Цитаты персонажа Деймон Сальваторе (200 цитат)

Дневники Вампира — довольно известный сериал, в котором показаны взаимоотношения двух братьев-вампиров и девушки по имени Елена. Первого из братьев зовут Стефан, и несмотря на то, что он вампир, его нельзя назвать злом. Он старается не вершить зла, мирно уживаясь с людьми. А вот второй – Деймон Сальваторе уже не настолько добр… В данной подборке собраны цитаты персонажа Деймон Сальваторе.

— А что об этом думает Стефан? — Он посмеялся. — А что он сказал о том, что Элайджа все еще жив? — Да… Знаешь, я ему не сказал. — Почему? — Ну, во-первых, потому что он все равно никак помочь не сможет. Во-вторых, то же самое.
— А мысли он тоже умеет читать? — Знаешь, если хочешь, чтобы я разделся, можно просто попросить. — Нет, на это он не способен. Зато способен быть первоклассным засранцем.
— А потом я узнаю, что даже не могу попасть к себе домой, потому что не могу войти в дверь. — Тебя должны пригласить. — Я знаю. Только я живу один. — Хаха, не повезло. (— Я не могу попасть к себе домой! — Тебя должны пригласить.- Но я живу один! — Стремно…)
— А ты винишь себя? — Когда я хочу, это чувство всегда рядом.
— А что такого особенного в этой Белле? Эдвард такой взвинченный. — Нужно сначала прочесть первую книгу, иначе сюжет теряется. — Ах, скучаю по Энн Райс. Она писала куда правдивее. — А почему ты не сверкаешь? — Потому что я живу в реальном мире, где вампиры сгорают на солнце.
— Анна забрала Елену! — Да, я понял это, прослушав 600 сообщений на автоответчике.
– Бонни обезвредила изобретение Гилберта, Изабель уехала… и это День Основателей. Поем сладкую вату, украду твою девушку. – Не начинай. – Ты первый начал, Стефан. «Я тебе не доверяю», «оставь её в покое». Я наслаждаюсь этим.
— В этом крыле были еще четыре жертвы, и все почти обескровлены. Думаете, это Сайлас? — Или врач с очень сомнительным обращением с пациентами.
— Вау, Деймон! В кои-то веки ты будешь осторожен. — Да, Стефан, я превращаюсь в тебя. И это печально для нас обоих.
— Верни мне моего брата. И никогда больше меня не увидишь. — У меня связаны руки… Видишь ли, я обещал Стефану, что не дам тебе умереть, но сколько поблажек я должен тебе давать? К тому же ты точно желаешь смерти, раз пришел сюда, так что… — Ну, что сказать? Я экстремал.
– Видимо, Мэйсон с тобой. – Лежит позади меня. А рядом с ним его сердце.
— Видишь, я же говорил, что умею быть плохим. — Плохие так не говорят.
— Внутри меня скрывается тьма, брат! И весь этот свет просто мешает мне стать таким, какой я на самом деле. — Каким же? Безрассудным, коварным, эгоистичным? — Похоже на правду… — Да… Так и есть…
— Встретимся в старом подвале у Локвудов. Принеси лопату. И приходи один. — Ты что, решил похоронить меня заживо? — Не искушай!
— Вы пришли с женой на вечеринку? — Зачем приносить песок с собой на пляж?
— Выпьешь? — Я на двадцать восьмой неделе. — Это да или нет?
— Где Елена? — Не надо агрессии, Деймон. Скоро ты её найдёшь. Слушай, я понял, почему она нравится тебе. Я имею в виду, что я тоже неравнодушен к брюнеткам. Вот только не пойму, что она нашла в тебе? — Ну, у тебя никогда не было секса со мной.
— Где мы? — Штат Джорджия. — Джорджия?… Нет, нет… Не может быть… Серьезно, Деймон, где мы? — Ну, если серьезно, мы… Мы в Джорджии.
— Где оно? — Я верну его, но мне нужно время. — Ты что, его в Рим по почте отправил?
— Где ты? — Я понятия не имею. Но уверен, что я одет слишком элегантно для этого места.
— Господи! Я вынудил тебя напиваться. — Раз уж избавиться от тебя не удается, что мне ещё остается как жить своей жизнью? — Жить своей жизнью… на это направлены твои вечные усилия… Парень, ты мертвый! Смирись с этим!
— Дай угадаю. После долгих ночей с Лекси, она убедила тебя вернуть чувства, и именно это ты хочешь проделать со мной. — Ты тоже сначала читаешь в книге последнюю страницу?
— Деймон Сальваторе. Мы раньше не встречались? — Я встречал много людей. И ты из них ничем не выделяешься.
— Деймон, мы достаточно близки, и я должна знать, что с тобой. — Я поцеловал тебя, и думал, что ты мне ответила, а это был твой призрачный двойник. И как ты думаешь у меня дела? — Думаю, тебе больно. — Нет, мне никогда не больно, Елена. — Просто ты никогда не признаёшь, что тебе больно. Ты становишься злым, равнодушным и делаешь что-нибудь глупое. — А ты боишься… Думаешь, что из-за Кэтрин я совсем сорвусь с катушек? Чтобы это сделать, она мне не нужна! Знаешь, а почему… почему тебя так удивляет, что я хотел поцеловать тебя? — Меня это не удивляет. Меня удивило то, что ты думал, что я ответила на поцелуй. — Вот теперь мне больно…
— Деймон, ты идешь с нами? — В гости к еще одной симпатичной девушке? Думаешь, я упущу такую возможность?


– Держи Кэролайн подальше он меня, пожалуйста. Я не хочу её видеть. – Она твоя дочь, Лиз. – Уже нет. Моя дочь умерла. – Ты понятия не имеешь, как сильно ошибаешься.
– Допустим, я происхожу из рода Кэтрин – значит, я частично вампир? – Вампиры не могут производить потомства. Но нам нравится пытаться.
– Дорожные путешествия нам способствуют. – Это не значит, что всё стало как раньше, Деймон. – Да ладно, тебе. Знаю, я центральный персонаж твоей стены ненависти.
— Если ты хочешь победить злодея, ты должен быть умнее его! — Для того, чтобы победить злодея, нужно быть более крутым злодеем.
— За нами кто-то следит. — Я сейчас пойду и оторву ему башку. — Если ты сделаешь это, Деймон, ты можешь раскрыть всех нас. — Мне кажется, риск будет не так велик, если… ну… понимаешь… я оторву ему башку.
— Заткнись, Кай, ты меня не слушал. — Слушал. Во сне.
— Знаешь, на самом деле у нас с тобой много общего. — Правда? Может нам помириться в честь того, что нам обоим недостает моего братца?
— Знаешь, мелочность не к лицу женщине твоего возраста. — Я не мелочная, я просто злорадствую. — Нет, ты ревнуешь к Елене. Ведь ты знаешь, что мы со Стефаном выбираем её, а не тебя каждый раз. — А она бы выбрала Стефана. — Ты почему в этом так уверена? — Потому что я бы выбрала, как и любая женщина. Стефан лучше тебя.
— И когда это я обязалась тебе помогать? — Ну… помогает Стефан, а ты прописалась у него в постели. Следовательно…
— И наша Кэролайн тут посчитала… — Кэролайн? — Расслабься, на калькуляторе.
— Интересно, как бы меня назвали мои бывшие? — Никак, они все мертвы.
— Как мне известно, жених и невеста написали собственные клятвы. — Не писали. — Ладно, хорошо. Сочиняйте. Живо.
– Как ты можешь есть, если формально ты… – Мёртв. Не бойся этого слова. Пока я придерживаюсь здоровой… кровяной диеты… моё тело функционирует… вполне нормально. – Красиво говоришь. Хоть что-то из этого правда?
— Как дела? — Страшновато немного. А ты как?.. — Я спокоен как удав.
— Как ты можешь быть с ними заодно? — Я ни с кем не заодно, ты просто меня бесишь и я хочу, чтобы ты сдох.
— Катрина, — позвал он, все еще улыбаясь. — Да, — она наклонилась ближе. — Да, Деймон? — Иди к черту.
— Когда ты зайдешь слишком далеко, я буду рядом, чтобы помочь, каждую секунду, каждый день до тех пор, пока я не перестану быть тебе нужен. — Почему? — Потому что сейчас… ты все, что у меня есть.
— Когда я рассказал тебе свой план, почему ты не предупредила, что я умру, если сделаю это? — Столько правил… Все не упомнишь…
– Крайне невыгодная ситуация. Два помощника мертвы. И ты. Что мне с тобой делать? – Ты ведь никому не расскажешь? Мама. Мама! Пожалуйста. Я знаю, что мы мало общаемся и частенько ты ненавидишь меня. Но я твоя дочь. Ты ведь сделаешь это ради меня? Мам, пожалуйста. Он убьёт тебя. – Тогда убей. – Нет! – Я не смогу. – Убей меня сейчас же. – Ты же собиралась сделать это мучительно. – Нет-нет-нет! – Деймон, не надо! – Деймон, пожалуйста! – Расслабьтесь, никто никого не убьёт. Ты мой друг.
— Куда поедешь? — Может в Лондон… Навестить старых друзей. — У тебя нет друзей, Дэймон. — Ты прав, у меня есть только ты, так что куда мы поедем?
— Кэтрин была в этом доме, значит её уже пригласили. Так что теперь делать? — Переехать. — Очень полезный совет, спасибо!
— Кэтрин, сказал он. Он все еще улыбался. — Да. — Она наклонялась ближе. — Кэтрин… — Да, Дамон? — Иди к черту.
— Можешь любить Елену сколько захочешь, можешь защищать её. Но у меня есть то, чего у тебя никогда не будет. — Да? И что это? — Её уважение.
— Молодец, что обнадежил ее в том, чего никогда не было в истории вампиров. — Тебя не было рядом в тот день, когда Елена сказала, что никогда бы этого не хотела. — Так может не стоило давать ей погибнуть? — Я этого не хотел. Сначала я спас Мэтта, как она и просила. — И теперь в мире на одного квотербэка больше. Браво, братец.
— Моя новая подружка. Энди Стар. Репортажи с боевых действий. — Это не так называется. — Я знаю, просто мне нравится, как звучит.
— Мы можем убить его сегодня! С помощью Бонни! — Нет, Дэймон! Если Бонни использует столько сил, она умрет! — Я напишу ей прекрасную поминальную речь!
– Мы снова втроём как в старые добрые времена. Брат, который слишком любил меня, и брат, который недостаточно любил меня. – И эгоистичная шлюха, которая любила только себя.
— Мэр, что вы тут делаете? — Деймон? А ты как тут? — Я вампир… а у вас какая отмазка, нет, ну правда?
— Надеюсь, ты планируешь прибраться здесь. — Мне нужен бурбон, чтобы пережить вечеринку Ребекки. У тебя лучше, чем у Стефана. — Оу, верхний ящик в комоде для одежды. — Спасибо. Ты хранишь алкоголь в ящике с нижним бельем? — Нет. Ты ведь искала не алкоголь, так ведь? Ты думаешь, я действительно оставлю последний кол из белого дуба там, где любой вампир может просто подойти и взять его?
— Не вини себя так. Как можно предугадать, что предаст собственный брат? — Ну… Я вроде как неподалеку был, когда твоя сестра тебе солгала. — Такая уж она непостоянная! — Так уж повелось с младшими — никогда не знаешь, что они выкинут в следующий раз!
— Не держи меня за дурочку, Деймон. Тогда на кладбище, помнишь? Разрушенная церковь? Девушка, которую ты оставил бродить в одном белье? — Пардон. Я обычно запоминаю девушек, которых оставляю в одном белье.
— Ну, исследования Изабел о Мистик Фолс… В нём очень много преданий и легенд. Я тогда думал, что большая часть из них — выдумка. — Ага, как та прикольная история про вампиров.
— Ну… Ты ведь был так занят. Строил великие планы. — Ты же меня знаешь — всегда рад запланировать очередной грандиозный провал!
– О Боже! Ты напугал меня. – Вношу свой вклад в ночной дозор. – Спасибо. За то… что охраняешь нас. Меня. – Это ведь я. Твой верный телохранитель. Тихий и невозмутимый. – Ты пил? И ты грустный – плохое сочетание. – Нет, я не грустный. Грусть – это эмоции, свойственная тем, кому не всё равно. – Да ладно, Деймон. Это не правда. Тебе не всё равно.
— Однажды я уже забрал твои страдания! Могу сделать снова, но решать тебе… — Послушай… Я знаю, ты думаешь, что забрал их…. но они остались… Я и не помню причин… я чувствую пустоту, одиночество и стирание памяти ничего не изменит, не изменит того, что случилось…
— Он не такой, как ты! — Он не хочет быть таким, но это не значит, что он другой.
– Они продлили твой отпуск? – Здесь слишком весело, чтобы возвращаться на фронт. – Твоя преданность конфедерации воодушевляет.
— Они отпускают огни в небо. Ты можешь в это поверить? Японские огни как символ расставания с прошлым. Ну, срочное сообщение — мы не японцы. Ты знаешь, кто они? Дети. Как будто, зажигая свечи, можно все исправить, или даже произнеся молитву, или притворяясь, что Елена закончит не так, как все остальные — вампиром-убийцей. Глупость, бред. Несносные, маленькие дети. Я знаю, что ты скажешь: «Так они чувствуют себя лучше, Деймон». И что? Как долго это продлится? Минуту? День? Что это изменит? Потому что, в конце концов, когда мы теряем кого-то, каждая свеча, каждая молитва не изменит тот факт, что единственное, что у тебя осталось — это дыра в твоей жизни на том месте, где раньше был тот, кто тебе небезразличен. И камень. С вырезанной на нем датой рождения, которая, я уверен, еще и неправильная. Ну что же, спасибо, друг. Спасибо, что бросил меня здесь в качестве няньки. Потому что я должен был уйти еще давно. Девушка мне не досталась, помнишь? Я просто застрял здесь, ругаясь со своим братом и приcматривая за детьми. Ты мой должник. — Я тоже скучаю по тебе, приятель.
— Осторожно, Дэймон. А то я подумаю, что тебе не всё равно. — О, не стоит.
— От одного взгляда на тебя меня съедает чувство вины. Чувства — это так болезненно. — Ломом по роже — тоже.
— Плохой день? — Плохой век.
— Постарайся вспомнить, это важно. — Нет ничего важного… Больше нет.
— Почему ты не позволяешь людям видеть хорошее в тебе? — Потому что, когда люди видят хорошее, они ожидают лучшего. Я не хочу, чтобы мне пришлось жить, оправдывая чьи-либо ожидания.
— Прошу, не оставляй меня. — У меня нет выбора, детка.
— Ревнуешь, что я была с твоим братом? — Уже не ревную. Только не тебя, больше не тебя.
— Романтизм делает из людей моральных уродов. Лично мне кажется, что тебе лучше всего в черном.
— С Еленой что-то не так. Что-то странное. Ты не знаешь? — Уверен, это начинается на «Стеф» и заканчивается на «ан».
— С чего бы мне доверять тебе? — В этом твоя проблема, Деймон, ты переносишь свои недостатки на всех остальных.
— Святая Кэролайн даже без человечности не снимает нимба. — Да, но потом она сорвется и кого-нибудь им придушит.
— Скажи мне, зачем ты её обратил? Ты сделал это, потому что она тебе понравилась? — Нет. Из-за того что она мне понравилась, я с ней переспал, а обратил потому что она меня попросила!
— Скажи мне, что это не бомба. — Хорошо. Это котенок. Замечательный взрывной котенок.
— Сколько ему нужно, чтобы прийти в себя? — Пару дней… плюс минус… — Но пару дней прошло. — Значит плюс.
— Стефан не говорил, что у него есть брат… — Ну, Стефан не любит хвастаться.
— Стефан тут? — Ага. — Где он? — И тебе доброе утро, мисс «Я на спец задании». — Как ты можешь быть таким высокомерным и скользким после всего, что ты сделал? — А как ты можешь быть такой храброй и глупой, чтобы называть вампира высокомерным и скользким?
— Так куда мы собираемся? — Место, которое любой новорожденный вампир должен посетить хотя бы раз в своей жизни… Нью Йорк. Город, который никогда не спит.
— Так где эта злобная ведьма? — Она не может колдовать… — Да ты что? Ну так позвони ей и скажи, что Джереми в опасности. Может это поможет вернуть ее с пенсии?
— Так каков план? — Разделяй и властвуй. Для начала нужно отвлечь их чем-то блондинистым.
— Так клёво не стареть. Мне нравится быть вечно красавчиком. — Да уж, быть стопятидесятилетним тинейджером всегда было пределом моих мечтаний.
— Так чего ты хочешь, мистер высокий, мрачный и красивый? — Я не такой высокий.
— Так, знаете что? Мне нужно… Мне нужно уйти отсюда. — Конечно. Только сначала признай, что у тебя ломка. — Деймон, я не буду… — Признайся. — Ладно. Я просто с ума схожу. И готов съесть живьем всех официанток.
– Тебе весело? – Мой кристалл у тебя? – Нет. – Тогда мне не весело.
– Тебе лучше уйти. Я разберусь с этим. – Это ты сделал. Это ты виноват. – К сожалению, ты меня с кем-то путаешь. Всё это не важно. Всё это. – Вокруг тебя люди умирают, как это может быть неважным? Это важно, и ты знаешь это!
— Тебе налить? — Нет. Спасибо, я не голоден. Только что поел. — Тебя не беспокоит, что однажды все лесные звери соберутся вместе и тебе отомстят? Нууу… они же общаются.
— Тебе не надоедает быть такой правильной? — Другой и не будешь в обществе психопата. — Ну считай, что ты задела чувства этого психопата.
— Тебе стоит прекратить это делать. — Делать что? — Считать, что я буду хорошим парнем, только потому что об этом меня просишь именно ты.
— Теперь ты сердишься на меня, потому что я попросила Стефана вмешаться? — Нет, я сержусь на тебя, потому что люблю тебя! — Ну… Может быть, проблема именно в этом. — Теперь ты сердишься на меня, потому что я попросила Стефана вмешаться? — Нет, я сержусь на тебя, потому что люблю тебя! — Ну… Может быть, проблема именно в этом.
— Теперь ты сердишься на меня, потому что я попросила Стефана вмешаться? — Нет, я сержусь на тебя, потому что люблю тебя! — Ну… Может быть, проблема именно в этом.
— То, что мы их не видим, не значит, что их нет. — В отличие от чувств Кэролайн к Стефану.
— Ты знаешь, что могло бы сделать меня счастливым?! Знание того, что всё это время, пока я любил тебя, твое чувство ко мне было настоящим. — Оно настоящее. Я знаю это, Деймон. Я знаю, что ты собираешься сделать. Пожалуйста, не делай этого со мной. — Я не хочу этого делать, Елена. Я не хороший парень, Помнишь?! Я эгоист. Я беру, что хочу, я делаю, что хочу. Я вру своему брату, я люблю его девушку. Я делаю все неправильно! Но мне приходится делать правильные вещи ради тебя. — Это не по-настоящему? Это чувство лжет?
— Ты в порядке? — Да. Просто у меня ощущение, что должно произойти что-то плохое. — Ну, это так. Завтра ты уезжаешь. Ты собираешься променять всё это на общий душ и обед по расписанию. — А ты можешь побыть нормальным парнем и поддержишь меня в стремлении поступить в колледж и жить нормальной жизнью? — Я скорее побалую тебя шампанским и проведу ночь, убеждая тебя остаться.
— Ты в порядке? — Почему ты думаешь, что я не в порядке? — Ну… Сейчас день и ты пьян. И это не лучший твой взгляд. — А какой мой лучший взгляд? — Ах-ха! Я не говорила, что таковой имеется! Просто этот мне нравится меньше всего. — Понял. Посмотрю, что с этим можно поделать.
— Ты всегда остаешься в выигрыше! Как так выходит? — Я не позволяю любви встать у меня на пути. — Тогда наслаждайся вечностью в одиночку!
— Ты говорила со своим дядей? — Вообще-то, я избегаю его. И большинство ночей я провела здесь. — Сегодня ты снова придешь? — Это проблема? — Да. Ты сплошное наказание. — Увидимся позже.
— Ты закончила? — Если бы прошлой ночью там был ты, а не Стэфан, и я бы умоляла тебя спасти Мэтта…
— Ты любишь Елену. Ты всегда будешь любить её. Если она станет человеком, она может не чувствовать к тебе того же. Ты никогда не смиришься с этим. — Жизнь отстой. — Ты совершил бескорыстный поступок, Деймон. Если бы я не знала тебя, я бы решила, что ты на полпути к тому, чтобы стать порядочным человеком.
– Ты меня не слышал? – А? Что? У тебя нет чувства юмора, Стефан. – Вообще-то, я не понимаю только юмор Деймона. – Юмор Деймона?
— Ты мне больше нравился, когда всех ненавидел. — Я и сейчас всех ненавижу, просто мне нравится, что я им нравлюсь…
— Ты молодой вампир, Елена. Тебе необходима теплая кровь из вены. Может это и сработает. Просто не говори Стефану. — Почему нет? — Потому что обмен кровью – это очень интимно.
— Ты не можешь опять меня поцеловать. — Я знаю. — Я не могу. Это неправильно. — Это правильно. Просто не сейчас.
— Ты не навещаешь, Деймон. Ты являешься без приглашения, напоминая мне, что это не мой дом, что ты лишь позволил мне жить здесь, да и вообще, что ты позволил мне жить. — Кому-то же нужно стричь газон…
— Ты не собираешься рассказать мне, что происходит? — Я не могу рассказать тебе. Это личное. Мы же в ссоре. — Это ты в ссоре, а я
— Ты прав, что борешься… С чувствами, которые к ней испытываешь. — И почему же? — Потому что если мы хотим выжить, мы не должны ни о ком переживать. — Из-за привязанностей можно погибнуть. — Так что сейчас подходящее время, чтобы перестать обращать внимание на эмоции.
— У Джереми татуировка на теле. Бонни — ведьма, которая снимет печать с лекарства. Шейн — человек-компас. У нас со Стефаном есть надгробие, которое черт знает для чего нам нужно. А у Елены ничего нет. — А как насчет меня? — А у тебя классный зад.
– У меня был шанс убить её, но я засомневался. – В этом наше главное отличие, мой юный друг. Я не сомневаюсь.
— У меня есть дьявольский план. — И какой же? — Ну, если я скажу, он потеряет свой дьявольский смысл.
— У меня к тебе вопрос. Ответь на него, и нас снова охватит страсть… Если ответ будет правильным, то я забуду о том, как целых 145 лет скучал по тебе. Я забуду о том, сколько страданий принесла мне эта любовь, я забуду обо всём, и мы можем начать всё сначала. Этот момент очень важен для нас, потому что мы не ограниченны временем… В этом вся прелесть вечности, мне просто нужна правда, хотя бы один раз… — Прекрати! Я уже знаю вопрос и знаю ответ на него. Правда в том, что я никогда не любила тебя. Всегда был лишь Стефан.
– У неё есть полное право ненавидеть меня, но она помогла Стефану спасти меня. – Почему ты так удивлён? – Она сделала это ради тебя. А значит, где-то между делом, ты решила… что я достоин спасения. И я хотел… поблагодарить тебя. За это.
— У тебя это так хорошо получается, правда? — сейчас в ее голосе сквозил холод. Опрометчиво, повинуясь своей злобе, она приблизилась к нему. — Отталкивать людей прочь. Но я знаю, что ты не питался сегодня вечером. Тебе ничего большего не надо от меня и у тебя не получается строить из себя голодающего мученика так же хорошо, как у Стефана.
— Хороший денек для кризиса среднего возраста. Ты прожил уже 164 года, так что давно пора бы. — Обращение Елены в вампира проходит… я бы сказал… немного депрессивно. Так что я хочу немного развлечь ее. — Сам не умеешь, но других учишь…


— Чем ты занят? — Тебя жду. — Лежа на месте нашей первой встречи? — Хочется красивого жеста. — Все плохо? Да? — Кажется мне положен танец, Мисс Гилберт. — Дэймон, просто ответь. Что случилось? — Пожалуйста, потанцую со мной, Елена. Потанцуй со мной, это должна была быть самая важная ночь. — Ответь уже. У тебя на лице написано, все очень плохо? — Кай связал тебя с Бонни. Пока она не умрет, ты не проснешься. — Что? — Елена, он победил. — И что ты сделаешь? Дэймон? — Могла бы сказать, как мне поступить.
— Я знала, что ты сделаешь.
— Ты знала, что злой, эгоистичный Дэймон Сальваторе откажется от любви всей жизни, чтобы спасти ее подругу?
— Я знала, что любовь моей жизни не оставит своего друга, даже если ему придется немного пожить без меня.
— Без тебя здесь станет очень скучно.
— Нет, Дэймон, ведь ты не будешь просто сидеть и ждать меня.
— Я подумал устроить голодовку. В процессе сушки время течет быстрее.
— Дэймон, у нас ничего не выйдет, если ты просто закроешься. Ты должен жить своей жизнью. Наслаждаться ей. Я хочу, чтобы ты был счастлив, а теперь можно и потанцевать. Ты готов к этому.
— Провести шестьдесят лет без любви всей своей жизни, как к такому можно быть готовым?
— Я люблю тебя, Дэймон Сальваторе.
— И я тебя люблю.
– Что случилось? Ты в порядке? – Нет, не в порядке. Я сидел в засаде, в меня стреляли. Теперь я жажду мести.
– Что ты тут делаешь? – Неудачная попытка сделать что-то правильно.
— Что произошло, когда ты думал что она — это Елена? — Несмотря на риск появления негативных эмоций на ваших и без того задумчивых лицах скажу… мы целовались. — Что значит вы целовались? — Ну, знаешь, это когда губы соприкасаются и…
– Что с тобой случилось, Деймон? Ты был таким милым и вежливым. – Тот Деймон умер очень давно. – Хорошо. Он был скучным.
– Что случилось? – Кэтрин случилась.
— Что ты делаешь, а? — Пытаюсь за тебя восстановить мир. — Да не нужен мне этот мир… — Но тогда думай, что сегодня день наоборот. — Стефан! Пожалуйста, скажи мне, что ты не думаешь, что простое рукопожатие решило все наши проблемы. — Нет, вообще-то я думаю, что при первом же удобном случае Мейсон Локвуд вонзит кол тебе в сердце, а потом и мне. И все это потому что ты пытался убить его. За что тебе большое спасибо. Ведь у нас так мало проблем.
— Что ты здесь делаешь? — Прячусь от Кэролайн… — С чего это вдруг? — Мне необходим перерыв, она говорит больше, чем я могу слушать.
— Что, если бы я сказала тебе, что Клауса можно убить? Не временно кинжалом, а по-настоящему. — Я бы сказал, что ты отчаялась и лжешь… или пьяна. Или напившись отчаянно лжешь.
— Что, правда? До сих пор? — Что? — Ведьмы не входят в число моих фанатов!
– Эй! Не поступай так со мной! Эта женщина разрушила наши жизни! Она уничтожила нас! Сегодня это закончится. Вместе мы справимся. Я прикрою тебя. Идёт? – Идёт.
— Эти фиговины с деревянными наконечниками меня уже достали, ими же можно кого-нибудь задеть, — проворчал Деймон.
— Это было лишь на одну ночь. — Читаешь мои мысли. — И все же я считаю, что ты скоро мне позвонишь. — Но не стоит очень надеяться.
— Это лекарство изменит многое. Джереми больше не будет хотеть меня убить. Мы наконец избавимся от Клауса. Мама Бонни больше не будет вампиром. И у каждого, кто захочет принять это лекарство, будет такая возможность. У Кэролайн, Стефана и тебя. Если ты хочешь этого. — Я понял. Все изменится завтра. Везде будут единороги и радуги. — Нет, не все. Это я и пытаюсь сказать. Дэймон, только не мои чувства к тебе.
— Это плохая идея… — Не бывает «плохих» идей, бывают лишь плохо реализованные отличные идеи!
— Это ты устроил взрыв, чтобы избавиться от членов совета? — На мне что, футболка с надписью «Я уничтожил городской совет»? Почему все спрашивают меня об этом?
— Я же всегда поступал неправильно по правильным причинам. — И это постоянно тебе сходило с рук. — Поэтому мы отличная команда. Я все порчу, ты всех спасаешь.
— Я могу помочь тебе. Позволь мне помочь тебе. Я могу помочь тебе. — Как? — Выключай… Все закончится. Все хорошо, я хочу, чтобы ты их отключила. Выключи чувства…
— Я не могу понять почему ей нравишься ты. — ты просто не трахался со мной
— Я прекрасно себя чувствую. — Ты не хочешь быть такой. — Тогда какой я должна быть? Я должна опять стать испуганной маленькой девочкой, которая не может признать, чего она на самом деле хочет? Разве это та, кем ты хочешь, чтобы я была? Слушай. Ты так долго хотел быть со мной, но ты боялся, что я узнаю, как ты ужасен. Но это не имеет значения больше, потому что мне все равно. Будь честен. Такой я нравлюсь тебе больше.
– Я приехал в этот город, желая уничтожить его, а сегодня… я понял, что хочу защитить его. Как это случилось? Я не герой, Елена. Я не хороший. Во мне этого нет. – А может, есть? – Нет. Нет, это удел моего брата. И твой. И Бонни.
— Я бы спас тебя, сразу же без вопросов! — Я так и думала. И Мэтт был бы сейчас мертв, потому что ты бы не отпустил меня. Мэтт был бы мертв! — А ты была бы жива! И смогла бы прожить свою жизнь, которую ты хотела, которую ты заслуживаешь. Знаю, что раньше я этого не понимал, но сейчас понимаю, и я хотел этого для тебя, Елена. Я бы с радостью подарил все это тебе и позволил бы Мэтту погибнуть, потому что я настолько эгоистичен, но ты ведь это уже знала… ты ведь вспомнила не только ночь нашей первой встречи…
— Я был поражен! Оценка 6! Отсутствие стиля, но я был приятно удивлен. — Для тебя всё развлечение и игры? Но где бы ты ни шёл, вокруг тебя все умирают. — Это само собой разумеется. — Не здесь! Я не позволю! — Буду считать, что это приглашение!
— Я всё вспомнила… один из плюсов обращения. Я вспомнила все, что ты внушал мне забыть. К примеру, как мы с тобой впервые встретились, мы были не знакомы, и ты велел мне получать от жизни все, что я захочу. Дэймон, почему ты мне не сказал? — И что-то бы изменилось?… Я так не думаю. — Ты просил меня сделать выбор, Дэймон, я его сделала. И если ты хочешь злиться, вымещай злость на мне, а не на Стэфане, на Мэтте или на ком бы то ни было ещё.
— Я ей не очень нравлюсь… — Мы не знакомы, Мейсон Локвуд. — Конечно, привет. Деймон Сальваторе. — Знаю, слышал о тебе много хорошего. — Правда? Странно, вообще-то я полный засранец.
— Я знаю тебя. — Что же, это печально.
— Я идиот. Ведь я подумал даже, что больше не буду чувствовать вину. — О чем ты говоришь? Вину за что? — За свои желания… Да, я понимаю! Поверь мне, я все понимаю! Девушка моего брата и так далее… Нет! Нет, знаешь что? Если я и буду чувствовать вину, так лучше за это!
— Я мог бы вырвать тебе сердце, даже глазом не моргнув. — Ага, слышал раньше.
— Я не знаю, что я хочу. — Ну, это неправда. Ты хочешь того же, что и все. — И чего же, таинственный незнакомец, который знает ответы на все вопросы?… Скажи мне, чего же я хочу? — Ты хочешь любви, в которой можно раствориться. Ты хочешь страсти, приключений и немножко опасности.
— Я остался помочь, но твои удары по лицу как бы намекнули, что мне здесь больше не рады. — Послушай, моя девушка пила твою кровь, и я врезал тебе. Ты это заслужил. Может хватит тут драму закатывать? — Нет, братец, драму можно будет закатывать, если я уеду прежде, чем убью охотника.
– Я поеду на маскарад и убью её сегодня. – Ты не убьёшь её. – Только не строй из себя паиньку. – Ты не убьёшь её. – Почему это? – Я её убью.
— Я просто хочу убить этого парня и уехать из города. Разве мы не об этом договаривались? Тот, кого Елена не выберет — уедет. — Но это было до того, как она стала вампиром.
— Я родилась в 1450 году, мне 560 лет. — Эх, жалко, что ты не бутылка вина.
— Я с тобой никуда не пойду, ты меня убить пытался! — Да, а ты вообще-то меня убил!
— Я хотел извиниться. — Хорошо. — Я не закончил, я сказал хотел, а потом понял, что я не сожалею. — Ты скорее умрешь, чем станешь человеком и хочешь чтобы я смирилась? — Я и не говорил, что ты должна смириться. Я просто сказал, что не сожалею. Но ты ведь знаешь, кто я. Эгоист. Я принимаю решения, причиняя при этом тебе боль. Да, я лучше бы умер, чем вновь стал человеком. Я лучше умру сейчас, чем проведу с тобой годы, и потеряю, когда стану старым и беспомощным, а ты останешься собой. Лучше я умру прямо сейчас, чем проведу последние годы жизни, думая о том, как раньше было хорошо. Потому что я такой, Елена, и я не изменюсь. И не одно извинение в мире не изменит того, что я тебе совсем не подхожу. — Ладно, мне тоже не жаль. Не жаль, что я встретила тебя. Не жаль, что знакомство с тобой подняло множество вопросов, и даже после смерти ты тот, кто заставляет меня чувствовать себя живой. Ты был просто ужасным. Ты часто делал неправильный выбор, но за всю мою жизнь, возможно это будет самой большой моей ошибкой, но мне не жаль, что я люблю тебя. Я люблю тебя, Деймон.
– Я хотела попрощаться. – Уже уезжаешь? – Я знаю, что мне не рады. – Не дуйся. Женщине твоих лет это не к лицу. – Ауч.
— Я хочу извиниться за то, что другие вампиры сделали со Стефаном, за похищение, за пытки… Этого не должно было случиться. — Вы там играли в Дом-2 с половиной вампиров из гробницы, причем реально взбешенных. И что, вы думали, должно было произойти?
— Алкоголь — это яд. — Если это яд, зачем ты его пьёшь? — Потому что есть вещи внутри меня, которые мне хотелось бы убить.
— Любовь болезненна, бессмысленна и её значение переоценивают. — Только если её нет. (Я был влюблён! Это больно, бессмысленно и преувеличено.
— Нет. — Она говорит. Может, озвучишь ещё какие-нибудь мысли, которые крутятся в твоей голове? — Ты должен был догадаться. — Что? — Что я была Кэтрин, что Кэтрин была мной! Именно ты должен был заметить это! — Думаешь, я этого не понимаю. — Если бы ты догадался, Дэймон, не было бы вампирского вируса. Аарон всё ещё был бы жив… — Не Кэтрин сделала это, а я! Я думал, что это ты разбила мне сердце, и разорвал Аарону горло. Вот насколько сильна твоя власть надо мной! — А я всё ещё здесь, вот насколько сильна твоя власть надо мной! — Ты послушай нас — чистый яд! У нас ядовитые отношения, Елена! Я убил твоего друга, а ты винишь кого-то другого! — Хочешь, чтобы я винила тебя? Легко… Поверь. Ты облажался, Дэймон! Снова! — Спасибо! — Ты поставил меня в ситуацию, что я защищаю тебя! Снова! Я меняю свои моральные принципы! Снова! И мне приходится идти против всего во что я верю! Снова! Ведь я люблю тебя! — Так перестань любить! — Не могу!
— Она все еще привлекательная? — Можешь ему передать, что он тоже ходячий секс.
— Она же человек! — А я нет. И мне пофиг.
— Она не умеет просить прощения. — В этом мы похожи — я не умею прощать.
— Спасибо! — Нееет, это тебе спасибо! Ты снова подсел на Бэмби, а я снова плохой брат. В Мире всё как надо…
… даже если это не сработает и все покатится к черту, даже если я буду несчастен и одинок… крохотный шанс на идеальную жизнь с тобой бесконечно лучше, чем вечная жизнь без тебя…
А у меня все просто. Кусай. Пей. Стирай память.
А это выражение, которое появляется на моём лице, когда я тебя не понимаю.
В этом вся прелесть Кэтрин, вечно что-то мутит.
Вампиры не размножаются, но мы любим пытаться.
Вербена не дает мне проникнуть в ее голову, но, может, я хочу не в голову?
Вроде как есть такое выражение: двое — просто компания, трое — уже вечеринка! (Вдвоём весело, втроём — уже вечеринка.)
Вы должны понимать, что искупления не существует. Достаточно одного плохого дня, одного плохого решения и уже не важно, что вы будете делать всю свою жизнь. Потому что, когда Дьявол приходит по вашу душу, вам конец.
Грустит тот, кому не всё равно.
Да, но глупости это так весело.
Да, я знаю. Найти Макроса, убить Макроса, спасти Мистик Фоллс от нашествия странников.
Давай к делу: я тебя убил, ты хочешь мести. Вставай в очередь!
Давай не будем делать неуязвимый вид, когда мне так легко тебя прикончить.
Давай не будем никого убивать. Твои слова, просто напоминаю…
Даже во тьме мой брат не может позволить мне умереть. Так что думаю я должен сделать для него тоже самое.
Дай угадаю. Невероятно красивый мужчина подошел к тебе и выдал себя за меня?
Дело в том, что я влюблен в нее. И это сводит с ума. Я не контролирую это.
Дневники вампира (The Vampire Diaries)
Дорогая Бонни, Какой я трус. Стоило бы сказать тебе это лично, а не в этом письме. Однако, знай, сделай это, ты отговорила бы меня бежать от своих проблем. Ты заставишь смирится с будущим без Елены, ты поможешь мне стать лучше чем я когда-либо мог быть. Так же как она. Я в ужасе от мысли, что подведу вас обеих. Я ухожу, потому что лучше разочаровать тебя однажды, чем делать это всю твою жизнь. И пусть эта жизнь станет счастливейшей, ибо ты, Бонни Беннет, потрясающая женщина. Посредственный кроссвордист и мой лучший друг, С любовью и уважением, Дэймон.
Дорогой Элайджа, давай скооперируемся и грохнем твоего братца. Чмоки-чмоки.
Дорогой дневник. Бурундук спросил мое имя сегодня. Я представился как Джо. Эта ложь будет преследовать меня вечно.
Елена говорила, зная, что ее слова точно должны были спровоцировать его на определенный ответ, но обычная реакция Деймона на такие вещи была — расслабиться и сделать вид, что он ничего не услышал. То, что происходило, было знакомо ей. Деймон обернулся и поймал ее своей железной хваткой. Затем, с ходу, как сокол хватает мышь, он поцеловал ее. Он был достаточно силен, чтобы удерживать ее возле себя, не причиняя вреда. Поцелуй был настойчивым и долгим, и на какое то время Елена просто потерялась. Тело Деймона было прохладным, ее же, напротив, было теплым и влажным после ванны.
Если бы я хотел убить десять человек, я не стал бы их поджигать. Я устроил бы праздничный обед.
Если ты проснёшься вампиром, я сам заколю тебя. Так что не стоит. Ведь я не смогу смириться с тем, что ты будешь ненавидеть меня вечно!
Если ты хочешь быть плохим — будь им с целью. (Если ты собираешься быть плохим, будь плохим
Если хочешь справиться с Клаусом, нужно быть изощренным психом, а уж по этой части я спец!
Есть кое-что, что я хочу, чтобы ты знала. Ты — ужасный друг. Знаешь? Ты представляешь, через что бы я прошел, если бы ты сегодня умерла?! Годы вины… Огромная саморазрушительная вина… Не говоря уже о возмущении, которое я бы почувствовал, если бы я был вынужден искать нового друга-пьяницу.
Жизнь отстой, когда ты просто обычный человек.
Жизнь хорошая штука… А загробная жизнь лучше!
За мать из Мистик-Фоллс, которая сперва ненавидела меня, а затем стала лучшим другом. Она была сильной, заботливой. Она не только защищала наш город, но и смогла вырастить прекрасную дочь, которая станет моей семьёй. За Лиз Форбс. Её не стало, но она не забыта.
Знаете, мне действительно нравится ведение домашнего хозяйства втроем. В этом есть что-то извращенное.
Знаешь… Я никак не могу понять, зачем меня спасать. Из-за братской любви? Или совесть замучила? Или из-за чувств, которые то есть, то их нет?
И когда же до тебя дойдет? Хватит меня спасать!
Иди домой. Достаточно смерти, грусти и личностного роста на один день
Иногда я делаю вещи, которые не должен.
Какой позор. Отвергнута капитаном футбольной команды. Добро пожаловать в молодость.
Когда люди видят хорошее, они этого ожидают. А я не хочу соответствовать ни чьим ожиданиям.
Кстати о Стефане, где он? Он пропускает семейный ужин, что меня крайне радует.
Кэтрин никогда не внушала мне, я знал всё. Каждый шаг. Для меня это было по-настоящему.
Либо все очень хорошо, либо всё очень плохо.
Можешь подсказать маме, что тело Эмми лежит на дне оврага со сломанной спиной – это сэкономит ей время.
Мы можем по-хорошему, мы можем по-плохому. Но в любом случае мы не остановимся, пока ты не вернешь себе чувства. Я дам тебе время подумать. А через пару часов вернусь. Ну, или через пару лет.
Мы поцеловались и теперь что-то происходит.
На данный момент я держусь подальше от всех женщин.
Надежда — та еще стерва!
Не бывает плохих идей, бывают плохо реализованные.
Не путай тот факт, что мы не сожгли тебя во сне, с доверием.
Никто не имеет права говорить мне, как жить, никто не имеет права говорить мне, кого любить. Особенно не какая-то там доисторическая ведьма и, уж точно, не Вселенная.
Однажды ты сказала мне, что назвать меня сатаной было оскорблением для сатаны.
Ой, не пачкай диван кровью, пожалуйста!
Он был худощав; не такой высокий, как Стефан, но с неопределимой аурой угрозы, что более чем восполняет недостаток роста. Он был так же безукоризненно одет как всегда: черные джинсы от Армани, черная рубашка, черный кожаный жакет, и черные ботинки, которые сочетались с его небрежно развевающимися темными волосами и черными глазами.
Она знает, как эффектно появиться.
Отлично, включим это в список дел на сегодня: унаследовать древнюю силу мертвых ведьм!
Подлость у нас семейная.
Пора бежать, мне ещё убийство планировать. Занятой день.
Разве все в этом мире не сводится к любви к женщинам?
С тобой гораздо веселее, когда ты спишь.
С тобой никогда не бывает легко, да?
Самое тяжелое – это забыть людей, которые принесли только боль и разочарования.
Сегодня был не очень хороший, точнее очень хреновый день!
Слушай, из меня не очень хорошая нянька. И извини, молочка с печеньем у меня для тебя тоже нет.
Смерть – слишком мягкое наказание.
Смотри, я никогда не пытал людей тайно. Я всё делаю открыто, чтоб враги видели мой гнев.
Смотрю на звёзды. Слушаю, как Вселенная смеётся надо мной.
Совет от профессионала: если лезешь на вампира, которому хреналион лет, советую не драться перочинным ножичком.
Трезвость угнетает.
Ты — мой кризис бытия…
Ты ведь не хочешь возвращаться… Возьмём тайм-аут. Поверь мне, твои проблемы тебя дождутся!
Ты даже не представляешь… Главная причина моего существования бросила меня. И после сегодняшнего, остатки растрескавшейся земли под ногами скоро разлетятся вдребезги.
Ты напоминаешь мне меня, только не такого стильного и умного.
Ты станешь прекрасным неотцом!
Ты хочешь меня. Ты чувствуешь, как тебя тянет ко мне. Ты думаешь обо мне, даже когда не хочешь думать обо мне. Спорим, я тебе даже снился. И прямо сейчас ты хочешь меня поцеловать.
Ты чувствуешь, как огромная тяжесть уходит из твоей груди? Это радость. Потому что твой друг не умер. Это эмоция, Елена, это – человечность.
У меня нет времени на мстительного Локвуда. Если я кого-то убиваю, этот кто-то должен оставаться мёртвым!
У нас проблема. И когда я говорю проблема, я подразумеваю глобальный кризис…
У тебя была жалкая жизнь, но жизнь после смерти не должна быть такой!
Чёрт, ты портишь идеальный день своей странной философской болтовнёй.
Что стоишь? Эта девушка определённо хочет, чтобы за ней побегали.
Что ты так смотришь, как будто кто-то только что застрелил панду?
Чувство вины… Мне не знакомо, но я слышал: оно сильно раздражает.
Это ж дизайнерская вещь, чувак, нафига порвал!
Ю-хуу… Есть кто дома? Пришел злой и страшный вампир.
Я — Елено-патруль.
Я буду решать, кому жить, а кому умирать, а ты будешь следить, чтобы не пострадали остальные. Я даже позволю ей меня ненавидеть. Но в итоге она выживет благодаря мне.
Я бы ни за что не стал стирать то, что между нами было, пусть даже скорбь переполняла меня. Я хватался бы за каждое мгновение, когда ты была в моих объятьях, каждую твою улыбку, всё то счастье, что мы испытали. Не важно, как сильно бы я скучал по тебе или как мне было бы больно, я бы никогда не стер все, что у нас было. Я бы предпочел переживать каждый момент, находясь в адской агонии, чем стереть воспоминания, в которых есть ТЫ!
Я всегда говорил Стефану, что хорошенькими девушками с братом нужно делиться. А то свинство получается!
Я думал, что смогу честно отбить ее у тебя. Но она не захотела. И это к лучшему. Мне в любом случае больше идет быть плохим парнем.
Я же теперь хороший парень, помнишь?
Я издеваюсь. Ты ненавидишь меня. Все вернулось на круги своя.
Я люблю тебя, Елена! Я люблю тебя так сильно, что даже не могу сделать ничего эгоистичного. Почему ты этого не понимаешь?
Я люблю тебя, и именно поэтому я не могу быть с тобой эгоистом.
Я мог бы разорвать ее на мелкие кусочки и скормить белочкам.
Я не верю себе рядом с любым человеком.
Я не могу быть тем, кем меня хотят видеть другие, не могу быть тем, кем она меня хочет видеть..
Я не могу выйти из дома, мне становится скучно и я теряю терпение. А я не люблю скучать и терпеть!
Я не хочу все это чувствовать, но… кнопочка сломалась!
Я понял: я лучше и сексуальнее тебя, и теперь, когда Кэтрин нет, ты боишься, что я всё своё внимание обращу на Елену. Но не волнуйся – Елена не Кэтрин.
Я сегодня был очень занят. Убил оборотня, нашёл лунный камень. А ты знала, что он спрятал камень на дне колодца, полного вербены? Видимо, он не так уж тебе доверял. Но он любил тебя. Бедняга. Кстати, где ты? Я могу привезти его. Чтобы ты попрощалась.
Я скучаю по тем временам, когда Стефан был перекусывающим кроликами пацифистом.
Я тебя не заслуживаю, но мой брат заслуживает… Боже, как бы я хотел, чтобы тебе не пришлось этого забывать… Но ты все забудешь!
Я хотел отомстить. Заразился вампирским вирусом. Почти убил последнего друга. Типичный Дэймон.
Я что, попал в параллельный мир, где со Стефаном весело?

голосуй звездами за цитаты!
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Все афоризмы для вас
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
ТЕПЕРЬ НАПИШИ КОММЕНТАРИЙ!x
()
x