Цитаты про ведьм со смыслом (300 цитат)

Таинственные и загадочные ведьмы — хранительницы древних знаний и магии, они тают в тени ночи, раскрывая свою мудрость лишь избранным. Их силу можно почувствовать в воздухе, их присутствие окутано загадками и чарами. Ведьмы — это символы женской силы, интуиции и свободы, они умеют управлять элементами и силами природы. Погружайтесь в мир волшебства и тайн, где ведьмы ткаут заклинания из магии и мистики.

Большинство книг о ведьмовстве скажут вам, что ведьмы работают обнаженными. Это потому что большинство книг о ведьмовстве написано мужчинами.
Порою женщина, чтобы выжить, должна быть ведьмой.
— Ненавижу ведьм. Вечно они сопли размазывают, да слюнями брызжут.
— Да уж.
— Жуть какая. Антисанитария чистой воды!
– Мир дому сему, – небрежно бросила матушка. С этих слов ведьмы обычно начинают все свои знакомства. Крайне удачная фраза – она сразу заставляет людей задуматься, а что еще эта женщина может пожелать сему дому.
— Если она [ведьма] до того сильная, что только слегка разозлившись вытворяет такое…
— … то разнесет здесь всё и вся, когда её накроет ПМС.


А вы думаете, ведьма, так обязательно на метле? И с таким носом? Нет. Настоящие ведьмы красивые.
У каждой ведьмы где-то спрятано сердце. А кто найдет его — подчинит ведьму себе.
Если ты и ведьма, то я стану повелителем зла.
— А ещё у неё в котле бурлит что-то зелёное, — поведала госпожа Возчик, чуть не лопаясь от гордости. — Прям так бурлит… Это настоящее ведьмовство, скажу я тебе.
— Да, не иначе, — согласилась Тиффани.
Ни одна ведьма на её памяти не готовила в котле ничего страшнее рагу, но люди почему-то свято верят,’ что в ведьмовском котле непременно должно бурлить что-то зелёное. Наверное, поэтому в каталоге господина Боффо под номером 61 значился «Набор «Котёл С Бурлящей Зелёной Жижей», 14 долл., доп. пакетики для приготовления зелёной жижи 1 долл./ шт.».
Нет такой ведьмы, которая не мнила бы себя принцессой, пусть даже и в собственном воображении.
Она поклоняется своим Богам, приносит свое тело им в жертву и заставляет Хана совершать странные поступки, хотя и не подпускает к себе близко. Ведьма, но доступность ей не доступна.
В груди бушевала радость от осознания того, что я наконец-то постигла суть нашей магии. «Поверь – и смотри», – говорила бабушка, «Представь – и сосредоточься», – учила мать. «Просто захоти», – наверно, именно так скажу я когда-нибудь своей дочери.
— Все это злостная клевета на ведьм, — заключила Маграт. — Мы живем в гармоническом единении с Природой, с ее великим кругооборотом, и никому ничего плохого не делаем. Я предлагаю бросить их в котел с расплавленным свинцом.
Роза на пороге сняла ботинки, в одних чулках прошла по коридору до кухни. Услышала, что Гавилан говорит с кем-то. Сквозь заросший садик разглядела два силуэта. «Неужели не гость, а гостья?» С улыбкой ведьмы нырнула на кухню.
Тебе: «Дитя мое, так не делают. Ты, часом, не ведьма?»
А ты в ответ:
«Товарищ пастер, а вот святая Марильда наложением рук лечила. Святая Евграстия путешествовала. А святая Ридалина вообще в публичном доме проповедовала. Так что не надо ля-ля, это на меня натурально святой дух ка-ак снизошел… не верите? Сейчас и на вас снизойдет. Я только что потяжелее найду — и вы мигом узрите ангелов с крылышками!»
Ведьма — от слова «ведать». Это инквизиторы извратили слово и его тайный смысл до полного непотребства. А мы просто ведаем сокрытое. Не в силу божественных откровений, а просто — есть у нас такая сила. И она нам дана для защиты людей и на их пользу.
— Действуй! — кивнув на пруд, скомандовал Алексей.
— А там пиявок нет случайно? Или змей?
— Нет.
— А лягушек?
— Ты и их боишься?
— Ну-у-у…
— Шагом марш в воду, Вельская! — приказал «кот» и, усмехнувшись, добавил: — Тоже мне — ведьма! Лягушек она со змеями боится, ну-ну.
– Колдуй уже, мать твою за пятку… ведьма.
– Я некромантка.
– Все равно колдуй, – потребовала «кошка» раздраженным шепотом, и Рита подчинилась.
— Вы ведь не понимаете, что происходит, не так ли, госпожа ведьма? — Вопрос господина Вегарда прозвучал странно.
— Все я понимаю! — поспешила уверить ловца. И тут же спросила: — А что происходит?
Мы, ведьмы, магических сил не имеем, это правда. Но ведьма — от слова ведать, а ведаем мы многое, не зря у нас такая широкая специализация — и роды принять можем, и от хвори излечить, и даже умертвие успокоить, коли сильно досаждать будет. Ну а от нахалов имеем средство опробованное, Верховной ведьмой нам щедро отсыпанное — порошок из перца! И тут главное — распылить верно, а затем смыться в обратном от распыленного порошка направлении.
Нет такой ведьмы, которая не мнила бы себя принцессой, пусть даже и в собственном воображении.
Большинство книг о ведьмовстве скажут вам, что ведьмы работают обнаженными. Это потому что большинство книг о ведьмовстве написано мужчинами.
Большинство ведьм вообще не верят ни в каких богов. Они, конечно, знают, что боги существуют. Мало того, время от времени им даже приходится иметь с ними дело. Но вот верить… Нет, в богов ведьмы не верят. Слишком уж хорошо они знают этих самых богов. Это все равно что верить, например, в почтальона.
Она поклоняется своим Богам, приносит свое тело им в жертву и заставляет Хана совершать странные поступки, хотя и не подпускает к себе близко. Ведьма, но доступность ей не доступна.
Каждой женщине следует быть ведьмой,
А сукой она быть просто обязана.
В груди бушевала радость от осознания того, что я наконец-то постигла суть нашей магии. «Поверь – и смотри», – говорила бабушка, «Представь – и сосредоточься», – учила мать. «Просто захоти», – наверно, именно так скажу я когда-нибудь своей дочери.
У чёрта и жена — ведьма.
Чёрт ведьмы не страшнее.
Вы заметили, что в сказках ведьмы носят дурацкие чёрные шляпы, тёмные одежды и летают на мётлах? Но наша история — не сказка! Мы расскажем о ведьмах настоящих!
Роза на пороге сняла ботинки, в одних чулках прошла по коридору до кухни. Услышала, что Гавилан говорит с кем-то. Сквозь заросший садик разглядела два силуэта. «Неужели не гость, а гостья?» С улыбкой ведьмы нырнула на кухню.
Лучше бы ведьма никогда не узнала о пределах своей силы.
– Мир дому сему, – небрежно бросила матушка. С этих слов ведьмы обычно начинают все свои знакомства. Крайне удачная фраза – она сразу заставляет людей задуматься, а что еще эта женщина может пожелать сему дому.
Тебе: «Дитя мое, так не делают. Ты, часом, не ведьма?» А ты в ответ: «Товарищ пастер, а вот святая Марильда наложением рук лечила. Святая Евграстия путешествовала. А святая Ридалина вообще в публичном доме проповедовала. Так что не надо ля-ля, это на меня натурально святой дух ка-ак снизошел… не верите? Сейчас и на вас снизойдет. Я только что потяжелее найду — и вы мигом узрите ангелов с крылышками!»
Плевать, что нет ни одного крыла,
Нет крыльев? Ничего — сойдет метла!
Добро есть зло, зло есть добро. Летим, вскочив на помело!
Ведьма — от слова «ведать». Это инквизиторы извратили слово и его тайный смысл до полного непотребства. А мы просто ведаем сокрытое. Не в силу божественных откровений, а просто — есть у нас такая сила. И она нам дана для защиты людей и на их пользу.
Большинство ведьм вообще не верят ни в каких богов. Они, конечно, знают, что боги существуют. Мало того, время от времени им даже приходится иметь с ними дело. Но вот верить… Нет, в богов ведьмы не верят. Слишком уж хорошо они знают этих самых богов. Это все равно что верить, например, в почтальона.
Когда ты бежишь из взорванного молнией автобуса, где на тебя только что напали жуткие ведьмы, да к тому же с неба льет как из ведра, большинство подумает: ну да, просто не повезло. Но когда ты — полукровка, не приходится сомневаться, что какая-то божественная сила старается изгадить тебе день.
Каждой женщине следует быть ведьмой,
А сукой она быть просто обязана.
— Конечно, у меня есть моральный кодекс. Человеку нельзя без морального кодекса. Мой состоит в том, что я против сожжения ведьм. Как услышу, что где-нибудь сожгли ведьму, сразу сам не свой становлюсь.
Большинство ведьм вообще не верят ни в каких богов. Они, конечно, знают, что боги существуют. Мало того, время от времени им даже приходится иметь с ними дело. Но вот верить… Нет, в богов ведьмы не верят. Слишком уж хорошо они знают этих самых богов. Это все равно что верить, например, в почтальона.
Характер как у ведьмы, но таланта не занимать.
Кончились времена охоты на ведьм – теперь ведьмы охотятся на нас.
— Трудно любить ведьму?
— Трудно, когда тебя не любят!
Ведьма с добрым сердцем — это ведьма, обреченная на поражение.
Если бы Создателем нам было предназначено ворочать с помощью ведьмовства всякие камни, он не стал бы изобретать лопату. Быть ведьмой – это прежде всего знать, когда стоит воспользоваться лопатой.
Ведьмино счастье – с ветрами слиться,
Свободу – птицу, в себя впустить.
Ведьмино счастье – до смерти биться
И возродиться, и отомстить!
А когда догорит закат,
Взвиться в небо, спуститься в ад,
А когда полыхнет рассвет,
Раствориться в теченье лет…
Ведьма — от слова «ведать». Это инквизиторы извратили слово и его тайный смысл до полного непотребства. А мы просто ведаем сокрытое. Не в силу божественных откровений, а просто — есть у нас такая сила. И она нам дана для защиты людей и на их пользу.
— Еще раз убеждаюсь, что ведьмы смотрят на мир под своеобразным углом, — сказал я.
— Не ведьмы, а женщины, не на мир, а на мужчин.
Любовница и ведьма. Одно стоит другого.
— Ведьма была она иль нет?
— Кто её знает…
Сама она Илейке так говорила: «Несчастная баба, которая одинокая, завсегда ведьма».
Я такая злющая, ведьма всемогущая, то никто мне не указ. Если мне захочется, сказка ваша кончится, прямо здесь и сейчас! Вы убеждены сейчас, что оберегают вас Ваша дружба и любовь! Я же так не думаю, скоро правоту мою жизнь докажет вам вновь!
Ведьма сущ. – 1. Уродливая и злобная старуха, находящаяся в сговоре с дьяволом. 2. Красивая и привлекательная молодая женщина, которая и без дьявола прекрасно обходится.
Все настоящие ведьмы только так и колдуют, из сердца… Кольцо-то да палочка волшебная, чай, для дураков делались. Где им, дуракам, сотни лет сердце развивать да доброту в себе копить – взяли палку, кольцо нацепили да пошли дрова ломать…
Итак, запомни: ведьма — это всегда женщина. Мне вовсе не хотелось бы говорить плохо обо всех женщинах. Большинство из них — добрые и милые. Но факт остаётся фактом: все ведьмы — женского пола. Мужчин среди ведьм не бывает.
— Это вот и есть ведьма?
— По мне, не очень похоже.
— Священник сказал, она призналась.
— Мы оба прекрасно знаем, как церковь умеет убеждать.
В «Каталоге гарпий и колдуний» можно найти великолепную характеристику ведьм: «Та, что причиняет зло другим; та, что лелеет злые намерения; та, что смотрит искоса; та, что игриво смотрит исподлобья; та, что покидает дом ночью; та, что зевает днем: та, что ходит с грустным видом; та, что хохочет без меры; ветреная; благочестивая; боязливая; сильная и храбрая; та, что часто ходит на исповедь;та, что оправдывается;та, что тыкает в людей пальцем; та, что знает об отдаленных событиях; та, кому известны тайны науки и искусства; та, что говорит на многих языках».
Она умела это. Ведьма. Умела кидать, выбрасывать, расставаться, втаптывая в грязь, размазывая по стенкам, в кровь ударяя об что-нибудь твердое, что ты становишься при смерти и ходишь, как зомби. А потом умела возвращать. И самое страшное, к ней всегда хотелось возвращаться.
А вы думаете, ведьма, так обязательно на метле? И с таким носом? Нет. Настоящие ведьмы красивые.
Научиться не делать что-то так же трудно, как научиться это делать. А может быть и труднее. В мире было бы куда как больше лягушек, если бы я не знала, как не превращать в них людей.
Ведьмы почти ничего не боятся, объясняла мисс Тик, но самые опытные и могущественные, хоть и не говорят об этом вслух, боятся того, что они называют «обратиться ко злу». Слишком легко позволить себе одну-другую маленькую жестокую выходку только потому, что у тебя есть сила, а у других ее нет; слишком легко начать думать, что люди вокруг мало что значат; слишком легко решить, что представления о добре и зле распространяются на кого угодно, только не на тебя. Но стоит пойти по этой дорожке, и кончишь свои дни одна-одинешенька в пряничном домике, мерзко хихикая, пуская слюни и выращивая бородавки на носу.
Основная проблема ведьм заключается в том, что они никогда не бегут от того, что по-настоящему ненавидят.
А основная проблема с загнанными в угол маленькими пушистыми зверушками состоит в том, что один из этих невинных зверьков на поверку может оказаться мангустом.
– На самом деле они очень хорошие, – сказала она. – Просто ведьмы, ну, никогда не думают об окружающих. Вернее, об окружающих они думают, просто ведьм не заботит, что люди чувствуют. Понимаешь? В общем, они никогда не думают о людях, за исключением тех случаев, когда думают о них, чего не бывает никогда. Если ты меня понимаешь…
Порою то, что законно, — не обязательно хорошо, и порою, чтобы распознать разницу, нужна ведьма. А иногда и коп, если это правильный коп. Умные люди это понимают. Глупые — нет. А беда в том, что глупцы ужас до чего любят умничать.
– Например… ну, например, если бы я спросила тебя: Гита Ягг, вот представь, в твоем доме пожар, какую вещь первым делом ты кинешься спасать из огня?
Нянюшка закусила губу.
– Это что, ну, как его, один из личностёвых вопросов-ловушек?
– Именно.
– То есть из моего ответа ты хочешь узнать, что я за человек…
– Гита Ягг, я знаю тебя всю свою и знаю тебя как облупленную. Твои ответы меня не особо интересуют. Но все же ответь.
– Пожалуй, я бросилась бы спасать Грибо.
Матушка кивнула.
– Потому что это показывает, какая я добрая, заботливая и вся из себя ответственная, – продолжала нянюшка.
– Вовсе нет, – отрезала матушка. – Это как раз показывает, что ты относишься к людям, которые стараются дать наиболее правильный, положительный ответ. Тебе вообще нельзя верить. Это самый что ни на есть ведьмовской ответ. Уклончивый и лукавый.
— Немедленно пропусти нас, Шон Ягг.
Шон отдал честь, едва не оглушив себя древком пики:
— Пропускаю, госпожа Ветровоск!
Его круглое честное лицо скрылось из вида. Через минуту или две до ведьм донесся скрип решетки.
— Как это у тебя получается? — удивилась нянюшка.
— Элементарно, — пожала плечами матушка. — Ты никогда не сделаешь так, чтобы его глупая голова взорвалась прямо у него на плечах. И он это знает.
— Но я-то знаю, что ты так тоже никогда не поступишь.
— Нет, не знаешь. Ты знаешь только, что пока до этого не доходило.
Причина, по которой матушка Ветровоск была лучшей ведьмой, чем Маграт, заключалась в том, что она знала: чтобы нормально колдовать, вовсе не обязательно отличать одну лечебную траву от другой, да и без разницы, трава ли это вообще.
Причина, по которой Маграт была лучшим врачом, чем матушка, заключалась в том, что она считала: разница есть, и принципиальная.
Ведьма с добрым сердцем — это ведьма, обреченная на поражение.
Если бы Создателем нам было предназначено ворочать с помощью ведьмовства всякие камни, он не стал бы изобретать лопату. Быть ведьмой – это прежде всего знать, когда стоит воспользоваться лопатой.
– Колдуй уже, мать твою за пятку… ведьма. – Я некромантка. – Все равно колдуй, – потребовала «кошка» раздраженным шепотом, и Рита подчинилась.
Вы заметили, что в сказках ведьмы носят дурацкие чёрные шляпы, тёмные одежды и летают на мётлах? Но наша история — не сказка! Мы расскажем о ведьмах настоящих!
— Конечно, у меня есть моральный кодекс. Человеку нельзя без морального кодекса. Мой состоит в том, что я против сожжения ведьм. Как услышу, что где-нибудь сожгли ведьму, сразу сам не свой становлюсь.
— Действуй! — кивнув на пруд, скомандовал Алексей. — А там пиявок нет случайно? Или змей? — Нет. — А лягушек? — Ты и их боишься? — Ну-у-у… — Шагом марш в воду, Вельская! — приказал «кот» и, усмехнувшись, добавил: — Тоже мне — ведьма! Лягушек она со змеями боится, ну-ну.
Если бы Создателем нам было предназначено ворочать с помощью ведьмовства всякие камни, он не стал бы изобретать лопату. Быть ведьмой – это прежде всего знать, когда стоит воспользоваться лопатой.
Характер как у ведьмы, но таланта не занимать.
— Вы ведь не понимаете, что происходит, не так ли, госпожа ведьма? — Вопрос господина Вегарда прозвучал странно. — Все я понимаю! — поспешила уверить ловца. И тут же спросила: — А что происходит?
Я знаю эту ведьму — она не из самых страшных.
О, ради Бога, хватит мямлить! Ты ведьма, стопроцентная, чистокровная ведьма.
Мы, ведьмы, магических сил не имеем, это правда. Но ведьма — от слова ведать, а ведаем мы многое, не зря у нас такая широкая специализация — и роды принять можем, и от хвори излечить, и даже умертвие успокоить, коли сильно досаждать будет. Ну а от нахалов имеем средство опробованное, Верховной ведьмой нам щедро отсыпанное — порошок из перца! И тут главное — распылить верно, а затем смыться в обратном от распыленного порошка направлении.
– Мир дому сему, – небрежно бросила матушка. С этих слов ведьмы обычно начинают все свои знакомства. Крайне удачная фраза – она сразу заставляет людей задуматься, а что еще эта женщина может пожелать сему дому.
Все бабы — ведьмы, а те, что постарше — уж точно ведьмы.
— Ведьма была она иль нет? — Кто её знает… Сама она Илейке так говорила: «Несчастная баба, которая одинокая, завсегда ведьма».
В зеркалах заключается бесконечность. А в бесконечности заключается гораздо больше, чем вы думаете. Для начала, там заключается все. Включая голод. Потому что там миллион миллиардов отражений, но всего лишь одна душа. Зеркала дают очень много, но и забирают немало.
– Не подкрадывайся к вампиру.
– Не нападай на ведьму.
Вечной ведьме подвластна и смерть, и жизнь. А получается, что она хуже обычных людей для которых смерть — это конец.
— Ведьмы не носят виниловые наряды!
— Значит остроконечные шляпы и лохмотья — это их повседневный наряд?
Королевны, не пробуждённые поцелуем, просыпаются ведьмами и убегают в лес.
Хуже ведьмы – только влюбленная ведьма, а хуже влюбленной – только разочарованная.
Можно быть ведьмой — и оставаться аристократкой, а можно кушать на золоте — и быть мерзкой приземленной плебейкой!
Мы, ведьмы, магических сил не имеем, это правда. Но ведьма — от слова ведать, а ведаем мы многое, не зря у нас такая широкая специализация — и роды принять можем, и от хвори излечить, и даже умертвие успокоить, коли сильно досаждать будет. Ну а от нахалов имеем средство опробованное, Верховной ведьмой нам щедро отсыпанное — порошок из перца! И тут главное — распылить верно, а затем смыться в обратном от распыленного порошка направлении.
— Она пишет, будто шьёт лоскутное одеяло.
— Звучит замечательно. Все ведьмы мечтают о лоскутном одеяле.
— Все это злостная клевета на ведьм, — заключила Маграт. — Мы живем в гармоническом единении с Природой, с ее великим кругооборотом, и никому ничего плохого не делаем. Я предлагаю бросить их в котел с расплавленным свинцом.
Ведьмы сегодня осуществляют то, о чем мечтали алхимики.
Все бабы — ведьмы, а те, что постарше — уж точно ведьмы.
Лучше бы ведьма никогда не узнала о пределах своей силы.
— Хе, ты еще не охотился на вампиров, правда?
— Вампиры, ведьмы, чернокнижники — по мне, все они одинаковы.
— Нет-нет, вовсе нет. Вампир — это тебе не колдун, с чернокнижником и бабулька справится.
— Знаешь, я заметил, что, несмотря на то, что на своем пути, в этих славных трактирах и меблированных комнатах, ты встречаешь разных девушек, кстати, многие из них очень милы, никого из них ты не оставил рядом. Все равно рано или поздно возвращаешься к этой ведьме.
— Ну, она же все-таки ведьма.
— Еще раз убеждаюсь, что ведьмы смотрят на мир под своеобразным углом, — сказал я.
— Не ведьмы, а женщины, не на мир, а на мужчин.
Первое правило клуба ведьм — мы не говорим про клуб ведьм.
О, ради Бога, хватит мямлить! Ты ведьма, стопроцентная, чистокровная ведьма.
Какой смысл быть чертовой ведьмой, если я не могу сама колдовать? Я могла бы стать черлидершей с таким же успехом
— Если она [ведьма] до того сильная, что только слегка разозлившись вытворяет такое…
— … то разнесет здесь всё и вся, когда её накроет ПМС.
Каждой женщине следует быть ведьмой,
А сукой она быть просто обязана.
Если ты и ведьма, то я стану повелителем зла.
Кончились времена охоты на ведьм – теперь ведьмы охотятся на нас.
Порою женщина, чтобы выжить, должна быть ведьмой.
Я знаю эту ведьму — она не из самых страшных.
Вечной ведьме подвластна и смерть, и жизнь. А получается, что она хуже обычных людей для которых смерть — это конец.
— Она пишет, будто шьёт лоскутное одеяло.
— Звучит замечательно. Все ведьмы мечтают о лоскутном одеяле.
— Чёрт возьми, на багажной полке женщина!
— Я не женщина, я ведьма!
— Ну хорошо.. На багажной полке ведьма!
— Трудно любить ведьму?
— Трудно, когда тебя не любят!
Когда ты бежишь из взорванного молнией автобуса, где на тебя только что напали жуткие ведьмы, да к тому же с неба льет как из ведра, большинство подумает: ну да, просто не повезло. Но когда ты — полукровка, не приходится сомневаться, что какая-то божественная сила старается изгадить тебе день.
Слово «ведьма», как и слово «дикая», стало восприниматься в отрицательном смысле; но в давние времена этими словами называли знахарок, как старых, так и молодых, и само слово «ведьма» произошло от глагола «ведать», то есть знать.
— Ненавижу ведьм. Вечно они сопли размазывают, да слюнями брызжут.
— Да уж.
— Жуть какая. Антисанитария чистой воды!
Добро есть зло, зло есть добро. Летим, вскочив на помело!
Магия никогда не привлекала ее. По правде говоря, многие ведьмы могли за всю жизнь ни разу не сотворить серьезное, очевидное колдовство (они лишь плели запутки и ловушки снов и проклятий, что за колдовство не считается, будучи скорее народным творчеством, и все остальное ведовство заключалось в занятиях медициной, здравом смысле и способности выглядеть сурово в остроконечной шляпе). Но коли ты назвался ведьмой и надел остроконечную шляпу, то ты все равно что стал полицейским. Люди видят не вас, а вашу униформу. И когда по улице несется безумец с топором, вы не имеете права отойти в сторону, бормоча: «Да я только пропавших собак ищу и уличное движение регулирую…». Вы ведьма, у вас есть шляпа и вы занимаетесь своим делом. Основной закон ведовства гласит: вы все решаете сами.
Я всегда был убежден, что женщины обладают сверхъестественной способностью знать, что происходит в душе мужчины. Все они — ведьмы.


Какой смысл быть чертовой ведьмой, если я не могу сама колдовать? Я могла бы стать черлидершей с таким же успехом
Слово «ведьма», как и слово «дикая», стало восприниматься в отрицательном смысле; но в давние времена этими словами называли знахарок, как старых, так и молодых, и само слово «ведьма» произошло от глагола «ведать», то есть знать.
Приворотное зелье
Закипает в котле,
Мне за это не страшно
Кончить жизнь на костре.
Пусть в неистовом пламени
Сгину, стану золой,
Но не быть мне желанной
Даже этой ценой.
В «Каталоге гарпий и колдуний» можно найти великолепную характеристику ведьм: «Та, что причиняет зло другим; та, что лелеет злые намерения; та, что смотрит искоса; та, что игриво смотрит исподлобья; та, что покидает дом ночью; та, что зевает днем: та, что ходит с грустным видом; та, что хохочет без меры; ветреная; благочестивая; боязливая; сильная и храбрая; та, что часто ходит на исповедь;та, что оправдывается;та, что тыкает в людей пальцем; та, что знает об отдаленных событиях; та, кому известны тайны науки и искусства; та, что говорит на многих языках».
Она умела это. Ведьма. Умела кидать, выбрасывать, расставаться, втаптывая в грязь, размазывая по стенкам, в кровь ударяя об что-нибудь твердое, что ты становишься при смерти и ходишь, как зомби. А потом умела возвращать. И самое страшное, к ней всегда хотелось возвращаться.
— Не думаю, что это разрешено — жечь людей, — сказал Адам, — иначе все вокруг только этим и занимались бы.
— Если ты верующий — то можно, уверенно произнес Брайан.
Ведьмочки — существа отходчивые. После хорошей пакости обиды мгновенно забывают.
Что есть магия?Ведьмы отвечают на этот вопрос по-разному, в зависимости от своего возраста. Ведьмы постарше вообще не любят об этом говорить, но в душе они подозревают, что на самом деле вселенная ни черта не знает и состоит из биллионов триллионов миллионов возможностей, каждая из которых может осуществиться, если тренированный, затвердевший от квантовой уверенности ум вставить в нужную щелку и повернуть. Таким образом, если вы хотите, чтобы на ком-нибудь взорвалась шляпа, нужно лишь перейти в ту вселенную, в которой великое множество молекул шляпы вдруг одновременно решат разлететься в разные стороны.
Большинство ведьм вообще не верят ни в каких богов. Они, конечно, знают, что боги существуют. Мало того, время от времени им даже приходится иметь с ними дело. Но вот верить… Нет, в богов ведьмы не верят. Слишком уж хорошо они знают этих самых богов. Это все равно что верить, например, в почтальона.
Большинство книг о ведьмовстве скажут вам, что ведьмы работают обнаженными. Это потому что большинство книг о ведьмовстве написано мужчинами.
– Мир дому сему, – небрежно бросила матушка. С этих слов ведьмы обычно начинают все свои знакомства. Крайне удачная фраза – она сразу заставляет людей задуматься, а что еще эта женщина может пожелать сему дому.
Вы заметили, что в сказках ведьмы носят дурацкие чёрные шляпы, тёмные одежды и летают на мётлах? Но наша история — не сказка! Мы расскажем о ведьмах настоящих!
Хуже ведьмы – только влюбленная ведьма, а хуже влюбленной – только разочарованная.
Ведьмочки — существа отходчивые. После хорошей пакости обиды мгновенно забывают.
Если есть шанс куда-то вляпаться, ведьма его всегда использует!
Хорошая ведьма всегда найдет способ обойти защиту и хорошенько напакостить, но только лучшая ведьма безошибочно знает, когда пора делать ноги.
Ведьмы потому и называются ведьмами, что устраивают неподходящие разговоры в неподходящее время. Впрочем, не ведьмы тоже.
— Конечно, у меня есть моральный кодекс. Человеку нельзя без морального кодекса. Мой состоит в том, что я против сожжения ведьм. Как услышу, что где-нибудь сожгли ведьму, сразу сам не свой становлюсь.
Чтобы превратить мужика в козла, вовсе не обязательно быть ведьмой, достаточно быть порядочной стервой.
Зёрна красного перца
Жгут как слёзы в беде;
Жар холодного сердца
Растворяю в воде.
Месяц в ивовой клетке
Освещает мой путь;
Человеческой девке
Просто шею свернуть.
Вы заметили, что в сказках ведьмы носят дурацкие чёрные шляпы, тёмные одежды и летают на мётлах? Но наша история — не сказка! Мы расскажем о ведьмах настоящих!
Добро есть зло, зло есть добро. Летим, вскочив на помело!
— Знаешь, я заметил, что, несмотря на то, что на своем пути, в этих славных трактирах и меблированных комнатах, ты встречаешь разных девушек, кстати, многие из них очень милы, никого из них ты не оставил рядом. Все равно рано или поздно возвращаешься к этой ведьме.
— Ну, она же все-таки ведьма.
Нет такой ведьмы, которая не мнила бы себя принцессой, пусть даже и в собственном воображении.
Ведьмы потому и называются ведьмами, что устраивают неподходящие разговоры в неподходящее время. Впрочем, не ведьмы тоже.
Чёрт ведьмы не страшнее.
Все бабы — ведьмы, а те, что постарше — уж точно ведьмы.
— Чёрт возьми, на багажной полке женщина!
— Я не женщина, я ведьма!
— Ну хорошо… На багажной полке ведьма!
Первое правило клуба ведьм — мы не говорим про клуб ведьм.
Так уж вышло, что ведьмы не везучи в любви.
Тебе: «Дитя мое, так не делают. Ты, часом, не ведьма?»
А ты в ответ:
«Товарищ пастер, а вот святая Марильда наложением рук лечила. Святая Евграстия путешествовала. А святая Ридалина вообще в публичном доме проповедовала. Так что не надо ля-ля, это на меня натурально святой дух ка-ак снизошел… не верите? Сейчас и на вас снизойдет. Я только что потяжелее найду — и вы мигом узрите ангелов с крылышками!»
Хорошая ведьма всегда найдет способ обойти защиту и хорошенько напакостить, но только лучшая ведьма безошибочно знает, когда пора делать ноги.
Ведьмы почти ничего не боятся, объясняла мисс Тик, но самые опытные и могущественные, хоть и не говорят об этом вслух, боятся того, что они называют «обратиться ко злу». Слишком легко позволить себе одну-другую маленькую жестокую выходку только потому, что у тебя есть сила, а у других ее нет; слишком легко начать думать, что люди вокруг мало что значат; слишком легко решить, что представления о добре и зле распространяются на кого угодно, только не на тебя. Но стоит пойти по этой дорожке, и кончишь свои дни одна-одинешенька в пряничном домике, мерзко хихикая, пуская слюни и выращивая бородавки на носу.
— Могу я узнать как же она истолковала это видение?
— Что твой ребёнок несет всем ведьмам смерть.
— Я уже начинаю любить этого ребенка.
Я люблю осень. Хочу следовать за ней и навечно потеряться в осенних лесах. Я хочу раствориться в осени. Осенью магия оживает. Леса охватывает пожар, когда глядишь на них глазами птиц. Когда меня не станет — хочу, чтобы моя душа стала Осенью, — прошептала ведьма.
Если есть шанс куда-то вляпаться, ведьма его всегда использует!
Я знаю эту ведьму — она не из самых страшных.
В груди бушевала радость от осознания того, что я наконец-то постигла суть нашей магии. «Поверь – и смотри», – говорила бабушка, «Представь – и сосредоточься», – учила мать. «Просто захоти», – наверно, именно так скажу я когда-нибудь своей дочери.
Я такая злющая, ведьма всемогущая, то никто мне не указ. Если мне захочется, сказка ваша кончится, прямо здесь и сейчас! Вы убеждены сейчас, что оберегают вас Ваша дружба и любовь! Я же так не думаю, скоро правоту мою жизнь докажет вам вновь!
— Это вот и есть ведьма?
— По мне, не очень похоже.
— Священник сказал, она призналась.
— Мы оба прекрасно знаем, как церковь умеет убеждать.
Магия никогда не привлекала ее. По правде говоря, многие ведьмы могли за всю жизнь ни разу не сотворить серьезное, очевидное колдовство (они лишь плели запутки и ловушки снов и проклятий, что за колдовство не считается, будучи скорее народным творчеством, и все остальное ведовство заключалось в занятиях медициной, здравом смысле и способности выглядеть сурово в остроконечной шляпе). Но коли ты назвался ведьмой и надел остроконечную шляпу, то ты все равно что стал полицейским. Люди видят не вас, а вашу униформу. И когда по улице несется безумец с топором, вы не имеете права отойти в сторону, бормоча: «Да я только пропавших собак ищу и уличное движение регулирую…». Вы ведьма, у вас есть шляпа и вы занимаетесь своим делом. Основной закон ведовства гласит: вы все решаете сами.
— Выходит, ты собралась на покой?
— Какой покой? Мне же больше семидесяти никто не даст. А если даст, то прокляну.
— Мне нужно преодолеть двадцать лиг враждебных земель и я прошу тебя отнести меня.
— Я тебе не конь, Мерлин.
— Если откажешься — Моргана победит, или ты хочешь этого?
— Я никогда не стану служить ведьме.
— Знаю. А мне будешь?
— Да, юный чародей, тебе буду.
У тьмы в твоей душе столько оттенков… столько граней. Они, переливаются и сияют, словно драгоценные камни. Я это так четко вижу… Настанет день, когда и ты увидишь это… Тогда, ты сможешь смотреть во Тьму без страха.
– Я не хочу быть ведьмой.
– Чего это? Тебе сам Бог велел ведьмой быть.
– Ты хоть понимаешь, что сейчас сказал?
— Ты хоть дьявола видела?
— Видела. Но мы называли его Библиотекарем.
Луна в глазах Филиппа засияла чуть ярче.
— Как ты его вызвала?
— Никак. Он сам к нам в гости пожаловал, мы его даже не приглашали.
— Почему не приглашали?
— У нас не убрано было.
Когда вампир тебя обращает, вся его любовь заключена в укусе.
Лучше бы ведьма никогда не узнала о пределах своей силы.
— Вы ведь не понимаете, что происходит, не так ли, госпожа ведьма? — Вопрос господина Вегарда прозвучал странно.
— Все я понимаю! — поспешила уверить ловца. И тут же спросила: — А что происходит?
Роза на пороге сняла ботинки, в одних чулках прошла по коридору до кухни. Услышала, что Гавилан говорит с кем-то. Сквозь заросший садик разглядела два силуэта. «Неужели не гость, а гостья?» С улыбкой ведьмы нырнула на кухню.
Что есть магия?
Ведьмы отвечают на этот вопрос по-разному, в зависимости от своего возраста. Ведьмы постарше вообще не любят об этом говорить, но в душе они подозревают, что на самом деле вселенная ни черта не знает и состоит из биллионов триллионов миллионов возможностей, каждая из которых может осуществиться, если тренированный, затвердевший от квантовой уверенности ум вставить в нужную щелку и повернуть. Таким образом, если вы хотите, чтобы на ком-нибудь взорвалась шляпа, нужно лишь перейти в ту вселенную, в которой великое множество молекул шляпы вдруг одновременно решат разлететься в разные стороны.
Все настоящие ведьмы только так и колдуют, из сердца… Кольцо-то да палочка волшебная, чай, для дураков делались. Где им, дуракам, сотни лет сердце развивать да доброту в себе копить – взяли палку, кольцо нацепили да пошли дрова ломать…
Любовница и ведьма. Одно стоит другого.
Я такая злющая, ведьма всемогущая, то никто мне не указ. Если мне захочется, сказка ваша кончится, прямо здесь и сейчас! Вы убеждены сейчас, что оберегают вас Ваша дружба и любовь! Я же так не думаю, скоро правоту мою жизнь докажет вам вновь!
Зеркало и в самом деле способно отнять у вас частичку души. Зеркало может хранить отражение целой вселенной, целый звездный небосвод вмещается в кусочке маленького посеребренного стекла. Если все знаешь о зеркалах, считай, что знаешь почти все.
Какой смысл быть чертовой ведьмой, если я не могу сама колдовать? Я могла бы стать черлидершей с таким же успехом.
Ведьма сущ. – 1. Уродливая и злобная старуха, находящаяся в сговоре с дьяволом. 2. Красивая и привлекательная молодая женщина, которая и без дьявола прекрасно обходится.
Ведьмы знают, что загадочные предзнаменования так и кишат вокруг. Их просто пруд пруди. В любое время просто достаточно выбрать подходящее случаю.
Слово «ведьма», как и слово «дикая», стало восприниматься в отрицательном смысле; но в давние времена этими словами называли знахарок, как старых, так и молодых, и само слово «ведьма» произошло от глагола «ведать», то есть знать.
Все настоящие ведьмы только так и колдуют, из сердца… Кольцо-то да палочка волшебная, чай, для дураков делались. Где им, дуракам, сотни лет сердце развивать да доброту в себе копить – взяли палку, кольцо нацепили да пошли дрова ломать…
Научила своё тело выражать всё, что испытывает душа.
— Трудно любить ведьму?— Трудно, когда тебя не любят!
Итак, запомни: ведьма — это всегда женщина. Мне вовсе не хотелось бы говорить плохо обо всех женщинах. Большинство из них — добрые и милые. Но факт остаётся фактом: все ведьмы — женского пола. Мужчин среди ведьм не бывает.
Ведьма — от слова «ведать». Это инквизиторы извратили слово и его тайный смысл до полного непотребства. А мы просто ведаем сокрытое. Не в силу божественных откровений, а просто — есть у нас такая сила. И она нам дана для защиты людей и на их пользу.
Первое правило клуба ведьм — мы не говорим про клуб ведьм.
— Это вот и есть ведьма? — По мне, не очень похоже. — Священник сказал, она призналась. — Мы оба прекрасно знаем, как церковь умеет убеждать.
Разодета, как ведьма. Вот эти черти и лезут тебе в штаны.
— Чёрт возьми, на багажной полке женщина!— Я не женщина, я ведьма!— Ну хорошо.. На багажной полке ведьма!
В «Каталоге гарпий и колдуний» можно найти великолепную характеристику ведьм: «Та, что причиняет зло другим; та, что лелеет злые намерения; та, что смотрит искоса; та, что игриво смотрит исподлобья; та, что покидает дом ночью; та, что зевает днем: та, что ходит с грустным видом; та, что хохочет без меры; ветреная; благочестивая; боязливая; сильная и храбрая; та, что часто ходит на исповедь;та, что оправдывается;та, что тыкает в людей пальцем; та, что знает об отдаленных событиях; та, кому известны тайны науки и искусства; та, что говорит на многих языках».
Ведьмы сегодня осуществляют то, о чем мечтали алхимики.
…Она умела это. Ведьма. Умела кидать, выбрасывать, расставаться, втаптывая в грязь, размазывая по стенкам, в кровь ударяя об что-нибудь твердое, что ты становишься при смерти и ходишь, как зомби. А потом умела возвращать. И самое страшное, к ней всегда хотелось возвращаться.
— Ты никогда не лжешь, Лён. Но как талантливо не договариваешь!
Если есть шанс куда-то вляпаться, ведьма его всегда использует!
А вы думаете, ведьма, так обязательно на метле? И с таким носом? Нет. Настоящие ведьмы красивые.
– Ты взрослая, умная женщина!
«Ни то, ни другое, ни третье», – подумала я.
Хорошая ведьма всегда найдет способ обойти защиту и хорошенько напакостить, но только лучшая ведьма безошибочно знает, когда пора делать ноги.
С ним мне было хорошо даже замужем.
Лучше бы ведьма никогда не узнала о пределах своей силы.
Научиться не делать что-то так же трудно, как научиться это делать. А может быть и труднее. В мире было бы куда как больше лягушек, если бы я не знала, как не превращать в них людей.
Мне плевать, кто оборотень, а кто вампир. Если Анжела, вдруг, окажется ведьмой, она тоже может присоединяться.
Научиться не делать что-то так же трудно, как научиться это делать. А может быть и труднее. В мире было бы куда как больше лягушек, если бы я не знала, как не превращать в них людей.
— Значит… вы сожжёте меня на костре? — услышала она свой глухой голос.
— Ну что ты, милочка, — оскалился обвинитель. — Дрова нынче дороги. Конечно, не сожжём.
С губ сорвался облегчённый вздох.
— … Всего лишь повесим.
— Когда я была маленькая, все думали, что я — близнецы, — сказала ведьма через плечо. — А потом… они решили, что я — воплощение зла, — закончила она через другое плечо.
— И они были правы? — спросила Тиффани.
Обе половины тетушки Вровень с потрясенным видом повернулись к ней:
— Разве можно задавать людям такие вопросы!
— Ммм… но это же очевидный вопрос, — сказала Тиффани. — Ведь если человек в ответ скажет: «Да, я — воплощение зла! Муа-ха-ха!», это сэкономит кучу времени, верно?
И потом они сгорели в адском пламени. Великолепный, обжигающий ад поглотил их души. Освобождая свой гнев, пока их обугленные тела не упали с неба, словно пепел. И как только ведьмы, вызвавшие Красную Смерть, исчезли, а гнев, питавший его, рассеял Ангел, он тоже просто исчез, как будто его никогда и не было. И вот так ведьмин час закончился. И большинство переживших бурю не знали, как близки они были к уничтожению.
Основная проблема ведьм заключается в том, что они никогда не бегут от того, что по-настоящему ненавидят.
А основная проблема с загнанными в угол маленькими пушистыми зверушками состоит в том, что один из этих невинных зверьков на поверку может оказаться мангустом.
Как у ведьмы четыре крыла, платье до пола, ой, до пола.
Свили гнезда в ее рукавах совы, соколы да перепела.
Ай, дурная голова, в волосах листва, и руки красны.
Просит беса незрячей луны, чтобы за зимой не было весны.
Настало время ведьм.
Не бойтесь, я не причиню вам вреда, — обещала Лара, надвигаясь на юношу. — Я очень гуманная, честное слово. Может, только память немного подправлю. Когда разберусь, как это безболезненно сделать.
— Не бойся, — обратился к стражнику его напарник, — ведьмы не могут вредить тем, кто их арестовывает. Ты когда-нибудь слышал, чтобы ведьма убила инквизитора во время пыток или на суде?
— Нет.
— А всё почему?
«Потому что ведьмы, которых вы ловите, не настоящие», — подумала Лара.
— Потому что на нашей стороне Бог! — с гордостью объявил стражник, подняв палец.
— Господин советник, вы что, не верите в ведьм?
— Разумеется, верю! — испугался тот. — В конце концов, я двадцать лет женат.
Ведьма колдует, только когда это действительно необходимо. Работать с магией тяжело, и не просто удержать её в узде. Мы действуем иначе. Ведьма замечает всё, что происходит вокруг. Ведьма думает головой. Ведьма верит в себя.
— Ты нас боишься?
Я решила не врать:
— Боюсь. Вы же ведьмы.
Женщины засмеялись:
— С чего ты это взяла?
— Так про вас говорят в деревне.
— Они так говорят, потому что женщины, которые наслаждаются жизнью, им ненавистны.
— Ты должна жить жизнью простого человека. Вдали от магии, ведьм, гибридов, оборотней и вампиров. Просто жить. Вдали от этого мира. Беги от нас как можно дальше. И забудь. Забудь нас всех.
Ведьмы сегодня осуществляют то, о чем мечтали алхимики.
Она присела к огню, грела руки и ждала; её старые губы и руки посинели от холода; к ней подошёл незнакомец. Это был путешественник; он мягко заговорил с ней и, зная что рядом никого нет, кроме меня, он сказал, что ему жаль её. Потом он спросил, является ли правдой то, в чём она призналась, и она ответила, что нет. Он выглядел удивлённо и ему ещё больше стало её жаль, он спросил:
— Зачем же вы признались?
— Я стара и бедна — сказала она, — и я работаю только чтобы выжить. Не было другого выбора как только лишь признаться. Если бы я этого не сделала, они бы могли меня отпустить. Это бы погубило меня, ведь никто бы не забыл о том, что меня подозревали в чародействе, и для меня не нашлось бы работы, и куда бы я ни пошла, они бы пускали собак в мою сторону. Совсем скоро настал бы голод. Огонь лучшее решение — конец близок. Вы были добры ко мне, вы двое, и я благодарна вам за это.
Она прильнула ближе к огню и вытянула руки чтобы согреть их, снежинки мягко спускались на её седые волосы, делая их ещё белее.
Собралась толпа и полетело яйцо, которое попало ей в глаз и потекло по её лицу. Кто-то смеялся.
— Вот и славно, ещё мне нужны яйца священника и слёзы невинного.
— Слёзы невинного – это не ко мне, я вор. Практически убийца.
— Серьёзно?
— Знаешь, кто неплохой человек? Он под плохиша косит, а у самого душа как у младенца.
— Подлая ложь! Я люблю, нажравшись, водить машину. Не верь ему, я очень плохой человек.
— Боюсь, со слёзами невинного ты в пролёте, но с мошонкой… Мне кажется, он похож на священника.
— Я даже в церкви почти не бываю!
— Они пожирают бадахосца.
— Меня это не очень расстраивает. Куда больше действует на нервы эта дамочка, преспокойно разгуливающая по потолку.
— Не забудь, мы под наркотой. Да, ничего этого нет, никто никого не ест, это просто глюки. Я дома, и всё хорошо.
— Глюки или нет, но дочке явно нравится Хосе.
— Сдурели? Нас собираются убить, а вы про секс?
— А вдруг нам это поможет? Тебе нужно просто ей подыграть.
— Мануэль прав, ты слишком сух с девушкой. Трудно улыбнуться ей?
— Она того парня чуть не задушила!
Домовой, не ругайся, я тебя не боюсь,
В ведьму молодую, если надо влюблюсь.
Но как только полночь пробьют часы,
Ты пощады, нечисть, у меня не проси.
— Этот сад открыт для всех, однако в этом царстве красоты всегда безлюдно…
— О, да-да! Считается дурным местом. Старое суеверие, ещё с XVII века.
— Неужели?
— Охотники на ведьм, они были очень активны в этих краях. Многих несчастных женщин искупали до смерти.
— Как, искупали?
— Искупали, то есть, утопили. Здесь был пруд, где-то вон там. Подсудимую ведьму сажали на позорный стул и бросали в воду. Если она не шла ко дну, значит, виновна, а если тонула, не виновна. Безнадёжное положение, честно говоря.
Чтобы стать ведьмой нужно, прежде всего, обладать недюжинной духовной энергией.
— Мне сообщили, что пережившая охоту на ведьм, сопротивляется нашему владычеству. Однако, её неизбежное воссоединение с адом делает её такой печальной душой. Если ты и есть то жалкое существо, то я освобожу тебя от мучений.
— Прошу прощения. Я забыла упомянуть ещё одну причину, по которой я охочусь на ваш род. Вы слишком уродливы, чтобы не положить конец вашим страданиям.
— Ха-ха-ха. Противостоять нам тёмными искусствами? Невзирая на возраст, ведьмы никогда не учатся…
— Отвали, пернатый!
Порою то, что законно, — не обязательно хорошо, и порою, чтобы распознать разницу, нужна ведьма. А иногда и коп, если это правильный коп. Умные люди это понимают. Глупые — нет. А беда в том, что глупцы ужас до чего любят умничать.
— Шерлок, это ведь вы?
— Верно.
— Мне часто рассказывали о вас, милочка, но я и подумать не могла, что вы такая симпатичная?
— Зато по натуре настоящая ведьма.
— Присаживайтесь. [убирает одежду с кресла, и незаметно кидает в Вато]
Матушка развернулась и смерила суровым взглядом ворота замка, у которых тряслись двое стражников с белыми, как простыня, лицами. Матушка сделала несколько шагов и заставила одного из стражей окоченеть, пригвоздив его к месту немигающим взором.
– Я старая торговка, продаю яблоки из своего сада, зла никому не чиню, – пророкотала матушка так, словно была глашатаем, объявляющим в стане врага о начале войны. – Так что лучше пустите меня в замок подобру-поздорову.
– На самом деле они очень хорошие, – сказала она. – Просто ведьмы, ну, никогда не думают об окружающих. Вернее, об окружающих они думают, просто ведьм не заботит, что люди чувствуют. Понимаешь? В общем, они никогда не думают о людях, за исключением тех случаев, когда думают о них, чего не бывает никогда. Если ты меня понимаешь…
Чаще бы колдуньи все мели полы,
Но как полнолуние — не стряхнешь с метлы.
Рвутся в небо, дуры, да в ночной полет —
В обмороке куры, перепуган скот.
— Что ты будешь с ними делать? — заинтересовался Андреас. — Убьёшь? Или прогонишь?
— Что ты! — возмутилась Лара. — Я же просвещённая девушка, развившая свой разум в духе гуманизма… Я просто превращу их в людей.
Она куда прекрасней (и ужасней), чем подсказывает разум. Она — химера, но существует воистину. Она любит вас, но любовь ее перезрела, точно гнойник, и вскрылась ворожбой и черной магией. Она ненавидит вас, но с вашей головы не упадет ни волоска, если вы отдались ей, пошли к ней в кабалу навеки.
Ей подвластны любовь и смерть, урожай и непогода, но в награду за помощь она потребует вашу жизнь — не больше, но и не меньше.
Она — ведьма.
— Ты впервые сказал, что любишь меня, когда привел посмотреть на Янтарную луну. Ты обещал обратить меня, и говорил, что отдашь свое бессмертие за меня… Как жаль, что все это исчезло… Сгорело, не оставив даже пепла.
—Однажды, я вспомню, — сказал вампир.— Память сильнее магии.
— Бабушка всю жизнь прожила в бедности, чтобы её не уличили в колдовстве, а оно вон как было! Все вокруг и так прекрасно знали, что она ведьма.
— У твоей бабки была слишком типичная внешность.
— И за чем же дело стало?
— За тем, что мне моя свобода дороже вашей колдовской силы.
— И что же в ней такого дорогого?
— Только глупцу непостижимо, что дороже свободы ничего не бывает, и никакая магия с ней не сравнится!
Библиотекарь закивал и как бы невзначай заметил:
— А ещё у нас проходят шабаши с полуголыми ведьмами.
— Насколько полуголыми? — заинтересовался Андреас.
— Женщина? Хорошенькая? Точно ведьма.
— То есть, если бы я была безобразна…
— Тогда бы мы тем паче признали тебя ведьмой.
— Всем известно, что незамужние женщины суть потенциальные ведьмы, — поддержал обвинителя епископ. — Силы, которые они должны тратить на мужа и детей, никуда не расходуются и привлекают нечистого.
— Да вы… — Ларе понадобился весь запас её терпения, чтобы не закончить фразу.
«Баран и осёл — вот ваша суть!»
Порою то, что законно, — не обязательно хорошо, и порою, чтобы распознать разницу, нужна ведьма. А иногда и коп, если это правильный коп. Умные люди это понимают. Глупые — нет. А беда в том, что глупцы ужас до чего любят умничать.
Живопись открыла мне мир. Моя душа поёт. Интересно, могу ли я использовать свой божественный дар в целях наживы?
Магия никогда не привлекала ее. По правде говоря, многие ведьмы могли за всю жизнь ни разу не сотворить серьезное, очевидное колдовство (они лишь плели запутки и ловушки снов и проклятий, что за колдовство не считается, будучи скорее народным творчеством, и все остальное ведовство заключалось в занятиях медициной, здравом смысле и способности выглядеть сурово в остроконечной шляпе). Но коли ты назвался ведьмой и надел остроконечную шляпу, то ты все равно что стал полицейским. Люди видят не вас, а вашу униформу. И когда по улице несется безумец с топором, вы не имеете права отойти в сторону, бормоча: «Да я только пропавших собак ищу и уличное движение регулирую…». Вы ведьма, у вас есть шляпа и вы занимаетесь своим делом. Основной закон ведовства гласит: вы все решаете сами.
– На самом деле они очень хорошие, – сказала она. – Просто ведьмы, ну, никогда не думают об окружающих. Вернее, об окружающих они думают, просто ведьм не заботит, что люди чувствуют. Понимаешь? В общем, они никогда не думают о людях, за исключением тех случаев, когда думают о них, чего не бывает никогда. Если ты меня понимаешь…
У женщины два пути: ведьма и сексуальная кошечка.
Ведьмы почти ничего не боятся, объясняла мисс Тик, но самые опытные и могущественные, хоть и не говорят об этом вслух, боятся того, что они называют «обратиться ко злу». Слишком легко позволить себе одну-другую маленькую жестокую выходку только потому, что у тебя есть сила, а у других ее нет; слишком легко начать думать, что люди вокруг мало что значат; слишком легко решить, что представления о добре и зле распространяются на кого угодно, только не на тебя. Но стоит пойти по этой дорожке, и кончишь свои дни одна-одинешенька в пряничном домике, мерзко хихикая, пуская слюни и выращивая бородавки на носу.
Основная проблема ведьм заключается в том, что они никогда не бегут от того, что по-настоящему ненавидят. А основная проблема с загнанными в угол маленькими пушистыми зверушками состоит в том, что один из этих невинных зверьков на поверку может оказаться мангустом.
Между прочим, женщины, пьющие ледяное красное, как-то особенно хорошеют. Они становятся где-то похожи на ведьм. Где именно? Где-то. Прекрасное слово где-то. Вы где-то свинья. Обожаю этот оборот.
– На самом деле они очень хорошие, – сказала она. – Просто ведьмы, ну, никогда не думают об окружающих. Вернее, об окружающих они думают, просто ведьм не заботит, что люди чувствуют. Понимаешь? В общем, они никогда не думают о людях, за исключением тех случаев, когда думают о них, чего не бывает никогда. Если ты меня понимаешь…
Причина, по которой матушка Ветровоск была лучшей ведьмой, чем Маграт, заключалась в том, что она знала: чтобы нормально колдовать, вовсе не обязательно отличать одну лечебную траву от другой, да и без разницы, трава ли это вообще. Причина, по которой Маграт была лучшим врачом, чем матушка, заключалась в том, что она считала: разница есть, и принципиальная.
А вы думаете, ведьма, так обязательно на метле? И с таким носом? Нет. Настоящие ведьмы красивые.
Причина, по которой матушка Ветровоск была лучшей ведьмой, чем Маграт, заключалась в том, что она знала: чтобы нормально колдовать, вовсе не обязательно отличать одну лечебную траву от другой, да и без разницы, трава ли это вообще.
Причина, по которой Маграт была лучшим врачом, чем матушка, заключалась в том, что она считала: разница есть, и принципиальная.
— Немедленно пропусти нас, Шон Ягг. Шон отдал честь, едва не оглушив себя древком пики: — Пропускаю, госпожа Ветровоск! Его круглое честное лицо скрылось из вида. Через минуту или две до ведьм донесся скрип решетки. — Как это у тебя получается? — удивилась нянюшка. — Элементарно, — пожала плечами матушка. — Ты никогда не сделаешь так, чтобы его глупая голова взорвалась прямо у него на плечах. И он это знает. — Но я-то знаю, что ты так тоже никогда не поступишь. — Нет, не знаешь. Ты знаешь только, что пока до этого не доходило.
— Конечно, у меня есть моральный кодекс. Человеку нельзя без морального кодекса. Мой состоит в том, что я против сожжения ведьм. Как услышу, что где-нибудь сожгли ведьму, сразу сам не свой становлюсь.
Все настоящие ведьмы только так и колдуют, из сердца… Кольцо-то да палочка волшебная, чай, для дураков делались. Где им, дуракам, сотни лет сердце развивать да доброту в себе копить – взяли палку, кольцо нацепили да пошли дрова ломать…
– Например… ну, например, если бы я спросила тебя: Гита Ягг, вот представь, в твоем доме пожар, какую вещь первым делом ты кинешься спасать из огня? Нянюшка закусила губу. – Это что, ну, как его, один из личностёвых вопросов-ловушек? – Именно. – То есть из моего ответа ты хочешь узнать, что я за человек… – Гита Ягг, я знаю тебя всю свою и знаю тебя как облупленную. Твои ответы меня не особо интересуют. Но все же ответь. – Пожалуй, я бросилась бы спасать Грибо. Матушка кивнула. – Потому что это показывает, какая я добрая, заботливая и вся из себя ответственная, – продолжала нянюшка. – Вовсе нет, – отрезала матушка. – Это как раз показывает, что ты относишься к людям, которые стараются дать наиболее правильный, положительный ответ. Тебе вообще нельзя верить. Это самый что ни на есть ведьмовской ответ. Уклончивый и лукавый.
Характер как у ведьмы, но таланта не занимать.
— Почему вы не стали тушить пожар? — спросил дознаватель.
Мельник посмотрел на молодого человека так, будто тот сказал несусветную глупость.
— Это же ведьмин дом. Люди в него не то что заглядывать, даже мимо проходить боялись.
«А бабушка всё переживала, как бы к нам не нагрянули гости», — с грустью вспомнила Лара.
— Нам придётся применить к тебе пытки.
— Это ещё зачем? — задрожала она. — Что это даст?
— Весьма немало, — сказал епископ. — Либо ты не выдержишь боль и признаешь, что ты ведьма. Либо ты выдержишь боль, и это докажет, что во время пыток дьявол лишил твоё тело чувствительности, а значит, ты ведьма.
— Откуда нам знать, что произнесённое тобой не набор слогов, а дьявольское заклинание?
— А откуда вам знать, что дьявольское заклинание не набор слогов?
Лара учила немое заклинание для стирания памяти, ожидая, пока нагреется вода. Учила, пока раздевалась. Учила, пока лежала в ванне. «Семь строк беспросветного бреда» преследовали её даже во сне…
— Ка-ар-р!
— А-а? — Она подскочила, забрызгав пол. — Что такое? Я же просила меня не отвлекать.
Крэх сидел на краю ванны и с укором качал головой.
— Я не сплю. Всего лишь задремала.
Когда ворон с оглушительным карканьем вылетел вон, Лара обнаружила, что колдовская книга валяется на мокром полу, и быстро обтёрла её тряпкой, пока никто не заметил, как она непочтительна с древним источником чёрной магии.
— Действуй! — кивнув на пруд, скомандовал Алексей.
— А там пиявок нет случайно? Или змей?
— Нет.
— А лягушек?
— Ты и их боишься?
— Ну-у-у…
— Шагом марш в воду, Вельская! — приказал «кот» и, усмехнувшись, добавил: — Тоже мне — ведьма! Лягушек она со змеями боится, ну-ну.
Серебро у мужчины в кармане всегда чернеет, если мужчина целует ведьму.
В мое время слово «ведьма» означало женщину, от которой мужчинам следовало держаться подальше.
До него дошло, что я не в настроении, поэтому он перебросил свой ораторский пыл на Геру, взывая к её совести. Крайне неудачный способ убедить ведьму чего-то не делать.
— Кстати, ты же ведьма, в конце концов. Сделай что-нибудь. Измените себе внешность или там… сотвори невидимость и летающую карету. Или награди всех преследователей поносом, чтобы им было не до вас!
— Отрадно знать, что ты столь высокого мнения обо мне. Проклятие поноса мой самый коронный фокус.
Так или иначе ведьма для нас всегда — женщина; а дьявол всегда — мужчина.
Она либо несказанно красива, либо невыразимо страшна; может очаровать своими прелестями, околдовать, опутать по рукам и ногам; может и ужаснуть — до дрожи и оторопи. В любом случае мужчине несдобровать. Какая бы ведьма ни встретилась ему на пути — раскрасавица ли, уродина ли,— он непременно падет ее жертвой, жертвой ее женской силы.
Я увез Женевьев де Буа к себе на родину. В Скандинавию, и там признался ей в любви. И там же она приняла решение, которое сыграло ключевую роль. Она поклялась уберечь меня от всех человеческих опасностей этого мира. Хотела, чтобы я был жив. Только это имело для нее значение. Моя озорная девочка… Она, смеясь, похитила магию северного сияния, и наделила ею мои глаза. Чтобы я мог видеть звёзды и то, что за ними. Взор вампира — последний Дар любимой.
Жизнь, без воспоминаний о тебе — хуже смерти.
Основные правила для выживания:
Первое: Никогда не входите в здания из сладостей;
Второе: Если хотите убить ведьму, поджарьте ей задницу.
Я хотела бы забыть о тебе. Забыть все. Каждую секунду проведенную с тобой. Но… вместе с тем, я понимаю, что скучала бы по тебе… скучала так, что сердце рвалось бы на части, — сказала девушка вампиру.
— Все думают, что ты очаровательная. Но это не так. Мы то с тобой знаем. Никто не скажет, что ты милашка, когда увидит, что твои руки по локоть в крови. А ты ведь просто пытаешься спасти свою жизнь. Никогда не чувствуй вины за это. Никогда, — сказал вампир.
Ведьма с добрым сердцем — это ведьма, обреченная на поражение.
У каждой ведьмы где-то спрятано сердце. А кто найдет его — подчинит ведьму себе.
Итак, запомни: ведьма — это всегда женщина. Мне вовсе не хотелось бы говорить плохо обо всех женщинах. Большинство из них — добрые и милые. Но факт остаётся фактом: все ведьмы — женского пола. Мужчин среди ведьм не бывает.
Королевны, не пробуждённые поцелуем, просыпаются ведьмами и убегают в лес.
Если ты и ведьма, то я стану повелителем зла.
Ведьмы потому и называются ведьмами, что устраивают неподходящие разговоры в неподходящее время. Впрочем, не ведьмы тоже.
Ведьмы сегодня осуществляют то, о чем мечтали алхимики.
Кончились времена охоты на ведьм – теперь ведьмы охотятся на нас.
Ведьмочки — существа отходчивые. После хорошей пакости обиды мгновенно забывают.
Все бабы — ведьмы, а те, что постарше — уж точно ведьмы.
Душа ведьмы, художника, хлебопека… Это то, что нам дает Бог.
Лучше бы ведьма никогда не узнала о пределах своей силы.
Догорю в твоих ладонях милой тряпочной игрушкой,
Огоньком своим согрею эту комнатную тишь:
Все бумаги, стол и стены, книжный шкаф и безделушки.
А дойдёт как только дело, так и ты со мной сгоришь.
— Подсудимая, твоим любовником был чёрный кот, который умел превращаться в человека?!
— Нет, не умел. Я ведь сказала, он был заколдован…
— Ты прелюбодействовала с котом-оборотнем? — с неодобрением переспросил епископ.
— Почему прелюбодействовала? — запаниковала Лара. — Кому я могла изменять, если я не замужем?
Судебные заседатели переглянулись.
— Она точно ведьма.
— Вне всяких сомнений.
— Но почему? — в отчаянии требовала ответа Лара.
— Потому что хозяйка чёрного кота почти всегда оказывается ведьмой, — объяснил судья. — А твой, к тому же, ещё и оборотень.
Женщина должна переехать из дома родителей в дом мужа. Женщина рождена, чтобы принадлежать кому-то. А та, кто живёт сама по себе — ведьма.
— Господа, — со страстью вмешался дознаватель, — смею напомнить, что под влиянием гуманистических идей правила дознания существенно смягчились. Мы же всё-таки не в средневековье живём! Во-первых, нельзя применять различные виды пыток в один день, а во-вторых, нельзя пытать человека дольше получаса.
— Безобразие какое, — скорчил лицо общественный обвинитель. — В прежние времена пытали часами, и это шло следствию только на пользу. Никакие душегубы не могут сравниться с ведьмами по тяжести преступления, а посему христианская милость для них недопустима! Вина ведьм превосходит всякий грех!
— Пытать людей часами — негуманно! Получаса вполне достаточно.
– Колдуй уже, мать твою за пятку… ведьма.
– Я некромантка.
– Все равно колдуй, – потребовала «кошка» раздраженным шепотом, и Рита подчинилась.
Слово «ведьма» у всех вызывает предрассудки в отношении паранормального или сверхъестественного.
Научиться не делать что-то так же трудно, как научиться это делать. А может быть и труднее. В мире было бы куда как больше лягушек, если бы я не знала, как не превращать в них людей.
— А ещё у неё в котле бурлит что-то зелёное, — поведала госпожа Возчик, чуть не лопаясь от гордости. — Прям так бурлит… Это настоящее ведьмовство, скажу я тебе.
— Да, не иначе, — согласилась Тиффани.
Ни одна ведьма на её памяти не готовила в котле ничего страшнее рагу, но люди почему-то свято верят,’ что в ведьмовском котле непременно должно бурлить что-то зелёное. Наверное, поэтому в каталоге господина Боффо под номером 61 значился «Набор «Котёл С Бурлящей Зелёной Жижей», 14 долл., доп. пакетики для приготовления зелёной жижи 1 долл./ шт.».
— Ведьма была она иль нет?
— Кто её знает…
Сама она Илейке так говорила: «Несчастная баба, которая одинокая, завсегда ведьма».
– Например… ну, например, если бы я спросила тебя: Гита Ягг, вот представь, в твоем доме пожар, какую вещь первым делом ты кинешься спасать из огня?
Нянюшка закусила губу.
– Это что, ну, как его, один из личностёвых вопросов-ловушек?
– Именно.
– То есть из моего ответа ты хочешь узнать, что я за человек…
– Гита Ягг, я знаю тебя всю свою и знаю тебя как облупленную. Твои ответы меня не особо интересуют. Но все же ответь.
– Пожалуй, я бросилась бы спасать Грибо.
Матушка кивнула.
– Потому что это показывает, какая я добрая, заботливая и вся из себя ответственная, – продолжала нянюшка.
– Вовсе нет, – отрезала матушка. – Это как раз показывает, что ты относишься к людям, которые стараются дать наиболее правильный, положительный ответ. Тебе вообще нельзя верить. Это самый что ни на есть ведьмовской ответ. Уклончивый и лукавый.
— «Неупокоеные души предаём мы заключению в могилы проклятые». На кой хрен, всё здесь блин, стихотворное.
— Стэн! Помоги, она сожжёт меня заживо.
— Двадцать восемь лет. Я проработал шерифом двадцать восемь лет, и меня ни разу не привязывали к столбу. А ты здесь ровно неделю…
— Стэн! Берегись, сзади!
— Гос-с-спади, баба! Тебе говорили, что ты похожа на пожёванную сраку? Ай! Я ненавижу эту работу.
Вмешиваться в дела ведьм – опасно. Забудьте о мести. Забудьте обо всем, что успели узнать о мире теней и колдовства. С этими женщинами вам не совладать, ни за что и никогда. Смерть – самая милосердная кара, которую они могут подарить вам, и даже ее еще придется заслужить.
Коко была Алой дамой и потому, в отличие от меня и других Белых дам, черпала свою магию не из земли. Нет, ее колдовство шло изнутри.
От крови.
Вампиры нужны этому миру. Если их не станет… Магия, какой мы ее знаем сейчас… Она просто исчезнет. Вампиры — одна из сил, которая движет мир.
Празднование ничем не отличалось от обычных балов и пиров. Никаких пляшущих на столах обнаженных красоток, прыжков через пламя, нечеловеческих воплей, запаха серы или что там еще должно быть на приличном ведьмовском шабаше?
— Каждый раз, когда я тебя вижу… Я чувствую, что хочу тебя больше всего на свете. Но я… То, что я отпускаю тебя, не значит, что я отказываюсь от тебя. Я хочу лишь, чтобы ты была счастлива. И если мне суждено обменять мою любовь, на твое счастье вдали от меня… с кем то другим, так тому и быть, — сказал вампир.
Так кто же такие ведьмы? Еретики? Целительницы? Члены психоделической секты, познающие мир через наркотический транс? Почитательницы языческих богов?… Или просто женщины, не побоявшиеся взлететь?
Старайтесь не ходить по грязи, а то Ведьма съест ваши кости.
— Да, она ведьма.
— Каким образом?
— Каким образом она ведьма? — Я знала, что дразнить Архиепископа не стоит, но просто не могла удержаться. — Ну, полагаю, когда ведьма и мужчина сильно-сильно любят друг друга…
Я ведь ведьма, а любая ведьма совершает добрые дела, только если ей требуется ответная услуга.

Все афоризмы для вас
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
ТЕПЕРЬ НАПИШИ КОММЕНТАРИЙ!x