Цитаты известных людей о науке (130 цитат)

Общеизвестным фактом является то, что наука — двигатель прогресса. Всё что создано для облегчения человеческой жизни, сделано именно с помощью неё. Например, телефоны, различные гаджеты, техника, автомобили, множество вакцин от смертельно опасных заболеваний. Наука многогранна и разнообразна и внесла свой вклад в каждую сферу человеческой жизни. В данной подборке представлены цитаты известных людей о науке.

В отличие от телевидения, науки много не бывает, несмотря на явный перегиб с ядерным оружием.
Когда я изучаю тонкости ферзевого эндшпиля, шахматы — это наука; когда восхищаюсь красивой комбинацией — искусство; а когда обостряю позицию в надвигающемся цейтноте соперника — спорт.
Нобелевская премия — это спасательный круг, который бросают пловцу, когда тот уже благополучно достиг берега.
Наука изобрела лекарство от большинства наших болезней, но так и не нашла средства от самой ужасной из них — равнодушия.
Личные предпочтения — основа научных изысканий.
Гипотезы облегчают и делают правильной научную работу — отыскивание истины, как плуг земледельца облегчает выращивание полезных растений.
При этом во время первого показа женщины сразу запоминали симпатичных мужчин, что свидетельствует о том, что они в первую очередь склонны обращать внимание на мужчин с интересной внешностью. Однако по ходу эксперимента мы заметили, что постепенно интерес к красавчикам ослабевает и полностью исчезает. Интересные мужчины хотя и привлекают внимание женщин, не задерживаются надолго в их сознании.
Для пользы науки нам чужих денег не жалко.
Самая главная задача, стоящая перед человечеством сегодня, — комплексное использование всех уже имеющихся достижений науки и техники для решения глобальных проблем, вызванных антигуманностью товарно-денежных методов распределения ресурсов на планете.


Сложным и кружным путем развивается научная истина, и далеко не всё научное мировоззрение служит её выражением.
И в храме науки есть свои фарисеи.
Есть фундаментальная разница между религией, основанной на догмах, и наукой, основанной на наблюдениях и логике. Наука победит, потому что она работает.
Развитие знаний, накопление опыта должны быть непрерывны. Иначе нарушатся законы развития, которое всегда неравномерно и противоречиво.
— Док, чем заняты? — Изучаю контрольный перечень перед полётом. Я нанял подрядчиков для транспортировки органов. Мы взлетаем через несколько минут. — Вы уверены, что сами сможете пилотировать вертолёт? — Конечно! Нужно ли напоминать тебе, Райден, что мы живём в золотой век беспилотных вертолётов? Даже пилотируемые вертолёты оснащены надёжными автопилотами. Всё очень просто! Настолько просто, что я продолжу следить за тобой и охраной «Ворлд Маршалл» прямо из кресла пилота. Должен добавить, что для крупнейшего ЧВК в мире их система безопасности довольно примитивна. Очень примитивна. Жаль лишь то, что у меня нет необходимого допуска для отключения их системы. Тем не менее, данные, которые я обнаружил, весьма полезны. Так что, пожалуйста, не стесняйся связываться со мной, когда тебе это будет нужно. — Я признателен вам, Док. — Ну, не каждый же день выпадает такая возможность получить столько мозг… столько данных. Всё для исследований!… И, конечно, твоей личной безопасности.
Подлинная наука обнаруживает Бога за каждой открытой ею дверью.
За будущность науки нечего бояться. Но жаль поколение, которое, имея, если не совершенное освещение дня, то, наверное, утреннюю зарю, — страдает во тьме или тешится пустяками от того, что стоит спиной к востоку. За что изъяты стремящиеся от блага обоих миров: прошедшего, умершего, вызываемого ими иногда, но являющегося в саване, и настоящего, для них не родившегося?
Проблема в том, что мы сосредоточиваемся на тех редких случаях, когда наша методика срабатывает, и почти никогда — на многочисленных примерах ее несостоятельности.
Любое утверждение, которое не может быть фальсифицировано, не является научным.
Да знаете ли, знаете ли вы, что без англичанина еще можно прожить человечеству, без Германии можно, без русского человека слишком возможно, без науки можно, без хлеба можно, без одной только красоты невозможно, ибо совсем нечего будет делать на свете! Вся тайна тут, вся история тут! Сама наука не простоит минуты без красоты, — знаете ли вы про это, смеющиеся, — обратится в хамство, гвоздя не выдумаете!
Наука — баба веселая и паучьей серьезности не терпит.
Дорога от лаборатории до завода бывает очень извилистой.
Люди склонны думать, что наука идет вперед семимильными шагами, что вот-вот перед человечеством раскроются тайны всего сущего, и жизнь станет простой и понятной, как собственная ладонь. Но даже ладонь хранит в себе следы прошлого и линии будущего, эти смутные знаки судьбы, которые способен прочесть далеко не каждый. А может быть, до конца их не прочтет никто. В этом и состоит загадка неизмеримого бытия…
У меня возникает желание – может, министра уволить образования, или ещё кого-нибудь.
Тому, кто не постиг науки добра, всякая иная наука приносит лишь вред.
Если общепринятая логика окажется неверной, все науки превратятся в поэзию.
Уравнения для меня важнее, потому что политика — для настоящего, а уравнения — для вечности.
— Мы попробуем изменить то, что я видела. — Не выйдет. Если ты видела будущее, это и есть будущее. — Я в это не верю. — Мы сможем спасти его, успеем раньше времени… — Народ, нет никакого времени! Она заглянула в четвертое измерение. Время — это иллюзия. Так мы воспринимаем четвертое измерение. Как вам… как бы это объяснить? [Берет стопку листов бумаги] Подойдет. Итак, мы трехмерные, верно? Но представьте, что мы живем в двумерной реальности. Плоской, как этот листок бумаги. Мы не смогли бы представить, что такое три измерения или что такое куб или все, что не является двумерным. [Чертит диагональную линию сбоку стопки] Так вот, мы, плоские бумажные человечки, воспринимали бы этот трехмерный куб как множество отдельных двумерных моментов. [Быстро перелистывает стопку] Проходит время, и точка на линии движется сквозь пространство и время… — Но на самом деле, куб и линия неподвижны. — Да, они просто есть. Нет будущего, нет прошлого. Все это просто… просто есть, и ничего тебе с этим не поделать. — Ты выносишь мне мозг.
Ваша наука, которой вы так горды и которую мы приезжаем к вам изучать, не служит господству человека над природой, а является лишь орудием для эксплуатации рабочих и для порабощения более слабых народов.
Не стоит отрицать того, чего мы не видели. Мы лишь незаметная частичка в бесконечной вселенной.
Ньютон, Эйлер, Гаусс, Пуанкаре, Колмогоров — всего пять жизней отделяют нас от истоков нашей науки.
Только искусство и наука возвышают людей до божества.
Наука есть вечное стремление человека к истине, а истина достигается только долгим путем посреди неизбежных ошибок и заблуждений.
Если бы уничтожить в музеях и библиотеках и разбить о камни паперти все произведения и художественные памятники, вдохновленные религией, что же осталось бы от великой мечты человечества? Доставлять людям надежды и иллюзии, без которых они не могли бы существовать, – вот назначение богов, героев и поэтов. Наука старалась выполнить эту задачу в течение пятидесяти лет. Но в сердцах, жаждущих идеала, ее погубило то, что она не осмеливается обещать больше и не умеет достаточно лгать.
На вопросы анкеты архиепископа Кентерберийского академик Павлов ответил так: «Верите ли Вы в Бога или нет?» — «Нет, не верю». «Считаете ли Вы религию совместимой с наукой или нет?» — «Да, считаю». Когда ученики подступили к нему с вопросом, как же согласуются эти ответы, он объяснил: — Целый ряд выдающихся ученых были верующими, значит — это совместимо. Факт есть факт и нельзя с ним не считаться.
Если два таких разных человека, напрочь лишённых возможности устного общения, могут видеть одни и те же сны, значит, наверное, — даже если оставить в стороне все сны и не принимать во внимание все прочие верования, — другие реальности тоже могут проникать друг в друга.
Вспомни тот научный эксперимент. Группе людей показывали фотографии из их детства. Девять снимков были реальными, а один подделкой. Их детские силуэты поместили в луна-парк, где они никогда не были. 80% узнали себя на снимках сразу, они приняли подделку как реальность. 20% не смогли вспомнить такого. Учёные попросили взять рисунки с собой, подумать дома, может, вспомнят. И когда они вернулись, тоже вспомнили эти снимки, какой это был чудесный день в парке с родителями, они вспомнили совершенно сфабрикованный опыт.
В истории отсутствует основной признак науки, субординации познанных фактов… Oна представляет собой знание, а не науку.
Наука и образование, лишенные социального сознания и заботы о проблемах экологии и человека, не имеют смысла.
Всякая точная наука основывается на приблизительности.
Исследования науки обогнали духовное развитие. У нас есть управляемые ракеты и неуправляемые люди.
Надо понять, что труд учёного – достояние всего человечества и наука является областью наибольшего бескорыстия.
Размышляя о мире, которым правит наука, я становлюсь пессимистом. Тем не менее я оптимист, когда вспоминаю о духовном мире, от которого наука пытается меня отвлечь.
Стыдно и тоскливо смотреть в глаза больному, которому я был не в силах помочь. Этому я могу помочь, этому нет; а все они идут ко мне, все одинаково вправе ждать от меня спасения. И так становятся понятными те вопли отчаянной тоски и падения веры в своё дело, которыми полны интимные письма сильнейших представителей науки. И чем кто из них сильнее, тем ярче осужден чувствовать своё бессилие.
— Какого чёрта вы загнули кривую вниз? — А, это по Брекли. — А кто это? — Брекли? Ха, ну как? Ну его монография еще в прошлом году… — До каких пор вы будете верить всему тому, что печатают? — Нет, ну у Брекли классические методы. Он… — Мне нужны измерения, а не классики. Здесь опыты, и только опыты, и собственные мозги. Поменьше читать. Те, кто много читают, отвыкают самостоятельно мыслить.
Всегда имеется несколько способов объяснения явлений, и из них мы предпочтем наименее невероятное.
Среди самых глубоких научных умов едва ли найдешь человека, лишенного своего особого религиозного чувства. Однако это чувство отличается от религии профана. Для последнего Бог – существо, на чью благосклонность он уповает и чьего наказания страшится, сублимация чувства, подобного любви ребенка к отцу – существу, с которым он в определенной степени в родстве, – пусть даже это чувство сильно окрашено благоговением. Но ученый одержим чувством вселенской причинности. Будущее для него до последней мелочи столь же определенно и неизбежно, сколь и прошлое. В морали нет ничего божественного, это исключительно человеческое изобретение. Религиозное чувство ученого приобретает форму восторга и восхищения гармонией законов природы: ведь за ними стоит разум, по сравнению с величием которого любые систематические размышления и действия человеческого существа – всего лишь смутное отражение.
Помните, что наука требует от человека всей его жизни. И если бы у вас было две жизни, то их бы не хватило вам.
Познание мира через финансы — очень увлекательная вещь! Гораздо более увлекательная, чем, например, делание самих денежных знаков, или их увеличение. Потому что ты не можешь вкладывать деньги в то, что ты не изучил. Я изучаю этот мир. Завтра мы будем вкладывать в высокие технологии, и ты, волей не волей, становишься причастным к процессу развития науки на нашей Земле. Это тоже приятно.
— Там, откуда я родом, каждый — учёный. Даже мой сантехник выиграл Нобелевскую премию. А вашей стране не хватает учёных. А их всегда требуется больше. Тебе стоит стать ученым, Виктор. — Учёные никому не нравятся. — Всем нравится то, что дарит наука, но не вопросы, нет. Не вопросы, которые ставит наука.
… если научное знание рассматривается как основание, то оно может служить только для консервации уже существующей практики, оправдания её… Если вы хотите научное исследование использовать другим образом — для создания новой практики, — то нужно чётко определить, в какой роли и как это научное исследование может быть употреблено в конструктивно-проектной деятельности, которая, собственно, и создаёт новые формы учебно-воспитательных воздействий. Ибо новые формы учебно-воспитательного воздействия всегда и всюду создаются безотносительно к науке и научному исследованию.
Держаться подальше от точных наук из страха, что они могут исказить веру — это признак младенчества, незрелости разума. А считать, что наука никак не связана с верой, что она неизбежно ведёт к безверию — признак невежества и предубеждённости.
Наука выигрывает, когда ее крылья раскованы фантазией.
Я обожаю науку. Меня неимоверно расстраивает, что многие её боятся, либо считают, что при научном образе мышления нельзя почувствовать сострадание, получить наслаждение от искусства или созерцания природы.Наука не лишает нас таинственности. Она способствует получению новых и дальнейшему изучению уже имеющихся знаний.
Существует научная достоверность, которую лишь трус считает неопределенностью, и неопределенность, которую может отрицать только воинствующий невежда.
Наука сделала нас богами раньше, чем мы научились быть людьми.
— Ну что ж, приступим к голосованию. — Голосованием в науке нельзя решать, причём здесь большинство? Бездарей всегда больше, так уж природа устроена…
Различие не в том, вечно или преходяще данное учение, а в том, жизненное ли это учение на некоторое время или мертворожденное.
Основы наук должны знать все, и они таковы: если твоя Наука государством не финансируется – значит, ты ничего не сделаешь. А если твоя Наука финансируется хорошо – значит, тебя финансирует военно-промышленный комплекс.
Вся наука является не чем иным, как усовершенствованием повседневного мышления.
Создатели любой науки обращают бессилие своей науки в клевету против природы.
Новая научная истина торжествует не потому, что ее противники признают свою неправоту, просто ее оппоненты со временем вымирают, а подрастающее поколение знакомо с нею с самого начала.
Самые простые вещи, встречающиеся на каждом шагу, могут стать источником научного открытия.
«No star wars — no mathematics», — говорят американцы. Тот прискорбный факт, что с прекращением военного противостояния математика, как и все фундаментальные науки, перестала финансироваться, является позором для современной цивилизации, признающей только «прикладные» науки, ведущей себя совершенно подобно свинье под дубом.


Нет изобретений в науке вне открытий ее собственных законов. Так было изначально. Так будет вечно.
Наука оставила вопрос о Боге совершенно открытым. Наука не имеет права судить об этом. Многие ученые верят в Бога. Те, кто говорит, что изучение наук делает человека атеистом, вероятно, какие-то смешные люди.
Ни одно человеческое исследование не может называться истинной наукой, если оно не прошло через математические доказательства. И если ты скажешь, что науки, начинающиеся и заканчивающиеся в мысли, обладают истиной, то в этом нельзя с тобой согласиться, …потому, что в таких чисто мысленных рассуждениях не участвует опыт, без которого нет никакой достоверности.
За последние 500 лет наука сотворила немало чудес главным образом благодаря готовности различных государственных структур, корпораций, фондов и частных спонсоров вкладывать миллиарды в исследования. Эти миллиарды сделали для картирования вселенной, картографирования нашей планеты и каталогизации животного царства больше, чем Галилео Галилей, Христофор Колумб и Чарльз Дарвин.
Наука! Это ноль, пустой, раздутый ноль! Тысячи лет она ширится, ширится и не может научить людей жить.
Разум и фантазия одинаково необходимы для наших знаний и равноправны в науке.
Наука берется осмыслить мир и доказывает его полную бессмыслицу.
Озарения окончательно укрепили меня во мнении о том, что наука должна служить человечеству в целом, а не держателям патентов. По каким-то неведомым мне причинам Бог выбрал меня в качестве посредника между Ним и людьми. И мой долг передать людям то, что я получил свыше.
Научное знание — это способность делать либо хорошее, либо плохое, но оно не содержит инструкции по своему использованию. Ценность такой способности очевидна, даже несмотря на то, что она может быть сведена на нет тем, что человек с ней делает. Я научился способу выражения этой общей человеческой проблемы во время поездки в Гонолулу. Там, в буддистском храме, человек, проводивший экскурсию, немного рассказал туристам о буддизме и закончил свой рассказ, сказав, что откроет им кое-что, что они никогда не забудут — я действительно помню это до сих пор. Это была буддистская притча: Каждому человеку дан ключ, открывающий врата рая; этот же самый ключ открывает и врата ада. Так какова же тогда ценность ключа от врат рая? Истинная правда то, что когда нам недостает ясных инструкций, которые дают нам возможность отличить врата рая от врат ада, то этот ключ может оказаться опасным предметом. Но при этом ценность ключа очевидна: как сможем мы войти в рай, не имея его?
Всё возможно. Что в одно время волшебство, в другое — наука.
География — это место. История — это время. Наука и культура — это заполнение места и времени.
Мы веками пытались искоренить инакомыслие, войнами, религией и портебительством. Не пора ли дать шанс науке?
Есть на свете разные науки, Но хочу спросить я у наук — Кто мне скажет, как лечить разлуки? Как спасти мне душу от разлук? Где она таится эта сила, Посреди лесов или полей, Чтоб разлуку ветром относила От моей души и от твоей? И сказал мудрец на эти речи, Чтя свою пророческую честь: — Если что-то ищут в каждой встрече, То ведь и в разлуке что-то есть…
Считается, что Вселенная имеет ограниченную протяженность в пространстве и свет может пропутешествовать вокруг нее за несколько сотен миллионов лет. Считается, что материя состоит из электронов и протонов, которые имеют конечные размеры, и что их число в мире конечно. Вероятно, их движения не непрерывны, как раньше думали, а происходят скачками, каждый из которых не меньше некоторого минимального скачка. Законы этих движений, судя по всему, суммируются в нескольких очень общих принципах, с помощью которых можно рассчитать прошлое и будущее мира, если дана любая малая часть его истории. Физическая наука, таким образом, приближается к этапу, когда она будет завершена и станет поэтому неинтересной. Если мы знаем законы, управляющие движениями электронов и протонов, то все остальное – просто география, собрание конкретных фактов, говорящих о распределении частиц по каким-то отрезкам мировой истории. Общее число фактов географии, необходимых для того, чтобы рассчитать мировую историю, видимо, не слишком велико. Теоретически их можно было бы записать в большую книгу, а книгу поместить в Сомерсет Хаусе вместе с вычислительной машиной: поворот рычага позволил бы исследователю найти новые факты, принадлежащие другому времени, нежели то, к которому относятся факты уже зарегистрированные. Трудно представить себе что-либо более скучное и непохожее на ту радость, которую вызывало до недавней поры даже самое небольшое открытие.
Вся история науки на каждом шагу показывает, что отдельные личности были более правы в своих утверждениях, чем целые корпорации ученых или сотни и тысячи исследователей, придерживавшихся господствующих взглядов.
Более мудр во всякой науке тот, кто более точен и более способен научить выявлению причин.
Забота о человеке и его судьбе всегда должна быть во главе любой технологической разработки. Никогда не забывай об этом среди своих уравнений и диаграмм.
Для счастья важнее то, как часто мы испытываем приятное чувство, или, как говорят психологи, «положительный аффект», а не то, насколько сильно это чувство. Иными словами, хорошая новость — это прежде всего хорошая новость; насколько она хороша, уже не так важно. Значит, чтобы жить счастливо, нужно получать свои маленькие «положительные аффекты» как можно более регулярно. Множество просто хороших новостей лучше, чем одна отличная новость.
Прогресс состоит не в замене неверной теории на верную, а в замене одной неверной теории на другую неверную, но уточненную.
Вслед за фактами меняется сознание, это и есть наука.
Наука — душа сегодняшней техники, корень современной цивилизации. На ней зиждутся многие политические, религиозные и нравственные установки наших дней, а соображения, служащие фундаментом науки, всё стремительнее преображают общество. Как верно то, что наука играет ключевую роль в формировании общего устройства человеческого мышления, верно и то, что особенности человеческой мысли играли ключевую роль в формировании наших научных теорий.
Мотивация ученого приближается к религиозному типу мотивации и даже совпадает с ним. Она не экономическая.
Шутить изволите… Наш Вицдорф — и наука, это невозможно! Какие там исследования в этом убогом гнезде?!
Вечная трагедия науки: уродливые факты убивают красивые гипотезы.
У меня появилась возможность прожить заново просранное детство. Я теперь свободный человек. Мне не надо убивать время на школу, надо мной не стоят родители, я обладаю правами взрослого человека. Сейчас я могу развиваться самостоятельно без ограничений. Я могу устроить себе свой личный Саммерхилл — читать то что мне интересно, изучать ровно то что хочется и сколько хочется, накапливать опыт какой мне нужен. И главное — я могу сопротивляться внешнему влиянию. Я легко могу послать на *** людей которые пытаются вбить в меня свои догмы, потому что я от них никак не завишу. Мне не придётся терпеть эмоциональное насилие над собой от людей которых я терпеть не могу, терпеть потому что они меня содержат, и без них я якобы пропаду, сопьюсь и вообще сдохну. Я чувствую себя таким великовозрастным неучем, который учится читать с мелкими пупсами потому что раньше ему было некогда, он был занят какой-то ***ней которая не оставляла ему время для настоящей жизни. Я хватаю маленькие кусочки знаний, следуя едва начавшим появляться желаниям. Позавчера я неожиданно захотела решать квадратные уравнения. Сегодня — узнать как устроен мозг и почему в нем под воздействием каких-либо факторов активизируются определённые участки. Ёкарный бабай, да мне же интересны науки! Я беру эти маленькие кусочки знаний, и каждый «вкусный» на 10, потому что я его хочу. И я щас понимаю насколько тупыми, дикими извращенцами должны быть люди которые такую до уссачки интересную вещь как наука превращают в заунывную хрень, которая преподаётся в школах и вызывает у детей тошноту и прочное к себе отвращение.
Работать для науки и для общих идей – это-то и есть личное счастье.
Каждый, кто серьёзно занимается наукой, убеждается в том, что в законах природы присутствует некий дух, и этот дух выше человека. По этой причине занятия наукой приводят человека к религии.
Физика подобна сексу: иногда даёт практические результаты, но занимаются ей не поэтому.
Начало есть чистый и, так сказать, ещё погруженный в немоту опыт.
Цивилизация порождает цивилизацию. Применение инноваций — это основа науки!
— Чтобы подтвердить твои исследования струн — нужно создать черную дыру! Но это же уничтожит землю. — Скорее всего. Но, умирая, все поймут, что я был прав.
Процесс научных открытий — это, в сущности, непрерывное бегство от чудес.
Изучение и наблюдение природы породило науку.
Ты знаешь, какая из линий прямая; для чего тебе это, если в жизни ты не знаешь прямого пути.
Наука не сводится к сумме фактов, как здание не сводится к груде камней. (Наука строится из фактов, как дом строится из кирпичей; но сумма фактов не есть наука, так же как груда кирпичей не есть еще дом.)
Ряд независимых научных исследований показывает вред, который они могут нанести человеку и окружающей среде, приведя к гибели всего живого на планете. Статистика показывает страшные факты: ежегодно 800.000 детей в России рождаются с разными формами патологии (около 70%). В России смертность в два раза выше рождаемости, а средняя продолжительность жизни сократилась более чем на 10 лет. Наблюдается резкое сокращение численности животных и растений, исчезновение многих видов. Процесс деградации и разрушения можно остановить, только сохранив науку в России, что спасёт Россию и всю планету, которая из-за человеческой беспечности, глупости и трусости оказалась на пороге мощнейшей экологической катастрофы и самоуничтожения. Тем не менее, генетически модифицированные культуры распространяются по планете. В 2004-м году ими было засеяно в мире около 81 млн. га, то есть 17% всех площадей, пригодных к земледелию, что на 15% больше чем в 2003-м году. Это происходит вследствие экономической выгоды от использования генно-модифицированных продуктов компаниями-производителями. Да и учёным невыгодно терять хорошо оплачиваемую работу, поскольку под эти исследования выделяются гранты. Поэтому, наука не должна зависеть от коммерсантов, а должна поддерживаться государством. А пока российские прилавки наводнили опасные для здоровья продукты питания, которые некому проверять и изучать, а независимые учёные, честно проводящие исследования генно-модифицированных продуктов, подвергаются атакам транснациональных компаний…
Там обо мне будут верно судить, где научное исследование не есть безумие, где не в жадном захвате – честь, не в обжорстве – роскошь, не в богатстве – величие, не в диковинке – истина, не в злобе – благоразумие, не в предательстве – любезность, не в обмане – осторожность, не в притворстве – умение жить, не в тирании – справедливость, не в насилии – суд.
Ничто так не воспитывает смирение, как наука. Ученые, насколько я могу судить, легче всего говорят «я не знаю».
Случайные открытия делают только подготовленные умы.
Музыка для меня — это бесспорный научный факт. Как алгебра.
Нельзя ничему научиться, если не начинать с самого низа.
Не бойтесь быть независимыми мыслителями! Если вы мыслите достаточно сильно, то вы неизбежно будете приведены наукой к вере в Бога, которая есть основание религии. Вы увидите, что наука не враг, а помощница религии.
— Я знаю, что ты не плохой человек, Фитц, но этот… механизм использовали для дурных вещей. Ты должен думать о последствиях того, что изобретаешь. — Электричество применяют для казни преступников. Получается, мы не должны использовать его в больницах? — Это не одно и то же, сам знаешь. — Всегда есть риски, связанные с наукой. Это не означит, что необходимо прекратить ею заниматься.
Научная карьера. В учёбе Мерин Был весьма умерен, Имел он робкую, Ленивую натуру, Но, думая о будущей карьере, Решил он поступить В аспирантуру. И он прошёл, Сдавая наудачу, Десятки жеребцов Собою заслоня: Его родная тётя Кляча Была женой профессора Коня.Она не допустила, Чтобы Мерин Был для науки Навсегда потерян… И вот учёный Мерин – Кандидат, Специалист по племенному делу. Он помнит сотни, Тысячи цитат И даже их использует умело. Теорию он знает До конца, И только практика Его слегка тревожит… Из мерина не выйдет жеребца, И вряд ли здесь протекция поможет.
Мир познаёт наука не одна, наукой пользуется только часть людей пытливого ума, а большинству приносят знания религия, искусство, труд, политика, война.
Нет ничего, что в большей степени могло бы привлечь внимание человека и заслужило бы быть предметом изучения, чем природа. Понять её огромный механизм, открыть её созидательные силы и познать законы, управляющие ею — величайшая цель человеческого разума.
Наука — океан, открытый как для ладьи, так и для фрегата. Один перевозит по нему слитки золота, другой удит в нём сельдей.
Желаешь без печалей обойтись, Наукам и ремеслам обучись.
Удельный вес науки в стране определяется не только средствами, отпускаемыми по государственному бюджету, числом исследовательских институтов, но прежде всего кругозором научных деятелей, высотой их научного полёта.
Стремящийся к свету должен быть готов погрузиться во тьму.
Когда-то официальная наука утверждала, что Земля плоская, и все верили в это. Так что ты никогда и ни в чем не можешь быть уверен до конца.
Я считаю, что любая сфера науки, когда ею занимается тот, кто имеет природную склонность, вскоре становится такой же увлекательной, как спорт для самого страстного спортсмена или любая форма наслаждения для самого утонченного сластолюбца.
Медицинская наука никогда не проникнет в сокровенные тайники души человеческой, даже через миллионы лет прогресса.
Научный прогресс, задача которого расширять границы наших познаний о мире, на самом деле — уничтожает его. Научно-технический прогресс не просто грозит катастрофой — катастрофа уже началась. Каким будет апокалипсис? Ответом является термин общеизвестный, — это война!
Для научного развития необходимо признание полной свободы личности, личного духа, ибо только при этом условии может одно научное мировоззрение сменяться другим, создаваемым свободной, независимой работой личности.
На вопрос: «Как устанавливать отцовство при непорочном зачатии?» — наука отвечает риторическим вопросом: «А бог его знает!».
Всякое конкретное явление совершенно неисчерпаемо и бесконечно по своим отдельным признакам; надо всегда искать в явлении то, что делает его научным фактом. Это именно отличает наблюдение солнечного затмения астрономом от наблюдения этого же явления просто любопытным. Первый выделяет в явлении то, что делает его астрономическим фактом; второй наблюдает случайные, попадающие в поле его внимания признаки.
Искусство войны — это наука, в которой не удается ничего, кроме того, что было рассчитано и продумано.
Ты знаешь, кто такой сумасшедший? Сумасшедший — это такой человек, который отличается от большинства. Это большинство определяет, кто сумасшедший, а кто — нет. Вот, например, микробы. Восемнадцатый век: нет микробов. Никто даже о них и не думает. И тут появляется этот доктор… ээ… как его… Сэмельвайс, да, Сэмельвайс. И он пытается убедить всех людей, в особенности других врачей, что существуют такие маленькие невидимые плохие штучки; они попадают в твое тело, и ты заболеваешь. И он хотел, чтобы доктора мыли руки. Ну, и кто он после этого? Псих! Да? «Эти маленькие, невидимые… как вы их называете? Микробы, да? А? Что? Где?». Или вот пример. Двадцатый век. На прошлой неделе, прямо перед тем как меня забрали в этот притон. Я хочу съесть гамбургер. Этот тип роняет мой гамбургер, потом поднимает и отряхивает, как будто ничего не случилось. Я говорю: а как же микробы? А он говорит: а я не верю в микробы. Их придумали для того, чтобы продавать побольше мыла. Ну, и кто из нас сумасшедший, а?
Пусты и полны заблуждений те науки, которые не порождены опытом, отцом всякой достоверности, и не завершаются в наглядном опыте.
Наука только начинает рассматривать человека как комплексную экосистему. Исследования в этой области пока еще на уровне начальной школы, поэтому зачастую вопросов имеется больше, чем ответов.
… научной и нравственной основой курса геометрии является принцип доказательности всех утверждений. И это единственный школьный предмет, включая даже предметы математического цикла, полностью основанный на последовательном выводе всех утверждений. Людьми, понимающими, что такое доказательство, трудно и даже невозможно манипулировать.
Если вы занимаетесь наукой, вам требуется понять мир. Если же вы занимаетесь бизнесом, вам нужно, чтобы мир не понимали другие.
По правде говоря, я не понимаю, как можно позволять так издеваться над наукой, как это делает сейчас у нас весь государственный аппарат и вся система идеологической обработки населения. Факт остаётся фактом — на науку и учёное сообщество врут, как на мёртвых; в массовых изданиях, многомиллионными тиражами и с неисчислимого количества телеэкранов ежедневно распространяется несусветная ахинея, оскорбляющая не только научный разум, но и просто разумную мысль, то есть — отдадим себе в этом отчёт! — вереницу поколений наших наиболее разумных предков, составляющих гордость человечества, мучеников духа, положивших жизнь во славу науки и во имя счастья человечества.
Относительность истины влечёт за собой относительность существования мира.
Наука доставляет истинное наслаждение. Так устроено эволюцией, что мы получаем удовольствие от познания, — познающие выживают с большей вероятностью.
Разве благодаря пророкам и мистикам у нас есть электроприборы, антибиотики, развитая медицина и аэрокосмическая наука? Нет. Все эти блага цивилизации создали те, кто мыслит рационально. Вселенная — не место для дилетантов и фанатиков.

голосуй звездами за цитаты!
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Все афоризмы для вас
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
ТЕПЕРЬ НАПИШИ КОММЕНТАРИЙ!x