Красивые цитаты про авантюризм (30 цитат)

Внешность как приключение: каждая черта лица — это загадочная карта мира, каждая линия тела — след за приключением. Откройте свою уникальность, станьте авантюристом своего внешнего облика и погрузитесь в захватывающий мир собственной индивидуальности. Красивые цитаты про авантюризм собраны в данной подборке.

Изменить волю божества – та еще авантюра. Нельзя же контролировать каждую мелочь, когда противостоишь богу.
Кто так жаждет оседлости, не достигнет её никогда. Человек, оседлый по натуре, жаждет авантюр.
Слежу за новостями. Ирак, скажем, — страшная авантюра. Нарушены основные постулаты современного международного права: вмешательство в жизнь чужого государства может быть только с разрешения ООН. Но такого разрешения же не было, как выяснилось. Бактериологическое, ядерное, химическое оружие — всё оказалось выдумкой. На США раньше многие смотрели, как на знамя, которое могло куда-то вести. А сейчас это знамя упало. И не только из-за Ирака — а из-за этой растерянности перед проблемами современного мира. Не верю, что Иран или Северная Корея могут употребить ядерное оружие — это больше орудие самоутверждения. Также, как многие сейчас ходят, как мальчишки, с оружием.
Самодержавие именно по-авантюристски бросило народ в нелепую и позорную войну. Оно стоит теперь перед заслуженным концом. Война вскрыла все его язвы, обнаружила всю его гнилость, показала полную разъединенность его с народом…
Я не могу долго находиться на одном месте. Через некоторое время начинают чесаться пятки.
Элемент авантюры должен быть не настолько велик, чтобы подвергать все дело неоправданному риску, но и не настолько мал, чтобы за дело было стыдно браться.
Моцарт… Лучше и не придумать! Притворимся, что не знаем куда едем и кто мы такие.


— Небольшое испытание! В моей жизни не случалось ничего подобного! Я играю с двумя гроссмейстерами мирового класса после того, как вы преподали мне один-единственный урок…
— Два, — уточнил Джеф. — К тому же у вас природный талант к шахматам.
— Господи! Почему я позволила втянуть себя в эту авантюру?
— Потому что мы заработаем кучу денег.
— Я не хочу зарабатывать кучу денег. Хочу одного: чтобы наш корабль утонул! Почему мы не на «Титанике»?
Мозг — штука гибкая и коварная. Готовая на любые авантюры.
Вишу на стене под потолком головой вниз в позе задумчивого таракана и пытаюсь сообразить: все уже совсем плохо или еще есть шанс выкрутиться?
Строгов: — Ну, вот скажи, комиссар, раз ты наперёд всё знаешь: где грань между авантюрой и оправданным риском?
Комиссар: — Вот Харадзе — на двадцать втором году жизни ты сумел убедить его, что он родился на десять дней раньше. Ну, рисковал ты там только одним тортом…
Строгов: — Ну, а если хоть на минуту предположить, что в базе стоящая добыча? А? А если там сам «Брэмберг»? Это тебе не тюлька — пятьдесят тысяч тонн. Разве такая цель не оправдывает риска? Ну, ответь честно, Виктор: вот ради «Брэмберга» зашёл бы ты в базу? Э-э… Ты только не хитри, комиссар: зашёл бы. Глаза выдают.
Комиссар: — Выдают, говоришь?
Строгов: — С головой, комиссар.
Война — это ужасная и глупая авантюра, которые втягиваются мужчины подхватившие вирус сумасшествия.
Фанатизм — человеческой глупости нездоровый авантюризм.
— Иди сюда, паренёк.
Сердце Гейта заколотилось, как град по крыше.
— Выбирай: год в тюрьме или на корабль сегодня.
— О каком корабле вы говорите, мистер?
— Большом, мой мальчик. Вместо того чтобы жить в подземелье, будешь служить английской короне. Нам нужны такие, как ты, падкие на соблазны.
В уголовном розыске выживают лишь два типа людей. Скрупулезные, неторопливые прагматики, которые к каждому порученному делу относятся взвешенно и рационально, видя в любом преступлении лишь свою работу, которую нужно выполнять добросовестно. И второй тип — азартных, рисковых сыщиков, увлекающихся и любящих авантюру, приключения, неожиданности.
— Египет у меня в крови. Видите ли, мой папа был ужасно знаменитым исследователем. И он так любил Египет, что женился на моей маме, которая была египтянкой, и тоже искательницей приключений.
— Я понимаю вашего папу, понимаю вашу маму, и его [брата Эвелин] понимаю. Но вы-то что здесь делаете?
— Уфф! Ладно! Пусть я не исследователь, и не авантюристка, не кладоискатель, и не охотник, мистер О’Коннел, но я горда тем, что я есть!
— И что же это?
— Я — библиотекарь! И я вас сейчас поцелую, мистер О’Коннел.
— Зовите меня Рик.
Люди убеждают себя, что сгодился лишь там, где родился; и что нужно быть покорным, потому что всё в руках Божьих. — Всё в моих руках, — говорят лишь авантюристы.
Романтикам особенно трудно приходится в этой жизни, поэтому они должны связывать свою жизнь с авантюристами.
Это путешествие задумывалось не для того, чтобы чего-то достичь или доказать. И когда меня спрашивают, зачем я это делаю, я отвечаю: «Почему нет?»
Настоящий авантюрист движется вперед бесцельно и не полагается на судьбу.
Есть такие люди, которые не могут жить без авантюр. Даже в самых простых делах, в которых, казалось бы, нельзя нарушить закон или что-то сделать не так, как надо, эти люди совершают свой трюк, и притом почти всегда он оказывается удачен и авантюра удаётся.
Никуда не суйтесь, никакой самодеятельности, бравады и благих побуждений… Никаких авантюр и поиска приключений на свои задницы – думаю, они нас сами найдут… Более того… Они небось уже в очередь выстроились!
Был человек тот авантюрист,
Но самой высокой
И лучшей марки.
Но выгода всегда сопряжена с риском. Нет такой штуки, как что-то за ничего.
Бросаться с головой в непонятную авантюру – это глупость высшей степени. Но все же такая соблазнительная глупость!
В каждом человеке, отдает он в том себе отчет или нет, дремлет авантюрист и ждет своего часа. Чаще всего, убаюканный благоразумием, он так и продолжает дремать всю жизнь, и никому в голову не приходит, что этот скромный очкарик, который и мухи не обидит, что ни день переживает в своем воображении неслыханные приключения: только вчера вместе с Эдмоном Дантесом он бежал из замка Иф, а сегодня, несколько минут назад, расшвырял и распластал на земле дюжину хулиганов. Но как минимум в одном человеке из десяти авантюрист обязательно пробуждается, отбрасывает ко всем чертям благоразумие и, к ужасу родных и близких, возвещает, что отныне его ждут горы (льды, море, тайга). В разные исторические эпохи этот самый один из десяти либо надевает красный колпак и орет «пятнадцать человек на сундук мертвеца», либо с дюжиной таких же одержимых углубляется в неизведанные земли, либо переплывает на двухвесельной лодке в одиночку океан, либо карабкается для чего-то на горный пик, на вершине которого нечем дышать, либо мчится на собаках к полюсу…
— Макс, я тебя мало выгораживала за все эти годы? Ты меня мало позорил? Помнишь, как во втором классе вы с Вайнштейном пошли искать Северный Полюс? И вас поймали на автобусной остановке в Калуге.
— А я уверен, что мы добрались бы до Северного Полюса.
Я готов был браться за что угодно, если оно смахивало на авантюру, и бросал, когда это превращалось в работу, – а значит, жизнь работой я не считал.
Господи, как скучно мы живём! В нас пропал дух авантюризма! Мы перестали лазить в окна к любимым женщинам. Мы перестали делать большие и хорошие глупости…
Я уходил от разума и шел к чувству, от безопасности к авантюре, из реальности в мечту.

Все афоризмы для вас
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
ТЕПЕРЬ НАПИШИ КОММЕНТАРИЙ!x