Красивые цитаты про тепло и заботу (300 цитат)

Человек – социальное создание, кто бы что ни говорил. Каждому человеку, когда он маленький, да и когда взрослый, нужны любовь и забота. Мы все хотим, чтобы нас любили и уважали близкие люди, друзья, знакомые. Проявляют они это, конечно же, по-разному, и не всегда можно сразу понять, что вот это – попытка позаботиться, но каждая искра внимания ценна. В данном разделе собраны красивые цитаты про тепло и заботу.

Когда уходите на пять минут,
Не забывайте оставлять тепло в ладонях.
В ладонях тех, которые вас ждут,
В ладонях тех, которые вас помнят…
А твоего
солнца
хватит
на десять Африк.
А твоего
холода —
на несколько
Антарктид…
Утро было тихое, город, окутанный тьмой, мирно нежился в постели.
Пришло лето, и ветер был летний — теплое дыхание мира, неспешное и ленивое. Стоит лишь встать, высунуться в окошко, и тотчас поймешь: вот она начинается, настоящая свобода и жизнь, вот оно, первое утро лета.
Счастье — это когда ты живешь сам по себе, ничего не меняя, а другой — так же — рядом. А потом вы ложитесь в одну постель, а там так же тепло и уютно. И можно повернуться к нему спиной, чтобы тебе в шею уткнулись и засопели сонно. А другой рукой тебя сверху накрывают от всего — штормов, землетрясений, падающих метеоритов, и можно спать.
Что может дать один человек другому, кроме капли тепла? И что может быть больше этого?
День был солнечный и ветреный, такой день, когда можно зайти за угол дома, спрятаться от ветра, прижаться спиной к чуть-чуть согретой солнцем стене и почувствовать всем сердцем радость прихода весны и тепла… Стоять, жмуриться и улыбаться.
Я люблю относиться к женщинам как к хрупким существам, как к дорогой мне вещи. Я люблю о них заботиться. Я получаю от этого удовольствие. Возможно, это как-то эгоистично, но мне остается надеяться, что они тоже извлекут из этого пользу.
Сама забота не без отрады, так как доставляет некоторое занятие. Что бы мы делали, не имея никого, о ком позаботиться?


Проявлять заботу, это очень правильно. Я, например, такой человек, могу открываться только близким мне и годами проверенным людям, в которых уже не сомневаешься и видишь даже не их, а самого себя, столько всего разного связывает вместе!
Заботиться о ближних своих и домашних своих — муж о жене, жена о муже; отец о сыне, сын об отце; мать о дочери, дочь о матери; брат о сестре, сестра о брате.
Однако Европа — это богатый континент, и мы вполне можем себе позволить позаботься о каждом.
— Когда все это закончится, о них позаботятся? — Я не знаю… — Видите, вы не знаете…
— Я устал прятаться. Я хочу делать что-то полезное в своей жизни. — А быть фермером, кормить людей — по-твоему это плохо? — Я этого не говорил. — Пять поколений нашей семьи были фермерами. — Твоей семьи. Не моей. Я… Я не знаю, зачем я вообще слушаю тебя, ты ведь мне не отец. Ты нашел меня в поле. — Кларк! — Ничего, Марта. Он прав. Кларк всё точно подметил. Мы не твои родители. Но мы делали всё, что было в наших силах. И ты всегда мог рассчитывать на нас. Но теперь, может теперь тебе этого стало недостаточно. — Слушай, пап… просто… — Постой…
Муж взял подвязки из её рук, и она неуверенно присела. Сегодня вечером на ней были старые чулки, но черный цвет подчеркивал сияющую кожу цвета слоновой кости над ними. Росс надел на неё подвязки с предельной заботой. Уже много месяцев, даже лет, между ними уже не происходило ничего похожего на это нерастраченное взаимное желание и нежность, которую ничто не заменит. В сгущающейся темноте её глаза сияли. На мгновение оба почти замерли, не шевелясь, Росс встал на колени, а Демельза откинулась на кресло. Пальцы мужа холодили ей ноги. Она подумала: «Запомни это и вспоминай в моменты ревности и его пренебрежения». — Ты от меня не отделаешься, любовь моя, — произнес он. — Я и не хочу, любимый.
Начинать заботу о воспитании надо раньше — до того, как ребёнок зачат.
— Что это? Тайник? — Это придумала хозяйка, сэр. Она просила не говорить вам. Это на случай тяжелых времен. — О чем еще ты мне не сказала? — Вам нужен полный список того, что она делает, чтобы вы были в тепле, сытости и безопасности?
Многие качества Лесли, откровенно говоря, ужасают. Но вот её забота о других… это уже ни в какие рамки…
Одно доброе слово может согревать три зимних месяца.
— Веришь в теплоту тел?
— Что?
— В теплоту тел! В секс без секса? В объятия.
Любовные трубы забиты сажей, но чистить незачем – больше не топим, потеплело, весна.
— Мне не хватает теплоты, —
Она сказала дочке.
Дочь удивилась: — Мёрзнешь ты
И в летние денёчки?
Дверь на балкон была открыта, и с улицы в комнату врывался холодный воздух. Нам очень нравилось, когда в комнате было холодно. Так морозно, что вылезти из-под одеяла было равносильно смерти. Так больше ценишь тепло близкого человека. Прижимаешься к нему и понимаешь, что он даёт тебе жизнь.
Бывает, что женщине много тепла не надо, бывает, она и дымком согревается.
Вот время было, помню: таким казался мир огромным,
И те, кто стал теперь посторонним, вспоминается с теплом мне.
Она излучала обезоруживающее тепло, словно никому на свете она не была так рада, как тебе.
— Мы не в том положении, чтобы беспокоиться даже о самих себе; считаешь, сейчас самое время заботиться чужими неприятностями? — Во-первых, это не чужая неприятность. А во-вторых, рано или поздно, кому-то придется обо всем позаботиться!
Если в детстве бабушка разрешала зимой гулять без шапки, проверьте её – возможно, она вам не родная.
Разве ты дни и ночи была при нём? Смывала кровь после дуэли… Поила его водой… Кто молил Пресвятую Деву, чтобы он остался в живых? Кто был его служанкой, его сестрой, его матерью? Кто? Я и никто другой!
Ни о ком не заботясь и никого не любя — человек устаёт от самого себя.
Я в этот год прошу лишь об одном — Сберечь совместное тепло. Храни любимую мою от тягот и невзгод, Пусть будет на душе ее светло. Она заслуживает счастья и всех благ, Храни ее, убереги от зла. Пусть аромат цветов наполнит ее дом, Желаю ей благополучия во всем. Пусть этот год докажет ей, что рядом тот, Кто с ней готов в огонь и воду. Поддержит и убережет от всех невзгод И окружит ее заботой.
Не кори родную душу Чередой пустых обид, Тишиной не мучай. Любящий простит. Слов не пожалеет, Крыльями укроет, И венец терновый На себя примерив Выдаст за корону. Бескорыстная забота — Вот любви мерило! Остальное производно От неё родилось.
В холодном мире безразличия ценна каждая искорка внимания. Именно так и никак иначе мы можем согреть чьи-то замерзшие руки и сердца, а порой и души…
Счастье — когда есть о ком заботиться!
Чтобы сберечь — необходимо заботиться.
Своё сердце открой не тому, кто так страстно тебя вожделеет, а тому, кто тебя бережёт и жалеет!
Любовь — не страсть, слова и близость, Любовь не то, чтоб целовать. Любовь — забота и незримость,Она способна нас спасать.
Заботы ценность ныне — прах, Вниманье к мелочам, тем паче. Так много фальши на устах! Всем нужен тот, кто побогаче…
Объясните льву, что он свободен за решеткой от забот случайных — сыт, напоен, значит, беспечален. Объясните льву, что он свободен. Осознав, поняв и все такое, он забудет край, где жили предки,голос ночи, запах водопоя… Объясните льву, зайдите в клетку.
Хорошо чувствуешь себя в своей шкуре, пока есть человек, который эту шкуру гладит, согревает её своим теплом.
В морозную новогоднюю ночь страшен не холод, а отсутствие человеческого тепла.
Она красива, а все красивое доставляло ему удовольствие; и, наконец, — в этом он меньше всего склонен был себе признаться, — она сама заполняла пустоту в его жизни, которую не мог заполнить бог, потому что она живое любящее существо, способное ответить теплом на тепло.
Никакие пледы, подогревы сидений, твидовые брюки, кашемировые водолазки, пальто, шарфы и шапки не заменят пары рук и склоненное над тобой лицо.
Мне весело с ним и очень тепло – как в зимний предновогодний вечер под шерстяным пледом с чашкой ароматного горячего шоколада в руках.
— Возьмите масляную батарею, она в средней цене и очень надёжна…
— Она на колёсиках?
— Да, мадемуазель!
— Блеск. Я смогу подтаскивать ее к кровати…-Эээ… знаете… есть еще один вариант… В постели вас может согреть любимый человек..
— Вы правы, но у него шнур не убирается..
Странно, как всё, к чему прикасается тело — постель, белье, даже ванна, — лишившись человеческого тепла, мгновенно мертвеет. Утратив тепло, вещи становятся отталкивающими.
Когда тебя кто-то любит — это как будто твое сердце завернуто в одеяло.
Я падала больно, ревела, вставала, колени и локти я в кровь разбивала, а мама, лаская дрожащий комочек, шептала: «Ходить ты научишься, дочка!» Колени в порядке — шагаю, не трушу, но вот спотыкаюсь и — вдребезги душу!.. Осколки в газетку смету осторожно, свое пентамино сложить мне несложно: вот место любви и надежды, вот — веры, вот это — привычки, а это — манеры, тут место забот и печалей, тут — жалость, ну вот, посмотри, еще много осталось!Достоинство, гордость, к мещанству презренье, а эти осколки — мои озаренья… Вот тут потускнело, а там — потерялось, я слезы не лью — еще много осталось!Жестокость и трусость — крупинки металла (с асфальта ведь я все подряд наметала!) — и зависть, и подлость, и жадности крохи ползут по душе, ищут места, как блохи. Я им не позволю забраться поглубже, я лучше опять раскрошу свою душу — столкну с подоконника жестко и грубо, а после возьму семикратную лупу, промою осколки, чтоб каждую малость сложить и сказать: «Еще много осталось!»
— Ты недооцениваешь себя. — улыбается он, осторожно касаясь моего затылка. — Всегда. Во всем. Это опасно. Ты способна на больше. — Ты уверен? — Да. — уверенно отвечает Люк. — И еще… Иногда ты совсем беспомощная. Меня это беспокоит.
– Никто не будет перешептываться за твоей спиной, никто не будет показывать на тебя пальцем, – начала я с обидой. – Прекрати, – повторила она. И я знала, что прежде всего Элеонор хотела уберечь меня от меня самой. Она хотела предостеречь меня и не позволить наговорить кучу вещей, за которые мне будет перед ней стыдно. Потому что я никогда бы не простила себе, если бы обидела Гринлайл хоть словом.
Ты же знаешь, как это бывает? Случайно! Что-то вспомнится вдруг — и на сердце зима. И она постепенно становится камнем. И уходит вся легкость ее бытия. На душе будто иней, в ресницах снежинки. Вдруг защиплет глаза, словно льдинкой кольнёт. Как ошейником, горло вдруг стянет унынием, все надежды и планы перечеркнет. Но потом, ты же знаешь, чужая забота вновь согреет лучом и улыбку вернет. И душа зазвучит, будто новыми нотами. И на сердце растают сугробы и лёд. Так устроена жизнь: от паденья до взлета. От весенней капели к осенней тоске. Ты не бойся принять, если нужно, заботу. И отдать, если можешь, её не жалей.
— Ты в порядке? — Я-то в порядке, а вот у тебя отрастают крылья. Куриные. — Обморок — это, по-твоему, порядок? — Будя я в обмороке, не мешал бы тебе квохтать, и вообще, господин командующий, шел бы ты командовать. Станет невмоготу, заходи убедиться, что я жив, только, пожалуйста, не раньше вечера.
Если вы не кормите лошадь, которая вас везёт, или занимаетесь этим как данностью, она погибнет или зачахнет. Если же вы как следует занимаетесь её кормёжкой и развитием, она протащит вас далеко вперёд в любой гонке.
Выработанная за долгие годы самостоятельность — ты сильная, ты сама за все отвечаешь — не лучшая привычка для женщины. Так хочется уже почувствовать себя защищенной, укутанной в чью-то заботу.
Может, это потому, что я уже давно испытывал своего рода антипатию к женщинам. Им ведь не надо бороться за выживание. Мужчины и так позаботятся о них.
Чтобы любить, не надо слов, хватает тепла.
Плакать легко, когда ты ничего не видишь, окруженный чужим теплом, когда понимаешь: чего бы ты ни достиг в этой жизни, все рано или поздно станет прахом.
Если ты будешь колоть дрова самостоятельно, то они согреют тебя дважды.
Знаете, это можно и нужно – сохранять теплоту души, не обманываясь слепым декабрьским солнцем. Пусть внутри всегда будет теплее, чем снаружи.
Нежное очарование осени радует и восхищает. Его не скрыть ни под плотной вуалью предрассветных туманов, ни под серебряными нитями, распутываемыми из дождевого клубка.
Так много потребителей душевного тепла, что от холода зуб на зуб не попадает.
Я бы свитером твоим стал.
Согревал тебя каждый день.
Если сердце грызет тоска,
Разыщи меня
И надень.
Как щенок к трубе жмусь, боюсь панически,
Греюсь и верю — тепло не бывает техническим.
И всё клянёшь меня маленьким, не взрослым,
Мол это ребячество, — любить до гроба и после.
Будем творить…. и тонуть в мягких красках, заворачивая себя в теплые лучи солнца.
Уголь отдаёт тепло, сгорая, — книга выделяет тепло, когда её читают.
Нечасто так бывает, что в чужом, совершенно незнакомом доме мгновенно начинаешь чувствовать себя уютно. Это и от хозяев зависит, и от самого дома… впрочем, дом — это лишь отражение хозяев. Более яркое и честное. Никакие слова и улыбки не помогут ощутить тепло, если вещи хранят холод.
Люди всегда чувствуют тепло, когда касаются друг друга.
Мне нужно больше душевного тепла, чем я заслуживаю.
Ненавижу Майами. Когда много солнца, люди тупеют.
Позитивные эмоции вызывают ответную реакцию мира. Когда вы фокусируетесь на чем-то добром, теплом, хорошем, то жизнь приобретает такие же краски.
Намерения у мистера По были хорошие, но и у банки с горчицей тоже, вероятно, намерения хорошие, и возможно, она лучше справилась бы с задачей защитить детей от опасности.
Жизнь её, со всеми радостями и горестями, объяла мою так же легко и просто, как её красная шаль укрывала порой плачущего ребенка, переступившего порог её дома.
Счастье заключается в том, чтобы заботиться о счастье других людей.
… Без его разрешения я ничего в доме не могу сделать, а меня уже тошнит от этого. Как бы я хотела, чтобы моим отцом был Друз. Октавия может делать все, что ей нравится. — Иногда такая свобода говорит не о любви родителей, а об ее отсутствии.
— Как доехал? — Нормально. — Не укачало? — Мам, я же говорил, меня не укачивает. — Тогда в Аршане укачало. — Мне было пять лет! Сколько раз говорил…
Он просто… Наверное, в какой-то момент понимаешь: тот, кто о тебе заботится, — всего лишь человек. Он не всесилен и не может защитить тебя от страданий.
Понимание и забота о ближнем – редкие качества для тех, кто работает на улице.
Что бы ты ни сделал, что бы с тобой ни сделали, я всегда буду рядом.
Ведь от любви родители и строги-то к вам бывают, от любви вас и бранят-то, все думают добру научить. Ну, а это нынче не нравится. И пойдут детки-то по людям славить, что мать ворчунья, что мать проходу не дает, со свету сживает. А, сохрани господи, каким-нибудь словом снохе не угодить, ну и пошел разговор, что свекровь заела совсем.
Если я буду заботиться о себе, я умру. Меня поддерживает та лихорадочная жизнь, которую я веду.
Показывая человеку постоянное уничтожение, Бог научает его, какую ничтожную цену он должен придавать телесной оболочке и возбуждает в нем мысль о духовной жизни. Душа — главный объект заботы Бога.
Когда не отбросишь забот о преуспеянье, То все, чем живешь ты, окажется слишком жалким.
Мужчины, вы думаете женщины любят красавцев или героев? Нет, они любят тех, кто о них заботится.
Осенью всё теплее — и чай, и дом,
мысли, улыбки и встречи, мечты и планы…
Мне всё равно, далеко или близко с тобой идём,
главное — вот эта ниточка между нами.
Тоньше иголочки… Только прочней неё
нет в этом мире ни камня, ни обещаний.
Где бы ты ни был, я слышу твоё тепло,
да и моё не зависит от расстояний.
Мои руки, они теплые только для тебя.
Надо любить друг друга, руки на ощупь найдут единственно верную сейчас правду — рядом есть кто-то, кто нуждается в твоём тепле, а так хочется это тепло подарить!
— Бери! Оно твоё!
Человеческое тепло — вот наилучший целитель.
Отапливать спальни англичане считают вредным и потому спят в теплом нижнем белье под множеством одеял, предварительно нагрев постель с помощь грелок. Англия — единственная страна, где на ночь не раздеваются, а одеваются.
Когда в сердце ледовитый океан, то ищешь теплоты, а когда тихий, ждешь бури…
Чтобы согреться в холодном мире, нужны друзья.
Кто любит причинять другому боль, не ведает, сколь много удовлетворения приносит человеку ощущение душевного тепла, переживаемое в тот момент, когда он дарит людям искреннюю радость.
Не только коты, но и люди, причём зачастую незнакомцы, могут дать вам много света и тепла.
Самая теплая одежда для сердца – это доброта.
Еда не для того только служит, чтобы живот наполнить, но и для того, чтобы душу согреть.
Твой внутренний огонь должен согревать, а не давать прикуривать, когда просят тепла.
Тепло, навечно подаренное любимыми, лечит все болезни.
— Ты же холодный, как ледышка.
— Зато ты такой тёплый. Как приятно. Не отпускай меня пока… Дай согреться.
…Когда я сильно устаю, я вспоминаю вязкий мед ташкентского солнца… Керамический блеск виноградных листьев, тяжелые брусы янтарных, слёзных на срезе, сушеных дынь, светящуюся изнутри золотую плоть абрикосов, сладкую истому черной виноградной кисти с желтыми крапинами роящихся ос.
Из дому надо выходить с запасом тепла… – мне до сих пор тепло, благодарение Создателю.
Солнечное свечение дня… Солнечная, безлюдная сторона улицы… Карагачи, платаны, тополя – в лавине солнечного света.
Мне до сих пор тепло.
Кончики пальцев тепло твое помнят.
Береги себя. Возможно, именно ты делаешь для кого-то этот мир терпимым.
Чем старше становишься, тем больше переживаешь. Я прям ненавижу, когда дети болеют. Понятно, что никто этого не любит, но для меня это просто чудовищно. Любая температура отзывается во мне тупой болью.
Земля, которую мы все разделяем, не просто скала, летящая сквозь космос, но живое, заботливое существо. Она заботится о нас; она заслуживает нашей заботы в ответ.
Каждый день нашей жизни мы делаем вклады в банках памяти наших детей.
Лучше иметь чиновников, на которых можно наплевать, чем чиновников, которым наплевать на нас.
Если вы заботитесь о себе, неважно, сколько вам лет — 40, 60 или 70, вы всегда будете выглядеть хорошо.
Добро и ласку обнаружа, Вы переделаете мужа.
О цветах на могиле подчас заботятся больше, чем заботились о покойнике.
Оскорбляя другого, ты не заботишься о самом себе.
А еще есть окна, посмотреть на которые приезжаешь с другого конца города. И когда в них горит свет, тебе просто становится теплей…
Как это замечательно: протянуть руку, коснуться и почувствовать чье-то тепло. Как долго, сам того не замечая, я жил без этих ощущений.
— Этично, не этично! Это у нас с ними цацкаются, на поруки берут. А надо, как в старину в Турции поступали. Посадят вора в чан с дерьмом, — только голова торчит, – и возят по городу. А над ним янычар с мечом, и через каждые пять минут ка-ак вжик мечом над чаном. Так что, если вор не нырнёт — голова с плеч. Вот так весь день он в дерьмо и нырял.
— Так это в Турции. Там тепло.
Тепло душевное. Когда всем хорошо и уютно. Когда отогреваешься и чувствуешь себя дома. Когда тебе спокойно и тебя ждут. И понимаешь, что ты – дома.
Я нащупал любовь руками,
затянулся, и стало светлей.
Нас давно уже все потеряли…
Оставайся.
Вдвоем теплей.
Я собирала во фразы
всё, что нашла, тепло…
Не ради стихов и прозы,
а чтоб улыбнуться мог…
Ничто так не лечит, как человеческое тепло.
В мире так мало тепла —
На всех не хватит.
О женщины, если бы вы знали ваши обязанности перед мужьями, то каждая из вас будучи сама в пыли, прежде всего, убирала бы пыль с лица своего Мужа.
Если я человека люблю, я хочу, чтоб ему от меня стало лучше — хотя бы пришитая пуговица. От пришитой пуговицы — до всей моей души.
Любовь, деньги и заботы скрыть невозможно.
Красота женщины не во внешней ее привлекательности, истинная красота женщины отражается в ее душе. Это забота, которую она отдает с любовью. Это страсть, которую она проявляет. Красота женщины с годами только растет.
Я слишком эгоистичен для того, чтобы иметь детей. К тому же у моей жены хватает забот и со мной.
Экономика страны познается по ее дорогам, аккуратность женщины – по ее ванной комнате, мужское достоинство – по рукопожатию, а забота государства о людях – по районным поликлиникам.
Посеешь заботу — пожнешь инициативу.
Какой бы ни был сильный человек, или зверь, забота нужна всем, особенно, когда этот сильный человек «ломается». Нужны теплые руки, их ласковое прикосновение, добрый взгляд, молчаливое единение и надежная защита. Склонить голову пред тем, кому ты доверяешь, не стыдно, только найти «своего человека» дано, наверное, не каждому. Мы ошибаемся, испытываем боль, а потом, застегиваясь на все пуговки внутри себя, из-за страха испытать это снова, часто упускаем что-то действительно важное. Играя роли, забываем о простых эмоциональных потребностях и пытаемся доказать самим себе, что это лишнее бремя.
Когда принесли ужин, Росс почти ничего не ел. — Ты не голоден? — Просто устал. Устал говорить, устал спорить, устал задавать вопросы и ездить верхом. — Съешь хоть что-нибудь. — Нет, — сказал Росс, — я хочу только тебя.
Всем нужна одежда — неважно, прохладно ли летом и тепло ли зимой. Поэтому шей одежду для других без просьб с их стороны.
… Но я смутно чувствовал, что она стремилась победить что-то неизвестное мне и что это совершалось именно в это мгновение. Вода предстала перед ней в роли судьбы, вопроса и ответа, и она сама должна была преодолеть то, что стояло перед ней. Так поступает каждый, и самое большее, что может сделать другой, — быть рядом на тот случай, когда потребуется немножко тепла.
Бесполезные вещи! Впрочем, именно они-то и согревают нас больше всего!
Вряд ли она плакала. Оттепель — это ведь еще не весна. Так и с людьми. Если ты Снежная королева, чтобы превратиться в человека, мало подтаять, нужно пропитаться душевным теплом насквозь.
Всегда есть «место», в котором тепло в любую погоду. Это может быть дом, может быть человек, может быть «уголок» внутри тебя… Отправляйся туда, когда устал, когда нужно просто расслабиться и набраться сил, тепла…
А набравшись сил, отогревшись, сумей согреть того, кто придёт к тебе за теплом…
Нет у нас подушки, нет и одеяла, жмемся мы друг к дружке, чтоб теплее стало…
Детство и отрочество не только время открытий и ученичества. В эти годы ты собираешь, накапливаешь в душе то тепло, которым окружают, дарят тебе старшие.
Очень хотелось выпить чего-нибудь горячего. Чаю, кофе, да хоть компоту – лишь бы горячего. Или даже просто – выпить. Чтоб почувствовать, как внутрь льется жидкий огонь, как растапливается, тает смерзшийся комок, как расправляются застывшие легкие, как горячая волна обжигает, омывает, оживляет упертую в ребра неудобную ледяную глыбу, превращая ее если не в пламенный, то хотя бы просто в мотор. В живое сердце. Вздрагивающее от предчувствий и замирающее от страха – но живое.
Льдом одиночества окованное сердце,
Где взять тебе тепла, чтоб дать мне хоть чуть-чуть?
Нам горько оттого, что вместе не согреться,
И страх вползает в грудь.
В компании этих двоих мне было очень уютно: они излучали какое-то тепло и доброту.
Тепло ничуть не лучше холода, и наоборот. Чтобы растить цветы, лучше тепло, чтобы кататься на коньках, лучше холод!
Отношения — это когда делишься чипсами или одеялом, проявляешь заботу и любовь. Я не готов делиться чипсами. Одеялом — тем более.
Я верю, что пиратов можно усмирить словом. Незнакомец заботится о себе, а друг о ближнем своём.
Любому мужчине, даже если он герцог, в семейной жизни хочется ласки, тепла, заботы, элементарного внимания, не говоря уж о любви. И когда это есть, можно стерпеть всё, но когда этого нет, начинаешь впадать в меланхолию и философию. А кому, извините, всё это нужно?
… ты такой же тёплый, но одновременно далекий.
— Я как джин. Ты вызываешь меня, отпивая опиум из пузырька.
— Это от боли. И чтобы сохранить тепло.
— Поэтому ты нуждаешься в тепле? Тепло…
— Все это время…
— Я знаю. Наша любовь все еще жива…
— Я как джин. Ты вызываешь меня, отпивая опиум из пузырька.
— Это от боли. И чтобы сохранить тепло.
— Поэтому ты нуждаешься в тепле? Тепло…
— Все это время…
— Я знаю. Наша любовь все еще жива…
Дома пять картин и расшитое ливнем платье, на стене по белому белым, без запятых: «это, в общем, банально, но мне тепла не хватает, не хватает просто толики красоты».
О, прекрасная даль, поглотившая небо,
Облака, как к любимой, прижались к земле,
Где ты и я под простой, да не скошенной крышей
Ищем друг в друге тепло.
Подарит ли нам тепло тот, кто ушел не закрыв двери?
— Давай уже сюда подушку. — Я бы даже сказал, что её можно называть безопасным пристанищем юного господина. — Вряд ли. Мне просто нравится эта подушка. — Мне спеть вам колыбельную? — Да ладно! Я ещё не слышал, чтоб ты мне пел, это впервые! Не говори слов, которые могут вызвать недопонимание.
Нельзя так поступать: появляться в чьей-то жизни и заставлять их заботиться о себе, а потом просто вычеркнуть себя.
Если есть забота о жизни и счастье другого, — такие отношения будут всегда прекрасны.
— Шелли, позаботься о дедушке. — Ладно. — Не-не-не, не стреляй в дедушку! Присмотри за ним.
Почему мы всегда раним тех, о ком больше всего заботимся?
Заботьтесь о слабом, оберегайте его, но, заклинаю вас всеми святыми, не прилагайте к нему нашей мерки.
После этого мы мало говорили о наших чувствах и держали их в тайне. Иногда я что-то чинил для нее, но только ночью, когда она спала или когда ее не было дома. Я покупал ей пачку чая, новую, и ждал пока в старой пачке было столько чая, чтобы можно было незаметно досыпать, так она ничего не знала, так ей не приходилось думать, благодарить меня или нет, а она… Я находил свои рубашки чистыми и сложенными в своем шкафу, вот только я их не стирал, она специально складывала их подальше, чтобы когда я их достану, я уже забуду, что они были грязными и мне не пришлось бы думать, говорить ли ей, что я ее очень ценю. Мы играли в игру: никаких последствий, никаких спасибо. Эта игра — все, что у нас было!
Суккулент — это лучшее домашнее растение для вас, если вы никогда не бываете дома. Его можно поливать раз в неделю или даже реже, и он выживет. Так вот: в этом году я купил его, и сейчас это самый мёртвый цветок, который я когда-либо видел. Он уже хрустит. Так что это пример того, как бы я заботился о ребёнке, собаке, и как я забочусь о самом себе.


Я буду заботиться о тебе, а ты обо мне. На том и мир стоит.
Забота, жертвенность в своем роде куда более веское доказательство любви, чем миллион поцелуев, они-то даются легко.
А всё, что нужно нам —
Лишь капелька тепла…
Не отпускай моё тепло,
Оно согреет нас двоих…
Пусть каждый импульс тепла,
Пусть каждый импульс любви,
Отражённый вдвойне, к вам вернётся обратно.
Пусть этот трепетный свет
Собой заполнит весь мир,
Утешит и исцелит, умноженный многократно.
Рожденные в бесконечности и обреченные на бесконечность. Звезды видели такое количество искалеченных судеб и смертей, что умей они говорить рыдали бы в полный голос. Если каждый человек зажжет огонь и высоко поднимет его над головой выйдя на улицу, станет ли нашей планете от этого хоть чуточку теплее? Может быть, именно тогда кто-то взглянув на неё из далекого космоса, скажет: “ — Да, вот на этой планете действительно есть жизнь…” Ведь одна жизнь неминуемо притягивает другую. Вопрос: одиноки ли мы во вселенной? Ответ: Да, мы одиноки, но только внутри нашей собственной, рукотворной вселенной!
Жизнь — это тепло, а тепло — это огонь, а огонь исходит от бога и только от него.
Те, кто рядом, не греют, как синтетические свитера или самолетные одеяла.
Говорят, хорошо возвращаться из похода, когда кто-то ждет тебя у очага и хранит для тебя его тепло.
Все дело и вся задача молитвы есть не что иное, как тепло. Душа должна согреться.
Одна из тайн той женской прелести,
что не видна для них самих —
в неясном, смутном, слитном шелесте
тепла, клубящегося в них.
Если ты вновь согреешь мои руки, я буду счастлив.
Мы сидим вдвоем на ступеньке, и я чувствую тепло ее тела. Странно, думаю я. Обычно люди считают, будто тепло человека — это он сам. Хотя на самом деле тут нет ни малейшей связи.
Пускай по этому описанию покажется, что он чуть-чуть пьян. Но почему мне кажется, что он чуть-чуть пьян? По-моему, именно таким кажется человек, которого ты очень любишь, а он вдруг входит к тебе на террасу, расплываясь в широкой-широкой улыбке, после трёх труднейших теннисных сетов, выигранных сетов, и спрашивает: видел ли ты его последнюю подачу? Да. Oui.
O кaк ты жилa бeз любви
Бeз тeплa бeз любви
Бeз тeплa…
Если сироте не даёшь тепла, значит – ты рос в волчьей стае.
Тот, кому тепло, думает, что и всем таково.
Забота смотрит вокруг, страх оборачивается назад, вера смотрит вверх, вина смотрит вниз, но я смотрю вперёд.
Понимаешь, мы, сильные люди, должны заботиться о слабых. У них не хватает духу совершать то, что необходимо, дабы выжить.
Помнишь, что говорила Бабушка Болит? Накорми голодного, укрой раздетого, говори за тех, у кого нет голоса. Думаю, тут можно дополнить: дотянись за тех, кто не может согнуться. Возьми за тех, кто не может дотянуться, и вытри за теми, кто не может повернуться.
И перед кем ты строишь героя? Я знаю тебя, как себя саму. Мне бы суметь тебя успокоить И укрепить твой ослабший дух.
Укрой меня от невзгод, От терний минувшего дня, От едких бурлящих кислот, Сжигающих душу зря. Меня до бессилья забил Мой жизненный лабиринт. Укутай меня в любви, В объятья свои забери. И дай ощутить, что я В сражениях своих не одна. Уютную шаль понимания Даруй на все времена. Склонись надо мной в ночи, Сон трепетно мой храня. В заботу свою облачи… Спаси меня от меня.
Тише-тише, родная моя. Тебя я люблю даже больше себя. Тобой дорожу даже больше себя. Тебя берегу даже больше. И если ты хочешь — конечно, заплачь, Но только от радости, милая, плачь. А если тебе стало грустно — не плачь, Отдай это мне. И если тебе на душе тяжело, И если с ненастьем судьбою свело, И если болит вдруг второе крыло — Отдай это мне. И я буду рада тому, что судьба В награду за что-то с тобою свела, И буду я рада тому, что стрела, Сидит не в тебе. А во мне.
Небо священно. Оно оберегает всех нас.
— Ты молился? — Ты попросила о помощи, и я попросил. Так я живу. Не волнуйся. С тобой ничего не случится.
Я не хочу, чтобы кто-то обо мне заботился. Я хочу сама заботиться о себе и своих детях.
Люди спорят о войне. Люди спорят о политике… Но кто думает о детях?
Когда заботишься о ком-то, боль идёт в комплекте.
Радость превыше безопасности, наши близкие не должны сидеть взаперти только потому, что мы за них боимся.
Доверие людей — главная забота лидеров.
Порой заботиться о других — истинный дар.
Я совсем не хочу, чтобы обо мне беспокоились. Лучше я сама буду беспокоиться о других.
Она была ужасной матерью! Я не рассказывал, как она чуть не сменяла меня на трёх свиней? На трёх! А я был красивым ребёнком, умел жонглировать. Я стоил минимум пять свиней. А что уж говорить про имечко? Фергус! Похоже не венерическую болезнь, ничего смешного.
Твой покой греет меня ярче всех светил.
Напиток должен быть достаточно горяч, чтобы согреть человека как следует, но не должен обжигать.
Бесполезны слова и нелепы потребности, гроб руби на дрова, и тогда мы согреемся.
Не грустите напрасно – все будет прекрасно! За окошком солнечно, а в душе тепло!
Дарить тепло — вовсе не секс под теплым одеялом,
Дарить тепло — чуткая забота, внимание и уважение!
Чье-то дыхание. Частичка чужой жизни… Но все-таки жизни, тепла… Не окостеневшее тело. Что может дать один человек другому, кроме капли тепла? И что может быть больше этого?
Любые отношения — это живая вещь. Они строятся там, где есть тепло и желание делать что-то друг для друга. Не бартер «ты мне — я тебе». А желание. Только на этом можно строить что-то рабочее. Только такие отношения дают тебе настоящее счастье и тепло.
Я хочу быть ближе к нему…
Я хочу быть в его тёплых объятиях…
— Скажи-ка, Чисе, каково это, заботиться о ком-то? Как это понять? — Ну… — Как я уже говорил, я не могу сопереживать остальным. Так что даже если бы я хотел сказать тебе то же, что ты сказала мне, я бы врал. Мне было ужасно холодно, когда ты не была рядом. Как бы ты это назвала? — Одиночество, может быть? — Ясно. Мне было одиноко.
И Илюша с печалью оставался дома, лелеемый, как экзотический цветок в теплице, и так же, как последний под стеклом, он рос медленно и вяло. Ищущие проявления силы обращались внутрь и никли, увядая.
Заботиться о ком-то — это во всех смыслах хлопотно.
Сколько бы феминистки ни кричали, размахивая лозунгами, что цель женщины – личностное развитие, карьера и самореализация, на самом деле большинство девушек (я имею в виду нормальных девушек) думает совсем иначе. Для них важнее всего на свете любовь, забота и осознание того, что рядом с ними сильный мужчина, который оградит от всех забот и невзгод. Ну, а остальное уже потом. Поэтому женщины ищут такого человека и чувствуют себя по-настоящему счастливыми, лишь встретив его.
Любовь объяснить очень сложно. Влюбленность — это хохот, беганье, витание в облаках, мечты, это каждый день радуга перед глазами и так далее. А любовь — это нечто большее. И в первую очередь это колоссальная ответственность за близкого тебе человека. Это когда ты не можешь уже без этого человека, когда ты отвечаешь за его настроение, за то, что с ним происходит в жизни.
Считаешь, забота о других ведёт к смерти? Я думаю, она заставляет жить.
Если бы я мог оградить тебя от боли и горечи предательства, я бы себя не пожалел, ведь ты первая подарила мне немного счастья.
Действительно важно – любить друг друга, заботиться, быть добрым к друг другу. Важно – выражать наше истинное величие бесконечного гения, не подчиняясь бессмысленным вещам, которые мы так серьёзно воспринимаем.
Куда же пойдете и где остановитесь, напоите и накормите нищего, более же всего чтите гостя, откуда бы к вам ни пришел, простолюдин ли, или знатный, или посол; если не можете почтить его подарком, — то пищей и питьем: ибо они, проходя, прославят человека по всем землям, или добрым, или злым.
Те, кто вечно заботятся о незнакомых людях, зачастую не замечают, о ком им стоило бы заботиться.
Замёрзнув ночью, я встал и накрыл его вторым одеялом.
Опыт долгих лет борьбы научил его, что немотивированная вражда не так страшна, как немотивированная забота. За ней всегда крылась опасность.
Задержи дыхание и выдохни осень, а лето пусть живет в твоей душе, наполняя её теплом.
Слова — вода,
Их нельзя согреть в своей душе, как кусочки льда.
Гори неукротимым огнём, не жалея тепла.
… И мне уютно там, где люди добрые дарят тепло
Даром отдают, а не продают нам.
Мне необходимо почувствовать живое тело. Тепло необходимо, как еда или вода. Необходимо больше, чем воздух.
Мурлычет время на коленях,
А солнце из лучей плетет тепло!
Рассвет внутри течет по венам,
И на моей душе всегда светло!
Уголь кончился; ведро пусто, совок бесполезен; печь дышит холодом, комната промерзла насквозь, перед окном деревья окованы инеем; небо – как серебряный щит против тех, кто молит о помощи. Надо добыть угля; не замерзать же мне окончательно! Позади – не знающая жалости печь, впереди – такое же безжалостное небо; надо ловко прошмыгнуть между ними, чтобы просить помощи у торговца углем.
Не будь холоден к людям. Холода во Вселенной и так хватает. Важно то, что согревает.
С материнской заботливостью он вносил все новые и новые усовершенствования в воспитание опекаемого им силача. Он показывал ему, как надо выбивать зубы ударом кулака, как выдавливать большим пальцем глаз. Трудно было представить себе что-либо более трогательное.
Американский жук-могильщик — он потрясающий. Они чуют падаль за много километров — это и есть запах смерти. В общем, самец и самка приходят к трупу и как бы знакомятся. Потом они вместе закапывают труп, спариваются, и она откладывает в него яйца, но они не разбегаются тут же, как другие создания, другие жуки — они выкапывают рядом норку, и потом, когда личинки вылупляются, родители пережевывают труп и кормят их. Разве не потрясающе? Они вправду заботятся о своих детях.
Я не хотела, чтобы ты рисковал своей жизнью ради меня. И я не смогла ничего сделать в обмен на твою безмерную заботу. Поэтому я подарю тебе мои чувства на всю жизнь.
— … ты никогда обо мне не заботилась! — Лена, ты просто… спятила. Ты вообще представляешь, сколько я о тебе забочусь?.. Только поэтому я и разрешаю тебе так много! — Абсолютно нелогично… Ты как сестра, а не как мать. — Потому что я хочу, чтобы ты всегда могла говорить мне правду. И потому, что нормальные матери когда-нибудь становятся не нужны. А я не хочу стать тебе ненужной. Я хочу, чтобы мы всегда любили друг друга. Разве это не логично?..
Зачем дожидаться повода, чтобы позаботиться о тех, кто тебе важен?
— Забота о людях всегда выходит боком. Чувства — это отстой. Это не я должна подвергаться пыткам. — Ты эти пытки и устраиваешь. — Да, так что, пожалуйста, доставь меня домой. — Я не могу. И дело не в возможной реакции Отца. Я не могу потерять тебя, Мэйз. Только не тебя тоже. — Что значит: «не меня тоже»? — Детектив… Я видел, как она поехала с Пирсом. Вид у нее был счастливый. Я ведь этого и хочу, наверное, да? Ее счастья. Вот бы только намерения Пирса были чисты. В общем, я к тому, что ты права, чувства и люди — это отстой. Так что, хотя бы мы есть друг у друга.
— Ты приняла лекарства? — Она всегда меня достает своими лекарствами. — Кому-то нужно заставлять это сердце биться. — Все-таки хорошо, когда кто-то не оставляет тебя в покое. Честно, даже не знаю, что бы я без тебя делала.
— Зачем заботиться о том, кто ничего не дает взамен? — Рефлексия. Когда я смотрю на Оди, я вижу не синтетика, а все те годы, что он нам с женой помогал. Он хранит те воспоминания, что я позабыл. Он не может любить меня, но я вижу, как в нем отражаются все годы любви.
Быть врачом — значит заботиться о любых людях, где бы они не находились.
— Ты вышла на работу слишком рано. Жаль у тебя нет жены, которая загнала бы тебя в кровать. — Нава старается. — Ну да. — Нет, он хороший, он все говорит правильно и делает правильно. Просто чем больше он заботится, тем труднее не думать о работе дома.
В мечтах всем сердцем молюсь… Чтобы это тепло было настоящим…
Почему… Когда я просыпаюсь, все исчезает? Мгновение тепла… и мое сердце болит и плачет.
Бабушка продавала бруснику в банке, и в этом была такая щедрость природы – скопление щедрости, множественно сквозь стекло. Бабушка притоптывала и сметала снег пуховой варежкой, тёплой пуховой варежкой, с множественными тонкими волосками из какого-то тёплого животного, которое теперь греет руки людям. Если бабушка умрёт, то её внучка получит наследство – щедрые отрезы ситца и плюша, россыпи семейных фотографий, и эти варежки с запахом бабушки, и какой-нибудь фартук с пятнами брусники. С красивыми пятнами идеального красного цвета, с пятнами витаминов из ягоды.
Вновь в уголочке души,
Ясным и ласковым светом
Нежно блестят витражи
Наших не прожитых дней.
Немножко тепла —
И река потекла,
И галки галдят:
«Как дела?
Как дела?»
Проснулась мошка,
Очнулась пчела…
Только немножко,
Немножко тепла!
Я не знала, что такое тепло, что значит быть добрым или что такое сочувствие. И более того, я не могла понять суть любви.
Бежать бы прочь, туда, где руки теплые и пахнут солнцем, солнцем и травой.
Если в доме тепло даже лютой зимой,
В нем и кактус цветет нам для радости.
Значит, в доме любовь, значит, в доме покой.
Теплота – не один только градусы.
Понапрасну пурга будет рваться в окно,
От бессилия взвоют метели.
Если в доме у вас скоро станет тепло,
Значит, мы не напрасно вам пели.
Люди заботятся только о своей безопасности и даже не понимают, что тем самым ведут человеческий род к гибели.
Забота очень важна, мистер Авасти, в ней заключается целительная сила, она словно ладонь успокаивающая боль. Ребёнок чувствует себя уверенней, когда знает, что о нём кто-то заботится, никогда не помешает просто так безо всякого повода приобнять его, поцеловать, просто для того, чтобы дать ему знать: «дитя моё, я люблю тебя, если у тебя возникнут трудности, приходи ко мне, если ты оступился совершил ошибку, я всегда помогу, я всегда буду рядом». Это и называется заботой, вы согласны со мной, мистер Авасти?
— Я не волнуюсь. Просто не хочу, чтобы ты выплюнула легкие в мой стакан. — Не надейся. Это тело сделано на совесть.
Несправедливо чувствовать обиду на близких: они пытаются проявить беспокойство — жаль только, что довольно неприятным образом.
— Марго, знай, что всегда можешь на меня положиться. — «Положиться» звучит двусмысленно.
— Ну прости, что я не могла дать тебе всего, что ты хотел. Но я дала тебе всё, что могла.
Моя главная забота – не остаться в дураках. Все остальное не моя забота.
Если вы поймали птицу, то не держите её в клетке, не делайте так, чтобы она захотела улететь от вас, но не могла. А сделайте так, чтобы она могла улететь, но не захотела.
Те, кто с рождения ощущал тепло и заботу, могут быть счастливыми изначально, просто потому, что появились на свет.
Когда ты заботишься о ком-то, ты хочешь, чтобы они остались. Но иногда, показывая свою заботу, ты позволяешь им уйти.
Не в каждом окошке, где яркий свет — уют и тепло.
Это должен быть самый первый теплый день: когда он придет, ты узнаешь, с самого утра понятно – сегодня.
Тепло костра иллюзий называют счастьем.
— У тебя теплые руки.
— Потому что я хочу, чтобы и тебе было тепло.
Иногда надо делать маленькие странные вещи просто потому, что они маленькие и странные, и так — хорошо.
Ощущение холода или тепла зависит не только от температуры в помещении, но и от настроя. Если вы чувствуете себя одиноким (когда вас отстранили от деятельности или когда вы находитесь в одной комнате с людьми, не разделяющими ваших мнений, взглядов и ценностей), ваше физическое и психологическое состояние меняется. Даже если вы просто стоите или сидите далеко от человека или группы, вы чувствуете себя изолированным. Комната становится холоднее. И напротив: если вы чувствуете себя членом некоего круга или компании, если вы находитесь в помещении с людьми, разделяющими ваши взгляды и вкусы, или если вы сидите с кем-то рядом, то вы ощущаете комнату как более теплую.
Домашний очаг, согретый теплом верного друга, делает человека неуязвимым.
Где-то топилась печка. Знание об этой печке было сродни знанию ребёнка, что у него есть мама, и она за ним когда-нибудь придёт, он не останется без её любви и заботы. С этим знанием можно было жить.
Да оглянитесь вы просто. Да имейте смелость оглянуться и увидеть — насколько люди такие маленькие заржавленные крысы, спрятанные по уголкам. Которые не способны вообще ни на какую открытость, ни на какое проявление тепла, если они не сдабривают это: кто травкой, кто табаком, кто алкоголем…
Но, мама, если ты действительно хочешь мне угодить, то, пожалуйста, чуть больше считайся с собой и со своими удобствами.
Обо мне никто не беспокоится — ничего не изменится, если меня не станет.
Когда тебя ругают – это не всегда плохо. Так люди проявляют заботу.
— Как там Барни себя чувствует? — Ты об этом ноющем бездонном колодце, которому вечно что-то нужно? В общем, он достал меня, и я добавила в его чаек немного кодеина. — Ой, ты будешь замечательной мамочкой!
В некоторые дни мне кажется, что моё желание позаботиться обо всех, кто меня окружает, вот-вот сведёт меня с ума. Но я всё равно стараюсь с этим справиться. Я прилагаю все усилия, чтобы помочь каждому, кто хоть сколько-то причастен к моей жизни, день ото дня. Ты можешь сказать то же самое о себе, Ричард? Ты стараешься позаботиться обо всех, кто участвует в твоей чертовой жизни каждый день?
Знаешь, ко мне давно уже никто не относился хоть с каплей человеческой доброты. От этого страшный серый мир кажется не таким одиноким.
Всем нужен кто-то, кому не все равно, вернемся ли мы домой.
Заставить девушку проявить заботу — это как проложить прямую дорогу к её сердцу. Что бы ни случилось она твоя.
Бога нет. Но, надеюсь, за тобой кто-нибудь присмотрит.
Чтоб у души согреться были силы,
Чтоб ей пестреть, пока вокруг темно —
Нас русские приветливые зимы
Научат не бояться ничего.
Природа одарила умением улыбаться только человека. Может, потому, что мы больше всех нуждаемся в тепле?
Впереди целых шесть месяцев тепла. Полгода солнца и светлого неба над головой. И кто после этого осмелится сказать, что жизнь не прекрасна?
Все мы бываем одиноки и всем нам нужно понимание и тепло.
Пора доставать свитера.
И чьи-то любимые руки
Погреться — в твои рукава…
Пусть тянутся эти минуты.
Грейся! — вот мои руки,
Тонкие пальцы светятся алым.
Нам не осталось других вариантов —
Только лишь быть ближе друг к другу.
Сегодня снова снежные метели,
А солнце заблудилось среди туч.
Унылый день вплетается в неделю,
И снегом падает с небесных круч.
Машущие фигуры становились все меньше. На Кая нахлынули воспоминания о проведенных в мечтаниях ночах, библиотечных залах, о звуках колоколов, огромных лугах, облаках, об одиночестве; о едкой иронии жизни, о полетах над жаркими пропастями желания; о нежной женской груди и узких, очень холодных руках; о глазах и теплоте, теплоте и прекрасном самообмане.
И остынет последний закат
Над промокшими сизыми парками,
Тёплый день не вернется назад —
Он сбежал с белокрылыми стайками.
Джон допустил оплошность, мечтательно упомянув о горячей ванне. «Холодная лучше, — тут же сказала Игритт, — если тебя потом есть кому согреть».
Любовь, подобно теплу, должна согревать со всех сторон и склоняться в ответ на любую мольбу наших братьев.
Больше нас ничто не согреет. Ни батареи, ни лампы, ни другие люди.
Как ты относишься к природе и животным – так у тебя и жизнь будет складываться.
Много ли нужно одинокому человеку? Не много. Тепло и внимание, капелька заботы и пригоршня любви, но их за деньги не купишь. Деньги не помогают скрасить одиночество, они лишь акцентируют его наличие. Одиночество не разделишь, не подаришь, не выкинешь в окно, если уж есть, то все твое – полностью и безраздельно.
Когда суетный мир надолго отрывает нас от лучшего, что в нас есть, когда заботы невыносимы, а удовольствия в тягость, — каким милым и приятным бывает одиночество!
Я бы сделала всё, что угодно в мире, лишь бы ты ничего не узнала. Я хочу, чтобы ты думала, что все люди хорошие и добрые, и в этом дерьме есть смысл.
Просто помни, когда дело касается заботы, Чарли как собака, играющая на рояле: нельзя его винить за то, что он сыграл несколько нот неправильно… Просто аплодируешь стараниям и надеешься, что он не обоссыт все клавиши.
— Мне кажется, вы не привыкли, чтобы о вас кто-то заботился. — Вы говорите это с оттенком жалости.
Я бы не хотел жить в таком мире, где никто ни о ком не заботится. То есть не о своих близких, а о каждом, кто нуждается в помощи. Я не могу никого переубедить или заставить поступать по-моему, но я могу сам делать то, что считаю нужным.
Нет лучшего приворотного зелья, чем обычный кофе, сваренный собственноручно. Когда мужчина его попробует, он уже никуда не денется.
– Я люблю тебя. – Прости, Майкл, но… – Ты ничего ко мне не чувствуешь? – Майкл, я здесь работаю за деньги… Это лишь работа. Не любовь. И ты ко мне испытываешь не любовь, а благодарность… Мне нравится заботиться о тебе.., но это просто работа… И больше ничего не может быть, Майкл, понимаешь?.. Больше ничего нет и не будет.
Воспоминания о Холокосте отталкивают меня от попыток оправдать отношение Бога к Человеку. Если существует Бог, имеющий по отношению к человеку особые планы, то Он очень сильно постарался запрятать свою заботу о нас как можно дальше. Мне кажется невежливым, если не сказать неучтивым, возносить такому Богу свои молитвы.
У меня была куча несделанных дел, И забот, и хлопот — это так! Все дела у судьбы я сменял, как хотел: На кабак, и табак, и коньяк.
Какое наслаждение испытывает женщина, когда мужчина спасает ситуацию, берет проблемы на себя. Как она радуется услышав: «Я уже об этом подумал». Как много всего на самом деле стоит за мужским умением просто уснуть рядом, превратив страсть в нежность, когда он чувствует, что у его возлюбленной слипаются от усталости глаза.
Если бы взводу солдат, ведущих смертельный бой в окружении, сказали в этот момент, что с них будет спрошено за патроны и пшенные концентраты, солдаты, мягко сказать, не поняли бы говорившего. Но к сожалению, не всегда понимает человек, сидящий в тепле, человека на холоде.
Южная жизнь и ленивая погода оказывают наркотическое действие. Мы просто упиваемся покоем.
Мы к зиме готовимся упорно, климат наш морозен и суров,
Мы мазутом закрома заполним и, конечно, наломаем дров!
В каждом сердце, пусть даже самом холодном, теплится частица Божественного тепла.
Многие говорят, что есть люди-кактусы, которых нельзя обнять… На самом деле можно, просто надо уметь быть осторожным, и нежным.
Излучая холод — тепла не ждите!
— Ему просто не хватает человеческого тепла.
— Ты во всех видишь только хорошее, Рэй. Даже когда видеть нечего.
Когда иссякает тепло любви, то зажигают костры ненависти.
— Ты знаешь, почему люди сидят в комнатах ожидания? — Должно быть, потому что это правильно. — Люди считают, что чем ближе они сидят к операционной, тем сильнее проявляется их забота.
Я решил спать в машине, чтоб тебе не мешал мой храп. А запись с храпом оставил, чтоб ты не заметила, что меня нету.
— Нам кажется, — проговорила я нерешительно, — что, пожалуй, ей лучше было бы начать со своих домашних обязанностей, сэр; ведь если их выполняешь небрежно и нерадиво, то этого не искупят никакие другие заслуги.
Позаботьтесь о людях, и они позаботятся о вас.
— Это не твоя обязанность, — восполнять каждую мою историю, Индер. — Тогда чья же?
Умение забывать о себе — это искусство.
Правило, которое существует для всех нас, очень ясно: не теряйте времени, раздумывая над тем, любите ли вы ближнего; поступайте так, как если бы вы его любили.
В добрые времена все умеют любить, Бесиме, как это делаешь ты. Но важно любить в трудные времена. Уметь стоять стеной за любимого человека.
«]

голосуй звездами за цитаты!
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Все афоризмы для вас
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
ТЕПЕРЬ НАПИШИ КОММЕНТАРИЙ!x
()
x