Цитаты персонажа Клауса Майклсона (50 цитат)

Клаус Майклсон – один из самых известных персонажей сериала «Древние», самый хитрый и изворотливый из всей семьи Майклсонов, проворачивающий под боком у сестер и братьев такие невозможные дела, что кажется, сами черти в Аду нервно улыбаются, когда он в очередной раз задумывает что-то. История всей семьи непроста, но Клауса – в особенности. В данном разделе собраны цитаты персонажа Клауса Майклсона.

Через год или, может, через век ты появишься на пороге моего дома и позволишь подарить тебе весь мир. Запомни мои слова — парень из маленького городка, провинциальная жизнь — тебе этого будет мало.
Беда не приходит одна, она приходит ротами. Полками.
— Ты убьешь меня?
— В твой День Рождения? Ты правда так плохо обо мне думаешь?
Он — твоя первая любовь, а я намереваюсь стать последней. И не важно, как много времени это займет.
Однако даже самый плохой конец на самом деле только начало.
Смерть тихо танцует в тени каждого из нас. И она безразлична ко всем нам.
Из всех стихов, написанных о неразделенной любви, лишь немногие посвящены тому, каково быть ее предметом.
Он — твоя первая любовь, а я намереваюсь стать последней. И не важно, как много времени это займет.


Через год или, может, через век ты появишься на пороге моего дома и позволишь подарить тебе весь мир. Запомни мои слова — парень из маленького городка, провинциальная жизнь — тебе этого будет мало.
— Пусть прошлое останется в прошлом. Поверь мне, обида не в моде.
— А знаешь, что всегда в моде? Возмездие.
— О, Господи. У тебя есть сердце. Ой, ошиблась. Это всего лишь окровавленное ребро.
— Что ж, я рад что ты находишь мои мучения такими забавными.
— Знаешь, с тобой очень весело было, но теперь тебе пора уходить.
— Я понимаю. Твой отец не любил тебя, и ты думаешь, что никто не полюбит. Поэтому ты гипнотизируешь или подчиняешь людей, или пытаешься купить их! Но ничего не выходит. Тебя не любят, потому что ты не пытаешься понять людей.
Семья — это не те, кто тебя балует и следует всякому твоему капризу. Это те, кто сражается за тебя и за кого сражаешься ты.
Но я раскрою тебе секрет: там целый мир, который ждёт тебя. Великие города… искусство… музыка… истинная красота…. и ты можешь наслаждаться всем этим. У тебя может быть ещё тысяча дней рождений. Тебе стоит только захотеть.
— Знаешь, на самом деле у нас с тобой много общего.
— Правда? Может нам помириться в честь того, что нам обоим недостает моего братца?
— Знаешь, с тобой было очень весело, но теперь тебе пора уходить. Я понимаю. Твой отец не любил тебя, и ты думаешь, что никто не полюбит. Поэтому ты гипнотизируешь или подчиняешь людей, или пытаешься купить их! Но ничего не выходит. Тебя не любят, потому что ты не пытаешься понять людей.
Одиночество, Стефан. Вот почему ты и я запоминаем наших жертв. В те краткие мгновения, перед тем, как мы убиваем, мы буквально держим их жизни в наших руках и затем мы забираем их…и мы остаемся ни с чем. Поэтому собирая письма тех людей или вписывая их имена на стену мы напоминаем себе о том, что в конце концов мы остались бессмертными и совершенно одинокими.
Дружище, твои чувства — это всего лишь остатки твоей совести.
Вы пришли за моим ребенком. Моя дочь — ваша кровь! Мой ребенок! Ты объявила войну, когда пришла за моей семьей. И за это я заставлю тебя страдать, как только смогу. В конце концов, я сын своей матери.
Ну… Сумасшедший он или нет — такая любовь никогда не умирает.
Сильнее твоей жажды крови только любовь к этой девушке.
Не стоит недооценивать привлекательность темноты, Стефан. Даже самая чистая сердцем тянется к ней.
— Ну… Ты ведь был так занят. Строил великие планы.
— Ты же меня знаешь — всегда рад запланировать очередной грандиозный провал!
Ну… Сумасшедший он или нет — такая любовь никогда не умирает.
Из всех стихов, написанных о неразделенной любви, лишь немногие посвящены тому, каково быть ее предметом.
— Ну… Ты ведь был так занят. Строил великие планы.
— Ты же меня знаешь — всегда рад запланировать очередной грандиозный провал!
— Не вини себя так. Как можно предугадать, что предаст собственный брат?— Ну… Я вроде как неподалеку был, когда твоя сестра тебе солгала— Такая уж она непостоянная!— Так уж повелось с младшими — никогда не знаешь, что они выкинут в следующий раз!
Но я раскрою тебе секрет: там целый мир, который ждёт тебя. Великие города… искусство… музыка… истинная красота…. и ты можешь наслаждаться всем этим. У тебя может быть ещё тысяча дней рождений. Тебе стоит только захотеть.
Ты знаешь, что Стефан винит меня в том, что я пытаюсь разлучить его с братом? Но, думаю, мы оба знаем, кто встал между ними. Ты. И поэтому ты не сможешь выбрать. Когда ты выберешь одного Сальваторе, ты разрушишь их семью. Так что, считай это одолжением. Когда ты умрешь, выбирать уже не придется.
— Не переживай милая, я не трону тебя.
— Ты уже сделал достаточно.
— Я сделал более, чем достаточно. Я показал милосердие, доброту, жалость… ради тебя, всё ради тебя, Кэролайн.
Но я раскрою тебе секрет: там целый мир, который ждёт тебя. Великие города… искусство… музыка… истинная красота…. и ты можешь наслаждаться всем этим. У тебя может быть ещё тысяча дней рождений. Тебе стоит только захотеть.
— Знаешь, на самом деле у нас с тобой много общего.
— Правда? Может нам помириться в честь того, что нам обоим недостает моего братца?
— О, Господи. У тебя есть сердце. Ой, ошиблась. Это всего лишь окровавленное ребро.
— Что ж, я рад что ты находишь мои мучения такими забавными.


— Ты мерзавец!
— Зато ты классно целуешься. Послушай, ради твоего спасения я рисковал разоблачением.
— Один неплохой поступок — и, думаешь, стал моим героем? Бррр… Надо срочно рот прополоскать!
— Эй, это ты меня всего облизала, я-то тут при чем?
Правда в том, что мне похоже начал нравиться ваш маленький город. Решил сюда переехать. Вы, наверное, думаете, как это скажется на вас… Правильный ответ «Да никак»! Если я получу, что хочу и все будут держать себя в руках, можете проживать свои никчемные жизни, как захотите.
Дружище, твои чувства — это всего лишь остатки твоей совести.
— Но в конце концов мы поняли, что семья важнее.— Семья — превыше всего!
– Я не заботился ни о чём на протяжении веков. С какой стати ты?– Потому что я подвёл тебя. Потому что, когда отец впервые поднял на тебя руку, я должен был убить его. И я пообещал тебе: «Всегда и навеки. Семья превыше всего».
— Ты бы отдал свою корону? И что дальше?— Воспитывал бы дочку с помощью моих сестер — одна большая, счастливая семья.
— Ты мерзавец!
— Зато ты классно целуешься. Послушай, ради твоего спасения я рисковал разоблачением.
— Один неплохой поступок — и, думаешь, стал моим героем? Бррр… Надо срочно рот прополоскать!
— Эй, это ты меня всего облизала, я-то тут при чем?
— Не вини себя так. Как можно предугадать, что предаст собственный брат?
— Ну… Я вроде как неподалеку был, когда твоя сестра тебе солгала.
— Такая уж она непостоянная!
— Так уж повелось с младшими — никогда не знаешь, что они выкинут в следующий раз!
Любовь — самая большая слабость вампира. А мы не слабые.
— Верни мне моего брата. И никогда больше меня не увидишь.
— У меня связаны руки… Видишь ли, я обещал Стефану, что не дам тебе умереть, но сколько поблажек я должен тебе давать? К тому же ты точно желаешь смерти, раз пришел сюда, так что…
— Ну, что сказать? Я экстремал.
— Мы записываем желания и сжигаем их на удачу. Ни разу не загадывал себе новых врагов, но почему-то год за годом…
— Сказал главный плохой мальчик в списке Санты.
Когда меня выберут, я изменю все понятия о великолепии. Знаешь, мне здесь очень нравится слово «когда». Такая самоуверенная. А еще я обещаю управлять, вдохновлять и умилять. А дальше что, кончились слова на «лять»?
— Что, если дальше ничего нет? Никакого покоя. Только темнота.— Мы встретим её вместе. Как всегда.
Вместе навсегда — это тебе не пустые слова, братец. Похоже, это наша семейная особенность. Все, что мы любим, мы сжигаем дотла.
— Мило. Мы торчим здесь, пока маменькин сынок осуществляет жертвоприношение. Ты жалок, Финн!— Помолчи, Коул. У него есть мужество, какое тебе и не снилось.— Что бы ты о нас ни думала, убийство собственных детей это жестоко.— Я лишь сожалею, что не позволила вам умереть тысячу лет назад.— Хватит. Мне наскучила эта болтовня. Заканчивай, мам. Или я верну тебя в ад.— Тысячу лет мне приходилось наблюдать за вами. Чувствовать боль каждой жертвы. Страдать, пока вы проливали кровь. Даже ты, Элайджа, с твоими претензиями на благородство ничуть не лучше. Все вы — сущее проклятие, растянувшееся на многие столетия. Если вы пришли молить о пощаде — простите. Но вы пришли зря.
Наша битва еще не выиграна, и я нуждаюсь в тебе, чтобы защитить самое главное в моей жизни.
Нам не чужды разногласия на поле боя, но мы также имеем очень давнюю историю — делать все возможное, чтобы выиграть войну.

голосуй звездами за цитаты!
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Все афоризмы для вас
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
ТЕПЕРЬ НАПИШИ КОММЕНТАРИЙ!x
()
x