Красивые цитаты про рок (205 цитат)

Рок-музыка — это мощный ритм, взрыв энергии и свобода выражения. От бунтарских аккордов до глубоких лирических текстов, рок объединяет поколения в поиске истины и своего голоса. Это жанр, который вдохновляет, возбуждает и заставляет сердце биться сильнее. Давайте вместе погрузимся в мир рока и почувствуем его неповторимую магию!

Все это про хеви-метал и хард-рок, я ни на что не подписываюсь. Это все просто музыка. Я имею в виду, что хеви-метал семидесятых годов совсем не похож на хеви-метал восьмидесятых и девяностых. И кто-то ещё говорит, что является определенным типом музыки, а что нет?
Не нравилось Грише и то, что, как об этом правильно писала «Комсомольская правда», разлагающееся искусство Запада оказывает тлетворное влияние на отдельных несознательных советских людей. Гриша имел в виду неприличный, по его мнению, танец рок-н-ролл, которым, как это выяснилось на заседании комсомольского бюро, увлекался даже один из комсомольцев, солдат их подразделения, а также абстракционистские картины, фотографии с которых публиковали журналы «Огонек» и «Крокодил».
Альбом произвёл эффект разорвавшейся бомбы. Качество звучания, высокий слог песен, их общественная ликвидность — всё это обусловило принципиально новое отношение властей к явлению русского рока.
Поп-музыка часто говорит вам, что все в порядке, в то время как рок-музыка говорит вам, что не все хорошо, но вы можете это изменить.
Огромное поколение людей, в юности слушавших рок, а сегодня загруженных работой, пребывает в уверенности, что достойной музыки в стране нет. Это именно те люди, что могли бы забить залы, обеспечив признание, нормальное существование и возможность профессионального роста для целой плеяды отечественных артистов, ныне прозябающих в безвестности. (…) И то, что этого не происходит, — целиком и полностью «заслуга» радийщиков в целом и «Нашего радио», в частности. В профессиональной цепочке «артист — звукозапись — информирование населения — концерт — продажа дисков — артист (новые возможности)» происходит постоянный сбой — из-за глупости, трусости и жадности работников радио и телевидения. И это и есть главная проблема русскоязычной рок-музыки, все остальные вытекают из неё.


К рок-музыке я не испытываю никаких теплых чувств. Вот только жаль Курта Кобейна. Представляю себе его состояние. Бой с героином проигран. Группа разваливается, и весь мир вместе с ней. Жена начинает шляться по твоим же конкурентам: может быть, хочет пробудить в тебе остатки сексуальной энергии — но их тоже давно сожрал героин! Проделки менеджмента, перспектива Лоллапалузы, груз контркультуры, который несешь на своих плечах, подобно атланту… Я был на концерте «Нирваны» в Париже: уже тогда с Куртом все было кончено. Душа словно покинула его. Вот так героин расправляется с человеком.
Все сегодня тоскуют по прошлому, а между тем с прошлым этим пора наконец расстаться. Пит Тауншенд, дорогой, угомонись, а? Остановись наконец! Ввели же во Франции закон, согласно которому человек, раза три-четыре попавшийся на дороге пьяным, пожизненно теряет право садиться за руль — почему бы не распространить его и на завонявшихся рок-звезд? Три-четыре плохих альбома, и — все, приятель, тебя здесь больше нет! Я понимаю, это жестоко, и поколение, взращенное журналом «Q», будет глубоко опечалено. Но давайте же смотреть веселее на вещи: ни тебе «Психодереликта», ни Рэя Дэвиса с его бесчисленными возвращениями. Бог ты мой, «Ху» и «Кинкс»: три года творчества, а потом двадцать лет вялого кишечного недержания! Пришло время честно сказать об этом.
Книга обращена к так называемым «авторитетным» рок-критикам — всем этим грэйлам маркусам нашего мира. Тем, что просиживают штаны в кабинетиках, прослушивают альбом за альбомом и фантазируют на музыкальные темы, не решаясь выйти в мир, о котором пишут. Я говорю им: подвиньтесь, ребята: освободите пьедестал для того, кто сильнее, талантливее и живучей вас. Я был — и всегда останусь — лучше вас всех!
Мне хотелось сказать: «Давай устроим настоящий рок-н-ролл! Готическую свадьбу!». Но в тот момент я подумала: «Я мечтала о своей свадьбе еще с раннего детства. Я просто должна выйти замуж в красивом белом платье!»
Всегда полный самого деликатного внимания к своей бабушке, поэт, живший у нее в Петербурге, с трудом воздержался от раздраженного ответа, когда старушка стала утверждать, что Пушкин сел не в свои сани и, севши в них, не умел управлять конями, помчавшими его, наконец, на тот сугроб, с которого вел один лишь путь в пропасть. Не желая спорить с бабушкой, поэт уходил из дому. Елизавета Алексеевна, заметя, как на внука действуют светские толки о смерти Пушкина, стала избегать говорить о них… Но говорили другие, говорил весь Петербург и, наконец, все так сильно повлияло на Михаила Юрьевича, что он захворал нервным расстройством. Ему приходило даже на мысль вызвать убийцу и мстить за гибель русской славы. Это, впрочем, неудивительно: было много людей, готовых сделать то же. Говорили, что император Николай Павлович, желая спасти Дантеса от грозившей ему опасности, выслал его за границу. Прежде всего Лермонтов дал выход своему негодованию, написав стихотворение «На смерть поэта» и выставив в нем его противника, как искателя приключений: … Издалека, Подобно сотням беглецов, На ло́влю счастья и чинов Заброшен к нам по воле рока… Такой взгляд на Дантеса сердил его защитников. Он был принят в обществе, был приглашен на службу самим императором, был офицером в первом гвардейском кавалерийском (кавалергардском) полку ― и вдруг дерзнуть назвать его пустым искателем приключений! Умы немного утихли, когда разнесся слух, что государь желает строгого расследования дела и наказания виновных. Тогда-то эпиграфом к стихам своим Лермонтов поставил: Отмщенье, Государь, отмщенье! Паду к ногам твоим: Будь справедлив и накажи убийцу, Чтоб казнь его в позднейшие века Твой правый суд потомству возвестила, Чтоб видели злодеи в ней пример.
Судьбой людскою правит Рок: как всё Любовь имеет срок.
Утро. Улица. Оглушение гораздо большее, чем в Париже: там ― иная ширина. Вопли распродаж. Беснование товаров, цифр. Кино. Неоновый вопль. Тошно уже от фотографий: шприц, воткнутый в ляжку. Слишком большое все: груди, буквы, пистолеты. Рок-н-ролл. Девка в тигровом трико. Вокруг давка парней, обнаженных до пояса. Груди, мяса, ляжки, кулаки, мышцы. Ненависть к такому кино.
Музыкальный бизнес разросся до гигантских размеров. В годы моей юности рок-н-ролл жил в маленьких залах. Стадионного рока не существовало. О перспективах массовой эксплуатации никто не догадывался. Это был замкнутый форум со своей небольшой, но преданной аудиторией. Сегодня бизнес стал интернациональным гигантом: мы на пороге китайского рынка! Чем жирнее доллар, тем больше к нему налипает грязи.
Я имел несчастье родиться нежирным, зрячим и достаточно привлекательным. Дэвид Ли Рот заметил как-то, что рок-критики оттого так обожают Элвиса Костелло, что все как один на него похожи. Я же к двадцати годам был суперзвездой: одевался лучше Марка Болана, имел толпы красавиц, дружил с Кейтом Ричардсом. Еще бы они не сбросили меня в канаву! Когда я умирал в нищете, думаете, кто-то пришел мне на помощь? Нет, все расстегнули ширинки и дружно на меня помочились. Потому что рядом со мной — даже поверженным!
Поп-культура, как правило, обходит стороной рок-н-ролл, потому что это совершенно разные миры, и я, честно говоря, не очень разбираюсь в поп-культуре. Знаете, есть такая профессия — официант. Я уважительно отношусь к официантам в ресторане, но официант в искусстве — это чудовищно. Так вот наши поп-исполнители — даже не официанты в искусстве, а просто поющие официанты.
Вы, наверное, думаете, что быть рок-идолом, женатым на супермодели (Боуи был женат на Иман Мохамед Абдулмаджид, модели сомалийского происхождения.
Когда в рок-книге «Бытие» была написана первая страница, было здесь написано: «В начале Бог создал Pink Floyd.
Отделаться от ощущения турне очень тяжело. Проходишь через депрессию. Ведь, в конце концов, ты выступаешь потому, что тебе нужно внимание. В турне ты бог, ты босс, ты рок-звезда! Люди всё для тебя делают, и вдруг ты должен заботиться о себе сам.
Мадонна — худенькая крашеная блондинка, поющая хрипловатым голосом не слишком оригинальные рок-композиции. Судя по имени, которое двадцать девять лет назад дали ей родители, набожная чета итальянских иммигрантов Чикконе, можно предположить: всё, на что они рассчитывали — это вырастить добропорядочную дочь, воспитанную в духе христианской морали. Всё вышло иначе. Мадонна Луиза Чикконе стала «королевой». Но несмотря на громкий титул, её жизненный путь — полный крах родительских надежд.
Естественно, что на ленинградской рок-сцене «Аквариум» стоял несколько особняком. Хард-рокеры терпеть его не могли, называли «соплями», «эстрадой» (!) и так далее, говорили, что Б. Г.
Мода на неё не прекращается. У неё появились конкуренты — Пола Абдул, О’Коннор, Джанет Джексон, тоже соединяющие рок с балетом и спортом. Ей нельзя останавливаться, все так, и все же природа её эпидемической моды в другом: в обществе иссякают идеалы, глохнет энергия протеста, молодым нужно, чтобы что-то будоражило их. Искусство Мадонны, как бы низко ни оценивали его эстетические качества, имеет свою эстетику. Оно современно и полно красочной фантазии, поэтики небывалых цветовых сочетаний, яркости и праздничности… Можно с юмором отнестись к тому, что она делает на эстраде, можно определить её искусство одним словом — «вульгарность», но надо полагать, что Мадонна — это сенсационная реакция на однообразие условий, в которых протекает жизнь молодого поколения. На её концертах зритель переживает приобщение к роскошной жизни и устанавливает свою систему отсчёта.
Я, как и все моё поколение, вырос в ужасе перед атомной бомбой, так что трагедия минувшего сентября прозвучала словно эхом из прошлого. В целом она оставила у меня смешанные чувства. С одной стороны, деяние террористов бесчеловечно. С другой — столь же отвратительной была истерическая реакция прессы, взявшей на себя роль «продавца страха». Наконец, поток «патриотических» слез, которые продолжают изливаться с рок-сцены, заставляет задуматься о сути взаимоотношений рок-н-ролла и истэблишмента.
Те, перед кем ковер страданий послало горе, — вот кто мы; Те, кто скрывает в сердце пламень и скорбь во взоре, — вот кто мы; Те, кто игрою сил враждебных впряжен в ярем судьбы жестокой, Кто носится по воле рока в бурлящем море, — вот кто мы.
Журналист может совершить переворот одной статьей, политик – одним законом, рок-группа – одной песней.
«Битлз» за какие-то 4-5 лет показали всему миру, что рок-музыка — не просто провокатор насилия и стимулятор секса, а в лучших своих образцах — настоящее высокое искусство, под флагом которого пройдет вся вторая половина ХХ века.
Когда мы начинали, мы не думали о том, чтобы пробиться на радио. Нам было безразлично, что люди скажут про нашу музыку и про нас. Мы просто вышли и играли рок.
Высказывание о том, что рок мертв, — полная чушь.
Мы — отбросы, которые напоминают людям о страдании. Когда мы прыгаем на сцене, это не рок-клише, а геометрия презрения. Мы не выставляем напоказ наши раны, мы суем их людям под нос. Мы — гниющие цветы на площадках для игр богачей. Мы молодые, красивые отбросы, которых достал этот мир. Закрывшиеся больницы убивают больше людей, чем когда-либо убьют бомбы, подложенные в машины. Уничтожь аристократию и убивай, убивай, убивай. Королева и страна — вялые бессловесные мерзавцы. Мы тонем в созданном производством эго. Мысли о том, чтобы бросить кирпич, родились из скуки…
Бетховен говорит о всей жизни. Не о молодости (одной жизни), после которой наступает зрелость (совсем другая жизнь). Вся жизнь человеческая от колыбели до могилы это борьба с роком.
Если бы не было такой музыки как хардрок, то наше поколение было бы еще более жестоким, чем оно есть. Рок – это прекрасная возможность выплеснуть из себя агрессию.
Создается совершенно другая эстетика. Для рока важно не то, что абстрактно красиво или лежит в русле какой-то музыкальной традиции. Рок-музыка хороша ровно настолько, насколько она отражает внутренний мир своего поколения. Наверное, никто так ярко и громко, как «Битлз», не высказал эту идею.
С одной стороны, в рок-музыке мы всегда сильно отставали от Запада. С другой – люди моего поколения не могли ее не любить. Это часть нашей жизни, причем – очень важная.
Бывало, вспомню о тебе — и на душе светло. Теперь в печали и тоске рыдаю, вспоминая. Бывало, радостно спешил к тебе я во дворец. Теперь к могиле прихожу, где прах и пыль земная. Я жаждал только одного — чтоб ты подольше жил, Меня доверьем одарял, наветы отвергая. Я приходил к тебе в нужде, спасенье обретал, Я был ростком, а ты росой меня живил, сверкая. Ты был отрадой для друзей, неудержимо щедр, Как дождь, который туча шлет, густая, грозовая. Ты укрывал от зноя нас, светил во тьме ночной, И в час беды мы шли к тебе, о помощи взывая. Ты помогал. Ты был высок — и саном и душой. Теперь тебя покоит бог в высоком круге рая. Ты — смертный, и тебя настиг неотвратимый рок, От тела душу отделил, шутя извлек, играя. Не помогли тебе ни двор, ни войско, ни друзья, Ни стража, ни валы, ни рвы, ни мощь твоя иная, И вот перенесли тебя из пышного дворца В жилище новое, где тлен, и прах, и пыль земная, И дверь, забитая землей, — ни сдвинуть, ни раскрыть,— Застыла, Страшного суда недвижно ожидая, И опустели навсегда дворцы, что ты возвел, И в яме поселился ты, где затхлость нежилая. Ты ложе мягкое свое на саван променял, Забыв о мускусе, застыл, могильный смрад вбирая. Ты навсегда ушел в страну, откуда нет вестей. Ты здесь чужак, хоть и лежишь в земле родного края Прощай, наш доблестный эмир, защитник рубежей. Ты мчался в битву, ураган беспечно обгоняя. Прощай! Найдется ли когда подобная твоей Отвага, дерзкая в бою, и ярость огневая. Прощай! Не в силах мы тебя достойно восхвалить — Нет лучшей славы на земле, чем жизнь твоя благая. Ты нас за гробом ожидай. Ведь следом за тобой Мы скоро двинемся, хвалу предвечному слагая.
Чем хорошие английские пабы — и такого я не видел нигде в цивилизованных странах — так это тем, что там собираются самые разные персонажи. Русские проститутки, бухгалтеры, гангстеры, рок-звёзды и простые люди — все сидят под одной крышей и бухают. И мне это очень нравится.
По-моему, русскому року не хватает осознания того, что его нет.
С меня пример брать не надо. Я бы сейчас сам на вас равнялся, наверное. Золотой век рока прошел, рок-н-ролл мёртв, а я получаю диплом о высшем образовании. Учитесь, дети, лучше. В ваше время иначе нельзя. Вот у нас основатель группы — он выучился, а потом с ума сошёл.
Рок-н-ролл времен Элвиса Пресли — это уход одной ветви музыки от всего того, что делалось до этого в искусстве и культуре. Рок противопоставил себя всему опыту человечества. Его люто ненавидело старшее поколение. Поднимались волны негодования, шли бурные общественные дискуссии. И все это происходило потому, что новая музыка отрицала весь предыдущий опыт в искусстве, противопоставляла себя ему.
Я уже давно не фанат рока, мне его по горло хватает в «Deep Purple».
Когда с головой окунаешься в рок, то всё твое внимание расходуется на то, чтобы отдать, что имеешь, по максимуму. И для этого совсем не обязательно иметь чистые волосы.
«Клуб одиноких сердец сержанта Пеппера» — первый альбом, не содержащий ни одной танцевальной мелодии. Впервые в истории рок-музыки альбом сделан по сюитному принципу: он не делится на отдельные песни, его надо слушать от начала до конца, так как его значение можно понять лишь в процессе целостного восприятия.
Никаких концепций – только собственные впечатления, эмоции и опыт – вот что такое рок!
Жизнь поп или рок-звезды полна раздражения и всяких экстремальных ситуаций. Ты должен быть готов находиться на публике 20 часов в день, и нелегко соблюдать баланс. Когда ты влюбляешься, то нужно расставлять приоритеты. Это как мыть белье, а потом раскладывать его по местам.
В современном мире очень тяжело поверить в свет в конце тоннеля. Слава Богу, у нас есть старый добрый рок!
Именно «Битлз» первыми стали использовать в роке опыт классической музыки, экспериментировать в области кино, дизайна, перфоманса, создания спектаклей. В рок-музыке не было бы вообще такого направления, как театрализация, если бы они не начали заниматься этим.
Добро и зло заключено в привычках и желаньях, вражда и дружба сотни раз меняются местами, и это ведает любой, вкусивший горечь знанья, проникший в истинную суть того, что будет с нами. Благоразумье нас зовет уйти с путей позора, но каждого сжигает жар желанья и надежды. Кто этой болью поражен, да исцелится скоро, но нет лекарства для глупца, упрямого невежды. Хвала Аллаху — он царит, своей согласно воле. А люди слабые бредут, куда — не знают сами. Все сотворенное умрет, крича от смертной боли. Все гибнет, остаются сны, таблички с именами. Умершие отделены от нас, живых, стеною. Мы их не можем осязать, не видим и не слышим. Они ушли в небытие, отринули земное, они спешат на Страшный суд, назначенный всевышним. Над жизнью собственной своей рыдай, дрожа от страха К чужим гробам не припадай в рыданьях безутешных. Молю простить мои грехи всесильного Аллаха. Он милосердием велик, а я — презренный грешник. О, сколько раз ты уходил с путей добра и света, о, сколько раз ты восставал душою непокорной! Ты жил блаженствуя. Теперь не жалуйся, не сетуй, плати за все. Таков удел, безвыходный и скорбный. Не слушает бесстрастный рок твоей мольбы и плача. Он сам решает — жить тебе иль умереть до срока. Твое страданью и восторг, утрата и удача — забавы жалкие в руках безжалостного рока.
Я не люблю насилие. Я не люблю его в себе, но оно во мне есть. Я иногда бываю жесток, и мне это не по душе. Одно из лучших свойств рок-музыки состоит в том, что она может направлять твою агрессию в творческое русло, где будет польза от этой энергии.
Никогда не понимал термина «южный рок». Это всё равно, что сказать «роковой рок».
Большинство рок-групп являются легендами. В их собственном представлении.
Вокруг тьма милых маленьких пёсиков! Но люди почему-то покупают доберманов. Эти же люди слушают рок, а не какую-то сладкую музычку…
Рок-музыка — это протест, протест внутри вас. Кричите об этом, пусть люди знают.
Рок-н-ролл — глобальное явление. Людям стоит умирать за него. Ты не понимаешь. Музыка возвращает тебе твой бит и рождает мечты. Целое поколение, зажигающее «фендеровским» басом… Людям просто необходимо умирать за музыку. Люди умирают за что угодно, так почему бы и не за музыку? Умри за нее. Она же прекрасна! Разве ты не хочешь умереть за что-нибудь прекрасное? Может, мне надо было умереть. В конце концов, все великие блюзовые певцы умерли. Но теперь жизнь налаживается. Я не хочу умирать. Ведь не хочу?
Раньше я жертвовала своим творчеством. Оставляла его на «потом», на «свободное время», которого почти и не было. Хотела быть… хорошей. «Я не могу закрыться в комнате и писать, когда муж, друзья, дети, герои рок-н-ролла, театра, кино… Когда, жизнь бьет ключом и ей без меня никак?» Поэтому, к примеру, книгу о Театре Виктюка я собирала двенадцать лет. Ужасная глупость! Писать нужно – каждый день! И только так. Я это знала. Но не могла себе позволить. А теперь могу. Совсем недавно я закончила большой проект – трилогию о музыке, музыкантах и спасении мира. Первые полторы книги я писала восемь лет. А вторые полторы – чуть больше восьми месяцев. Существенная разница. Жизненный опыт позволил мне сделать переоценку ценностей.
Чтобы научиться играть рок-н-ролл, бейте по барабанам сильнее!
Преследуя человека, рок не ставит себе задачи его догнать.
Если бы на землю прилетели инопланетяне и спросили у меня: «Что у вас на Земле стоит внимания?» — я бы дал им послушать рок.
Рок-музыка — это своего рода вера со всеми ее символами и атрибутами. Такой ее сделали великие группы прошлого, и мы просто не имеем права разрушать духовную связь между музыкантами и их поклонниками, это священные узы.
Моя литература началась с Высоцкого. Я его не слушала (не работал проигрыватель), я его – читала. Читала все время, без конца. Вслух. Моя мама сходила с ума. Настя с утра до вечера: «Бу-бу-бу, бу-бу-бу…». А потом, в тринадцать лет, аккурат подарком на день рождения был фильм «Асса». И с ним «Кино», «Аквариум», ну и весь любимый Ленинградский рок-клуб. И Башлачев. Да, это мои корни. Горжусь. Много позже проснулась любовь к Достоевскому, Цветаевой, Кузмину, Георгию Иванову.
Рок должен быть достаточно тяжелым для парней и достаточно милым для девушек. Таким образом, все будут счастливы и будет гораздо веселее.
Да, верным людям дарит рок мучений и невзгод немало, Он на страданье их обрек — обид и мук им шлет немало. Нещадны тяготы опал, и верных на земле не сыщешь: Их прахом бедствий осыпал сей древний небосвод немало. Лекарства от небесных бед не отыскал никто вовеки: В ларце судьбы их нет как нет, и не смягчится гнет нимало! Желанным перлом обладать желаешь — жизнь отдай и душу: Мир ценит эту благодать и за нее берет немало. За ближних жертвуя собой, как ждал я верности ответной! Да буду я храним судьбой — мне стоил мой просчет немало. О шах! Мужей благой стезей не устрашай мечом гонений, Кровавой карой не грози — бездольных страх неймет нимало. Освободи свой дух смелей из клетки суетных желаний: Плененный страстью соловей грустит в плену тенет немало. Мечтой о чаще райских благ не скинуть путы своелюбья — За чашу тлена жертвой ляг: она оков порвет немало. О Навои, лелей мечту о кущах цветника иного: Ведь от ворон в мирском саду и бедствий, и забот немало!
Я предпочитала рок, когда о нём никто понятия не имел, когда он был секретом между мной и публикой, когда он не был мэйнстримом.
Мы как будто прокляты. Но вот за что — не пойму. Чем мы провинились, не знаю. По формуле Василия Шукшина «не жили богато — не хера и начинать», никогда не было рая в России. При всех царях были и репрессии, и казни, и нищие. Какой-то страшный рок над нашей страной висит до сих пор. С одной стороны, борьба с коррупцией. Но никто мне не объяснит, почему люди, похитившие из казны миллиарды, отбывают домашний арест в 13-тикомнатной квартире с няньками и уборщицами. Ничего не понимаю, ребята. Вот рядом со мной стройка. Там красивые камни. Может, пойти и спереть? Облицую этим камнем свою лестничную клетку. Раз так. И буду сидеть в своей квартире под домашним арестом. Если уж дойти до абсурда.
В своей одежде я люблю смешивать несколько стилей: что-нибудь из рока, например, цепочки, металл и прочее и вещи из Викторианской эпохи и сказок. Я просто использую свою фантазию.
В 1993 году я уже был старой рок-звездой. Я приходил в клуб «Там-Там», и со мной общались как с человеком с телевизора. А я-то нормальный: у меня нет ни денег, ни машины, я просто такой обычный прихожу…
Мы, очевидно, не самая известная группа, мы продали чуть больше 100 тысяч копий первого альбома, и этот результат в наши дни для прог-рока удивляет многих людей, особенно когда в группе есть такой идиот, как я, отвлекающий людей.
Единственные гопники, с которыми приходилось иметь дело, это тогдашний рок-клуб и рок-клубовские группы. Однажды ребята побили Шевчук, но меня там, к сожалению, не было, а то я бы и сам ему дал пенделя.
Рок-н-ролл давно лишился своей социальной составляющей, собственно, не только он: сегодняшнее искусство — дохлая кляча с передвижного луна-парка — если и пригодна на нечто, так разве мусорить посреди улицы.
В России силен женский рок. Может ли женщина-музыкант быть счастлива?
…я стал слушать рок-н-ролл, и другую, более разнообразную музыку, вот поэтому мне самому тоже захотелось поиграть.
По собственному опыту я хорошо знал, что занятия рок-музыкой позволяют человеку соприкоснуться как с адом, так и с Раем.
Феномен рока в период развала Советского Союза — это подъем самосознания людей, и броуновское движение, как может показаться, случайное. Но это все-таки был организованный процесс.
Мы вообще панк не играем, и хардкор не играем, мы просто рок играем.
Меня зовут Боно, и я рок-звезда.
Мы должны вызывать реакцию. Рок-н-ролл не может становиться вялой жвачкой, смешиваясь с другими стилями. То, что мы делаем, как мы выглядим, как мы себя ведем — это все вызывает реакцию истеблишмента, буржуа, гопников. Мы вызываем огонь на себя, то есть реакция — самая главная форма.
Я не танцор — я сексуальный гитарист из популярной рок-группы.
Мне нравится поэзия Серебряного века. Бальмонт, Блок, Маяковский в некоторых своих поэтических ипостасях. Мандельштама я люблю за ёмкость и отсутствие вычурности в словесах. В последнее время я пришёл к выводу, что для меня как для рок-музыканта, ёмкость, даже иногда в ущерб образности, очень важна.
Я сделал в жизни все, что мог, и пусть великий Рок мне мой закроет срок.
В нашей рок-музыке текст всегда довлел над музыкой. В результате у нас почти нет выдающихся музыкантов, нет выдающихся в музыкальном отношении групп — почти все звучат крайне отстало лет на десять в сравнении с Европой. Нет продюсерской школы в рок-н-ролле. Иначе говоря, убогое состояние.
Рок-н-ролл — революционное искусство, но это не значит, что оно всегда является спусковым крючком революции или может существовать только в условиях революционных перемен. Это просто музыка, выражающая энергию, боль и миропонимание каждого следующего поколения. И в этом смысле он вечен.
Смертного рок у тебя, а желанье твоё не для смертных.
Алкоголизм, наркомания и бедность — вот то, что и есть в Харькове, а не большое количество музыкантов. Там нет музыкантов, у них там рок-н-ролл непопулярен!
Говорят, есть страны, где рок-н-ролл считается делом молодых. Там подростки ходят на концерты, чтобы слушать подростков. Но к отечественной сцене это отношения не имеет. У нас рок-концерт — это когда родители выходят на сцену, чтобы спеть для детей, и средний русский рок-музыкант втрое старше своей аудитории.
Мама будила меня рок-н-роллом, который обожала. Включала пластинку и говорила: «Адриано, посмотри, уже восемь часов!». Хотя на самом деле было только семь
Пребудем же верны, Любимая, — верны любви своей! Ведь мир, что нам казался царством фей, Исполненным прекрасной новизны, Он въявь — угрюм, безрадостен, уныл, В нем ни любви, ни жалости; и мы, Одни, среди надвинувшейся тьмы, Трепещем: рок суровый погрузил Нас в гущу схватки первозданных сил.
Я буду 60-летним стариком-ловеласом, куплю себе трость с золотым набалдашником, буду ходить на рок-концерты, знакомиться с молодыми дамами, и никто меня не будет упрекать. Я аскет. Я готовлю себя к безумной и совершенно сумбурной старости. Вот сейчас берегу силы.
Вишня — настоящая поп-звезда с уникальной манерой пения. Ему присуще такое редкое, но важное для рок-музыканта свойство, как чудачество. Некоторые вещи стоит иногда утрировать, чтобы они не укладывались в привычные рамки, чтобы они сами выпрыгивали на слушателя. И за счет этого песни ¬непременно обратят на себя внимание. Произошла досадная пауза, когда он на десятилетие сошел со сцены, но я считаю, что у него есть все шансы для того, чтобы занять подобающее ему место, благо сейчас подходящий момент.
…ну, это чисто такое местное название в Воронеже, где был рок-клуб, к которому мы принадлежали, он находился в очень задымлённом районе, и я его так прозвал — «сектор газа», и мы в этом клубе постоянно играли, а так как я жил там неподалёку в этом районе, группу я назвал также — «Сектор Газа.»
Если вы попытались дать рок-н-роллу другое имя, вы могли бы назвать его Чак Берри.
Она же поразительная, разве не так? Она рок-звезда.
Но от чего я вовсе отчаиваюсь, это когда вижу неких бессмысленных и глупых кумиропоклонников, которые… подражают изысканности культа Египта; и ищут божество, о котором не имеют никоею понятия, в извержениях, мертвых и неодухотворенных телах; тем самым они глумятся не только над теми божественными, прозорливыми блюстителями, но также и над нами; и что еще хуже, при этом торжествуют, видя, что их безумные обычаи уважаются… Пусть не гнетет это тебя, Мом, сказала Изида, потому что суждена роком превратность сумерек и света. Однако худо то, ответил Мом, что они убеждены, что свет там, где они.
…ну, это чисто такое местное название в Воронеже, где был рок-клуб, к которому мы принадлежали, он находился в очень задымлённом районе, и я его так прозвал — «сектор газа», и мы в этом клубе постоянно играли, а так как я жил там неподалёку в этом районе, группу я назвал также — «Сектор Газа». Чисто местное название, я ведь не думал тогда, что мы так раскрутимся, я думал, что мы поиграемся и на этом всё закончится, как и многие коллективы тогда первые в 85-ом, 87 году, когда открылись рок-клубы, вы помните, было очень много команд довольно-таки интересных…
Русский рок — он там, в облаках, правильный, добропорядочный, благообразный, а мы здесь — в аду. Все прекрасное — жестоко: любовь, красота, правда.
Создатель сотворил мир и затем оставил человечество, чтобы оно само выбрало, во что превратить мир: в рай или в Бездну Рока.
Страсть к музыке всегда меня вдохновляла. Если бы я не был модельером, я был бы рок-звездой!
Моя работа — это секс, наркотики и рок-н-ролл. Но с возрастом понимаешь, что все это — ребячество.
Мир рок-музыки заворожил и очаровал меня — я восхищался тем, как эти певцы вопят во все горло о добре и зле, провозглашают себя то ангелами, то дьяволами, а окружающие их смертные при этом веселятся. Иногда казалось, что они просто безумны. Однако выступления их всегда поражали технической сложностью и великолепной организацией. Думаю, что за всю историю своего существования мир не видел ничего подобного — такого удивительного сочетания дикого варварства и интеллекта.
На часах девять, и все старперы планеты уже нацепили тапочки и посасывают Cherry, а ребята, которые обожают рок-н-ролл, снова готовы оседлать нашу рок-волну. Вы слушаете Радио Рок, а я Граф. И я предупреждаю: рок доведет Вас до экстаза! Рок весь день и рок всю ночь!
Рок — это музыка, посредством которой можно разобраться в своем внутреннем мире и отыскать частичку себя, не убив при этом никого.
Ребят, рок-музыка… она правдивая, она честная, она порой агрессивная, она часто тяжелая, иногда даже тяжкая, энергичная, но она всегда против войны, против оружия, против насилия, против несправедливости, а воспевает она любовь, честность, доброту, равенство и братство.
Наркотики — обычное явление в жизни рок-музыканта. Я рад, что испытал все, что можно, и все, что нельзя, но порекомендовать такой опыт никому не хотел бы. Наркозависимость — как полет на космическом корабле: в любой момент можно взорваться. Я совершил космическое путешествие и возвратился на землю невредимым. Однако многие из моих друзей и знакомых рассеялись где-то на орбите.
Рок — это способность внести свободу в мир, в разум людей.
Сегодня все говорят про ROCK, но он становится всё хуже. Почему? Потому что все забыли про ROLL!
Рок может умереть внутри какого-то конкретного человека — творца или слушателя. Но пока есть люди, которые очень искренне чувствуют себя в этой нише, до тех пор рок жив.
Рок — не искусство; рок — это способ разговора простых парней.
Рок — это движение, это история, это правда и свобода, это сила, способная сдвинуть горы и объединить общие усилия. В роке нет места лицемерию, показухе, пародии, лжи. Рок — это не просто музыка. Рок-музыка — это жизнь.
С одной стороны, в рок-музыке мы всегда сильно отставали от Запада. С другой – люди моего поколения не могли ее не любить. Это часть нашей жизни, причем – очень важная.
Rammstein слушают те, кому наплевать на принципы и стереотипы.
Когда я понял, что рок есть везде? Это, когда люди, которые путешествовали по Амазонке, рассказали мне, что дети туземцев стирали бельё в реке и напевали «Wind Of Change».
Рок-музыка — это протест, протест внутри вас. Кричите об этом, пусть люди знают.


Никаких концепций – только собственные впечатления, эмоции и опыт – вот что такое рок!
Led Zeppelin была группой, которая могла при каждом новом исполнении абсолютно по-другому представить одну и ту же вещь.
Мы будем играть самую продаваемую музыку в мире — рок! рок-группы вымерли только потому, что они неправильно назывались. Они назывались не тем, чем они являются на самом деле, а аудитория очень тонко чувствует фальшь. Вот, например, группа «Звери». Они что, звери? Это просто люди. Звери — это «Король и шут»! Вот это звери. Но они почему-то «Король и шут», хотя король и шут по логике это два последних мужа Пугачёвой, например. Или вот эти… «Агата Кристи». Охренеть, детектив! А то непонятно, что убийца героин!
Мой дедушка до сих пор говорит мне: «Вы играете рок-н-ролл точно так, как будто играете в футбол».
Армия, семья, дети, алкоголизм… отсутствие интереса к жизни… Что может случиться с человеком у нас в стране…
Все мы молимся и готовы умереть ради метала.
Метал по утрам,
Метал по ночам.
Тем, кто любит рок – огонь! (Мы приветствуем вас)
Тем, кто любит рок – мы приветствуем вас!
Тем, кто любит рок – огонь! (Мы приветствуем вас)
Огонь! Мы приветствуем вас!
Сейчас мне и плохо, и хорошо, и больно, и радостно… Но… Вдруг именно так от рок-музыки и можно получить максимальное удовольствие? Испытав предварительно столь же широкий спектр чувств, о каком повествует её лирика? Ведь она одновременно и притягивает шансом унестись от реальности, и отталкивает перспективой остаться наедине с собой и своими демонами.
И вдруг дурман и помутнение… Я в центре Мира, я слышу свист белых волн вокруг, как от удара кнутом. Я уже совершенно не могу соображать. И не могу сопротивляться.
У меня немеют ноги, каждый шаг даётся сложнее предыдущего. Ступеньки ведут к двери гримёрки. Мне кажется, я бледнею. Руки просто ледяные — я и не думала, что у ворот Ада можно так замёрзнуть.
Когда-нибудь он покинет эту площадь,
и голос другие песни споёт другим,
и станет пространство шире, глуше и проще,
как будто бы площадь собой была только с ним.
Как будто бы ангел с колонны им любовался
и чувствовал в нём родное своё крыло,
услышав ноты «Сансары» или «Романса».
Да… Ангел в нём, без сомнений, узнал своего,
и люди в нём тоже видят своё, родное.
Купаясь в звуках, отращивают мечты
и сами становятся звонкой одной струною,
сердцами выстукивая рок-н-рольный ритм.
Он не противится очередной прихоти своих поклонниц, и, продолжая ублажать его, мы хохочем, как три русалки, утянувшие под воду тело капитана.
Я первое стихотворение написал ещё в школе, помню про весну что-то. Потом до армии на гитаре научился играть и пытался что-то сделать. Но песни были примитивные, про любовь, всякая такая мелочь. Потом, когда пришёл с армии, работал на заводе и ни о чём не думал. Когда открылся рок-клуб, я посмотрел на самодеятельные коллективы, мне не нравилась их беднота в темах, помню, о мире что-то пели, о любви, о чём-то таком, непонятном. Я и решил тряхнуть стариной. И так как опыт уже остался, у меня стало получаться довольно хорошо. Это всем понравилось, и так всё и пошло…
В традиции считается, что изгнать беса можно только одним образом — назвать его по имени. Бес безвыходного тоталитарного режима был назван по имени в песне «Скованные одной цепью». Слова песни перечисляют то, что мы видели каждый день и принимали за очевидную неизбежность, но собранные вместе эти наблюдения становятся диагнозом. Или молитвой, изгоняющей беса. И бес не выдержал.
Куртки кожаные, джинсы рваные,
Парни крепкие, парни бравые.
Пиво в баночках, жуть компания,
Все фанаты на группы «Ария»
Вот подходит к нам парень с рацией:
— Предъявите на регистрацию…
— Мы же рокеры, мы из Питера,
Вы не злите нас, на, идите на…
Древний камень точит вода,
Спуск в подвалы – узок и крут,
Ты ходить не вздумай туда,
Знай – живых там точно не ждут!
Солнца свет тает во тьме,
Призрак ходит, шурша,
По подземной тюрьме –
Прячься в пятки, душа!
Именно «Битлз» первыми стали использовать в роке опыт классической музыки, экспериментировать в области кино, дизайна, перфоманса, создания спектаклей. В рок-музыке не было бы вообще такого направления, как театрализация, если бы они не начали заниматься этим.
Здесь, на задворках, со мной последние отголоски концерта, сигарета и сгустившаяся вечерняя темнота. Вот только слёз нет: их источник всё-таки исчерпаем.
Свет очень тусклый. Здесь полно бутылок, стаканов, пепельниц… Коричневые стены безмолвно кричат сотнями чёрных надписей, отражающихся в большом мутном зеркале. Сцена где-то справа, оттуда доносятся приглушённые басы и ударные, смешиваясь с биением моего сердца и отдаваясь гулом в висках.
Рок начинался со старой, грязной спортплощадки во дворе трущобы.
Твое время пришло,
Будь готов
Показать всему миру, как надо зажигать.
Покажем им, что чувствуем,
И они будут тусоваться.
Они же знают, музыку здесь выбираем мы.
Мы будем торжествовать,
И возвышаясь над землей, мы будем править.
Мы будем жить вечно.
И никогда не упустим эту силу, которая однажды окажется в наших руках.
И пока этот день не настал, детка,
Я хочу, чтобы раздался боевой клич.
Это день рок-рок-рок-рокера!
Ааа, нас никто не смеет остановить.
Поехали!
Рок-рок-рок-рокер!
Я хочу рассказать вам об этом, что
Это время настало,
Оно уже совсем близко.
И нам не придется далеко идти.
Когда мы будем сильнее,
Наши дни станут длиннее.
Скоро это настанет, возможно, уже завтра.
Разве вы не чувствуете эту силу?
Ведь она повсюду и в твоей душе тоже.
Наши ряды увеличиваются,
И скоро мы покажем, что
Мы имеем полное право контролировать всё.
И нам никто не помешает.
Поднимите руки вверх
И расскажите всему миру об этом!
Это день рок-рок-рок-рокера!
Когда видишь какого-то 70-летнего с покрашенными в черный цвет волосами, ты такой: «Хммм. Это сморщенный подросток? Что это?». Так что когда-то мне придется остановиться. В противном случае это будет смотреться нелепо. Я не хочу быть как 60-летний Элвис Пресли.
Здравствуйте, сегодня я хочу посвятить передачу памяти Ильи Кормильцева — лучшего поэта русского рока.
Кому вообще интересны аккорды, все эти стандартные последовательности, заезженные в роке до смерти? Я могу играть на гитаре ножом, пивной бутылкой… Стекло даёт самый лучший звук. Я до сих пор не знаю ни одного гитарного аккорда.
«Они как моряки… Рано или поздно приходится расставаться», — однажды напишет мне Виолетта, имея в виду рок-звёзд. А я подумаю о ней, как о единственном, но милом сердцу сувенире, оставшемся мне на память о пережитом морском путешествии.
Я очень хорошо помню тот день, когда понял, что нельзя верить советской пропаганде. Это очень простая история. Папа был журналистом, а я был очень политизированным ребёнком. В 1962 году я прочёл статью под названием «Ливерпульские идолы стригут баранов». Я не понимал смысла заголовка, но я прочёл статью и понял, что существует такая группа «Битлз», и это плохая, отвратительная, ужасная, кривляющаяся кучка людей, которая выступает с сиденьями от унитазов на шее. Я всё это усвоил и в это поверил. Но прошло полтора года, папа как раз приехал из Испании, и в чемодане у него была пластинка «Битлз». В это мгновенье для меня рухнула советская пропаганда.
Куртки кожаные, майки рваные,
Кто-то трезвый, на, кто-то пьяный, на,
На концерте мы отрываемся.
Ближе к сцене мы прорываемся,
Придираются к нам секьюрити:
— Что вы в зрительном зале курите?
— Мы же рокеры, мы же стали, на,
Все, идите, на, всё достали, на…
Рейна отметила, что у Талии потрясающие глаза: насыщенного цвета электрик, очень встревоженные — в точности как у Джейсона. В остальном между братом и сестрой не было ничего общего. Волосы Талии растрепанные и темные, прорехи на джинсах скреплены английскими булавками. На шее и на запястьях металлические цепи, на серой камуфляжной рубашке красовалась пуговица с надписью «Панк не мертв. А ты — да».
Лежат, вперемешку, враги и друзья, —
Мы знали – так будет… Иначе – нельзя!
Когда у дверей твоих ворог стоит –
Кольчугу надень, возьми меч свой да щит!
Готовы сложить животы мы за Русь!
Так было всегда — и так будет! Клянусь –
За честь и свободу родной стороны
Всегда будут биться России сыны!
Солнце видит! Небо знает!
Теплым ветром новой весны
Ночь отступит, день – настанет,
Стихнет голос Вечной войны!
С помощью музыки мы гипнотизируем людей, низводя их до примитивного уровня, и там, находя их самое слабое место, ты можешь им вбить в голову все, что угодно.
Я — златокудрый Бог!
Есть мнение, что рок-музыка должна поднимать серьезные темы, говорить о проблемах общества. По мне манифесты вместо песен — это чушь собачья. Никому не интересно, за кого голосовал музыкант.
Я предпочитала рок, когда о нём никто понятия не имел, когда он был секретом между мной и публикой, когда он не был мэйнстримом.
Сегодня я намного меньше, чем раньше, интересуюсь роком и считаю, что рок-музыки в том виде, в каком она была во второй половине ХХ века, уже практически нет. Она очень сильно адаптирована и «переварена» шоу-бизнесом, который диктует свои законы и, не побоюсь этого слова, кастрирует рок.
Создается совершенно другая эстетика. Для рока важно не то, что абстрактно красиво или лежит в русле какой-то музыкальной традиции. Рок-музыка хороша ровно настолько, насколько она отражает внутренний мир своего поколения. Наверное, никто так ярко и громко, как «Битлз», не высказал эту идею.
Переспи с рок-звездой — поддержи искусство.
Рок-музыка родилась как музыка бунта, точно так же, как человек — для духовного развития, и в этом ее главная суть.
Я слушаю современный рок только потому, что мой тринадцатилетний сын включает его на всю квартиру.
В 1996 году «Наутилус», исполнив свою мистическую работу, распался, и дуэт Бутусов-Кормильцев перестал существовать. Может быть, за житейскими коллизиями можно увидеть вращение колёс судьбы: они сделали свое дело, сделали его блестяще, и время было двигаться дальше. Знаете, как сказал Лао-Цзы: «Наилучшее — добившись успеха, устраниться». Сам Илья прокомментировал конец «Наутилуса» так: «Мы не ссорились. Просто поняли, что никому больше не хочется заниматься этим проектом». Я тоже хотел, чтобы группа «Nautilus Pompilius» завершила свой земной путь. Так оно и случилось. Но их песни остались с нами, и мало кто мог формулировать так научно точно наш странный подход к собственной жизни.
Я не слышу разницы между группами, звучащими по радио. Каждая из них похожа на двадцать остальных. Возможно, я превращаюсь в старого брюзгу — но хоть убейте, не пойму, почему эти молодые ребята так стараются быть похожими один на другого. Зачем они стремятся стать рок-звездами — чтобы иметь возможность изменить мир, сделать что-то новое и выразить себя? или ***нуться с Пэрис Хилтон и получить vip-пропуск в модный клуб?
Пафос разрушения плохих вещей значительно лучше, чем пафос созидания вещей ненужных.
Рок берет твои первобытные чувства и усиливает их до 250 ё***ных децибел и посылает весь мир на ***.
Что такое хороший рок? Это несравненная мелодия, наложенная на несравненные рифы. Вот и весь секрет.
Мы вложили в эту запись всё, что у нас было, как мы делаем с любой из наших записей.
Мы вообще мыслим категориями ну просто железобетонными, как железобетонными блоками. На самом деле все слова, они вот гибкие, резиновые и меняются от ситуации к ситуации. От людей к людям. От времени ко времени.
Чуваки, мы теперь настоящая рок-группа! Нас вяжут на самом первом концерте!
Мы были первыми. А вам теперь осталось только обезьянничать.
— Да знаешь, это никому не нужно. Пиши, не пиши — всем нужна только смерть на арене. Твоя музыка, твоя любовь, твои страсти — они не имеют никакого значения перед миром, пока ты не станешь гладиатором.
— Я сочувствую, но не могу понять что ты имеешь ввиду.
— Вот смотри: каждый человек по-своему прекрасен, уникален, даже велик. Но давай по-честному, это никому не нужно. Толпе нужна только кровь и зрелищное умирание, в случае музыканта — саморазрушение. Курт, Джимми, Егор Летов… Путь бесконечен. Только кровь колышет публику. Талант на крови, талант от боли, искусство от боли. Ты много знаешь гениев, которые жили и писали на позитиве? Вот и я… Я, конечно, не гений, но им нужно только разрушение…
До того, как стать рок-звездой, я тусовался гораздо больше. Я всегда говорю, что не обязательно быть рок-звездой, чтобы вести себя соответственно. Тебе не нужно быть особенным, чтобы быть мудаком.
Наше дело – это не показывать технические выкрутасы на гитаре, а пробуждать в людях эмоции!
Лучшая эмоция, которую даёт рок — это заряд оптимизма.
Если бы на землю прилетели инопланетяне и спросили у меня: «Что у вас на Земле стоит внимания?» — я бы дал им послушать рок.
Некоторые рок-музыканты зарабатывают кучу денег, чтобы запихнуть их себе в нос.
Если это не расстраивает людей, то это не рок-музыка.
Илья (Кормильцев) сотрудничал со многими свердловскими группами, но главное его достижение, на мой взгляд, всё-таки работа с «Наутилусом Помпилиусом». Они нашли друг друга. Как говорят: брак, заключённый на небесах. Илья писал тексты песен, Слава писал музыку и пел, группа играла. И случилось чудо: тандем Бутусов-Кормильцев оказался совершенством. Музыка Бутусова и его отстранённый голос, как бы уставший от боли мира, давали словам Ильи абсолютную реальность, сделавшую «Наутилус», может быть, важнейшей группой русского рока. И слово рок здесь можно понимать в его русском значении — неотвратимая судьба.
Хиппи стремились к миру и любви. Мы, рокеры, хотели только Ferrari, блондинок и финские ножи. Даже не верится, что такие люди могли создавать такую глубокую музыку!
Рок играют не по нотам, а по интуиции.
Когда мы начинали, мы не думали о том, чтобы пробиться на радио. Нам было безразлично, что люди скажут про нашу музыку и про нас. Мы просто вышли и играли рок.
Люди спрашивают: «Может, тебе пора остановиться?» Я думаю, они не совсем меня понимают. Я занимаюсь музыкой не ради денег или ради зрителя. Я делаю это для себя.
Помню, я услышал две гитары и бас и подумал: «Черт, я хочу тоже так, как они». В этой музыке было столько энергии и жизни.
Рок – это бунт в любом случае. Рок – это в любом случае протест против системы. Но это не обязательно утверждение какой-то другой системы вместо существующей. Даже если не можешь предложить никакой лучшей альтернативы, то соглашаться с тем, что есть, по-моему, неправильно.
Рок-музыка — это своего рода вера со всеми ее символами и атрибутами. Такой ее сделали великие группы прошлого, и мы просто не имеем права разрушать духовную связь между музыкантами и их поклонниками, это священные узы.
Рок всегда к месту.
Рок — это секс, наркотики, рок-н-ролл. В нашем роке нет секса. Джаред Лето — секс-символ. Мужик круто выглядит, рекламирует одеколон «Hugo Boss», он всего на четырнадцать лет младше Шевчука. Я не помню, чтобы в 2002 Шевчук рекламировал одеколон. Если бы Шевчук рекламировал одеколон, там был бы слоган: «Видит Бог, не пьём, а лечимся».
Я не люблю насилие. Я не люблю его в себе, но оно во мне есть. Я иногда бываю жесток, и мне это не по душе. Одно из лучших свойств рок-музыки состоит в том, что она может направлять твою агрессию в творческое русло, где будет польза от этой энергии.
Рок должен быть достаточно тяжелым для парней и достаточно милым для девушек. Таким образом, все будут счастливы и будет гораздо веселее.
— Тебе не нравится?
— Как раз наоборот. Вы обворожительны.
— Фу, Алекс, что за слова? Ты же всё-таки рок-музыкант! Тёлки, у вас отличные задницы в этом шмотье.
Ну а что же теперь? Школьники курят, бухают,
Но старый добрый рок им Егор Крид заменяет.
Высказывание о том, что рок мертв, — полная чушь.
Иногда оргазм лучше, чем играть рок перед публикой.
Иногда играть рок перед публикой лучше оргазма.
За концерты под фонограмму надо платить ксерокопиями денег.
Если тебя вдруг убьют это же замечательно! Прекрасный рекламный ход.
Я хочу быть американцем! Америка самое клеевое место на земле. У них там свобода слова и Мак Дональдсы.
Когда ты будешь подниматься вверх, ты повстречаешь много разных людей. Не обижай их, потому что ты встретишь их всех еще раз, когда будешь падать вниз.
Рэп не музыка, а состояние бёдер!
Если я слишком громок для вас, значит, вы слишком стары для меня.
Жизнь — это то, что случается, пока строишь другие планы.
Думаете, что рок это сплошное развлечение? Посмотрите на мозоли на моих руках…
Что держет нас в хорошей форме? Тёлки, пот на сцене, и алкоголь… А вы думали, я скажу «витамины?
Я в постоянной схватке с самим собой. И кажется, в большинстве случаев я проигрываю…
Сколько бы не отсчитала для меня жизнь, мне всегда будет 18, и я это обожаю…
Рок не имеет границ… Один раз мы играли в Сибири, в 20-ти градусный мороз, и не чувствовали холода…
Нам всегда говорят — Вы записали двенадцать одинаковых альбомов, а я отвечаю, что на самом деле тринадцать!
Наибольший для нас комплимент — это когда мы слышим: «Чёрт, ненавижу эту музыку, но это шоу — был настоящий разрыв!
Вовсе не обязательно, что бы всюду был смысл: смешно — ну и ладно.
Единственное, что в жизни мне удаётся хорошо — это барабанить.
Я редко слушаю новомодные группы, обычно они слушают меня…
Я переполнен грязью и гитарами. Единственная моя амбиция в жизни — как можно лучше играть рок.
У Вас есть солнце, у Вас есть месяц и у вас есть»Роллинг Стоунз». Что ещё Вам нужно для счастья?
Есть ли у дьявола своё радио? Да, это сплетни.
Коротка и бессильна жизнь человека, на него и на весь его род медленно и неумолимо падает рок беспощадный и темный. Не замечая добра и зла, безрассудно разрушительная и всемогущая материя следует своим неумолимым путем; человеку, осужденному сегодня потерять самое дорогое, а завтра самому пройти через врата тьмы, остается лишь лелеять, пока не нанесен удар, высокие мысли, освещающие его недолгие дни; презирая трусливый страх раба судьбы, поклоняться святыне, созданной собственными его руками; не боясь власти случая, хранить разум от бессмысленной тирании, господствующей над его внешней жизнью; бросая гордый вызов неумолимым силам, которые терпят до поры его знание и его проклятия, держать на себе мир, подобно усталому, но не сдающемуся Атласу. Держать — вопреки давящей все на своем пути бессознательной силе — мир, сотворенный его идеалами.
Но от чего я вовсе отчаиваюсь, это когда вижу неких бессмысленных и глупых кумиропоклонников, которые… подражают изысканности культа Египта; и ищут божество, о котором не имеют никоею понятия, в извержениях, мертвых и неодухотворенных телах; тем самым они глумятся не только над теми божественными, прозорливыми блюстителями, но также и над нами; и что еще хуже, при этом торжествуют, видя, что их безумные обычаи уважаются… Пусть не гнетет это тебя, Мом, сказала Изида, потому что суждена роком превратность сумерек и света. Однако худо то, ответил Мом, что они убеждены, что свет там, где они.
Издавна у меня была мечта — сделать антирусский рок. То есть чтобы тексты были не социальные, а такие тексты-истории. Что и получилось у «Короля и Шута».
-В России силен женский рок. Может ли женщина-музыкант быть счастлива?
Гений человека всегда одновременно и его рок.

Все афоризмы для вас
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
ТЕПЕРЬ НАПИШИ КОММЕНТАРИЙ!x