Красивые цитаты про Землю (300 цитат)

Наш мир прекрасен и разнообразен. Джунгли и пустыня, если их сравнить, будут как две разные планеты. Настолько Земля большая и многоликая. Есть места, похожие на рай, есть суровые края. Но в какой части мира бы мы не оказались, стоит помнить, что мы всегда остаёмся его частью. Важно познавать Землю, изучать её, ведь здесь — наш общий дом. В данной подборке собраны самые красивые цитаты про Землю.

Земля смеется цветами.
Для мужчины нормально, если он защищает женщину. У нас любят вспоминать слова Расула Гамзатова, который сказал, что настоящие мужчины дерутся в двух случаях. За землю и за любимую женщину. Во всех остальных случаях дерутся петухи.
Земля твёрже человеческого сердца.
Небо и земля долговечны потому, что они существуют не для себя.
Земля — единственное, что имеет ценность. Единственное, что вечно. Ради неё стоит бороться. Ради неё стоит даже умереть.
Кто-то сказал, что астрономия прививает смирение и воспитывает характер. Наверное, нет лучшего доказательства глупости человеческого тщеславия, чем этот далёкий образ нашего крошечного мира. Для меня, он подчёркивает нашу обязанность быть добрее друг с другом, беречь и лелеять бледно-голубую точку — единственный дом, который мы когда-либо знали.


Нет, никогда я не променяю моря на вашу душную, пыльную землю!
Ты черпаешь силу из красной земли Тары. Ты часть ее — она часть тебя.
— Если ты, князь, затаил обиду, что тебе булаву не дали, скажу так: за твой военный гений, она по праву должна принадлежать тебе, но может, это и к лучшему, что тебе ее не дали. Ты бы эту несчастную землю в крови утопил! — Сенатор, я не посмотрю, что у тебя голова седая! — Я тут не себя, а Речь Посполитую представляю.
Что же я буду делать без тебя?Земля, полная горсть земли. Разве на свете не много земли? Но ведь ты… Ты называл горстку земли Родиной. Неужели ты тоже стал землей, Джевдет? Неужели эти земли стали твоей могилой? Я осталась без Родины. Она исчезла. Ты был моей Родиной, моей землей. Ты был моей жизнью.
Между годом, когда землю перестают обрабатывать и годом, когда она начинает «застраиваться», ее поражает обычно долгая и коварная болезнь запустения. Земля, заброшенная человеком, никем и ничем не занятая, превращается в нечто отвратительное — в пустырь.
Философия природы не должна быть слишком земной, для нее Земля – лишь одна из малых планет, вращающаяся вокруг одной из малых звезд Млечного Пути. Нелепо понуждать философию природы к выводам, которые ублажали бы крошечных паразитов, населяющих эту незначительную планету.
Я верю, что ещё можно спасти нашу планету и всех её обитателей.
Земной шар — это всего лишь переходящий кубок, который достается чемпиону-победителю.
Я — патриот земли. Для меня не имеет значения, в каком месте на ее поверхности живет тот или иной человек. Мне не приятны игрища властолюбивых политиков и мне наплевать, в каких отношениях находятся наши с тобой страны. Мы все люди, человечество один биологический вид. Мы населяем самую лучшую из известных нам планет — Землю. Мы одни из тысячи световых лет вокруг. Ресурсы это синей точки — всё, что у нас есть. Я не вижу важности в том, кто владеет каким-либо кусочком этой планеты, если мы уничтожим ее ядерным взрывом или просто израсходуем все жизненно важные запасы, пытаясь доказать свою мнимую правоту. Я люблю свой дом — свою планету Земля.
… Если бы у земли были опухоли, они выглядели бы чудовищными кристаллами.
— Люди не понимали, что такое Земля, и представляли её китом. — Я тоже много чего не понимаю, но я же не представляю всё китами.
Все хотят спасти Землю, но почему-то никто не хочет помочь передвинуть этот стол!
Раз уж заговор вызрел в сердце моей собственной армии, пришла пора бросить этих отвратительных животных, именующих себя «людьми», и покинуть эту проклятую планету… Но настал миг торжества! Ловушки расставлены: наши враги из Г. С. Б. сами роют себе могилу, и скоро мы перейдём к «третьему этапу». Нас ждёт новый храм, в который войдут лишь избранные. Не пройдёт и 7 дней, как весь Внутренний Круг, включая тебя, сын мой, начнёт восхождение к вершине. Но у нас ещё есть дела на Земле, а ты отправляйся в Австралию. Собери всё, что осталось от армии Киллиан — её войска пригодятся нам в последний день. Ступай же, сын мой, и помни — веру надо хранить в сердце своём!
То чувство, когда желание спасти запутавшееся человечество борется с грустными мыслями о том, что если бы его не было, исчезла бы и причина всей жестокости, сумасшествия и страданий на планете.
Реки — слезы земли, а улыбки — цветы, и грудные младенцы — поэты. И, по-моему, там, где находишься ты, бьется сердце огромной планеты.
Единственный ответ на все вопросы — это нахождение самого себя в том человеке, который родился однажды на этой удивительной планете.
Земля — планета, которая наполнена необычными обитателями: людьми и животными, различными существами. Красивая по всему земному шару, хороша яркими материками. Природа сделала нечто потрясающее и феерическое для жизни каждого из нас. Вот почему ее нужно сохранить и экологически оберегать от всего плохого.
Мы убиваем Землю, которая нам станет колыбелью.
Покупайте землю, Бог ее больше не делает.
Зачем земля, когда есть небо?
Я всегда знал, что небо полно тайн, но только теперь понял, насколько полна загадками земля.
Море притягивает к себе наш взгляд, а земля — наши ноги.
Земля, природы мать, — её же и могила: Что породила, то и схоронила.
Бедная земля, все наши тени падают на нее.
Я люблю, я могу любить лишь ту землю, которую я оставил, на которой остались брызги крови моей, когда я, неблагодарный, выстрелом в сердце моё погасил мою жизнь. Но никогда, никогда не переставал я любить ту землю, и даже в ту ночь, расставаясь с ней, я, может быть, любил её мучительнее, чем когда-либо. Есть ли мучение на этой новой земле? На нашей земле мы истинно можем любить лишь с мучением и только через мучение!
Мы иначе не умеем любить и не знаем иной любви. Я хочу мучения, чтоб любить. Я хочу, я жажду в сию минуту целовать, обливаясь слезами, лишь одну ту землю, которую я оставил, и не хочу, не принимаю жизни ни на какой иной!..
Всё возможно построить на основе того, что у нас есть сейчас. Чтобы изменить поверхность земли потребуется десять лет, чтобы мир превратился в райский сад. Выбор за вами!
Мне не нужно место, где я могу укрыться, мне нужна земля под кладбище для моих врагов.
Мужчина без женщины — Земля без Солнца.
Раньше Боги спускались на нашу грешную землю к людям — теперь они остерегаются их.
Эта жестокая земля, дающая рождение всему живому, большому и малому. Какие плоды приносит она? Эта горькая земля.Часы жизни настраивают свои стрелки. Нужно успеть и поторопиться, пока еще есть силы, пока не угасло желание запускать вновь и вновь этот уставший часовой механизм.Жизнь неумолимо быстротечна. Что, если моя жизнь – одуванчик, дрожащий и тонкий. Коснись такого легким дыханием – и нет его больше. И единственным воспоминанием обо мне останется осиротевший стебель, покорно отдавший свои нахохлившиеся цветки ветреному сопернику. Эта холодная земля, выстилающая твои шаги палыми листьями, отвергнутыми и почерневшими. Ты шагнул в декабрь, будто в бездну. Рано темнеет небо. Рана темнеет в душе. Кто проведет меня к свету? Или к побережью, чтоб с морем наедине… Эта бессердечная земля многому учит. Я не знаю, какие испытания ждут меня впереди. Неизвестность не пугает, я научилась укрощать тревоги и страх. Больше всего я боюсь, что однажды рассказать о своем бесстрашии будет некому… Но я верю, что эта жестокая земля, в конце концов, не может быть настолько чужой и равнодушной. Она не может быть похожей на тебя…
Земля прокормит всех, не прокормит она только людскую жадность.
В жизни божественное и земное причудливо переплетаются, создавая нескончаемые узоры бытия…
Важна не земля сама по себе, а уроки, которые мы из нее извлекаем.
Если Ингвар, по большому счету, видел в подвластных ему землях больших и малых племен нечто вроде огромной чащи, где можно охотиться, то Эльге они казались будущим полем, которое надо расчистить, засеять и ждать урожая.
Меж скорбной землей и бесцветным небом высился образ скудного мира, где ему наконец-то было суждено обрести самого себя. Здесь, на этой равнине, погруженной в простодушное отчаяние, чувствуя себя странником, затерянным среди первобытного мира, он мало-помалу воскрешал в себе былую привязанность к жизни и, стиснув кулаки, прижавшись лицом к стеклу, пытался наметить путь к самому себе, а заодно увериться в своих скрытых силах. Ему хотелось распластаться по этой земле, вываляться в грязи, а потом встать во весь рост посреди бескрайней равнины, воздев заляпанные грязью руки к губчатому, томимому испариной небу, — встать живым символом безнадежности и великолепия жизни, утверждая свою связь с миром, как бы отвратителен и неблагодарен тот ни был.
Всё возможно построить на основе того, что у нас есть сейчас. Чтобы изменить поверхность земли потребуется десять лет, чтобы мир превратился в райский сад. Выбор за вами!
— Это не наша забота, Иван. Будем хранить землян. — Но ведь и там тоже живут земляне! От того, что они переселились на Марс, они же не стали марсианами. — Это пока… Пройдет несколько поколений – и станут. Как это произошло когда-то и здесь, на Земле.
А где же путь покоя и добра? Взаимопонимания и веры? Всё повторяется… И нам понять пора, Что на Земле мы далеко не первые: Она и прежде сбрасывала нас С себя, как надоевший злобный вирус. Ещё чуть-чуть – и вновь настанет час, Чтоб настроение планеты изменилось. Не доводить бы дело до беды! Волны на всех нас хватит, с головою! Пора бы чистить души и умы, Пора наш общий Дом согреть любовью.
Мы падаем… — Куда? На Луну? — На Землю…
Если кружится голова, значит Земля пока вертится.
«Вот это и есть Земля», – подумал он. Не висящий в пустоте тысячекилометровый шар, а редкий лес и сверкающая на солнце гладь озера, утонувший в листве дом на вершине холма, травянистый склон, спускающийся к воде, плеск волны, серебристая чешуя рыбы, птицы, ныряющие вниз, чтобы поймать муху или жука над самой поверхностью воды. Земля – это непрекращающийся треск цикад, свист ветра и пение птиц.
Посмотрите, — сказал аббат, — на солнечный луч, проникающий в мое окно, и на эти линии, вычерченные мною на стене. По этим линиям я определяю время вернее, чем если бы у меня были часы, потому что часы могут испортиться, а солнце и земля всегда работают исправно.
Наша планета больна, ей требуется сложная операция.
Эта Земля с некоторыми обитающими на ней людьми сама по себе является адом, достаточно страшным для любой Вселенной.
… живущие после нас люди – все в некотором смысле наши дети. Понимаешь, мы оставляем им целую планету. Мы должны сделать Землю удобной для них. Комфортной, чистой. Это важно! И это заняло бы у меня целую жизнь, даже если бы она была бесконечной.
Род уходит, и род приходит, а Земля остается навек.
Бог создал мир для нас чтобы жить в мире, а не сражаясь.
Иногда я всё ещё беспокоюсь, что следующий день станет последним днём на земле.
Земля помогает нам понять самих себя, как не помогут никакие книги. Ибо земля нам сопротивляется. Человек познает себя в борьбе с препятствиями.
Кто-то сказал, что астрономия прививает смирение и воспитывает характер. Наверное, нет лучшего доказательства глупости человеческого тщеславия, чем этот далёкий образ нашего крошечного мира. Для меня, он подчёркивает нашу обязанность быть добрее друг с другом, беречь и лелеять бледно-голубую точку — единственный дом, который мы когда-либо знали.
Чистый ветер ели колышет,
Чистый снег заметает поля.
Больше вражьего шага не слышит,
Отдыхает моя земля.
Огонь всполохами освещает густую ночь. Ароматы земли становятся более насыщенными, властвуя над жгучей искренностью недолговечных цветов. Тайна тьмы заявляет о себе, уступает и в то же время сопротивляется. С зарей приближается свежесть и предвкушение.
В такие мгновения человеческое сердце находит свою песню жизни и поет ее…
Но и все ж, теснимый и гонимый,
Я, смотря с улыбкой на зарю,
На земле, мне близкой и любимой,
Эту жизнь за все благодарю.
Земле нужны не только дождь или солнце, ей нужна гармония.
Как разрезы, траншеи легли,
И воронки — как раны зияют.
Обнаженные нервы Земли
Неземное страдание знают.
Совершенно очевидно, что наш мир — это место скорби и терзаний, место, где процветает глупец, а мудрого преследуют и ненавидят; место, где мужчины и женщины мучают друг друга во имя любви; где детей гнетут и истязают во имя воспитания и родительского долга; где слабых телом отравляют и увечат во имя исцеления, а слабых духом подвергают ужасной пытке лишения свободы — не на часы, а на годы — во имя правосудия. Это место, где люди согласны на самый тяжелый труд, лишь бы спастись от невыносимой скуки своих развлечений; где дела милосердия творятся руками наемников ради искупления душ развратников и тунеядцев. Моя религия учит, что на свете есть только одно такое место ужаса и страданья — это ад. А стало быть, наша земля и есть ад, и мы, как мне это открыл старик индус, — а может быть, он был послан свыше, чтобы мне это открыть, — мы находимся здесь, дабы искупить грехи, совершенные нами в предыдущей жизни.
Когда земля уходит из-под ног и не на что опереться, остается одно — держаться за звезды.
Когда старый орёл предчувствует приближение смерти, он из последних сил рвётся вверх, поднимается как можно выше. А потом складывает крылья и летит камнем на землю. Поэтому горные орлы умирают в небе — на землю они падают уже мертвые.
Люби землю. Она не унаследована тобой у твоих родителей, она одолжена тобой у твоих детей.
— Слушай, не знаю, как там у вас в Израиле, а в Америке нельзя просто так прийти и отобрать у нас землю!
— Ну вообще-то именно так ваша страна и была основана.
Я завещаю себя грязной земле, пусть я вырасту моей любимой травой.
Если снова захочешь увидеть меня, ищи меня у себя под ногами.
С землей давно уже люди обращались так, будто не даровалась она Создателем как награда для жизни и свершения на ней добрых дел, но презренно швырялась человеку под ноги для того, чтоб он распинал ее, как распоследнюю лахудру, чтобы, выдохшись, опаскудившись, оголодав, опять и опять припадал он лицом и грудью к ней, зарывался в нее — для спасения иль вечного успокоения.
Любая нация, обитающая на земле, которую она считает своей, на самом деле является просто последним захватчиком.
Ты будь землей, будь водой, будь солнцем, будь деревом, пусть тот, что не хочет пользоваться этим, не пользуется.
Огонь всполохами освещает густую ночь. Ароматы земли становятся более насыщенными, властвуя над жгучей искренностью недолговечных цветов. Тайна тьмы заявляет о себе, уступает и в то же время сопротивляется. С зарей приближается свежесть и предвкушение. В такие мгновения человеческое сердце находит свою песню жизни и поет ее…
Когда белый человек пришел, у нас была земля, а у него Библия. Теперь у него вся земля, а у нас только Библия.
Самое большое богатство природы – это человек. Люди обогатили землю, а не земля – народ.
За четыре с лишним месяца, которые в общей сложности мне довелось пробыть на орбите, я успел убедиться: нет лучше работы, чем в космосе, но нет лучше жизни, чем на Земле!
Владея обширным, покрытым травой имением, мы должны помнить, что его ровная поверхность, от которой так зависит его красота, существует в основном благодаря тому, что все неровности медленно выравниваются червями. Весь поверхностный слой почвы на таком имении прошел и опять пройдет, каждые несколько лет, сквозь тела червей.
Как можно говорить, что у человека есть Родина, если он не владеет ни одним квадратным дюймом её земли?
Зачем земля, когда есть небо?
В настоящее время мы мыслим землю не в целом, а разделенною на части света. Только философам и историкам это остается ещё неизвестным.
Презирал весь мир. О земле говорил: «Круглая дура».
… это единственный мир, имеющийся в наличии: альтернативы не существует, а если бы она и существовала, то нет гарантии, что она была бы намного лучше этой.
Я спал так крепко прошлой ночью, что не заметил как планета вращается вокруг своей оси быстрее тысячи миль в час. Я не слышал ни криков 120000 младенцев, родившихся между 10 вечера и 5 часами утра, ни стонов 50000 умирающих. Возможно какие-то мирные договоры были разорваны — я проспал и это. Если где-то падали бомбы на мирных жителей — я укрылся от этого подушкой. Мужчины и женщины целовались и их стоны были полны нежности, но час за часом я лежал свернувшись под одеялом, закрыв глаза — вдох и выдох, вдох и выдох.
Земля, которую мы все разделяем, не просто скала, летящая сквозь космос, но живое, заботливое существо. Она заботится о нас; она заслуживает нашей заботы в ответ.
Любовь – это сила и причина, по которой вращается Земля.
Космос — это космос. Ничего похожего на Земле нет.
А что такое время? Разве это всего лишь модное худи с принтом? Время — это вибрации, и у каждого периода свой темп. Его измеряют количеством ударов в минуту — bpm. Скажем, в 1980-е годы в музыке преобладал темп 120 bpm. Это, например, «Modern Talking» — люди двигались вот так. Потом темп начал увеличиваться. К 1990-м годам — до 132 bmp, к нулевым — до 168. Появились новые стили: джангл, брейкбит. Куча направлений и новых артистов: Бьорк, «The Prodigy», даже «U2» выпустили новый альбом Discotheque. Блистательная новаторская музыка, темп которой только увеличивался. Потом и вовсе появился рейв. Все это не случайно. Мы, как мыши, зависим от любого ускорения движения планет и процессов вокруг.
Не знаю, доказал ли я это всем, но я точно доказал это себе: мы не прикованы к этой планете.
Из всех тварей, для земли наибольшую опасность представляет homo sapiens.
Это лишь кажется, что земля у нас под ногами твердая и крепкая. Оглянуться не успеешь, а ты уже в трещину провалилась. Один раз провалишься — обратно уже не выбраться. Так и живи под землей в одиночку, пока не помрешь…
Очень давно, так давно, что даже трудно себе представить, умерла звезда. Она распалась на мелкие осколки, они рассеялись по Вселенной и через миллиарды лет стали частью деревьев, травы, моря, рыб, птиц. Посмотри на свою руку, в ней тоже частица этой звезды. А в твоих глазах поселились искорки пламени, которое озаряло нашу Галактику, пока не появилось Солнце. А в твоих волосах осели частицы самого Солнца. А твоё сердце… Когда Земля отделилась от Солнца и, остывая, вздохнула, этот вздох не потерялся в пространстве, он стал папоротником, папоротник превратился в угорь, угорь стал алмазом, а теперь этот вздох – в твоём сердце.
Нет! Звенит она, стоны глуша,
Изо всех своих ран, из отдушин,
Ведь Земля — это наша душа, —
Сапогами не вытоптать душу!
Благословенна эта земля, ибо в ней погребен мой народ. Благословен этот дождь, ибо он омывает их лица. Благословен этот ветер, ибо он доносит их имена…
Ты черпаешь силу из красной земли Тары. Ты часть ее — она часть тебя.
… ты не боишься летать, ты боишься, что тебе не дано будет оторваться от земли.
Ваше тело — лишь средство передвижения, с помощью которого ваше Высшее Я может достичь чего-либо на Земле.
Когда мы сравниваем жизнь человека на земле с той, о которой мы ничего не знаем, она представляется мне стремительным полетом воробья через пиршественный зал в зимний день. После нескольких мгновений тепла он исчезает из виду в том зимнем мире, из которого и прилетел. Так и человек — он задерживается немного на земле, но о том, что было прежде его жизни и что будет после, мы не знаем ничего…
— А ты налоги не платишь!
— Как же? Вот. За землю, за воду.
— А за снег?
— И за снег. На той неделе уплачено.
— Это под Новый год? Так то за прошлогодний снег! А за этот?
Труд есть отец и активный принцип богатства, а земля — его мать.
Бедная земля, все наши тени падают на нее.
Землёй нельзя владеть, её можно только уважать.
Артем не расстроился. В его распоряжении оставалась Земля — от снежной вершины Эвереста до тёмной глубины Марианской впадины. Артемия не помешает идти с ледорубом или погружаться в батискафе. Этого было вполне достаточно.
Земля сделала их застенчивыми, земля ведь не нуждается в красноречии, в светской обходительности. Земле нужно только то, что они ей дают, — молчаливая любовь, безраздельная преданность.
Земля похожа на человека. Не может быть плодородной, если не дышит. Мы копаем землю не для того, чтобы сделать ей больно, а для того, чтобы она дышала.
Два града созданы двумя родами любви: град земной — любовью к себе и град небесный — любовью к Богу.
Земля на редкость провинциальна. Восемьсот городов с восемью миллиардами жителей, все интересы которых касаются только восьмисот городов с восемью миллиардами жителей.
Всегда почитайте Мать-землю. Чем больше проявите уважения, тем больше получите взамен.
Другая половина нашей планеты окутана тенью и мраком.
Я не уверен, что человеческая раса проживет еще хотя бы тысячу лет, если не найдет возможности вырваться в космос. Существует множество сценариев того, как может погибнуть все живое на маленькой планете. Но я оптимист. Мы точно достигнем звезд.
Мы — лишь еще одна неудачная мутация, еще одна незавершенная биологическая ошибка, и однажды планета стряхнет нас, как назойливых блох.
Здравый смысл говорит нам, что Земля плоская.
Наши позёрства, наша воображаемая значимость, иллюзия о нашем привилегированном положении во вселенной пасуют перед этой точкой бледного света. Наша планета — одинокая крупинка в огромной окружающей космической тьме. В нашей безвестности, во всей этой бесконечности, нет и намёка на то, что помощь придёт откуда-то извне, чтобы спасти нас от самих себя.
Земля пока — единственный известный мир, ютящий жизнь. Нашему виду больше некуда переселяться — по крайней мере, в ближайшем будущем. Побывать — да. Поселиться — ещё нет. Нравится вам это или нет, на данный момент Земля — наш дом.
Земля — очень маленькая сцена на необъятной космической арене. Вспомните о реках крови, пролитых всеми полководцами и императорами, чтобы, в лучах славы и триумфа, ненадолго стать хозяевами части этой песчинки. Вспомните о бесконечных жестокостях, совершаемых обитателями одного уголка этой точки над едва отличимыми от них обитателями другого уголка. О том, как часты их разногласия, о том, как жаждут они убивать друг друга, о том, как горяча их ненависть.
С космической точки зрения, Земле угрожают не тартарары, а помойка.
Жить на Земле, возможно, дороговато, зато вы получаете ежегодный бесплатный круиз вокруг Солнца.
Земля имеет оболочку; и эта оболочка поражена болезнями. Одна из этих болезней называется, например: «человек».
Благославляю того, кто изобрёл глобус — за то, что я могу сразу этими двумя руками обнять весь земной шар — со всеми моими любимыми!
Блажен лишь тот, чья мысль, окрылена зарею,
Свободной птицею стремится в небеса, —
Кто внял цветов и трав немые голоса,
Чей дух возносится высоко над землею!
Нет, этого я не забуду дня,
Я не забуду никогда, вовеки!
Я видел: плакали, как дети, реки,
И в ярости рыдала мать-земля.
Невысокий и коренастый, с некрасивым лицом, он казался порядочным парнем. Рассудительный, благоразумный, исполненный сознанием долга… но не из тех, что заставляют девичье сердце биться чаще. А Дейенерис Таргариен, кем бы ещё она ни являлась, всё же была юной девушкой, как она и сама себя называла, когда ей хотелось разыграть невинность. Как и полагается доброй королеве, Дени в первую очередь думала о народе – иначе никогда бы не вступила в брак с Хиздаром зо Лораком – но в глубине души до сих пор жаждала поэзии, страстей и смеха. «Ей хочется огня, а Дорн послал ей землю».
Земля — это громадный организм, наделенный чувствами, планета, насквозь пропитанная человеческой сущностью, живая планета, выражающая свои чувства с трудом и с запинками, она не дом белой расы, или черной расы, или желтой расы, или исчезнувшей голубой расы, а дом человека, и все человеки равны перед Богом, и все получат свой шанс, не сейчас, так через миллион лет.
Я хочу заплатить тридцать монет серебром — это гораздо больше стоимости земли. Но мир между соседями намного дороже серебра.
Небо наклонилось, чтобы ласково погладить землю.
Их поцелуй слился в бесконечную линию горизонта.
— Я не понимаю, как можно продавать то, что тебе не принадлежит. Как Луна может кому-то принадлежать?
— Земля тоже никому не принадлежит, а участки продаются. Я, знаешь, что тебе скажу — то, что никому не принадлежит, можно забрать себе.
Любая местность может сменять хозяев по многу раз. Земля может оказаться залитой кровью, усыпанной костями, изрытой могилами или же покрытой грудами ржавеющего оружия и доспехов. Но все это стирается и исчезает за одно поколение. Я это видел собственными глазами. Однако сама земля не меняется.
Лучше крепко стоять на земле вместо того, чтобы тянуться к небесам.
Небо наклонилось, чтобы ласково погладить землю. Их поцелуй слился в бесконечную линию горизонта.
— Я не понимаю, как можно продавать то, что тебе не принадлежит. Как Луна может кому-то принадлежать? — Земля тоже никому не принадлежит, а участки продаются. Я, знаешь, что тебе скажу — то, что никому не принадлежит, можно забрать себе.
Когда мы сравниваем жизнь человека на земле с той, о которой мы ничего не знаем, она представляется мне стремительным полетом воробья через пиршественный зал в зимний день. После нескольких мгновений тепла он исчезает из виду в том зимнем мире, из которого и прилетел. Так и человек — он задерживается немного на земле, но о том, что было прежде его жизни и что будет после, мы не знаем ничего…
Благословенна эта земля, ибо в ней погребен мой народ. Благословен этот дождь, ибо он омывает их лица. Благословен этот ветер, ибо он доносит их имена…
Невозможно было вообразить, что земля так велика и что ее противоположные концы, несмотря на отдаленность, все же могут как-то сообщаться. Голова кружилась от ощущения исполинских пространств, и почему-то просыпалось чувство гордости за неугомонного человека, который так мал и слаб перед огромностью белого света, но как-то умудряется его пересекать из конца в конец. А главное, зачем-то стремится к этому.
Я хочу заплатить тридцать монет серебром — это гораздо больше стоимости земли. Но мир между соседями намного дороже серебра.
На этой серой земле у нас нет имён. Мы скелеты, отражающие в жёлтом глазу. Наши кости иссушены и выбелены прямо под кожей, наши пустые глазницы разглядывают голодных ворон. В этом царстве теней наши оловянные голоса скребутся как крыло мухи по неподвижному воздуху. Наш язык — это язык слабоумных, тарабарщина идиотов. Корень и лоза могли бы сказать больше, чем мы.
У нас только одна планета. И если мы будем хорошо к ней относиться, то она будет хорошо относиться к нам. А если нет, то, что ж, посмотрите вокруг и вы увидите, что происходит.
Чем дольше я живу, тем больше склоняюсь к мысли о том, что в солнечной системе Земля играет роль сумасшедшего дома.
Тут всё, о чём я мечтала. Так много зелени, повсюду деревья… и вода, и воздух. Такой сладкий воздух. Тут так красиво. Телониус, ты должен это увидеть.
Прикосновение дрожащей руки. Нежность и чувства вины. Ощущения, что я вот-вот взлечу. Все это выскользнуло из рук. Я вновь, оказался прикован к Земле. Будто какие-то невидимые нити удерживали меня над ней.
Человечество — 13-й ангел. Ангел, которого не должно было появиться на Земле.
Люди волнуются о том, какую планету мы оставляем для наших детей, но никто не задумывается, каких детей мы оставим нашей планете.
Люди все больше понимают, что планета мала и что судьба человечества зависит от нашей способности жить в мире друг с другом, как бы хрупок не был этот мир. Человечество всегда будет стремиться вперед, искать новые препятствия чтобы преодолеть и их, но надо помнить, что Земля наш общий и единственный дом. Решения, которые мы принимаем сегодня, неминуемо повлияют на судьбу последующих поколений.
Бывают схватки боли у земли, Когда ей пучит изнутри утробу, Тогда бедняжку корчит и трясет И валятся дома и колокольни.
Реакция Штатов была еще мгновеннее и жестче, чем мы ожидали. Президент в тот день заявил, что ресурсы планеты принадлежат всем. Никто не имеет права распоряжаться ими единолично и ставить под удар мировую экономику.
География говорит нам о земле как о жилище; история же — о ней же как о кладбище.
Кто-то может отобрать у тебя землю, но солнце останется твоим, луна принадлежит тебе, и никто не может отнять этого у тебя!
Владея обширным, покрытым травой имением, мы должны помнить, что его ровная поверхность, от которой так зависит его красота, существует в основном благодаря тому, что все неровности медленно выравниваются червями. Весь поверхностный слой почвы на таком имении прошел и опять пройдет, каждые несколько лет, сквозь тела червей.
Все, кого она любила, ушли от нее — дед и отец, брат и мать. У нее оставался лишь Сомерсет, и он ждал ее. У нее была земля, которую она будет холить и лелеять, год за годом, урожай за урожаем, до конца дней своих. Как говорил Майлз, плантация никогда ее не бросит. На нее может напасть хлопковый долгоносик, обрушиться засуха или наводнение. В перерывах между этими напастями град может начисто уничтожить посевы, стоящие целое состояние, но земля все равно никуда не денется после того, как следы бедствия исчезнут с ее лица. Когда имеешь дело с землей, всегда остается надежда, чего нельзя сказать о людях.
Важна не земля сама по себе, а уроки, которые мы из нее извлекаем.
Невозможно было вообразить, что земля так велика и что ее противоположные концы, несмотря на отдаленность, все же могут как-то сообщаться. Голова кружилась от ощущения исполинских пространств, и почему-то просыпалось чувство гордости за неугомонного человека, который так мал и слаб перед огромностью белого света, но как-то умудряется его пересекать из конца в конец. А главное, зачем-то стремится к этому.
За четыре с лишним месяца, которые в общей сложности мне довелось пробыть на орбите, я успел убедиться: нет лучше работы, чем в космосе, но нет лучше жизни, чем на Земле!
Мы не наследуем землю у предков, мы берём ее взаймы у потомков.
Мы пришли на эту Землю, чтобы развивать свою Бессмертную Душу.
Во имя закатов, что мы наблюдаем
И травки зелёной, куда мы ступаем
Во имя мелодий, что шепчут нам реки
И горных ветров оставляют побеги,
Спасибо, брат Ветер и матерь Земля,
Отче наш Солнце и сестричка Луна.
Когда земля уходит из-под ног и не на что опереться, остается одно — держаться за звезды.
А что, если бедняга Пизанская башня, в сущности, правильно стояла, а это наша земля со всеми нашими земными делами под ней скособочилась?
Я всегда знал, что небо полно тайн, но только теперь понял, насколько полна загадками земля.
Если бы рядом никого не было, я разделась бы догола. Земля радовалась бы прикосновению моих босых ног, а ветер наслаждался, играя с моими волосами.


Земля сохраняет свою стоимость, сколько бы раз ее не бомбили.
Очень давно, так давно, что даже трудно себе представить, умерла звезда. Она распалась на мелкие осколки, они рассеялись по Вселенной и через миллиарды лет стали частью деревьев, травы, моря, рыб, птиц. Посмотри на свою руку, в ней тоже частица этой звезды. А в твоих глазах поселились искорки пламени, которое озаряло нашу Галактику, пока не появилось Солнце. А в твоих волосах осели частицы самого Солнца. А твоё сердце… Когда Земля отделилась от Солнца и, остывая, вздохнула, этот вздох не потерялся в пространстве, он стал папоротником, папоротник превратился в угорь, угорь стал алмазом, а теперь этот вздох – в твоём сердце.
Земле нужны не только дождь или солнце, ей нужна гармония.
— Слушай, не знаю, как там у вас в Израиле, а в Америке нельзя просто так прийти и отобрать у нас землю! — Ну вообще-то именно так ваша страна и была основана.
Вьется пыльная дорога По равнинам, по холмам, — Там, где день объят тревогой, Там, где вечер предан снам… То змеится темным лесом, В гулкой, дремлющей тиши, — То под каменным навесом В горной сумрачной тиши… То, на волю вырываясь, Где безбрежна ширь земли, Убегает, извиваясь, Всюду серая, в пыли…
— Смотри, перед нами Земля, — сказала Нойс, — но не вечный и единственный приют человечества, а всего лишь его колыбель, отправная точка бесконечного приключения.
На всякого, кто учился в школе, производит магическое действие дата — 1492 год. Год, когда Колумб достиг Америки. И когда земля стала круглой. Раньше ее мыслили плоской, и океан был плоским, поэтому все, влекомое ветрами и течениями, неизбежно должно было свалиться с края в бездну. Вернее говоря, земля и до Колумба была круглой, но не совсем, а вроде половинки яйца. Так или иначе, если уплыть достаточно далеко в океан, все равно упадешь с края земли.
Мы приходим и уходим, и каждый миг приносит на Землю тысячи и уносит тысячи; Земля — пристанище для странников, блуждающая звезда, на которой останавливаются и с которой улетают караваны птиц.
Когда-то я хотела спасти этот мир. Этот прекрасный мир. В то время я очень мало знала о нём. Волшебная, удивительная Земля. За неё стоит бороться, её стоит оберегать. Но присмотревшись, вы увидите, какая великая тьма таится внутри. А человечество… Человечество — это совсем другая история.
— Что это за планета? — Земля. — «Земля»? Жуткое название. Могли бы её назвать… Грязь, планета Грязь.
Земля — колыбель человечества. Но нельзя вечно оставаться в колыбели.
Прежде чем думать о спасении Земли от ее громадных проблем, попытайтесь сначала спасти свое жалкое существование.
Сейчас почти нет девственных земель. Мы живем на головах друг у друга, такова теперь Калифорния, да и вся планета. На ней больше нет места, а людям свойственно попирать свои же могилы, разрушать построенное.
Сама Земля вращается не только вокруг своей оси, но также и кругом Солнца; поворачивайся же и ты, бездельник!
Нельзя считать нашу планету вполне безопасным убежищем для человека; невозможно предвидеть тех незримых врагов или друзей, которые могут явиться к нам из бездны пространства.
С бесконечным самодовольством сновали люди по всему земному шару, занимаясь своими делишками и пребывая в безмятежной уверенности, что они и есть владыки материи. Возможно, инфузория под микроскопом пребывает в той же уверенности.
Заплатив биллионами жизней, человек купил право жить на Земле, и это право принадлежит ему вопреки всем пришельцам. Оно осталось бы за ним, будь марсиане даже в десять раз более могущественны. Ибо человек живёт и умирает не напрасно.
Слухи, подобно кочующим племенам, не знают покоя, и нет на земле места, куда они не сумели бы добраться.
Земля — корабль!
Но кто-то вдруг
За новой жизнью, новой славой
В прямую гущу бурь и вьюг
Ее направил величаво.
Человеку нужно немного земли, чтобы благоденствовать на ней, и еще меньше, чтобы покоиться в ней.
… здесь, на земле, да будет вам известно, наивное создание, торжествует порок и только порок! А добродетель… Добродетель стоит с протянутой рукой, вымаливая у порока гроши…
Кто сказал: «Все сгорело дотла,
Больше в землю не бросите семя!»?
Кто сказал, что Земля умерла?
Нет, она затаилась на время!
— В детстве я ходила босиком. Матушка говорила: пройдись босиком и вся тоска и беды уйдут. Земля дарует человеку добро и радость. Мне кажется, она была права.
— Она была права. Только земля даёт нам настоящий покой. Но вот только, где этот покой искать: на земле или под землёй?
Мы пришли на эту Землю, зная, какие нас ожидают проблемы, какие трудности нам предстоит преодолеть, и совершая самоубийство, мы отказываемся от всего того, что сами сделали для своего движения вперед.
Квинтэссенцией всего того, чему мы учимся на Земле, является то, что делает нас тем, чем мы собираемся быть в следующей жизни.
С землей давно уже люди обращались так, будто не даровалась она Создателем как награда для жизни и свершения на ней добрых дел, но презренно швырялась человеку под ноги для того, чтоб он распинал ее, как распоследнюю лахудру, чтобы, выдохшись, опаскудившись, оголодав, опять и опять припадал он лицом и грудью к ней, зарывался в нее — для спасения иль вечного успокоения.
Возьмите горсть земли, почувствуйте ее в руках. Мы все сделаны из земли, это наша мать, это мы сами. Если обычный гражданский человек и солдат одинаково любят свою землю, между ними нет разницы. И любовь к Родине вовсе не означает, что мы должны умирать на поле боля, но чтобы сделать что-то ради своей страны — нужно бороться! И не каждому дается такой шанс. Сейчас я делаю то, что могу для своей страны, чтобы служить ей не нужны медали и погоны.
Лучше крепко стоять на земле вместо того, чтобы тянуться к небесам.
Вьется пыльная дорога
По равнинам, по холмам, —
Там, где день объят тревогой,
Там, где вечер предан снам…
Эта жестокая земля, дающая рождение всему живому, большому и малому. Какие плоды приносит она? Эта горькая земля.
Часы жизни настраивают свои стрелки. Нужно успеть и поторопиться, пока еще есть силы, пока не угасло желание запускать вновь и вновь этот уставший часовой механизм.
Ты будь землей, будь водой, будь солнцем, будь деревом, пусть тот, что не хочет пользоваться этим, не пользуется.
Мы постоянно мучаем ее [землю] железом и деревом, огнем и камнем. Мы вкапываемся в нее и сваливаем ее в море. Мы долбим в ней шахты и выволакиваем оттуда ее внутренности, и все ради того, чтобы надеть на чей-то красивый пальчик кольцо с драгоценным камнем.
Спустись в кратер Екуль Снайфедльс, который тень Скартариса ласкает перед июльскими календами, отважный странник, и ты достигнешь центра Земли. Это я совершил, — Арне Сакнуссем.
Ваше тело — лишь средство передвижения, с помощью которого ваше Высшее Я может достичь чего-либо на Земле.
Мы пришли на эту Землю, чтобы развивать свою Бессмертную Душу.
Мы пришли на эту Землю, зная, какие нас ожидают проблемы, какие трудности нам предстоит преодолеть, и совершая самоубийство, мы отказываемся от всего того, что сами сделали для своего движения вперед.
Земля — единственное, что имеет ценность. Единственное, что вечно. Ради неё стоит бороться. Ради неё стоит даже умереть.
… здесь, на земле, да будет вам известно, наивное создание, торжествует порок и только порок! А добродетель… Добродетель стоит с протянутой рукой, вымаливая у порока гроши…
Горе нам! Польша великая стала как проходной двор на окраине. Кто хочет, тот и шляется чрез нее!
Земля твёрже человеческого сердца.
Участь почв и участь воды тесно связаны, зависят друг от друга, потому что рано или поздно то, что находится в почве, уносится реками и подпочвенными водами в моря.
Море притягивает к себе наш взгляд, а земля — наши ноги.
— Мистическое ощущение… — Она запнулась. — Философское обобщение, художественный образ: всё на земле взаимосвязано, всё едино, и жизнь продолжается, пока замкнута цепь. Это красиво и логично: человек связан с муравьём, муравей — с солнцем, солнце — с водой, вода — с озарением в душе, с самой неожиданной мыслью… Это чистой воды поэзия — Система.
— Умоляю, мой повелитель! Кто вы по вашей сущности? Бог или Дьявол? — Лишь люди могут спрашивать о столь явных вещах. Бог или Дьявол? Кто так судит? Смех, да и только — игры в борьбу добра и зла, горы литературы и кино на эту тему, и никто не задумался: а разве Землю мог создать кто-то иной… нежели Сатана? После Бездны нет загробной жизни, ибо ваша Земля — это и есть ад. С мучениями, страданиями, ненавистью и ужасом. Разве трудно понять?
— Ты ни разу мне не сказала «Я люблю тебя». — Верно, не сказала. — Почему? — Разве Земля говорит: «Я верчусь»? — Нет. — Но она же вертится.
Люди верят, думал Тень. Вот в чем все дело. Люди верят. А потом отказываются брать на себя ответственность за то, во что верят; они создают, а потом не доверяют созданному. Люди населяют тьму призраками, богами, электронами, сказками. И это вера, крепкая как скала вера, заставляет вращаться Землю.
Земля не наша, ведь мы берем ее взаймы у своих детей.
— На своем веку мы повидали немало людей. — Они грабили и убивали. — И рушили все вокруг. И так век за веком. Мы допустили это и в итоге мы потеряли все, что имели. Нашего дома больше не существует, там где распускались цветы всех оттенков — ныне унылая пустошь. Там, где был слышен щебет тысяч птиц — теперь безмолвие. Там, где в волнах резвились тюлени и дельфины — теперь только кровь. Наш милый дом Галапагосские острова стал черной, жалкой, зловонной нефтяной лужей. Весь мир становится черной зловонной лужей. Весь, кроме вашей долины, но вы не делаете ничего, чтобы спасти ее от этой участи. Человек — вор, однажды он придет, чтобы забрать у вас все. Он как змея, пожирающая собственный хвост. Но земля не собственность людей. Человек лишь малая часть ее. Не человек сплел ткань мироздания, он лишь одна нить в ней. Ведь мы все дышим одним воздухом — туманами диких джунглей, свежестью горного бриза, ароматами трав, после несущего прохладу дождя — все растения, люди, животные.
Можно ли скучать по месту, в котором никогда не был, мечтать о девушке, которую никогда не видел? Добро пожаловать в будущее! Мы больше не можем называть Землю своим домом. Мы выиграли войну, но не смогли сохранить планету.
Одного взгляда на Землю инопланетянину будет достаточно, чтобы сказать: «Позовите менеджера».
Земля говорит с нами, и, если мы послушаем, мы сможем понять.
Возможно, нам было бы легче, если бы мы знали, из чего мы сделаны, что поддерживает в нас жизнь и к чему мы вернёмся. Всё, что находится у вас перед глазами — бумага, чернильница, эти слова и ваши глаза тоже, — были сделаны из звёзд: звёзд, которые взрываются, когда умирают.
Земля на редкость провинциальна. Восемьсот городов с восемью миллиардами жителей, все интересы которых касаются только восьмисот городов с восемью миллиардами жителей.
Нет, никогда я не променяю моря на вашу душную, пыльную землю!
Прочие же Айнуры смотрели на жилище, помещенное среди пространств Мира, которое Эльфы зовут Арда — Земля; и души их ликовали, и глаза, видя многоцветье ее покровов, полнились радостью; внимая же реву моря, ощутили они великий непокой. И видели они ветра и воздух, и все, из чего сделана Арда — железо и камень, серебро и золото, и прочие вещества; но более всего восхитила их вода. И, как говорят Эльфы, в воде осталось жить эхо Музыки Айнуров; а потому многие Дети Илуватара готовы бесконечно внимать голосам моря — и, однако, не ведают, чему внемлют.
Земля похожа на человека. Не может быть плодородной, если не дышит. Мы копаем землю не для того, чтобы сделать ей больно, а для того, чтобы она дышала.
Разомкните ряды,
Все же мы — корабли!
Всем нам хватит воды,
Всем нам хватит земли,
Этой обетованной, желанной,
И колумбовой, и магелланной!
Зачем ехать дальше, оглянитесь вокруг — вот она земля, которую мы искали.
Любое место на земле отстоит одинаково далеко от неба.
Любая мебель отрывает нас от земли — неважно, табуретка это или трон. Ковер — это слиянность с землей, полное и непосредственное соприкосновение с ней. И, наверное, ни одна из форм искусства так не связана с почвой, с природой, как ковер.
Между годом, когда землю перестают обрабатывать и годом, когда она начинает «застраиваться», ее поражает обычно долгая и коварная болезнь запустения. Земля, заброшенная человеком, никем и ничем не занятая, превращается в нечто отвратительное — в пустырь.
Философия природы не должна быть слишком земной, для нее Земля – лишь одна из малых планет, вращающаяся вокруг одной из малых звезд Млечного Пути. Нелепо понуждать философию природы к выводам, которые ублажали бы крошечных паразитов, населяющих эту незначительную планету.
Поля изрытые лежат,
Осиротело, смотрят в небо,
Уже который год подряд,
Дома хозяин не был.
А где-то ждёт его весна,
Птичьи разговоры,
Да увела его война,
За леса, за горы.
Ты спрашивал, маршал, сохраняет ли человек верность своей родной земле или вождям. Думаю, что каждый сам должен сделать свой выбор.
Все, кого она любила, ушли от нее — дед и отец, брат и мать. У нее оставался лишь Сомерсет, и он ждал ее. У нее была земля, которую она будет холить и лелеять, год за годом, урожай за урожаем, до конца дней своих. Как говорил Майлз, плантация никогда ее не бросит. На нее может напасть хлопковый долгоносик, обрушиться засуха или наводнение. В перерывах между этими напастями град может начисто уничтожить посевы, стоящие целое состояние, но земля все равно никуда не денется после того, как следы бедствия исчезнут с ее лица. Когда имеешь дело с землей, всегда остается надежда, чего нельзя сказать о людях.
Небо и земля долговечны потому, что они существуют не для себя.
Отбирая у людей их родную землю, вы лишаете их не только собственно земли, но и прошлого, корней, души.
Человеку нужно немного земли, чтобы благоденствовать на ней, и еще меньше, чтобы покоиться в ней.
Это лишь кажется, что земля у нас под ногами твердая и крепкая. Оглянуться не успеешь, а ты уже в трещину провалилась. Один раз провалишься — обратно уже не выбраться. Так и живи под землей в одиночку, пока не помрешь…
Ты спрашивал, маршал, сохраняет ли человек верность своей родной земле или вождям. Думаю, что каждый сам должен сделать свой выбор.
Земля — это громадный организм, наделенный чувствами, планета, насквозь пропитанная человеческой сущностью, живая планета, выражающая свои чувства с трудом и с запинками, она не дом белой расы, или черной расы, или желтой расы, или исчезнувшей голубой расы, а дом человека, и все человеки равны перед Богом, и все получат свой шанс, не сейчас, так через миллион лет.
Я люблю, я могу любить лишь ту землю, которую я оставил, на которой остались брызги крови моей, когда я, неблагодарный, выстрелом в сердце моё погасил мою жизнь. Но никогда, никогда не переставал я любить ту землю, и даже в ту ночь, расставаясь с ней, я, может быть, любил её мучительнее, чем когда-либо. Есть ли мучение на этой новой земле? На нашей земле мы истинно можем любить лишь с мучением и только через мучение! Мы иначе не умеем любить и не знаем иной любви. Я хочу мучения, чтоб любить. Я хочу, я жажду в сию минуту целовать, обливаясь слезами, лишь одну ту землю, которую я оставил, и не хочу, не принимаю жизни ни на какой иной!..
Земля принадлежит всем, но люди ее делят, поколение за поколением. Только Небо обнимает всех, и небо нельзя поделить; и это тот путь, что ведет к единению и миру.
Боги создали землю для всех людей, но потом пришли короли с коронами и стальными мечами и потребовали её себе. Мои деревья, говорили они, — не ешьте с них яблок. Мой ручей — не ловите в нём рыбу. Моя земля, мой замок, моя дочь, уберите руки, не то я отрублю их, но если вы поклонитесь мне, я, может, и дам вам понюхать. Вы обзываете нас ворами, но вор хотя бы должен быть храбрым, умным и ловким, а поклонщик только и умеет, что кланяться.
Невысокий и коренастый, с некрасивым лицом, он казался порядочным парнем. Рассудительный, благоразумный, исполненный сознанием долга… но не из тех, что заставляют девичье сердце биться чаще. А Дейенерис Таргариен, кем бы ещё она ни являлась, всё же была юной девушкой, как она и сама себя называла, когда ей хотелось разыграть невинность. Как и полагается доброй королеве, Дени в первую очередь думала о народе – иначе никогда бы не вступила в брак с Хиздаром зо Лораком – но в глубине души до сих пор жаждала поэзии, страстей и смеха. «Ей хочется огня, а Дорн послал ей землю». Можно делать припарки из лечебной грязи при лихорадке для снятия жара. Можно посадить семена в почву и вырастить урожай для того, чтобы кормить детей. Земля будет питать вас, тогда как пламя только охватит, но глупцы, дети и юные девушки всегда выбирают пламя.
Мы можем жить в разных уголках света, но все мы — частичка одной планеты.
Буду писателем региональным. Ограничусь нашим земным шаром.
Этот мир прекрасен, но сейчас он говорит нам, что пора уходить. Человечество родилось на Земле, но не обязано здесь умирать.
Если у человечества достанет ума себя уничтожить, то по крайней мере у крыс и тараканов будут билеты в первый ряд на спектакль, в котором природа возвращает Землю себе.
Понимаешь, я люблю весь этот подземный мир, эти узкие ходы и отвесные колодцы, темноту, полную жизни и внутреннего света, этот страх и восторг перед неизведанным, это преодоление себя во имя заветной цели, когда из мрака и тесноты ты попадаешь наконец в огромный зал, с которым не сравнится по красоте ни один дворец мира…
И всё-таки она вертится!
На Земле мало проблем, которые нельзя решить за 40 миллионов.
Любая нация, обитающая на земле, которую она считает своей, на самом деле является просто последним захватчиком.
Землёй нельзя владеть, её можно только уважать.
Море хоронит погибшие корабли, земля – людей.
— Лишь на войне можно обрести богатство.
— Не согласен, ярл Рагнар, на войне богатство можно лишь отнять, приносят же богатство земля и торговля. Для процветания земель и торговли нужен мир.
Ромашка — земной любви целебная милашка.
Нам въелась в кожу эта красная земля. Говорят, она стала красной от крови, пролитой здесь во время сражений. Это наш дом. Ты никогда не уедешь из Африки.
Небо с землею
Соединились в зыбком сплетении —
Наплывший с моря туман
Проник в цветущие кроны
Сакуры горной.
Прочие же Айнуры смотрели на жилище, помещенное среди пространств Мира, которое Эльфы зовут Арда — Земля; и души их ликовали, и глаза, видя многоцветье ее покровов, полнились радостью; внимая же реву моря, ощутили они великий непокой. И видели они ветра и воздух, и все, из чего сделана Арда — железо и камень, серебро и золото, и прочие вещества; но более всего восхитила их вода. И, как говорят Эльфы, в воде осталось жить эхо Музыки Айнуров; а потому многие Дети Илуватара готовы бесконечно внимать голосам моря — и, однако, не ведают, чему внемлют.
…Земля не может приносить убытков. Ее не становится больше, зато люди размножаются.
Для мужчины нормально, если он защищает женщину. У нас любят вспоминать слова Расула Гамзатова, который сказал, что настоящие мужчины дерутся в двух случаях. За землю и за любимую женщину. Во всех остальных случаях дерутся петухи.
Совершенно очевидно, что наш мир — это место скорби и терзаний, место, где процветает глупец, а мудрого преследуют и ненавидят; место, где мужчины и женщины мучают друг друга во имя любви; где детей гнетут и истязают во имя воспитания и родительского долга; где слабых телом отравляют и увечат во имя исцеления, а слабых духом подвергают ужасной пытке лишения свободы — не на часы, а на годы — во имя правосудия. Это место, где люди согласны на самый тяжелый труд, лишь бы спастись от невыносимой скуки своих развлечений; где дела милосердия творятся руками наемников ради искупления душ развратников и тунеядцев. Моя религия учит, что на свете есть только одно такое место ужаса и страданья — это ад. А стало быть, наша земля и есть ад, и мы, как мне это открыл старик индус, — а может быть, он был послан свыше, чтобы мне это открыть, — мы находимся здесь, дабы искупить грехи, совершенные нами в предыдущей жизни.
Земля помогает нам понять самих себя, как не помогут никакие книги. Ибо земля нам сопротивляется. Человек познает себя в борьбе с препятствиями.
— Что не теряет своей ценности никогда, что бы ни происходило? — Золото. — Нет. Его можно украсть, и вы останетесь ни с чем. — Ну, тогда драгоценные камни. — Та же история. Подумайте хорошенько! — Ну, раз уж вы такой умный… — Земля!
Любая мебель отрывает нас от земли — неважно, табуретка это или трон. Ковер — это слиянность с землей, полное и непосредственное соприкосновение с ней. И, наверное, ни одна из форм искусства так не связана с почвой, с природой, как ковер.
Вот вам мои стихи к Вяземскому: Так море, древний душегубец, Воспламеняет гений твой; Ты славишь лирой золотой Нептуна грозного трезубец. Не славь его: в наш гнусный век Седой Нептун Земли союзник. На всех стихиях человек Тиран, предатель или узник.
Все, что есть на Земле, питается Солнцем, которое представляет собой просто звезду. Пища, которую вы едите, получена из света звезды, и, поскольку вы едите эту пищу, вы создаете тело из того же материала. Другими словами, поедание вами мяса — это просто акт преобразования света звезды. Этот свет, хотя он и предполагает множество форм, от кружащихся газов и квазаров до кролика, пощипывающего клевер, всего лишь свет. У него нет определенного места, он находится повсюду. Вам кажется, что вы находитесь в определенном месте, но это справедливо только постольку, поскольку как раз сейчас вы вовлечены в высшей степени творческий акт превращения Вселенной света в единый фокус, называемый вашим телом и умом.
На самом краю беззвучной Вселенной есть планета, на которой звучат дивные мелодии. Эта планета — наша Земля.
Я считаю, что человек живет на планете, а не в государстве.
Герои и смельчаки проложат первые воздушные тропы трасс: Земля — орбита Луны, Земля — орбита Марса и еще далее: Москва — Луна, Калуга — Марс.
Ты слишком жесток, вот что я тебе должен сказать. Таких, как ты, опасно пускать в космос – там все чересчур хрупко, да-да, вот именно, хрупко! Земля уж кое-как… приспособилась к таким, как ты, хотя это ей и стоило черти каких жертв.
Счастливейший человек на Земле тот, кто сумел встретить… истинную любовь.
Земля — корабль, слишком большой для меня.
Если бы мне дали выбирать: населить землю такими святыми, каких я только могу вообразить себе, но только чтобы не было детей, или такими людьми, как теперь, но с постоянно прибывающими свежими от Бога детьми, я бы выбрал последнее.
В истории планеты никогда и никому земля не доставалась честным путём.
Через дождь небо занимается с землёй любовью.
Все говорят: нет счастья на земле… Но счастья нет и выше.
А что, если бедняга Пизанская башня, в сущности, правильно стояла, а это наша земля со всеми нашими земными делами под ней скособочилась?
Земля принадлежит всем, но люди ее делят, поколение за поколением.
Только Небо обнимает всех, и небо нельзя поделить; и это тот путь, что ведет к единению и миру.
Горе нам! Польша великая стала как проходной двор на окраине. Кто хочет, тот и шляется чрез нее!
В жизни божественное и земное причудливо переплетаются, создавая нескончаемые узоры бытия…
Меж скорбной землей и бесцветным небом высился образ скудного мира, где ему наконец-то было суждено обрести самого себя. Здесь, на этой равнине, погруженной в простодушное отчаяние, чувствуя себя странником, затерянным среди первобытного мира, он мало-помалу воскрешал в себе былую привязанность к жизни и, стиснув кулаки, прижавшись лицом к стеклу, пытался наметить путь к самому себе, а заодно увериться в своих скрытых силах. Ему хотелось распластаться по этой земле, вываляться в грязи, а потом встать во весь рост посреди бескрайней равнины, воздев заляпанные грязью руки к губчатому, томимому испариной небу, — встать живым символом безнадежности и великолепия жизни, утверждая свою связь с миром, как бы отвратителен и неблагодарен тот ни был.
Солнце на землю с улыбкой
Смотрит, с кротостью светя,
Словно мать, качая зыбку,
На уснувшее дитя.
Боже, какое великое творение Земля! Ведь и Солнце, наверное, существует ради Земли, населенной людьми, а иначе к чему все это? Мир надобен человеку — оттого он и есть, чтобы человек его осознавал, оттого он и существует. А иначе к чему вся эта галактика, какой смысл?
А ведь странно, что количество умирающих людей всё так же растет, а Земля несмотря на это сохраняет свои размеры; значит ли это, что однажды не будет даже комнатки, чтобы кого-то похоронить?
Мы, на земле, все время ходим над клокочущим, багровым морем огня, скрытого там — в чреве земли. Но никогда не думаем об этом. И вот вдруг бы тонкая скорлупа у нас под ногами стала стеклянной, вдруг бы мы увидели…
Или ты человек, или не человек. Но если ты всё-таки человек, то ты — это не только ты, а все люди живущие на Земле.
Все-таки какая странная штука — землетрясение. Мы-то свято верим, что земля под ногами — твердая и прочная.
Бал аватаров. Давка. Просто смотри в глазницы, И находи планеты, словно ты астронавт. И из-под аватаров вдруг засияют лица — Это свои. Их много. Больше, чем было правд.
Бог, утирая дланью вспотевший лоб Улыбается молча: окончена моя миссия. Все живое волна поглотила, за ней потоп. Всё, планета на реконструкции. На ремиссии.
Боюсь, что земной шар – желтый дом Вселенной.
В любой войне битвы сменяются затишьями. Может наступить день, когда мы утратим веру, день, когда наши союзники пойдут против нас. Но день, когда мы бросим эту планету и живущих на ней людей, не наступит никогда.
Кстати, вы знаете, что такое спутник по-русски? По-английски «travelling companion», «тот, кто сопровождает в пути, попутчик». Какое странное совпадение, если вдуматься. Непонятно только, почему русские выбрали для своего космического корабля такое необычное название? Ведь это всего лишь несчастный кусочек металла, все крутится, крутится себе один-одинешенек вокруг Земли — и больше ничего…
Если всё, что случилось в истории космоса, сжать в одну временную схему до суток, то можно сказать, что Земля возникла к вечеру. Динозавры появились ближе к полуночи. А человечество существует только последние две секунды.
Если пять минут в день я буду помогать Земле, душа моя станет чище, а руки всегда можно вымыть.
Любая местность может сменять хозяев по многу раз. Земля может оказаться залитой кровью, усыпанной костями, изрытой могилами или же покрытой грудами ржавеющего оружия и доспехов. Но все это стирается и исчезает за одно поколение. Я это видел собственными глазами. Однако сама земля не меняется.
Всегда почитайте Мать-землю. Чем больше проявите уважения, тем больше получите взамен.
Что же я буду делать без тебя?
Земля, полная горсть земли.
Разве на свете не много земли? Но ведь ты… Ты называл горстку земли Родиной.
Неужели ты тоже стал землей, Джевдет?
Неужели эти земли стали твоей могилой?
Я осталась без Родины. Она исчезла.
Ты был моей Родиной, моей землей.
Ты был моей жизнью.
Два града созданы двумя родами любви: град земной — любовью к себе и град небесный — любовью к Богу.
Артем не расстроился. В его распоряжении оставалась Земля — от снежной вершины Эвереста до тёмной глубины Марианской впадины. Артемия не помешает идти с ледорубом или погружаться в батискафе. Этого было вполне достаточно.
— Если ты, князь, затаил обиду, что тебе булаву не дали, скажу так: за твой военный гений, она по праву должна принадлежать тебе, но может, это и к лучшему, что тебе ее не дали. Ты бы эту несчастную землю в крови утопил!
— Сенатор, я не посмотрю, что у тебя голова седая!
— Я тут не себя, а Речь Посполитую представляю.
Участь почв и участь воды тесно связаны, зависят друг от друга, потому что рано или поздно то, что находится в почве, уносится реками и подпочвенными водами в моря.
Ад и Рай существуют лишь в сознании души. Да, но то же самое можно сказать и о Земле со всеми ее материками, морями, полями, пустынями, горами и реками. Весь мир есть не что иное, как образ, построенный в сознании Души.
– Существует теория, что Землю пересекают особые линии, и там, где они сходятся, случаются странные вещи.
— Мы продолжаем упрямо верить в то, что Земля принадлежит нам. — Не только нам, нет. Но она — наш дом.
Теперь Создатель вселенной хотел бы перед вами извиниться не только за то, что на время опыта специально окружил вас такими суетливыми, причудливыми спутниками, но и за то, что на вашей планете столько мусора и вони.
Смотри, перед нами Земля, — сказала Нойс, — но не вечный и единственный приют человечества, а всего лишь его колыбель, отправная точка бесконечного приключения.
Когда наши потомки увидят пустыню, в которую мы превратили Землю, какое оправдание найдут они для нас?
Мы управляем своей Землей беспечно.
Меня раздражает одно: прежде чем мы уничтожим себя, мы уничтожим планету.
Довольно неуместно называть эту планету — Земля, когда очевидно, что она — Океан.
Знаю, вы любите землю родную,
Ветра приемлете ласку скользящую.
Но, в упованье на радость иную,
Встретите смерть под косою звенящею.
Земля сделала их застенчивыми, земля ведь не нуждается в красноречии, в светской обходительности. Земле нужно только то, что они ей дают, — молчаливая любовь, безраздельная преданность.
Земля прокормит всех, не прокормит она только людскую жадность.

голосуй звездами за цитаты!
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Все афоризмы для вас
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
ТЕПЕРЬ НАПИШИ КОММЕНТАРИЙ!x
()
x