Красивые цитаты про печаль (300 цитат)

Не бывает жизни без огорчений, не существует человека, который ни о чем не печалится. Но существуют люди, которые делают это едва ли не показательно, с радостью. А существуют те, кто даже горе пытается спрятать за ширму веселости. Такая печаль видна на лице, будто человек сам рассказал тебе о ней. В данном разделе собраны красивые цитаты про печаль.

Ищу повода поплакаться, но не нахожу. Что само по себе уже повод.
Музыка глушит печаль.
Когда я печалюсь, я перестаю печалиться и вместо этого становлюсь клевым. И это правда.
Много печали на этом свете, но трудно представить печаль горше той, что наваливается на женщину, когда она чувствует, как уходит любовь – о нет, не в одночасье, потихоньку, но неудержимо, утекает как песок в песочных часах.

Было бы сердце, а печали найдутся.
Бессмысленная, теплая печаль.Часы стучат, как уходящий поезд… Любите нас. Сегодня и сейчас. Не потому, что завтра будет поздно, А просто так. Сегодня и сейчас. Прозрачная тоска, смешная поза, Нелепые стихи, зеленый чай.
Скорей печали, нежели венец, Посредством знанья обретет мудрец. Недаром с завистью порой глядит он, Как радостен в неведеньи глупец.
На смену радости спешит печаль, Ушедшего пусть нам не будет жаль. Все прах: и наказанье и награда, Их близко к сердцу принимать не надо. Пришедшие из дали снова в даль Уйдут и огорченья и услада. Порой сжигает нас, как наказанье, О прошлом горькое воспоминанье, Порой иной из нас бывает рад В грядущее с надеждой бросить взгляд И верить, что оно нас не обманет. Легко нам будет, будет тяжело ли, Что будет, отвратить не в нашей воле. И радости пугают нас всегда, Мы опасаемся беды и боли: Ведь вслед за радостью спешит беда. Все то минует, что придет к нам ныне, Не избежать ни горя ни обид, Но будут на веку и благостыни. Нас от печали не спасет унынье,Веселье от беды не оградит. Так знай и радости и горю цену. На смену радости печаль придет, А что придет, минует непременно, За тьмою вслед рождается восход. И средь спокойных и средь бурных вод Одна волна спешит другой на смену.
Музыка — лучшее утешение для опечаленного человека.
Разочарование — часть человеческого опыта. Как ты узнаешь счастье, если не знаешь печали? Но многие люди не хотят печалиться, всю свою энергию тратя на то, чтобы сопротивляться этому, А печаль всё больше, и больше, и больше. Счастье — вот оно, а они заняты избеганием печалей…
Печаль лишает сил сердце, ослабляет решимость и вредит воле человека. Печаль — один из недугов сердца, но его можно укротить и взять под контроль.
Ценою грустных мыслей и печали Ты хлеб насущный обретёшь едва ли. Усердье, что некстати, достойно лишь проклятий. Лишь редкий человек находит клад, кто трудится весь век, тот и богат. Молочник, молоко разбавивший водой, шумней других товар нахваливает свой. Коль птица вырвалась из клетки, ей рай везде — на каждой ветке. Как ни была вершина высока, тропинка есть и к ней наверняка. Излишняя хвала опасней, чем хула.
В сердце у самой счастливой и уверенной в себе женщины, стоит ей только остаться наедине с собой, разливается грязное болото бездонной печали…
— Однажды я за один день видел заход солнца сорок три раза!
И немного погодя ты прибавил:
— Знаешь… когда очень грустно, хорошо поглядеть, как заходит солнце…
— Значит, в тот день, когда ты видел сорок три заката, тебе было очень грустно?
Но Маленький принц не ответил.
Люблю я своё несчастье. Оно составляет мне компанию. Порой, когда я временно счастлив, мне даже не хватает этой занозы. На хандру легко подсесть.
Надо только хорошенько выспаться, или пореветь минут десять, или съесть целую пинту шоколадного мороженого, а то и все это вместе — лучшего лекарства не придумаешь.
Печаль выходит молчанием и слезами.
Когда ты чем-нибудь очень расстроен, глотать очень трудно.
Найди слова для своей печали, и ты полюбишь её.
От неё не осталось ничего, кроме прекрасных больших глаз, на которые больно было смотреть, потому что, будь они меньше, в них, пожалуй, не могло бы уместиться столько печали.
— Некоторые люди слишком рано начинают печалиться, — сказал он. — Кажется, и причины никакой нет, да они, видно, от роду такие. Уж очень все к сердцу принимают, и устают быстро, и слезы у них близко, и всякую беду помнят долго, вот и начинают печалиться с самых малых лет. Я-то знаю, я и сам такой.
Мое сердце спит 24 часа в объятиях печали…
Мне казалось, что даже небо плачет, заглядывая в окно моей комнаты…
В тени чужого счастья обязательно есть чья-то печаль…
Господи, а можно я временно умру, прямо сейчас? Вот здесь вот лягу в уголке тихонечко и денька на три уйду в небытие? Ты мне там все покажешь, кофейку выпьем где-нибудь, пощебечем, а тело мое пусть отдохнет от глобального недоумения, полежит ровненько.
Когда я стану взрослой, достаточно взрослой, чтобы уехать куда-то одной, я отправлюсь далеко-далеко… на далёкий остров, на остров, где нет ни одного человека. На остров, где нет ни боли, ни печали… Там я смогу когда угодно забраться на любое дерево, когда угодно плавать в море и когда угодно ложиться спать. На душе становится легко, когда я думаю о городе, в котором нет меня…
Не сыскать ни одной жизни, без печали прошедшей.
Не оскорбляй грусть Поводом.
В большинстве песен, которые я пою, есть чувство грусти, чувство печали. А я не знаю, с чего мне грустить… Я не печалюсь!
Разбита власть твоя над миром — не печалься: это — ничто. Приобрел ты власть над миром — не радуйся этому: и это — ничто. Приходят и счастье и горе — пройди и ты мимо мира: мир — ничто.
Желаешь без печалей обойтись, Наукам и ремеслам обучись.
Когда я в тишине лечу души недуги, Ложится на меня печалей пыльный пласт. Едва — стряхнуть его — я выйду из лачуги, Как злобою людской стократ меня обдаст!
Кто б ни был ты, но в мире бед и мук Ты видишь только бедствия вокруг. Кто — человек, тот всем печалям друг, А в мире скорбь — устойчивый недуг.
Йозеф Детеринг осознал, что видел мир по утрам только в воскресные дни. Никогда он не видел мир в понедельник в девять утра или в четверг в одиннадцать. У него появилось чувство, что он упустил что-то очень важное. Такую подавленность он испытывал всего раз в жизни, потеряв папку с документами, которая срочно понадобилась шефу.
Откуда приносит столько печалиВетер, что продолжает дуть между нами? Если в небе, куда глядим мы сквозь слезы, Все так пугающе ясно.
можно плакать от печали, оттого что у розы есть шипы, но можно плакать и от радости, что на стеблях с шипами есть розы.
Фиговая штука — одиночество. Сидеть и знать, что в мире никому нет до тебя дела. А самое обидное, что даже поболтать об этой проблеме бывает не с кем.
Гордые люди сами выкармливают свои злые печали.
Когда чувствуешь уныние, ищи исцеление в труде.
Я просыпалась в печали, засыпала в печали и хотела пребывать в печали. Такой вот был период.
И очнувшись от печали,
Улыбнулся я вначале.
Радости забываются, а печали никогда.
Любовь не печальна, а только приносит печаль, оттого что она неосуществима и удержать ее нельзя.
Печаль — особое чувство, мы беспомощны при встрече с ней. Она напоминает окно, открывающееся само по себе.
Слёзы только делают печаль сильнее…
Ничто не печально, пока не закончится.
Нет ничего более печального, когда жизнью твоей управляют извне.
Тебя это настолько забавляет, когда кто-то печалиться? В этом случае я изобью тебя, пока ты не будешь в состоянии выдавить из себя улыбку!
Человек приходит в этот мир на очень короткое время, и большая часть этого времени проходит в печали. И только клоун, где бы он ни находился, всегда радуется жизни. Знаешь, почему? Потому что все, что делает клоун, он делает не для себя, а для других!
— Мадам, где бы я ни видел изображение Христа, он всегда выглядит очень печальным. Его никогда не изображают смеющимся. Почему? — Знаешь, почему, Раджу. Он печален, потому что несчастны его дети, люди этого мира. — Он чувствует себя несчастным, потому что я несчастен? — А как ты думал? Он же любит тебя! — Мадам, я никогда не буду несчастным, я буду радовать его! Я сделаю так, что бы Христос смеялся!
— Все говорят — поедь. Говорят — отдохни расслабься. Говорят успокой голову, да? Не слушай. Не слушай свою голову. Музыку не слушай. А если нечаянно услышишь, то отключи. Чем быть умным и обремененным этим миром, лучше быть сумасшедшим. Пусть мир примет тебя таким. У тебя есть право. Если нет сна, то не спи. Не стой. Не отдыхай. Беги. Беги пока не забудешься. По-другому нельзя. — Когда это закончится? — Как грипп. С таблетками — семь дней. Без таблеток — одна неделя. Когда придет время — закончится. Ну, не закончится. Но ты привыкнешь.
— Давай, думай о чем-нибудь веселом! — О, а помнишь тот весёлый фильм, где в конце умерла собака?
– Гамлет держит в руках череп Йорика… Он видит, во что превратился его друг за двенадцать лет гниения под землёй. Вот почему он так опечален. Вот почему… – Кто, Йорик? – Нет, тупица! Гамлет.
Постоянно. Это происходит снова и снова. Ты сама позволяешь окружающим использовать тебя, а потом грустно собираешь осколки своего сердца, давая очередную клятву не наступать на те же грабли. Глупая, ты говоришь, что одиночество делает тебя сильнее, что оно тебе по душе. А что на деле? Сидя в маленькой комнате одна, о чем ты плачешь? Я слышал твои мольбы. Самые горькие слезы и самая сильная боль были в моменты осознания твоего одиночества. Не потому ли ты окружила себя иллюзиями, в попытках спрятать свою ранимую душу от когтей живых людей, желающих растерзать твое доброе сердце, плюнуть в лицо на твою искреннюю улыбку и распять во время дружеский объятий?
Вокзалы и аэропорты. Да, это, несомненно, они виноваты во всем. В мире не сыскать, пожалуй, ни одного города или даже крохотного городка, в котором бы не оказалось хоть одной такой фабрики разлук. Двери-челюсти этих зданий беспрестанно заглатывают и выплевывают своих жертв, а сами жертвы предпочитают не обращать на это внимания и исправно платят за то, чтобы расстаться с кем-то… на время или же навсегда. Так уж сложилось, что разлука в наше время – всего лишь средство чьего-то заработка.
Сижу один я у пруда, Бросая взор к огням вдали. Мне надоела суета, Печальны ныне дни мои. Журчанье вод мне душу греет, Да греет так — могу писать. Рука моя от слов немеет, Но я продолжу созерцать.
Так часто пустяки печалят нас, Вгоняя в грешное унынье. А нужно лишь сказать сейчас: «Не стану я твоей рабыней!».
Когда к тебе придёт печаль, Не забывай, что есть на свете:Стихи поэтов, вкусный чай, И пару фильмов в интернете.
Синие горят огни, Громы и раскаты, Освещаю твои дни Именем Гекаты. Вспышкой молнии на миг Разрываю путы, Чтоб свободу ты постиг В ясные минуты. Чары смерти отвела, Буду ворожить, И печаль уйдет с чела, Будешь верно Жить.
Маленькая печаль красноречива, великая — безмолвна.
ЛЮДСКИЕ ПЕЧАЛИ:
Печаль оттого, что могло бы быть.
Кошки привязываются к печальным людям.
— Я знаю, что значит быть грустным, когда думаешь, что тебя никто не видит.
— Но ты же меня видишь.
— Я не в счет.
Носить в сердце невысказанную любовь — значит приумножать свои печали.
Когда я смотрю на море, мне кажется, что его волны уносят мою печаль.
Люди в основном очень печальны и обожают читать истории других людей, ещё более печальных.
Во многой мудрости много печали.
Нет ничего лучше слез, ведь они способны смыть следы грусти и тяжелых переживаний, но однажды вы вырастете и столкнетесь с такой грустью, которую никакие слезы не смоют. Это будет какая-то сильная и важная для вас боль, от которой вы не захотите избавляться никогда. В этом кроется истинная сила людей… Смеяться изо всех сил, когда хочется разрыдаться. Стоит идти одной дорогой с теми, кто принимает печаль и боль, но продолжает улыбаться.
Я снова льдом стаю, я холодна,Лицо невозмутимости вуалью Окутано… сей чести пелена Становится мне светлою печалью. Туманный взгляд таит легенды суть, Что за семью печатями сокрыта, Невольно разрывая вздохом грудь, Невольно, знать, безволие забыто. Твердыня проявляется в плену, В оковах позову на помощь Бога, Нарушив заповедь, наверно, не одну, Но никогда я не нарушу слога.
Глубока печаль моего океана И поверхностна радость бурлящей волны…
Они улыбались, солнце играло в их волосах, и река с шепотом уносила все печали. Особенно те, что так и не сошли с уст.
Прости что заставила волноваться! Мне было так страшно! Я впервые почувствовала страх смерти! Я не хотела быть обузой!.. Я могла уйти, но не стала, и чуть не лишилась жизни! Да ладно бы просто умерла, я бы подвела тебя, я бы оставила Момо одну!
Печаль в глазах погибшею звездою, Не веря, ждёт желанного конца…
“Ты что? Неужели плачешь? Илинка, не плачь, перестань, Вытри глупые слёзы, Возьми, вот, платок. Скачешь Среди загадочных звёзд. Остынь. Отстань от кометы С хвостом золотым, Забудь свои грёзы, Забудь, посмотри, Видишь, исток? Это любви огневеющий хвост, Вынь Из него одну искорку, Маленькую, горящую, Самую настоящую Как дым…” Так для меня Пела Она, Воспевая Уходящую Последнюю как я луну.
Кого ты хочешь обмануть?Лицо свое пытаясь отвернуть, Когда в ответ на «как дела?», Ты шепчешь: «Я цела…» Я знаю, это ложь, И ты едва живёшь. Так устала и сломалась, Даже счастья не осталось… Кого ты хочешь обмануть? Ведь я-то знаю, в чём тут суть, Когда не можешь ни вздохнуть, Ни сердце вольно распахнуть. Тебя так часто предавали, Что душу в клочья изодрали. Чем громче ночью ты рыдала, Тем днём сильнее хохотала… Но я же знаю, не секрет, Что у тебя на радости запрет! Не плачь и не страдай, А горе радости отдай. Все тучи скоро разойдутся, И в жизни радости начнутся!
Я думал, дождь смоет мою печаль… Но с каждой каплей, упавшей на моё лицо, мне только тяжелее.
Вы как две стороны одной медали — всегда рядом, но быть вместе, лицом к лицу не сможете никогда…
Эх, Марфуша, нам ли быть в печали?
ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ ПЕЧАЛИ:
Печаль дочитываемой книги.
Иногда и весёлость бывает грустна, а у печали бывает улыбка на устах.
Я пыталась утопить свои печали, но эти ублюдки научились плавать.
Он огорчился, что такие вещи его, оказывается, радуют. Но еще через секунду обрадовался, что, оказывается, способен огорчаться тому, что не тому обрадовался.
Лучше изливать свою печаль перед картинами Делакруа, Рембрандта и Ван Гога, чем перед рюмкой водки или в окружении бессильной жалости и злости.
— Когда тебе грустно, идёт дождь.
— Многие люди грустят, когда идёт дождь.
— Дождь идёт, потому что ты грустишь, детка.
Мне грустно и легко; печаль моя светла;
Печаль моя полна тобою.
Мы играем в счастливых людей. Мы соскребаем с необьятного тела интернета слова лукавых авторов, мотивирующие нас на радость, и закрываем ими проруби одичалой тоски, или изысканной печали, или отчаянного одиночества, или просто откровенной боли в собственных душах.
Когда люди гибнут, всякий спор о том, кто был прав, а кто нет, теряет смысл. Печаль на лицах всегда одна.
Распороты крылья, и перья ложатся на снег… Не будет взаимной любви, и убита надежда. Но жизнь не закончится. В тихом мелькании лет у дружбы останется право на голос, как прежде. И время покажет: кому там ещё повезло? Лишь тем, кто любовь, как трофей, получил и припрятал? У дружбы бывает надломленное крыло, но тёплые, будто кошачьи, нежнейшие лапы.
Я скучаю по глупым надеждам и тихим дням, когда счастье казалось возможным и логичным. По смущённым, смешно отстранённым нам, не меняющим журавлей на пустых синичек. Я скучаю, солнце. По Правде. По тишине – не такой, в которой висит напряженно ревность, а по той, спокойной и светлой, в тебе и мне, в тишине, из которой неслышно родится вечность.
Они вышли из дома и отправились бродить по мостам и набережным. Центральная часть города сохранялась веками неизменной. Здесь словно жил исторический дух старого довоенного Петербурга – интеллигентного, изящного, спокойного. Медленное и размеренное движение мысли, философские идеи – всё это как будто надевалось в Петербурге на каждого горожанина, будто элегантное пальто. А в качестве мягкой фетровой шляпы – тихая и светлая печаль.
Она вымоет кисть, подсушит лист… На рисунке – россыпь из звёзд. Отдохнула? Наплакалась? Соберись! Не откладывай свой вопрос, Раскопай, на ладонь положи печаль, Её выслушай, рассмотри. К другу старому на денёк поезжай, Выспись крепко, себя встряхни. Душу выбели, сердцу верни покой, У природы выпроси сил, Чтоб никто не смог заразить тоской, О чём бы он ни спросил.
Я выздоравливаю. Больше не кричу О том, как ты моё наполнил сердце, О том, что никуда, увы, не деться От чувства, даже если захочу. Я больше не болею. Я молчу. Но знаешь (да, ты знаешь), в глубине Моей души всегда тебе есть место. Там нежность через край, там бьётся сердце, Там молятся и помнят о тебе. И да, всегда ты будешь дорог мне.
За темным окном в истерике бьётся дождь, А в клетке из рёбер колотится громко сердце. И ты никому не веришь, уже не ждёшь, И не на кого положиться и опереться. Бывает… В душе без света кромешный мрак: Ни свечки, ни лампочки, ни костерка живого. И кажется, что всегда теперь будет так: Ни выхода, ни эмоции, ни покоя. И всё-таки вдруг собака во сне чихнёт И так философски взглянет, и мокрым носом Упрется в щеку и в ухо твоё вздохнёт… И смысл этой жизни уже не звучит вопросом.
В печали черпай вдохновенье, А в радости купайся страстно. Прочувствуй каждое мгновенье И просто будь собой — не гасни!
Скорбь и печаль — Любовь раскрыла,Глаза Души промыв слезой: Когда б она не полюбила — Укрылась от беды стеной.. А тут, как ток, пронзает Душу — И Сердцем плача и скорбя,Душа, радея о России, — Меняет рельсы бытия.. Скорбь и печаль внутри вращая, Воспрянет русский патриот:Земля Великая, Родная — Его о Помощи Зовёт!
Не успевала я стереть со щеки одну соленую каплю, как тотчас по ней скользила другая.
Музыка — это искусство печалить и радовать без причины.
Печаль делает чай вкуснее.
Печаль мне нравится, я нахожу её эстетичной…
Ты для меня — радость всех печалей.
Смелым людям часто снятся страшные сны. Наяву человек такого склада привык подавлять страх усилием воли, но по ночам, когда контроль ослабевает, из наглухо замурованного подземелья памяти выползают картины, от которых храбрец просыпается в ледяной испарине.
Мужчины тоже имеют право плакать, мужчинам тоже знакома печаль.
Наверное, поэтому я так люблю спать… Когда спишь, то не можешь быть по-настоящему печальным.
Блюз соткан из печали. Так тебе скажет любой негр в Новом Орлеане.
Да что мне грусть… Да что печаль, когда такая осень. Ложатся листья под ногами, укутанные золотом да шелками. Морозец легкими руками рисует в лужах сказочные узоры. И я, бежав по этим лужам, ловил непонимание и чудные взоры.
Блюз для меня — это музыка, у которой три перехода. Один, четыре и пять. Как это в музыке? С духовной точки зрения это музыка, когда тебя переполняет печаль, когда тебе грустно. Она рассказывает о чувствах, которые ты испытываешь, и она утешает тебя. Производит впечатление, что у тебя есть кто-то, с кем можно поделиться. Музыка в роли товарища, когда тебе грустно. С физической точки зрения это ритм, у которого четыре перехода, у блюза же всего три.
– В астры я запущу козу, – с усилием пообещал Валме. – Бакранскую. Белую и грустную. Она будет грустно жевать цветы и вспоминать горы, в которых осталось ее сердце и ее козлы, а ей достались чужое небо, невкусные астры и печаль, печаль, печаль… – Очень распространенный случай печали, – задумчиво протянул Ворон. – Дидериховой. Коза могла бы ее избегнуть, вернувшись на родину и разгребая снег в поисках травки. И уж тем более она не стала бы грустить, доставшись волку или угодив на вертел. Жаркое бывает дурным, но не печальным.
Должно быть, есть на свете напасти, от которых не в силах исцелить и горячая ванна, но я таких почти не знаю. Как только меня начинает томить печаль, как только я чувствую себя умирающей, как только разнервничаюсь до такой степени, что не могу заснуть, как только в кого-нибудь влюблюсь или разлучусь с возлюбленным на неделю, как только дохожу до определённой точки отчаяния, я говорю себе: «А приму-ка я сейчас горячую ванну».
И в этот момент я поняла, каким был цвет смерти и печали… он был белым.
Говорят, печаль делает нас людьми. Надеюсь, вы поняли. Людьми с бьющимися в груди сердцами и душами, способными мечтать.
В грозу особенно ясно можно разглядеть женскую печаль.
Я просто не мог позволить себе роскошь чувствовать боль, страх или печаль.
Она сказала: — Куно, Куно, Куно, Куно, Куно, Куно… Что мне теперь делать с оставшейся жизнью? Куно Коэн вздохнул. Он серьёзно, по-доброму посмотрел в её страдающие глаза. Он сказал: — Бедная Лизхен! Чувство абсолютной беспомощности, которое захлестнуло тебя, у меня возникает часто. Единственное утешение в таких случаях — быть печальным. Когда печаль вырождается в отчаянье, человек должен стать гротескным. Должен продолжать жить просто шутки ради. Должен попытаться в самом осознании того факта, что жизнь сплошь состоит из гадких и грубых анекдотов, найти стимул для внутреннего роста. Лизхен Лизель сказала: — Зачем ты тратишь так много слов. Я их всё равно не пойму. А что ты отнял у меня счастье — некрасиво, Коэн.Слова её падали, как клочки порванной бумаги.
Но нет, моей печали нет конца. К чему же факел мне просить? Морис, и твоего достаточно огня, чтоб от него воспламенить и душу, и окрестности, и город. … — Морис, давай запьем, станем пьяницами или будем выступать на собраниях с разными предположениями, начнем изучать политическую экономию. Но ради Бога, давай никогда не влюбляться. Давай любить только Свободу. — Или Разум.
Я изнутри, наверное, словно уголь. Истлевшее сердце от ветра уже не тлеет. Над головой водрузила огромный купол. Который так тяжко давит и он же меня и греет.
Спросили Maрдавиджа: — Какая разница между печалью и досадой? Он ответил: — Когда на человека обрушивается несчастье, он сильно печалится, когда же его постигает неприятность, он только досадует.
К чёрту печаль и светлую грусть.
Сквозь зубы сказать, что я не боюсь.
He всяк весел, кто резво пляшет.


Хороша та печаль, которая находится в ожидании неминуемого счастья.
Если море тебя печалит, ты безнадёжен.
Осень похожа на изысканную болезнь: сначала ты любуешься сменой красок, хватаешь руками листопады, но уже начинаешь чувствовать какую-то нездешнюю печаль и проникаешься тихой нежностью к любимым и близким, словно бы завтра с последним упавшим на асфальт листом исчезнут и они. Но время идёт и поэтический флер спадает с осени, обнажая голые деревья, холод, пасмурную слякоть и первый мокрый снег, быстро превращающийся в грязь под ногами простуженных людей с угрюмыми лицами.
Бывали времена, когда ему хотелось вернуться в прошлое и всё исправить, но потом он понимал: вместе с печалью исчезнет и радость.
Нет такой печали, которую не могла бы утолить книга, говорил Монтень, а Монтень никогда не ошибался.
Красота в глазах смотрящего. Так же, как и печаль, задумчивость, любовь… В глазах смотрящего — весь мир. В тебе.
С возрастом я узнал: радость кратка, проходяща, часто обманчива, печаль вечна, благотворна, неизменна. Радость сверкнет зарницей, нет, молнией скорее и укатится с перекатным громыханьем. Печаль светит тихо, как неугаданная звезда, но свет этот не меркнет ни ночью, ни днем, рождает думы о ближних, тоску по любви, мечты о чем-то неведомом, то ли о прошлом, всегда томительно-сладком, то ли о заманчивом и от неясности пугающе-притягательном будущем. Мудра, взросла печаль — ей миллионы лет, радость же всегда в детском возрасте, в детском обличье, ибо всяким сердцем она рождается заново, и чем дальше в жизнь, тем меньше ее, ну вот как цветов — чем гуще тайга, тем они реже.
Счастье и печаль параллельны. Когда одно уходит на покой, второе пытается заполнить пустоту…
Время печалиться и сожалеть, когда мы теряем потерю жизни.
Жизнь странная штука. Иногда она так смешивает события, что невозможно отделить одно от другого. Радость соседствует с печалью, потери с новым счастьем. Иногда мне кажется, что в ней гораздо больше фантастики, чем в снах.
Не говори, что нет спасенья, Что ты в печалях изнемог: Чем ночь темней, тем ярче звезды…
К твоей печали льнет моя печаль, Созвучья непонятны и незримы… Октябрьской ночи темная вуаль Сентиментально проплывает мимо, Белесый и таинственный рассвет мне обещая. И по кромке яви Доносится вагонных кастаньет Дорожный гимн о выморочной славе.
Болезни и печали приходят и уходят, но суеверная душа не знает покоя.
Дверь, через которую проникает к нам печаль, ведет в мир обманчивых образов и суетности.
У людей есть увлекательное хобби — ходить босиком по битому стеклу в закоулках памяти.
ЛЮДСКИЕ ПЕЧАЛИ:
Печаль оттого, что ты не можешь
скрыть своей печали от родителей.
Обычно это одна из причин, почему люди ложатся спать, – чтобы уйти от того, что их расстроило.
Она была гением печали, она отдавалась ей целиком, разделяя её на бесчисленные подвиды, упиваясь её едва уловимыми оттенками. Она была призмой, преломлявшей печаль на бесконечное множество составляющих.
Снова грусть и тоска
Мою грудь облегли,
И печалью слегка
Веет вновь издали.
… слёзы уносят печаль…
И слезы, и улыбки для меня едины и не связаны строго с тем или иным душевным состоянием. Я часто плачу, когда счастлива, и улыбаюсь, когда печальна.
Нет ничего печальнее, чем сидеть в машине, когда тебе некуда ехать. Нет, пожалуй, ещё печальнее — сидеть в машине возле дома, где прожил почти десять лет и который вдруг, в одночасье, перестал быть твоим домом. Ведь обычно, когда тебе некуда ехать, всегда можно поехать домой.
Не выращивай в сердце печали росток,
Книгу радостей выучи назубок,
Пей, приятель, живи по велению сердца:
Неизвестен отпущенный смертному срок.
Все печальные люди любят стихи, счастливым по душе песни.
Никогда в трудную минуту не позволяйте печали одолеть себя. Если вы принимаете сторону уныния — вы побеждены в этом бою. Следите за мыслями, за их окраской. Никогда не позволяйте говорить, что «время тянется», «прошло так мало времени» и прочее. Мысли материальны. И то, о чём вы думаете, и происходит с вами. Думая плохо, хорошего не дождёшься. Научитесь контролировать свои мысли и увидите, как изменится ваша жизнь. Как денёчки перестанут тянуться, а побегут сначала как маленький ручеёк. И чем дальше бежит ручей времени, тем шире и стремительнее он становится. Говорите какие угодно слова, но следите, чтобы они не несли пагубную для вас энергетику.
Печали, как и дети, лучше растут, когда их лелеют.
Стены, которые мы воздвигаем вокруг себя, чтобы оградить себя от печали, не пропускают и радость тоже.
Человек как руина — часто скорее печален, чем трагичен.
— Как жить, чтоб не творить неправых дел, Чтоб никому не приносить печали? — Так поступай всегда, как ты б хотел, Чтобы с тобой другие поступали.
Опечалил ли кто тебя — не печалься, ибо ему уподобишься. Ведь никто не исцеляет злом зла, но добром зло.
Как бы зависть, злоба, скука, лесть Ни судили нас, ни притесняли, Все ж в несовершенном мире есть То, что оградит нас от печали.
Когда я мрачен или весел, Я ничего не напишу. Своим душевным равновесьем, Признаться стыдно, дорожу. Пускай, кто думает иначе, К столу бежит, а не идет, И там безумствует, и плачет, И на себе рубашку рвет. А я домой с вечерних улиц Не тороплюсь, не тороплюсь. Уравновешенный безумец, Того мгновения дождусь, Когда большие гири горя, Тоски и тяжести земной, С моей душой уже не споря, Замрут на линии одной.
Не выращивай в сердце печали росток, Книгу радостей выучи назубок, Пей, приятель, живи по велению сердца: Неизвестен отпущенный смертному срок.
На крыльях времени уносится печаль.
Вся печаль и невзгоды в этом мире создаются несчастливыми людьми.
Когда ты в печали или устала, сладости — это то, что надо.
Есть ночи, как будто созданные для печали, или раздумий, или же для того, чтобы смаковать одиночество.
Я бы купила флакончик: один с запахом апельсинов, второй с запахом голубоватого льда, третий с запахом слёз и ещё четвёртый, с запахом до того горячим, что обжигает до смерти. Не по-настоящему до смерти, а так… будто паришь над собой, но остаёшься жить.
Что мне осталось — немного печали,
Ночи, которые нужно забыть,
Деньги, которые можно потратить,
И время, которое нужно убить.
Музыка дорога нам потому, что является наиболее глубоким выражением души, гармоническим отзвуком её радостей и скорбей.
Было бы сердце, а печали найдутся.
Казалось на этой планете не существовало печали без радости, и на каждую радость приходилась уравновешивающая её печаль — словно кто-то переставлял гирьки на неведомых весах.
Испачканный печалью не ждёт тепла, не верьте.
Испачканный печалью думает о смерти.
Я слышала, что существует пять стадий печали, и если это правда, то папа застрял на первой: отрицание.
Каждая жизнь имеет свой порог печали. Иногда, вы сможете проснуться лишь переступив через этот порог.
Печаль делает чай вкуснее.
Не предавайся печали душею твоею и не мучь себя своею мнительностью; веселье сердца — жизнь человека ; люби душу твою и утешай сердце и удаляй от себя печаль, ибо печаль многих убила, а пользы в ней нет.
Веселое сердце благотворно, как врачевство, а унылый дух сушит кости.
Печаль раскрывает сердце, ты становишься более уязвимым. Иногда печаль — прекрасное чувство. Оно может обострять чувство юмора. В ней можно найти силу и ясность. Печаль — это дар. Ее стоит испытать и чтить. Печаль как прекрасная весна. Из ее реки можно пить, но нельзя позволить ей себя поглотить. Она, как наркотики и любовь, может быть прекрасной и опасной одновременно…
Ты одной не бываешь нигде, Потому что я есть на земле. Ты нигде не бываешь одной, Потому что я всюду с тобой. Ты уходишь – я рядом иду, Ты присела, и я отдохну. Ты другому сказала: «Привет», Но не думай, что здесь меня нет. Даже если ты рядом с другим, Ты согрета дыханьем моим. Обнимая, целуя других, Не уйдешь от объятий моих. Если слезы текут по щеке, Не другой, я их вытру тебе. Если строишь ты глазки другим, Этот взгляд не достанется им, Как палач будет память твоя И — хоть плачь – не уйдешь от меня.
Мне показалось, Будто один я на свете Луной любуюсь… Но кто этим дивным сияньем Пренебрежется без причины?
О если бы на свете Вовсе не бывало вас, Цветущие вишни, Наверно, тогда бы весною Утешилось сердце мое.
Кто в этом мире побеждает это несчастное, трудно победимое желание, у того исчезают печали, как капля воды с листа лотоса.
Испытывай чувство вины. Печалься из-за того, что случилось. Но двигайся вперед. Не позволяй этим чувствам уничтожить себя. Прости себя.
… любовь всегда сопровождалась мучительной болью, огромной радостью и глубокой печалью.
Кто в этом мире побеждает это несчастное, трудно победимое желание, у того исчезают печали, как капля воды с листа лотоса.
Красота и любовь не вечны, я знаю. И от печали не уйти. Наверное, всякое большое счастье немножко печально. Красота — это благоухание роз, а розы увядают.
Однообразные мелькают
Всё с той же болью дни мои,
Как будто розы опадают
И умирают соловьи.
То сердце не поймёт печали безысходной,
Которому взирать на радости угодно.
Я не виню тебя, как исстари идёт:
О тех, кто заточён, не думает свободный.
Страшила был наш сосед. Он подарил нам две куколки из мыла, сломанные часы с цепочкой, два пенни на счастье — и еще он подарил нам жизнь. Но соседям отвечаешь на подарок подарком. А мы только брали из дупла и ни разу ничего туда не положили, мы ничего не подарили ему, и это очень грустно.
Мы плачем, когда чувствуем печаль. Но когда мы чувствуем красоту, мы тоже иной раз роняем слезу.
Ты одной не бываешь нигде,
Потому что я есть на земле.
Ты нигде не бываешь одной,
Потому что я всюду с тобой.
Ты уходишь – я рядом иду,
Ты присела, и я отдохну.
Ты другому сказала: «Привет»,
Но не думай, что здесь меня нет.
Даже если ты рядом с другим,
Ты согрета дыханьем моим.
Обнимая, целуя других,
Не уйдешь от объятий моих.
Если слезы текут по щеке,
Не другой, я их вытру тебе.
Если строишь ты глазки другим,
Этот взгляд не достанется им,
Как палач будет память твоя
И — хоть плачь – не уйдешь от меня.
Чем глубже печаль, тем короче у нее язык.
Печаль, тоска, сожаления, отчаяние — это невзгоды преходящие, не укореняющиеся в душе; и опыт нас учит, как обманчиво горькое чувство, под влиянием которого мы думаем, что наши беды вечны.
Когда чувствуешь уныние, ищи исцеление в труде.
Если можешь, не поддавайся скорби и, уж во всяком случае, не обнаруживай ее.
Искренне горюет тот, кто горюет без свидетелей.
Не удивление, а недоумение и печаль суть начало философии.
Кто не умеет твердо держаться в печали, тот и радости не перенесет.
Если хочешь избавиться от печали, не привязывайся сердцем ни к чему и ни к кому. Печаль исходит от привязанности к видимым вещам. Никогда не было, нет и не будет беспечального места на земле. Беспечальное место может быть только в сердце…
Иногда и весёлость бывает грустна, а у печали бывает улыбка на устах.
Хороша та печаль, которая находится в ожидании неминуемого счастья.
Когда падает белый снег, он укрывает мир и скрывает цвет скорби.
Печальный клоун смеется снова,
Он понимает всё с полуслова,
Он улыбается незаметно,
И кто-то будет смертельно бледным.
Я знаю — это всего лишь шутка,
Но почему-то мне снова жутко,
Мне этот смех не даёт согреться,
Он раздирает на части сердце.
Взрослея, человек становится немного печальнее.
И вроде жив и здоров,
И вроде жить — не тужить.
Так откуда ж взялась печаль?
Горе не может долго оставаться в человеке. Оно или преобразуется в деятельность, или разносит человека в дребезги.
Смерть приходит не со старостью, а с опустошением, тогда, когда умирает радость, рождается печаль, когда умирает счастье и рождается тоска – тогда ты становишься палачом собственной жизни.
Только морские радости смывают земные печали…
Самые прекрасные мгновения всегда полны грусти. Чувствуешь, что они мимолетны, хочется их удержать, а это невозможно.
Подставлю ладони — болью своей наполни,
Наполни печалью, страхом гулкой темноты,
И ты не узнаешь, как небо в огне сгорает,
И жизнь разбивает все надежды и мечты.
Нахмуренные брови — признак печали.
Её глаза — как два тумана,
Полуулыбка, полуплач,
Её глаза — как два обмана,
Покрытых мглою неудач.
Сейчас, после смерти Хита, я вдруг поняла, что печаль — это как горная река. Она постоянно изменяется, каждое мгновение являясь тебе в каком-то новом виде.
Печаль летит на крыльях утра, а из сердца тьмы исходит свет.
Живи так, как будто сейчас должен умереть, ибо это есть лучшее стремление к Истине. Счастье — удел несчастных, несчастье — удел счастливых. Ничья душа не может не чувствовать своих страданий, а мои муки — твоя печаль, твоя печаль — мои терзанья…
Ах, если бы знали, сколько на этом свете злых языков и как много в нем печали!
Для печали есть предел, для страха — нет.
Маленькая печаль красноречива, великая — безмолвна.
Умей смеяться, когда грустно, Умей грустить, когда смешно, Умей казаться равнодушной Когда в душе совсем не то…
Вы как две стороны одной медали — всегда рядом, но быть вместе, лицом к лицу не сможете никогда…
Нет время предаваться печали. В мире слишком много горя, Штайнер.
В нашей сегодняшней печали нет ничего горше воспоминаний о нашей вчерашней радости.
Никто не может нам смотреть в глаза –
Боятся утонуть в чужой печали.
Не удивление, а недоумение и печаль суть начало философии.
Дом стоит, свет горит, из окна видна даль, так откуда взялась печаль?
Тучи над головой могут разогнать только светлые мысли.
Музыка глушит печаль.
Найди слова для своей печали, и ты полюбишь её.
Счастье не длится долго, но и печаль не вечна…
Эта боль в сердце, о которой ты говоришь.. Я с легкостью с ней справляюсь. Женщина, у которой и правда болит сердце, не такая как ты. Нет никакого шума, криков. Боль в сердце проходит тихо, спокойно. Потому что у того, кто испытывает эту боль, дыхание поверхностное. Он не сможет не только закричать. У кого болит сердце, тому не хватит дыхания даже на шепот. Боль в сердце немая.
Переполненный страданиями, печалью и яростью, дающий надежду, чтобы потом её отобрать — такой мир мне не нужен!
Сколько значений у слова «прости». Печаль и боль, недопонимание и рассуждение, сожаление и примирение. В нём скрыто столько эмоций. Он уверен, что одним словом не выразить всех чувств.
В смерти нет ничего печального. Печально то, что большинство людей не живут вообще.
Единственное, что хуже самой печали, — это когда ты не можешь скрыть её от других
И среди ночи, когда и дом, и сад, и степь спали в молчании, вдруг отчетливо и ясно глядели грустные, спокойные глаза, и острая тоска впивалась в сердце; он садился на постели и начинал бороться, ибо хотел жизни, а не тоски, и воспоминаний, и печали.
На протяжении фильма вы понимаете, что, несмотря на все чудеса и приключения в жизни Ньюта, есть дыра в некоторых отношениях. И в этом есть печаль и сложность.
Но, нет печальней повести на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте.
У людей есть увлекательное хобби — ходить босиком по битому стеклу в закоулках памяти.
Жизнь странная штука. Иногда она так смешивает события, что невозможно отделить одно от другого. Радость соседствует с печалью, потери с новым счастьем. Иногда мне кажется, что в ней гораздо больше фантастики, чем в снах.
По чёрному морю носились суда,
и чайки над морем кричали:
«Сначала его разлюбила она,
он умер потом от печали…»
Счастье — самая замечательная вещь на свете, и для тех, кто умеет быть счастливым, оно может быть таким же глубоким, как печаль.
Печаль была не чувством, а отдельным, почти независимым от меня существом. А когда я все-таки поднимусь и уйду куда глаза глядят, она останется на этом месте — невидимая, но осязаемая и почти бессмертная, как все призраки. И редкие прохожие будут вздрагивать от беспричинной, но пронзительной тоски, случайно наступив на один из гладких серых камней мостовой…
Брод открыла 613 печалей: каждая по-своему уникальна, каждая — особое душевное состояние, одну не спутать с другой, как печаль в целом не спутать с яростью, восторгом, чувством вины или разочарованием. Печаль у Зеркала. Печаль Взращенных в Неволе Птиц. Печаль оттого, что Твою Грусть Замечают Родители. Печаль Смешного. Печаль Любви, Не Находящей Ответа.
Печаль души может убить быстрее, гораздо быстрее, чем инфаркт.
Для печали есть предел, для страха — нет.
Лишь безмерная печаль или безмерная радость способны раскрыть твою подлинную сущность.
Как у печали, так и у радости есть предел…
Знаете, моя бабушка всегда говорила: «И это тоже пройдёт».
Ты остаешься один, когда кончается вера,
Когда в твоих небесах не слышно пения хора,
Когда не ангел крылом, лишь дуновение ветра
Тебя толкает вперед, вдруг превращаясь в опору.
Ты остаешься один, когда уходят родные,
Когда закрыты счета, когда оплаканы судьбы,
Ты закрываешь глаза и понимаешь впервые,
Что так, как было тогда, отныне больше не будет.
Ты остаешься один, когда взрослеют потомки,
И скомкав выцветший плед, ты машешь вслед им рукою,
Ты отступаешь назад в забвенье, в старость, в потемки
Последних сумерек дня над истощенной рекою.
Ты остаешься один, когда любовь остывает,
Когда в груди от потерь твоих становится пусто.
Ты остаешься один, не плачь, такое бывает.
Ты остаешься один. И это даже не грустно.
Мир наполнен печалью. Пустота окружает людей. Одиночество наполняет сердца.
Человеку, который познал ярость, непонаслышке известна и печаль.
Все впечатления резко ложились ей в душу; не легко давалась ей жизнь.
Многие знания умножают многие печали.
Почему все вы давите на меня и погружаете меня в собственные печали?
Что за незнакомец пробудил меня и окунул в этот мир печали?
Научиться бы быть равнодушной, холодной, Не впускать в свое сердце тревогу, а в мысли — печаль… Принимать все, как есть, не тасуя чужую колоду — Невозможно других изменить, хоть реви, хоть скучай… Но почувствовав снова порезы от лезвия бритвы Нелюбви, невниманья, ненежности, неглубины, Понимаю — как я далека от конца этой битвы, Самой главной из битв… И порезы мне эти нужны.
У карлика и Гулливера Печали одного размера.
Я не сошёлся во мнении с тем, кто видит и чувствует то же, что и я… Каждому знакомо… такое чувство печали.
В этом мире есть боль и печаль… Но радости и любви в нём гораздо больше!
У нас тяжелое сердце. Печаль покрыла нас, как пыльца в сезон сенной лихорадки. Тьма — наш удел, а несчастье — единственный попутчик.
Ужасно, когда из-за чужого счастья тебе становится печально на душе.
Прошлое хранит печали, позволяет им забродить, настояться.
Снова утро колбасится в сумерках. Скоро кончатся монстры убитые. Буду я паролем тайных уровней, Буду кофе твое недопитое…
Убери меня в недописанное, Перекинь мои слезы в отложенное. Лучше сталью стану бракованной, Чем на серую жижу похожее.
Пометь меня галкой «неважное». Путь останусь пока непроверенное. Буду вновь желанно-нетронутое, Чем тобой навсегда утерянное.
Мы сами избираем свои радости и печали задолго до того, как испытываем их.
Ах, как легко тем, кто не знает печали, уговаривать других успокоиться!
В глубокой печали нет места сентиментальности. Она окончательна, как и сами горы, как констатация факта. Она просто есть. Осознав это, ты утрачиваешь способность жаловаться.
Печаль твоя — не та печаль: Есть те, кого реально жаль. Когда нет сил, нет светлых дней, Найди того, кому трудней.
Да и что такое людская печаль, коли не мыши, грызущие зерна веселья, хранимые в сердцах наших!
Тихо лужи покрывает лед, помнишь мы с тобою Целовались ночи напролет под шум прибоя. Это лето не вернуть уже, я знаю, Но когда печаль в моей душе я вспоминаю: Яхта, парус, в этом мире только мы одни. Ялта, август и мы с тобою влюблены. Яхта, парус, в этом мире только мы одни. Ялта, август и мы с тобою влюблены.
Леночка, ты не спишь? Тогда слушай сюда. У нас горе. Саша опять… Да. Третий день не ест, не спит, топит свои печали, но они роскошно плавают и все имеют акваланги.
Тучи над головой могут разогнать только светлые мысли.
Зачатому в слезах суждено родиться на свет утопленником.
— Вы женщина? Или дух? — Я сама печаль.
Такое уж дело печаль: удовольствия от неё никакого, а времени и сил отнимает так много, что на другие дела почти ничего не остаётся.
И при смехе иногда бывает болит сердце, и концом радости бывает печаль.
— Пожалуйста, забудь обо всём… Я просто хотела быть с тобой…
— Да, Ню…
— Прости за все печальные воспоминания и боль… Прости меня…
— И ты меня… Ты тоже… разве у тебя самой не прибавилось печальных воспоминаний?..
Я, блин, так опечален, что жопа морщинами пошла!
Поэзия приносит в мир не только красоту, но и печаль.
На душе скребли кошки — и печаль, ранее светлая, превращалась в глухую тоску, становясь с каждой минутой все темнее, словно там, внутри, садилось солнце.
Как молью изъеден я сплином…
Посыпьте меня нафталином,
Сложите в сундук и поставьте меня на чердак,
Пока не наступит весна.
Глаза печальны, слова смеются,
Но скоро зрители разойдутся,
Всё станет прежним, не театральным,
И будет время не быть печальным.
Нет ничего печальнее, чем пустая комната ожидания.
Избыток знания рождает печали, так сказать.
Следует предохранять душу от засорения уродством обид и печалей.
Все печальные люди любят стихи, счастливым по душе песни.
Признаться сказать, рана моего сердца не очень была глубока; но я почел долгом предаться на некоторое время печали и одиночеству — чем молодость не тешится!
Когда люди гибнут, всякий спор о том, кто был прав, а кто нет, теряет смысл. Печаль на лицах всегда одна.
По школьным коридорам сестры Лисбон проходили с завидным самообладанием, прижав к груди учебники и устремив свои взгляды в пространство: они видели там что-то, что не давно было узреть нам. Сестры походили на Энея, который (как выяснилось после извлечения его из забвения книжной пыли) побывал в подземном царстве, встречался там с мертвыми и вернулся наверх с навсегда поселившейся в груди печалью.
— От тоски и печали есть три лекарства. Номер один — еда. Хороший обед, пирожные, шоколад. Номер два — музыка. Она всегда помогает забыться. — Ну а номер три — конечно же выпивка? — Ошибаетесь. Алкоголь не помогает отрешиться от горьких мыслей. Наоборот. Я предпочитаю кино. Нужно провести в кинотеатре целый день, посмотреть три или четыре фильма подряд. В полном зале забываешь обо всех своих бедах.
У всех есть какая-то тайная печаль, ведь так?
Только высокое умственное развитие и порождает такую философию, такую стойкость духа, которые не позволяют сосредотачиваться на подобных вещах — и страдать из-за них.
Эта печаль была такой огромной, такой жгучей и страшной, что ее невыносимо было видеть. Страшно смотреть, как в глазах женщины сияет ее душа.
Когда тебе опять и пусто и печально,
В глазах покоя нет, а в мыслях высоты,
Ты вспомни, что в тебе нет боли изначально,
А только трение мечты и суеты.
ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ ПЕЧАЛИ:
Печаль не находящей выхода любви.
Горевать надо в меру, чтоб не замусолить печаль.
— Давай, думай о чем-нибудь веселом!
— О, а помнишь тот весёлый фильм, где в конце умерла собака?
— Зачем Вы это сделали?
— Из-за печали.
— Какой печали? Чьей печали?
— Вашей печали.
Не стоит хранить в глубинах души чувства печали и безнадёжности. Если они настоящие, всё равно дадут о себе знать, когда, казалось бы, о них забыла.
Печаль многосложна. И многострадальность человеческая необъятна. Она обходит землю, склоняясь, подобно радуге, за ширь горизонта, и обличья ее так же изменчивы, как переливы радуги; столь же непреложен каждый из ее тонов в отдельности, но смежные, сливаясь, как в радуге, становятся неразличимыми, переходят друг в друга. Склоняясь за ширь горизонта, как радуга!
Розы и шипы и печаль и радость связаны друг с другом…
Когда ты в печали или устала, сладости — это то, что надо.
Не печалься, ибо в прошлом ты делал это уже не один раз, но это не принесло тебе пользы и не изменило твоё положение. Твой сын провалил важный экзамен, и ты опечалился. И что же, твоя печаль принесла ему успех и изменила низкий балл на высокий? Нет! У тебя умер близкий родственник, и ты грустил и печалился. И что же, твоя печаль вернула покойного к жизни? Нет! Ты потерпел убытки в своей торговле и начал горевать и печалиться. И что же, твоя печаль превратила твои убытки в прибыль? Нет! Твой недруг сказал тебе нечто неприятное, и ты начал переживать и печалиться. И что же, твоя печаль превратила оскорбление в похвалу? Нет!
Не печалься, ибо печаль — ещё одна беда, и, когда ты печалишься из-за того, что тебя постигло, беды становится две.
Не печалься, ибо когда человек печалится, ему не принесёт пользы ни просторный дом, ни красивая жена, ни богатство, ни важный пост, ни прекрасные дети…
— Не печалься! Если ты беден, то вспомни о том, что другой умирает с голоду или обременён непосильными долгами. — Не печалься! Если у тебя нет средства передвижения, то вспомни о том, что у кого-то нет ног. — Не печалься! Если ты испытываешь боль, то вспомни о том, что кто-то другой прикован к постели уже много лет. — Не печалься! Если ты лишился близкого человека, то подумай о тех, кто лишился разом нескольких родственников или даже всей семьи в результате несчастного случая.
Лучше хлеб с солью в покое и без печали, чем множество блюд многоценных в печали и горе.
И сколько еще было произнесено в веках нескончаемых мольб и молитв, что, будь они материально ощутимыми, затопили бы собой всю землю, подобно горько-соленым океанам, вышедшим из берегов. Как трудно рождалось в человеке человеческое.
… Слова — лучшее средство против горя, они так поверхностны и легковесны, что, облачив в них свою печаль, вы тем самым облегчаете бремя, гнетущее вашу душу. Чем чаще вы будете рассказывать эту страшную историю, тем скорее ваша душа вернёт утраченную гармонию.
Печаль, тоска, сожаления, отчаяние — это невзгоды преходящие, не укореняющиеся в душе; и опыт нас учит, как обманчиво горькое чувство, под влиянием которого мы думаем, что наши беды вечны.
Самый надёжный способ перебить сгущающуюся хандру — сделать что-нибудь полезное.
Я проклят, мне некому поведать свою печаль.

голосуй звездами за цитаты!
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Все афоризмы для вас
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
ТЕПЕРЬ НАПИШИ КОММЕНТАРИЙ!x
()
x