Цитаты Елены Гилберт (100 цитат)

В поседнее время среди молодежи стали популярны сериалы про вампиров. Один из таких носит название «Дневники Вампира». В центре сюжета юная девушка — Елена, которая не так давно потеряла родителей и старается как-то переварить сложиившееся. Однажды ее внимание привлекает некий Стефан, который является вампиром… В данной подборке представлены цитаты Елены Гилберт.

— Тебе не надоедает быть такой правильной?— Другой и не будешь в обществе психопата.— Ну считай, что ты задела чувства этого психопата.
— Стефан тут?— Ага.— Где он?— И тебе доброе утро, мисс «Я на спец задании».— Как ты можешь быть таким высокомерным и скользким после всего, что ты сделал?— А как ты можешь быть такой храброй и глупой, чтобы называть вампира высокомерным и скользким?

— Почему ты не позволяешь людям видеть хорошее в тебе?— Потому что, когда люди видят хорошее, они ожидают лучшего. Я не хочу, чтобы мне пришлось жить, оправдывая чьи-либо ожидания.
Когда ты теряешь кого-то, это чувство всегда остаётся с тобой, постоянно напоминая тебе, как легко можно пораниться.
— Сколько ему нужно, чтобы прийти в себя?— Пару дней… плюс минус…— Но пару дней прошло.— Значит плюс.
— Тебе стоит прекратить это делать.— Делать что?— Считать, что я буду хорошим парнем, только потому что об этом меня просишь именно ты.
— Кэтрин была в этом доме, значит её уже пригласили. так что теперь делать?— Переехать.— Очень полезный совет, спасибо!
— Я не знаю, что я хочу.— Ну, это неправда. Ты хочешь того же, что и все.— И чего же, таинственный незнакомец, который знает ответы на все вопросы?… Скажи мне, чего же я хочу?— Ты хочешь любви, в которой можно раствориться. Ты хочешь страсти, приключений и немножко опасности.
— Что с тобой?— Я несчастна…— Ну пойди поешь что-нибудь.
— Что произошло, когда ты думал что она — это Елена?— Несмотря на риск появления негативных эмоций на ваших и без того задумчивых лицах скажу… мы целовались.— Что значит вы целовались?— Ну, знаешь, это когда губы соприкасаются и…
— Спасибо.— За что?— За то, что оказалась таким чудовищным разочарованием.
— Мы можем убить его сегодня! С помощью Бонни!— Нет, Дэймон! Если Бонни использует столько сил, она умрет!— Я напишу ей прекрасную поминальную речь!
Доверие порождает доверие. Доверься, чтобы тебе доверяли.
— Деймон, мы достаточно близки, и я должна знать, что с тобой.— Я поцеловал тебя, и думал, что ты мне ответила, а это был твой призрачный двойник. И как ты думаешь у меня дела?— Думаю, тебе больно.— Нет, мне никогда не больно, Елена.— Просто ты никогда не признаёшь, что тебе больно. Ты становишься злым, равнодушным и делаешь что-нибудь глупое.— А ты боишься… Думаешь, что из-за Кэтрин я совсем сорвусь с катушек? Чтобы это сделать, она мне не нужна! Знаешь, а почему… почему тебя так удивляет, что я хотел поцеловать тебя?— Меня это не удивляет. Меня удивило то, что ты думал, что я ответила на поцелуй.— Вот теперь мне больно…
— А мысли он тоже умеет читать?— Знаешь, если хочешь, чтобы я разделся, можно просто попросить.— Нет, на это он не способен. Зато способен быть первоклассным засранцем.
— Стефан не говорил, что у него есть брат… Ну, Стефан не любит хвастаться.
Друзья не манипулируют друзьями. Они помогают друг другу.
Когда кто-то спрашивает, как дела, на самом деле он не ждет ответа.
— Где мы?— Штат Джорджия.— Джорджия?… Нет, нет… Не может быть… Серьезно, Деймон, где мы?— Ну, если серьезно, мы… Мы в Джорджии.

— Я не могу сидеть сложа руки!— Но именно этим ты и займёшься, потому что так ты будешь в безопасности.— Которая для меня ничего не значит, если ты будешь в опасности!— О чём ты? Мне ничего не грозит. На моей стороне Деймон, тот самый корыстный психопат!— Очень утешительно…
— Ты в порядке?— Ты не единственный, кто спрашивает это.— И что ты отвечаешь?— Что я в порядке.— Ты хоть раз имела это в виду?— Нет.
Мы с тобой пара — я бросаю, ты начинаешь…
Все наши действия имеют свои последствия, но ничего с этим не поделать.
— Джер?— Нет. Это я — лицемерный патруль!
Кто бы что не говорил или не делал, нет ничего важнее семьи.
— Он ждал 145 лет только для того, чтобы понять, что Кэтрин он безразличен. В смысле, это, наверное, больно, да?— Да в принципе и сам он не подарок!
Дэймон верит, что все, что он сделал, каждый поступок, который он совершил, – все это ради любви. Это странно, но и грустно…
— И когда это я обязалась тебе помогать?— Ну… помогает Стефан, а ты прописалась у него в постели. Следовательно…
— Ты не можешь опять меня поцеловать.— Я знаю.— Я не могу. Это неправильно.— Это правильно. Просто не сейчас.
— Что бы сказала твоя мама, узнав, что ты встречаешься с вампиром?— Какая из них?
— Он ненавидит меня.— Нет, это не ненависть, это — «Ты меня бросила, и я слишком крутой парень, чтобы это показать».
— Я идиот. Ведь я подумал даже, что больше не буду чувствовать вину.— О чем ты говоршь? Вину за что?— За свои желания… Да, я понимаю! Поверь мне, я все понимаю! Девушка моего брата и так далее… Нет! Нет, знаешь что? Если я и буду чувствовать вину, так лучше за это!
— Что ты здесь делаешь?— Прячусь от Кэролайн…— С чего это вдруг?— Мне необходим перерыв, она говорит больше, чем я могу слушать.
Всё, что мы можем, — быть готовыми к лучшему, чтобы когда это лучшее придет, мы пригласили его зайти, потому что мы нуждаемся в нем… Я нуждаюсь.
Всегда мысли возвращаются к тому, о чем больше всего хочешь забыть.
— Я знаю, чего хотел бы мой брат.— То, чего он хотел бы, и то, что мы должны сделать — это две разные вещи.
Он решил, чего хочет. Хочет, чтобы его ненавидели, не хочет проявлять чувства. Он решил, что так ему будет проще. Пусть так и будет.
— Ты в порядке?— Почему ты думаешь, что я не в порядке?— Ну… Сейчас день и ты пьян. И это не лучший твой взгляд.— А какой мой лучший взгляд?— Ах-ха! Я не говорила, что таковой имеется! Просто этот мне нравится меньше всего.— Понял. Посмотрю, что с этим можно поделать.
И я выберу тебя! Через сотни жизней, в сотнях миров, в любой версии действительности, я найду Тебя, и я выберу — Тебя.
Я издеваюсь. Ты ненавидишь меня. Все вернулось на круги своя.
Самое худшее чувство — это момент, когда ты понимаешь, что потеряла саму себя.
Именно такой и должна быть любовь. Нужно любить человека, с которым радуешься, что ты жив.
— Что, правда? До сих пор?— Что?— Ведьмы не входят в число моих фанатов!
— Мне кажется, я скоро свихнусь! Веду себя, как параноик… Я просто схожу с ума.— Добро пожаловать в клуб!..
— Ты на меня пялишься.— Просто смотрю.— Это странно.— Это романтично…
— Не держи меня за дурочку, Деймон. Тогда на кладбище, помнишь? Разрушенная церковь? Девушка, которую ты оставил бродить в одном белье?— Пардон. Я обычно запоминаю девушек, которых оставляю в одном белье.
— Деймон… Он пробрался мне в самую душу. И, что бы я ни делала, я просто не могу выбросить его из головы.— Когда любишь кого-то… Не думаю, что ты сможешь выбросить его из головы.
— Где ты?— Я понятия не имею. Но уверен, что я одет слишком элегантно для этого места.
— Я хотел извиниться.— Хорошо.— Я не закончил, я сказал хотел, а потом понял, что я не сожалею.— Ты скорее умрешь, чем станешь человеком и хочешь чтобы я смирилась?
— Я и не говорил, что ты должна смириться. Я просто сказал, что не сожалею. Но ты ведь знаешь, кто я. Эгоист. Я принимаю решения, причиняя при этом тебе боль. Да, я лучше бы умер, чем вновь стал человеком. Я лучше умру сейчас, чем проведу с тобой годы, и потеряю, когда стану старым и беспомощным, а ты останешься собой. Лучше я умру прямо сейчас, чем проведу последние годы жизни, думая о том, как раньше было хорошо. Потому что я такой, Елена, и я не изменюсь. И не одно извинение в мире не изменит того, что я тебе совсем не подхожу.
— Ладно, мне тоже не жаль. Не жаль, что я встретила тебя. Не жаль, что знакомство с тобой подняло множество вопросов, и даже после смерти ты тот, кто заставляет меня чувствовать себя живой. Ты был просто ужасным. Ты часто делал неправильный выбор, но за всю мою жизнь, возможно это будет самой большой моей ошибкой, но мне не жаль, что я люблю тебя. Я люблю тебя, Деймон.
Ты превратил его в монстра. Теперь он — твоя проблема.
Неизвестность может быть опасной.
— Как Джереми?— Ненавидит меня. Ненавидит жизнь. Ненавидит то, что мы даже пообедать не можем так, чтобы перед десертом никто не умер!
— Это ты устроил взрыв, чтобы избавиться от членов совета?— На мне что, футболка с надписью «Я уничтожил городской совет»? Почему все спрашивают меня об этом?
— Стефан, поторопись, мы опоздаем в школу!— Школа?— Да, школа. Знаешь, такое заведение, о котором мы вечно забываем.
Я знаю, это эгоистично. Я знаю, что это выглядит так, будто я держу вас обоих на поводке, но… Я не знаю, что делать. Если я выберу одного из вас, то потеряю другого. А я уже потеряла стольких, что мысль о том, что я потеряю кого-то из вас, невыносима!
Ты будешь думать, что боль не прекратится, но она уйдёт. Но сперва ты должен её принять. Тебе с ней не справиться. Она больше тебя. Придётся позволить себе утонуть в ней. Но однажды ты выплывешь. И с каждым новым вдохом будешь становиться сильнее. Обещаю, ты справишься!
Вампиры, гибриды, Древние… Пустяки! А вот непослушный братец…
— Нет.— Она говорит. Может, озвучишь ещё какие-нибудь мысли, которые крутятся в твоей голове?— Ты должен был догадаться.— Что?— Что я была Кэтрин, что Кэтрин была мной! Именно ты должен был заметить это!— Думаешь, я этого не понимаю.— Если бы ты догадался, Дэймон, не было бы вампирского вируса. Аарон всё ещё был бы жив…— Не Кэтрин сделала это, а я! Я думал, что это ты разбила мне сердце, и разорвал Аарону горло. Вот насколько сильна твоя власть надо мной!— А я всё ещё здесь, вот насколько сильна твоя власть надо мной!— Ты послушай нас — чистый яд! У нас ядовитые отношения, Елена! Я убил твоего друга, а ты винишь кого-то другого!— Хочешь, чтобы я винила тебя? Легко… Поверь. Ты облажался, Дэймон! Снова!— Спасибо!— Ты поставил меня в ситуацию, что я защищаю тебя! Снова! Я меняю свои моральные принципы! Снова! И мне приходится идти против всего во что я верю! Снова! Ведь я люблю тебя!— Так перестань любить!— Не могу!
Раньше я думала, что самое страшное, что может случиться в жизни — это потеря любимого человека. Но я ошибалась. Самое страшное — осознать, что потерял себя.
Ну он же лапочка! Не может же такой лапочка быть чокнутым убийцей!
— Он не такой, как ты!— Он не хочет быть таким, но это не значит, что он другой.
— Посмотри на себя. Самовлюбленная эгоистка, которая в бегах уже пять веков. Разве кто-нибудь захочет быть с тобой? Ты по определению изношенный товар. Не удивительно, что Элайджа бросил тебя.
— Да, я совершала довольно ужасные вещи, чтобы выжить. Но в отличие от тебя, бедная, хрупкая, Елена, я не отключала эмоции. Я справлялась с ними. Ты и недели бы не продержалась как вампир, если бы все не лебезили перед тобой.
Из всех парней, что она знала, Деймон был единственным, которого она не смогла сломить. О, Мэтт был упрям, а Стефан порой почти невозможен. Но у них обоих были ярко горящие кнопки где-то внутри них, на которых было написано: «НАЖМИ МЕНЯ» и ты всего лишь должна поиграть немного с этим механизмом — ну хорошо, иногда больше чем немного — и даже с самыми сложными мужчинами можно было справиться.
— Ты в порядке?— Да. Просто у меня ощущение, что должно произойти что-то плохое.— Ну, это так. Завтра ты уезжаешь. Ты собираешься променять всё это на общий душ и обед по расписанию.— А ты можешь побыть нормальным парнем и поддержишь меня в стремлении поступить в колледж и жить нормальной жизнью?— Я скорее побалую тебя шампанским и проведу ночь, убеждая тебя остаться.
— Не хочешь потанцевать?— Ты же ненавидишь танцы. Обычно тебя нужно умолять.— Нет, нет, нет, умолять меня нужно, когда я трезвый, а когда я пьяный, ничего такого не понадобится.
— Хорошо. А как насчёт вот этого. Когда мы сегодня будем ссориться, я скажу «Я больше так не могу, Елена», но это будет значить, что я люблю тебя.— А когда я скажу «Хорошо, Стефан, мне всё равно» — это будет значить, что я тоже тебя люблю.
— Ты слышишь меня? Он пытается убить Джереми!— Это не моя проблема.— Тогда иди к черту.
Я многое поняла… о нас с тобой. Ты говоришь, что виной наша связь и, знаешь, может, так и есть. Но я говорю тебе то, что для меня абсолютно реально, и я никогда еще так четко это не осознавала. Я люблю тебя, Деймон… Я люблю тебя.
— Чем ты занят?— Тебя жду.— Лежа на месте нашей первой встречи?— Хочется красивого жеста.— Все плохо? Да?— Кажется мне положен танец, Мисс Гилберт.— Дэймон, просто ответь. Что случилось?— Пожалуйста, потанцую со мной, Елена. Потанцуй со мной, это должна была быть самая важная ночь.— Ответь уже. У тебя на лице написано, все очень плохо?— Кай связал тебя с Бонни. Пока она не умрет, ты не проснешься.— Что?— Елена, он победил.— И что ты сделаешь? Дэймон?— Могла бы сказать, как мне поступить.— Я знала, что ты сделаешь.— Ты знала, что злой, эгоистичный Дэймон Сальваторе откажется от любви всей жизни, чтобы спасти ее подругу?— Я знала, что любовь моей жизни не оставит своего друга, даже если ему придется немного пожить без меня.— Без тебя здесь станет очень скучно.— Нет, Дэймон, ведь ты не будешь просто сидеть и ждать меня.— Я подумал устроить голодовку. В процессе сушки время течет быстрее.— Дэймон, у нас ничего не выйдет, если ты просто закроешься. Ты должен жить своей жизнью. Наслаждаться ей. Я хочу, чтобы ты был счастлив, а теперь можно и потанцевать. Ты готов к этому.— Провести шестьдесят лет без любви всей своей жизни, как к такому можно быть готовым?— Я люблю тебя, Дэймон Сальваторе.— И я тебя люблю.
— Дай угадаю. После долгих ночей с Лекси, она убедила тебя вернуть чувства, и именно это ты хочешь проделать со мной.
Ты тоже сначала читаешь в книге последнюю страницу?
Я многое поняла… о нас с тобой. Ты говоришь, что виной наша связь и, знаешь, может, так и есть. Но я говорю тебе то, что для меня абсолютно реально, и я никогда еще так четко это не осознавала. Я люблю тебя, Деймон… Я люблю тебя.
— Ты — это ты. Ты всегда говоришь, что ты в порядке. Но тебе нужна помощь.— Я в порядке, ясно?
— Как дела?— Страшновато немного. А ты как?..— Я спокоен как удав.
— Я ничего не чувствую.— Я тебе не верю.— Мне все равно.— То есть ты не помнишь свои ощущения, когда мы с тобой танцевали, когда моя рука касалась твоей талии?— Нет.— А это? Когда наши пальцы касались?— Ничего.— А это? Твое сердце правда отказывается вспоминать?— Какое сердце?
— Привет, эм, извини… Я думала, ты ушел.— Ушел. Пять часов назад.
— Как дела?— Страшновато немного. А ты как?..— Я спокоен как удав.
— Я всё вспомнила… один из плюсов обращения. Я вспомнила все, что ты внушал мне забыть. К примеру, как мы с тобой впервые встретились, мы были не знакомы, и ты велел мне получать от жизни все, что я захочу. Дэймон, почему ты мне не сказал?
— И что-то бы изменилось?… Я так не думаю.— Ты просил меня сделать выбор, Дэймон, я его сделала. И если ты хочешь злиться, вымещай злость на мне, а не на Стэфане, на Мэтте или на ком бы то ни было ещё.— Ты закончила?— Если бы прошлой ночью там был ты, а не Стэфан, и я бы умоляла тебя спасти Мэтта…— Я бы спас тебя, сразу же без вопросов!— Я так и думала. И Мэтт был бы сейчас мертв, потому что ты бы не отпустил меня. Мэтт был бы мертв!— А ты была бы жива! И смогла бы прожить свою жизнь, которую ты хотела, которую ты заслуживаешь. Знаю, что раньше я этого не понимал, но сейчас понимаю, и я хотел этого для тебя, Елена. Я бы с радостью подарил все это тебе и позволил бы Мэтту погибнуть, потому что я настолько эгоистичен, но ты ведь это уже знала… ты ведь вспомнила не только ночь нашей первой встречи…
— Что между тобой и Деймоном?— Я не хочу говорить об этом… Он поцеловал меня! Этого больше не повторится.— Я имела в виду… тебе понравилось?— Это неважно.— Значит, да.
— Ты играешь им.— Нет, он играет мною. Я всего лишь плачу ему тем же.
– О Боже! Ты напугал меня.– Вношу свой вклад в ночной дозор.– Спасибо. За то… что охраняешь нас. Меня.– Это ведь я. Твой верный телохранитель. Тихий и невозмутимый.– Ты пил? И ты грустный – плохое сочетание.– Нет, я не грустный. Грусть – это эмоции, свойственная тем, кому не всё равно.– Да ладно, Деймон. Это не правда. Тебе не всё равно.
— Самое лучшее в отсутствии эмоций то, что я могу думать рационально. Я сделаю все возможное, чтобы добиться своего. Ты — наоборот, сплошной невроз и ненадёжность, надежды и мечты. Ты одна большая ходячая эмоциональность, и это то, что мне совсем не нужно.
— Ты только что заставила меня скучать по прежней Елене.
— У тебя это так хорошо получается, правда? — сейчас в ее голосе сквозил холод. Опрометчиво, повинуясь своей злобе, она приблизилась к нему. — Отталкивать людей прочь. Но я знаю, что ты не питался сегодня вечером. Тебе ничего большего не надо от меня и у тебя не получается строить из себя голодающего мученика так же хорошо, как у Стефана.
Елена говорила, зная, что ее слова точно должны были спровоцировать его на определенный ответ, но обычная реакция Деймона на такие вещи была — расслабиться и сделать вид, что он ничего не услышал. То, что происходило, было знакомо ей. Деймон обернулся и поймал ее своей железной хваткой. Затем, с ходу, как сокол хватает мышь, он поцеловал ее. Он был достаточно силен, чтобы удерживать ее возле себя, не причиняя вреда. Поцелуй был настойчивым и долгим, и на какое то время Елена просто потерялась. Тело Деймона было прохладным, ее же, напротив, было теплым и влажным после ванны.
То, как он держал ее, могло причинить ей боль, если бы она попыталась вырваться. А потом она знала, что он не станет удерживать ее.
Но уверена ли она? И готова ли сломать себе кость, чтобы проверить? Он гладил ее волосы, накручивая их на пальцы… несколько часов спустя, после того, как он ее учил чувствовать вещи до кончиков волос. Он знал ее слабые места. Не просто слабые места женщины. Он знал ее. Он знал, как заставить ее стонать от удовольствия и как успокоить ее.
— Да, все мы сегодня будем скучными школьниками, живущими в мире, в котором слово на «в» не произносится.— Замётано.— А потом ты отведёшь меня на колесо обозрения, на самый верх. Потом поцелуешь меня и моё сердце затрепещет как у нормальной школьницы, как тебе такой план?
— Самое лучшее в отсутствии эмоций то, что я могу думать рационально. Я сделаю все возможное, чтобы добиться своего. Ты — наоборот, сплошной невроз и ненадёжность, надежды и мечты. Ты одна большая ходячая эмоциональность, и это то, что мне совсем не нужно.
— Ты только что заставила меня скучать по прежней Елене.
— Надеюсь, ты планируешь прибраться здесь.— Мне нужен бурбон, чтобы пережить вечеринку Ребекки. У тебя лучше, чем у Стефана.— Оу, верхний ящик в комоде для одежды.— Спасибо. Ты хранишь алкоголь в ящике с нижним бельем?— Нет. Ты ведь искала не алкоголь, так ведь? Ты думаешь, я действительно оставлю последний кол из белого дуба там, где любой вампир может просто подойти и взять его?
— Кэр, пускай сейчас ты этого не чувствуешь, но если ты убьешь Сару, это будет мучить тебя вечно. Поверь, я через это проходила, хорошего мало.— Я заставляю студента произвести операцию на племяннице Стефана, а ты всё равно свела всё к себе. Господи, Елена, да у тебя просто талант!
— Я прощаю тебя.— Что?— Я прощаю тебя. Ты не родилась злой, жизнь сделала тебя такой. Ты была слишком молода, когда потеряла всех, о ком заботилась… и у тебя нет семьи, которая бы присматривала за тобой. Знакомо?
— Что, и никаких: «Я здесь, чтобы отомстить за своего надоедливого младшего брата»?— Люди умирают, мы двигаемся дальше.— После того как отключим человечность. Это так печально для парней, правда. Их невероятный образец человеческой непорочности… Исчез.
— Я хочу, чтобы ты сказала Стефану правду о Деймоне.— С Деймоном я чувствую себя счастливой. Когда я с ним, это невероятно, как… как будто я свободна.— А что ты чувствуешь, когда ты со Стефаном?— Я чувствую, как будто я какой-то проект, как будто я проблема, с которой нужно разобраться. Мне кажется, я делаю его грустным. И я не могу быть с кем-то таким, потому что когда он смотрит на меня, то видит лишь поломанную игрушку.
— Он ликовал так, как только можно ликовать. Как будто гордился собой за то, что переспал с ней. Сработало?— Не сработало. Я слышала каждое твое слово о Деймоне, главном вампирском жиголо.
— Я просто не понимаю ваших отношений.— Я знаю, это бред, но сначала, после смерти моих родителей, когда я была со Стефаном, я чувствовала себя в безопасности.— Елена, он вампир…— Поверь мне, я знаю, это звучит дико, но я, я будто знала, что он не перестанет любить меня, что он никогда… никогда не умрет.— А Деймон?— Деймон… я привыкла к нему, он меня раздражает, и что бы я ни делала, его невозможно обидеть.— Когда ты в кого-то влюблен, я не знаю, может ли тебя что-то обидеть…
— А что об этом думает Стефан?— Он посмеялся.— А что он сказал о том, что Элайджа все еще жив?— Да… Знаешь, я ему не сказал.— Почему?— Ну, во-первых, потому что он все равно никак помочь не сможет. Во-вторых, то же самое.
– Допустим, я происхожу из рода Кэтрин – значит, я частично вампир?– Вампиры не могут производить потомства. Но нам нравится пытаться.
— Теперь ты сердишься на меня, потому что я попросила Стефана вмешаться?— Нет, я сержусь на тебя, потому что люблю тебя!— Ну… Может быть, проблема именно в этом.
— Прошу, не оставляй меня.— У меня нет выбора, детка.
— Так куда мы собираемся?— Место, которое любой новорожденный вампир должен посетить хотя бы раз в своей жизни… Нью Йорк. Город, который никогда не спит.
— Ты знаешь, что могло бы сделать меня счастливым?! Знание того, что всё это время, пока я любил тебя, твое чувство ко мне было настоящим.
— Оно настоящее. Я знаю это, Деймон. Я знаю, что ты собираешься сделать. Пожалуйста, не делай этого со мной.— Я не хочу этого делать, Елена. Я не хороший парень, Помнишь?! Я эгоист. Я беру, что хочу, я делаю, что хочу. Я вру своему брату, я люблю его девушку. Я делаю все неправильно! Но мне приходится делать правильные вещи ради тебя.— Это не по-настоящему? Это чувство лжет?
Деймон, перестань говорить мне, что это не по-настоящему. Я знаю, что чувствую, и ты тоже чувствуешь это, так что хватит с этим бороться.
— Он больной убийца!— Просто ты забыла о нем все хорошее.— Не знаю, какое хорошее перевесит столько плохого.
голосуй звездами за цитаты!
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Все афоризмы для вас
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
ТЕПЕРЬ НАПИШИ КОММЕНТАРИЙ!x
()
x