят или наделать непоправимых глупостей, о которых потом придется жалеть.
— Вам не кажется, что у вас депрессия?
— Нет, я — русский.
— Ты будешь со всем соглашаться, потому что жалеешь меня?
— Да!
— Я составлю список…
Я считаю, в ноябре каждый порядочный человек должен от трех до десяти дней проваляться в депрессии. Если вы почему-либо не валяетесь, как алюминиевая ложка, это говорит о недостаточно тонкой душевной организации.
Если перестать притворяться, будто все чертовски паршиво и выхода нет — а именно в этом я себя и убеждал все время, — то лучше не станет, даже наоборот. Уверяя себя в том, что жизнь — дерьмо, ты словно находишься под анестезией, а если перестать это делать, становится понятно, где болит и насколько сильно, и опять же лучше от этого не будет.
Ты страдаешь. Ты улыбаешься людям, но твоя душа кричит от горя, которое нельзя выразить. Тебе просто некому его рассказать, потому что для всех остальных оно покажется мелким и ничего не стоящим. У них же кредиты, измены и проигрыши любимой команды… В футбол или хоккей, это все так важно! А тут ты со своим страданием, которое и объяснить-то толком не получается.
Единственно, у депрессии есть одно хорошее качество — депрессивные люди не могут покончить жизнь самоубийством, у них даже на это не хватает сил. Поэтому, очень часто, когда людей выводят из депрессии — они в этот момент кончают жизнь самоубийством. Это действительно такой парадокс есть в психиатрии. Психиатры чётко знают, вот в этот момент нужно наблюдать за этим человеком, нужно за ним смотреть, потому что, как только он выходит из состояния депрессии, у него возникает старое желание — покончить с собой — и теперь у него уже есть на это силы.
Некоторые люди, когда они сердиты, впадают в депрессию. Депрессия — гнев, обращённый внутрь себя.
— Считаю, что обламываться я так и не научилась, поэтому и нахожусь в переходной депрессии из одной драмы — в другую.
Ну вот таки и сиди, из пальца тоску высасывая, чтоб оправдывать лень, апатией зарастать. И такая клокочет непримиримость классовая между тем, кто ты есть и тем, кем могла бы стать. Ну сиди так, сквозь зубы зло матерясь да всхлипывая, словно глина, что не нашла себе гончара, чтоб крутилась в башке цветная нарезка клиповая, как чудесно все было в жизни еще вчера. Приключилась опять подстава, любовь внеплановая, тектонический сдвиг по фазе – ну глупо ведь: эта жизнь по тебе катается, переламывая, а ты только и можешь дёргаться и реветь.
Апатия к будням.
То чувство, как будто с температурой в кровати:
скорее хочется вскрыться, нежели что-то менять.
И в каждом сне возвращаешься в лето,
сжимая конверты счастливых билетов.
Может, антидепрессанты и спасли мне жизнь, но их эффект проявился лишь в сочетании с примерно двадцатью другими методами лечения, которые я использовала одновременно, чтобы спасти себя, — и надеюсь, мне больше никогда не придётся принимать эти лекарства.
Вроде бы я пытался жить правильно, даже праведно, то есть хотел всего себя чему-то там отдать, конечно же, все человечество осчастливить! Столько всего хотел — и не смог. Отсюда и мое уныние, оно как духовное поражение. Уныние меня убивает. Уничтожает. Я не верю в будущее. Вместо веры — страх. И вся эта моральная разруха, когда совершенно парализована воля, происходит без всяких трагедий. Я же все имею. И я, и моя семья. Но во мне пустота. Пустой человек. Когда у человека нет идеи — он чувствует свою бесполезность, ненужность, хоть это странно, как будто мало получить жизнь, чувстовать, мыслить, а нужно еще все это использовать с какой-то целью…
Мои личные дела оставались все так же плохи и беспросветны, что и раньше.
Можно сказать, они были такими с дня рождения. С одной лишь разницей — теперь я мог время от времени выпивать, хотя и не столько, сколько хотелось бы.
Выпивка помогала мне хотя бы на время избавиться от чувства вечной растерянности и абсолютной ненужности.
Все, к чему бы я ни прикасался, казалось мне пошлым и пустым.
Надежда? Стремления? Удовольствия? Всё это потеряло смысл…
Итак, я нахожусь в депрессии: по-моему, это удачная формулировка. Не могу сказать, что я чувствую себя неполноценным, скорее цена окружающего мира стала для меня слишком высокой.
Итак, я нахожусь в депрессии: по-моему, это удачная формулировка. Не могу сказать, что я чувствую себя неполноценным, скорее цена окружающего мира стала для меня слишком высокой.
Почему огорчения убивают больше людей, чем работа? Потому что больше людей огорчается, чем работает.
Если бы моя жизнь была больше похожа на кино, то тогда ко мне бы прилетел ангел, как к Джимми Стюарту в «Жизнь прекрасна» и отговорил меня от самоубийства. Я всегда ждала момента истины, который бы освободил и изменил меня на всегда. Но он не наступит. Так в жизни не бывает.
Все эти наркотики, терапия, борьба, гнев, чувство вины, суицидальные мысли были частью долгого реабилитационного процесса, как я опускалась вниз, так и поднялась обратно постепенно, а потом внезапно.
— Где? Рыба где?
— …
— Постоянное содержание в темноте приводит к длительному стрессовому состоянию у рыб… А еще ей страшно от зеркальной поверхности пустого дна…
— Отлично! Значит у моей рыбы депрессия.
Депрессия — это когда легче вручную выгрузить вагон кирпича, чем поднять телефонную трубку.
Депрессия не признак слабости — это признак того, что вы пытались быть сильным слишком долго…
Надо скорее закончить этот глупый разговор, чтобы вволю отдаться своему сладкому эмоциональному самоуничтожению. Ура, в моей депрессии новый виток!
Может быть, моя депрессия-фрустрация не лечится шоковым выбросом в другой мир?
В последние месяцы депрессия сделалась моим нормальным состоянием.
Депрессию часто называют черной хандрой, а мне хотелось однажды проснуться и ощутить себя ромашкой.
Я думаю, что депрессия желтая, как моча. Депрессия — это бескрайнее море экскрементов.
Серость мира – знак, что пора душу пропылесосить, оглохшую и посеревшую от бездуховности душу…
Когда у меня депрессия, я хочу, чтобы жизнь била ключом. Я только игнорирую своего мужа, вот и все!
Все бывают подавленными. Это эмоция. Люди прибегают к помощи таблеток вместо того, чтобы встретиться с проблемами лицом к лицу.
На самом деле, ничто не спасает от бесконечной пустой депрессии. Люди могут пребывать в унынии или злиться. Но даже разгневайся они до такой степени, чтобы полезть в драку, им не с кем воевать. Огромная организация… они хотели бы, чтобы существовала такая огромная, злая организация. Мы мечтаем об этом…
Был у меня друг один… Начал читать книги… Естественно, все кончилось депрессией.
В падении тоже есть свой позитив. Не надо бояться этого. Даже в депрессию я люблю упасть на какое-то время, она бывает для меня питательной. А находиться все время в какой-то стабильности, в довольстве… Это, мне кажется, какой-то кусок мяса, а не человек. Человек должен страдать!
В жизни чёрная полоса, есть только один выход — пойти на отличную вечеринку!
— Не думаю, что вам нужен психиатр, группа поддержки или лекарства.
— А что же мне нужно?
— Вам нужна цель. А точнее — вам нужна работа.
Депрессия, самоубийство часто оказывались результатом неправильной диеты.
Мне хочется видеть, как упадет последний лист. Я устала ждать. Я устала думать. Мне хочется освободиться от всего, что меня держит, — лететь, лететь все ниже и ниже, как один из этих бедных, усталых листьев.
Я тоже лежал в окровавленной ванне
И молча вкушал дым марихуаны.
Депрессивные и больные люди всегда являются центром внимания в семье.
Таким образом, комплекс неполноценности является источником их силы. Они беспрестанно жалуются, что чувствуют слабость, теряют в весе, и прочее, но несмотря на это, они сильнее всех остальных. Они подавляют здоровых людей — факт, который не должен нас удивлять, так как в нашей культуре болезнь может давать определенную силу и власть. (И если бы мы задались вопросом, кто сильнейшие люди в нашей культуре, логично было бы ответить — младенцы. Младенцы правят, сами же оставаясь неподвластными.)
Депрессия – это неспособность создавать будущее.
Безделье, грустные мысли и философская литература могут довести до депрессии куда скорее, чем колдовские штучки.
Депрессии в основном вызываются отсутствием личного пространства. Те, кто увлекается покером, бриджем, шахматами или музыкой, танцами, чтением, или же плетением корзинок, макраме, филателией, гольфом, боксом, или изготовлением глиняной посуды, не страдают депрессией.
Надежда? Стремления? Удовольствия? Всё это потеряло смысл…
Иногда моя депрессия становится настолько
сильной, что я могу целыми днями лежать на диване, уставившись в
потолок.
Депрессия неразрывно связана с суицидом.
Я знаю, что такое депрессия, когда очень хочется отвести душу, но куда бы ты ее ни отводил, ей все не нравится.
Раньше мне было стыдно за то, что я обычный автор комиксов, в то время как другие строили мосты или делали карьеру в медицине. Но потом я начал понимать, развлечения – одна из важнейших вещей в жизни людей. Без них люди бы ушли в глубокую депрессию.
Даже счастливым героям моих снов приходится мечтать о чём-то большем.
Вчера ко мне пришла хандра. Она живет в соседнем доме, и я уже не раз видел, как вечерами она, пригнувшись, скрывается в тамошних низких воротах.
Депрессия тяжела не только сама по себе, дело в том, что ты знаешь — в мире есть множество людей, у которых гораздо больше причин пребывать в депрессии, чем у тебя, но эта мысль не только не излечивает от депрессии, а дает лишний повод презирать себя еще больше и, таким образом, погружаться в еще большую депрессию. Самая чистая форма депрессии — когда ты не можешь привести абсолютно никаких объяснений, почему ты в депрессии.
Депрессия – крайне тяжелая вещь. И не только для того, кто ею страдает.
Упади семь раз. Поднимись восемь.
Во-первых, что это такое — жить? Что означает это слово?
Мои дети… но что я могу им дать? Маму в депрессии? Перевернутый мир?
Я готова вставать по утрам, одеваться, завтракать, одевать и кормить дочерей, держаться до вечера, укладывать их и целовать на ночь. На это я способна. На это все способны. Но не более того.
Будьте ко мне милосердны.
Не более того.
Чувство тревоги, объяснит вам любой дорогой психиатр — вызывается депрессией, и тот же самый психиатр, во время второго визита, сообщит вам за дополнительную плату, что тревога вызывает депрессию.
Когда я спросила одного бывшего миллионера, как он обанкротился, он ответил, что постепенно, а потом внезапно. То же самое и с депрессией: просто однажды ты просыпаешься и понимаешь, что боишься жить дальше.
— Что с тобой?
— Я несчастна…
— Ну пойди поешь что-нибудь.
Стоит тебе впасть в депрессию — а ты пребываешь в ней постоянно, — как спешишь ублажить себя ультрафиолетом. В результате, чем сильнее ты хандришь, тем больше загораешь.
— Знаешь, эти люди несчастны.
— Это ты несчастна.
— Нет. У меня депрессия. И это разные вещи.
— Часто с тобой такое?
— Что именно?
— Усталость?
— Хандра.
— Частенько.
— И давно это началось?
— Когда я был в твоем возрасте.
— Каково это?
— Как будто я под водой.
— Ты поэтому стал морским биологом?
— Может быть.
— Тебе всегда нравились рыбы?
— Наверное, да. В океан я окунулся с головой. Прости за каламбур.
— Давай я тебе расскажу про одного парня из полиции. Он хотел быть не просто копом. Он хотел быть супер-копом. В первый день в патруле ему пришлось иметь дело с заурядной домашней ссорой. И вдруг муж достаёт пушку и стреляет в свою жену и маленькую дочку, прямо у него на глазах. На следующий день супер-коп не может встать с постели. Буквально – у него руки и ноги не двигались. И вот он просто лежал так, пока на него не снизошло гениальное озарение. Плохие вещи случаются. И хотя твоя работа – предотвращать их, иногда ты не можешь этого сделать. Всё, что он мог, это жить дальше, день за днём. Это всё, что у него было, всё, что он мог как-то… контролировать.
— И что, он наконец встал с постели?
— Да, я встал. Я встал с постели и пошёл на работу. И каждый день с тех пор я благодарю Бога за еще один день и молюсь, чтобы не потратить его зря.
Депрессия — лень совестливого человека, не дающая себе права быть.
Ты знаешь, как вызвать расстройство личности? Постоянная критика и недостаток любви.
— Считаю, что обламываться я так и не научилась, поэтому и нахожусь в переходной депрессии из одной драмы — в другую.
А знаешь ли ты, сколько слёз влезает в чайную ложку? 127. Я подсчитал, когда находился в депрессии.
Мне стало любопытно и я подумал, что это своего рода художественный проект.
Мне хотелось куда-то двигаться, а не просто плакать. Поэтому я стал плакать в ложку и считать капли. 127.
Обязательно запиши себе на память. 127.
— Депрессия — один из главных способов справиться с потерей значимого объекта. Кроме неё, на этом поле существуют отрицание потери или ее значения и быстрая замена его новым объектом… Выбирайте, — улыбнулась Карцева, словно разложив все это перед ней на прилавке.
— То есть вы хотите сказать, что я могу сейчас начать страдать, а могу взять и найти новую игрушку?
— Именно. Все зависит от поставленной задачи…
Весь день на балконе, южный ветер треплет ресницы Босфора, усохшая баклава в холодильнике, вырванный шнур телефона, съёжившееся сердце, ещё горячий омлет на кухонном столе, присуствие аппетита, но полное отсуствие сил есть-жить. Кто-то скажет, что надо идти дальше, но я не могу. «Нельзя останавливаться, даже если силы иссякли. В боли так легко засидеться…»
— Начать всё с нуля — это не безумие. Безумие — это вести жалкую жизнь, пробыть в тупом оцепенении день за днём, день за днём. Безумие — притворяться счастливым, притворяться, что именно эту лямку ты должен тянуть всю свою убогую жизнь. Все надежды, все возможности, вся радость, все чувства, все соки, которые жизнь выпила из тебя.
Моя жена… Она была очень жизнерадостной женщиной, а в прошлом году впала в депрессию. Она начала думать, что поправляется, а когда моя жена впадает в депрессию — это ужасно, так как единственное, что ей при этом нужно — это поесть.
Я говорю, что уверенность в том, что лучше уже никогда не станет — вполне нормальное и естественное следствие того, что лучше не становится.
Не впадайте в меланхолию из-за несостоявшегося холостяцкого загула!
Депрессия — лень совестливого человека, не дающая себе права быть.
Самый надёжный способ перебить сгущающуюся хандру — сделать что-нибудь полезное.
Почему даже ничтожный успех достигается путем нечеловеческих усилий? Почему хорошее требует жертв и борьбы, а плохое происходит с легкостью само по себе? Какой смысл в этой долбаной жизни, если ты не можешь получить удовлетворения? Как только приближаешься к цели, внезапно случается непредвиденное и отодвигает цель дальше, чем она была изначально. И ты бежишь за мечтой день за днем, год за годом, покуда однажды не исчерпаешь весь запас сил и надежды.
Какое все вокруг мерзкое.
Я так устала снова просыпаться утром.
Под ногами только грязь, в небе только дождь.
Никакого покоя. Никакого света.
В голове одна бессонница и куча выкуренных сигарет за раз.
Хандрить не имело смысла. Хандра — занятие для слонов и депрессивных людей. И депрессивных слонов.
Мне было горько смотреть на этот мир. Я ненавидел все. Мне ничего не нравилось. Я испытывал такую горечь и злость, какие только могут существовать на свете.
Ты сама — часть Вселенной. Ты — её составляющее и имеешь полное право участвовать в том, что происходит в мире, и высказывать свои чувства. Выскажи своё мнение. Изложи проблему. Гарантирую, тебя по крайней мере выслушают.
Иногда мне кажется, что все мы — нация прозака в Соединенных штатах депрессии.

Все афоризмы для вас
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
ТЕПЕРЬ НАПИШИ КОММЕНТАРИЙ!x