Красивые цитаты про ночь (300 цитат)

Издревле ночь – это время существ из темноты. Поэтому считается, что не стоит поминать ночью демонов или чертей: вечерами грань между мирами истончается и на призыв может прийти кто-то с другой стороны. Ночь бархатная и яркая, она таит в себе опасности и наслаждения, и человеку трудно удержаться от соблазнов. В данном разделе собраны красивые цитаты про ночь.

Есть такие слёзы, которые надо выплакать обязательно, в любое время дня и ночи, выплакать, чтобы всё внутри перегорело.
Спокойной ночи, ночь.
Каждой ночи необходимо своё меню.
Если ты не видишь солнце, не плачь — из-за слез ты не увидишь звезд.

Ночь несется стремительно, как бумеранг, выточенный из наших костей, несется со свистом, со свистом…
Если ты не видишь солнце, не плачь — из-за слез ты не увидишь звезд.
В эту ночь и лист не зашуршит, Не вспорхнет испуганная птица. Ночь такая людям не сулит Никаких несчастий и обид, Жаль, что летом ночь не долго длится. Позабыл я все заботы дня Этой ночью тихой, ночью поздней, Кажется, что в сердце у меня Зреют звезды, словно в небе звездном. Что б могло остаться от меня В мире, что все хуже и жесточей, Если б горе и заботы дня Не лечил бы я покоем ночи.
Я променял свой день на ночь, причем по очень херовому курсу.
Ночь многое усложняет.
Ночью на улицах опасно, убийцы, привидения, бродячие собаки и можно простудиться.
Ужасное время ночь — слишком поздно для вчера, слишком рано для сегодня…
Почему-то днем грусть хочется переживать в окружении людей; вот ночью, наоборот, – ищешь укромное место…
Блин, не знаю, как Вы, но я обожаю гулять ночью. На улице вообще никого нет. Только проститутки, наркоманы, воры, убийцы, маньяки и, конечно же, вампиры, шшш!
Мудрым решения ночью приходят.
Если ищешь чего-нибудь мудрого, то подумай об этом ночью.
– Освобождение… Примирение… Ты, мой любимый, не умер… Я больше не буду терять тебя каждый день… Не только по ночам ты будешь со мной… Ты навсегда мой… Ты во всем мой… Я – это ты… Я – это ты… ты… Потом она повернулась и снова пошла по залитым лунным светом тропинкам. Ее лицо было светло и благостно, ее глаза излучали блаженство, как в тот день, когда он впервые поцеловал ее…
Ведь в самую темную ночь лучше всего видно яркий свет.
В нашей постели вы представляли, будто я Эшли Уилкс, но клянусь, сегодня ночью нас будет только двое!
Темный крепдешин ночи окутал жидкое тело океана.
Все было волшебно и неправдоподобно. Передо мной простиралась сияющая ночь. Я заметил, что рот у танцовщицы хорошей формы, даже, пожалуй, красивый. Кораллово-красный. Лицо неподвижно. Ветер напоен ароматом цветов, аромат был повсюду – казалось, я скакал по сказочному лесу с похищенной принцессой…
Я… Я сама ночь…
Я чувствовал себя так, словно в одном из углов большой ночи специально для меня выкроили маленькую ночь.
Всё-таки утро прекрасно, оно не безжалостно, как ночь, заставляющая вспоминать то, что хочешь забыть.
Решения, принятые глухой ночью, обычно теряют силу при свете дня.
Он то, что мне нужно на сегодняшнюю ночь — одинокий, натурал и курит.
Ночью каждый таков, каким ему бы следовало быть, а не такой, каким он стал.
Ночь меняет местами приоритеты. Важные вещи отступают на второй план, самые незначительные детали выпирают на передний.
Ночью у мыслей есть особенность срываться с поводка и гулять на свободе.
Упоенный азартом схватки с водой, он входил в озеро все глубже и глубже и чувствовал, как мягко вода встречала его колени, как она обтекала его и смыкалась за ним, ласковая, уступчивая, нежная и ненасытная. Он воспринял ее игру как проявление какого-то загадочного единения и впадал во все возрастающий экстаз: избыток чувств распирал его, подбрасывал вверх, выражая себя в словах, которые вырвались из глубины души как зов и вскрик: «О… вода… Ты женщина… в тебе… все… все…»
Чья-то ладонь отвела в сторону вьющиеся стебли, за ней показалась рука до плеча, потом ступня и белое колено – девушка, не заметив меня, медленно шла прямиком к дому. Широкая лунная дорожка протянулась перед дверью. Девушка ступила на нее, и ее осветило, словно прожектором: золотом поблескивали плечи и бедра, матовые фиолетовые тени залегли под мышками и чуть ниже талии. Дверь приоткрылась, и мрак цвета умбры, словно темная ряса, поглотил светлую фигуру девушки.
Солнце безжалостно изгоняет из города безликие тени, живущие своей, одним им известной жизнью, заставляет этих ночных охотников затаиться в щелях и подвалах, а ночью они вновь выйдут на охоту.
Иногда то, что кажется хорошей идеей ночью, утром выглядит уже не очень.
Сквозь вселенскую тьму забрезжил сладостный свет. Блестели золотые глаза. Наступило избавление. Забывшись, я откинул голову. Серебряный свет падал на мое печальное, встревоженное лицо. Два золотистых глаза смотрели на меня бесконечно нежно, и прекрасные губы целовали мои нечестивые глаза и горячий лоб… Я больше ничего не видел и не слышал, пурпурная тьма окружила меня, вся боль и печаль исчезли; броня, сковавшая мое сердце, рассыпалась, ледяная пустыня души зазеленела; после долгих лет отчаяния и мук я снова почувствовал себя ребенком на вечерней молитве: мне хотелось сложить ладони и шептать: «О, ты прекрасна, жизнь, ты чудесна, жизнь, о, жизнь, я люблю тебя!»
Внезапно у меня все поплыло перед глазами. Я словно тонул в бурных морских волнах, сражаясь с ночью и смертью. Вдруг милосердный свет маяка приветливо сверкнул мне сквозь бурю и страх и указал путь к спасению. В одно мгновение дни мучений и годы тоски пронеслись мимо меня и исчезли. Что-то очень сильное стеснило мне сердце, что-то безымянное переполнило грудь, что-то невыразимое захлестнуло душу, я судорожно сжал руки, поднял голову, я одновременно рыдал, кричал, шептал: «Я дома!» – и, шатаясь, переступил порог.
Когда я говорил о своем одиночестве, в Твоих глазах были нежность и любовь, и Ты сказала: – Я хочу быть с тобой… идти с тобой… Ты не должен быть одинок. Лу, в это мгновение Ты приковала меня к себе золотыми цепями! Синим заревом вспыхнула звездная ночь, я снова ощутил себя избранным; я, король, опустился на колени перед Тобой, своей королевой!
Ужасное время ночь — слишком поздно для вчера, слишком рано для сегодня…
Самая большая проблема — и самое большое счастье для меня сейчас — это то, что мы телесны. Счастье в несчастье. Если бы было иначе, не было бы тех воспоминаний, флешбэков, где есть только мы. Где мы любим друг друга. И наш разум неотчуждаем нашему телу, которое имеет память. Хотя некоторые ночи я не помню, они были слишком хороши. Как-то она заставила меня смотреть польский фильм «Мои ночи прекраснее ваших дней» с Софи Марсо. Как и все предыдущие, досмотреть его до конца нам не удалось. Очень красивое название, сентиментальное, но прекрасное.
Порой жизнь окрашивается в черный цвет. День кажется ночью, на сердце грусть и пустота. Но жизнь – это самый прекрасный подарок. И даже в самую темную ночь находится звездочка, чтобы осветить нам путь…
Музыку хорошо слушать ночью. Когда не видны лица людей.
Если б было светло, они б сгорели со стыда. Но кругом чернела ночь.
Бессонница — это издевательство ночи над человеком.
Но, скорее всего, это случится именно ночью, просто потому, что я до сих пор верю, что ночь — лучшее время для чудес.
Хорошо гулять ночью, правда? Я люблю смотреть на вещи, вдыхать их запах, и бывает, что я брожу вот так всю ночь напролет и встречаю восход солнца.
Ночью человек всегда иной, чем днём.
Утро с чувством неловкости лучше, чем ночь в одиночестве…
Если так вот лежать часами в ночи, то мыслями можно уйти очень далеко, в очень странном направлении, знаешь…
Если так вот лежать часами в ночи, то мыслями можно уйти очень далеко, в очень странном направлении, знаешь…
Если так вот лежать часами в ночи, то мыслями можно уйти очень далеко, в очень странном направлении, знаешь…
Тот, кого ты любишь, это ночь. Это темнота, сводящая тебя к осознанию звука, вкуса, касания. Это тугая повязка на глазах, заставляющая узнавать мир снова, наощупь, слышать в невероятной тишине дрожание ресниц, различать нюансы дыхания и снова сходить с ума от горячего шепота на обнаженной коже…
Запомни: у каждой ночи свой рассвет.
Не делай злобу ночи злобой дня.
Кофием черным Чашу наполнив свою, Жгучим настоем Лечу немочь ночную. Горькую горьким – Смешно.
Мысли. Они не дают мне покоя каждую ночь.
Эта ночь заставляла меня гореть и сгорать дотла, изнемогая от собственной страсти, и воспоминаний о нем.
Незаметно наступила ночь. Пронзающая своей неизвестностью и манящая доступностью по всем отношениям.
Ночь казалась мне невыносимо долгой. Бросало, то в жар, то в холод, а после тело ломало с изнуряющей агонии собственного безумия.
Опустившаяся на землю ночь казалась вуалью на глазах печальной женщины.
Когда город погружается в темноту, наши мысли погружаются в раздумья.
Ты — ночная птица, — сказал он ему. — И я тоже больше люблю ночь. Ночью мир тише и небо ближе, Солнце не слепит и не обжигает, воздух чище и прохладнее. От того, наверное, и думается ночью лучше, и мысли от того яснее.
Часовые огоньки Загорятся над проспектом. Тихо ходики стучат, Тихо шепчет сердце… Ветер тихо шелестит, Всё вокруг затихло. Каждый кто спешил, Ныне сном забылся.
Ночь, бархатная ночь. Крупицы серебра звеня, Искрятся в блеске лунном. Будто в немом раздумье Пригорюнилась земля.
В садах асфальтово-бетонных Ночные распускаются огни. И только лишь фонарь бездомный, Глядя в окно, со мною коротает дни. Мне шепчет ночь: “Прошу, останься!” Но за руку берет и тянет за собою сон. Я ухожу, и буду еще долго возвращаться, Чтоб до последнего держать твою ладонь. Во сне я птицей был, а может, не был, Но поутру опять искал глазами неба… Клевал краюхи хлеба с чьих-то рук, Искал весну, но лишь зима вокруг. Когда-нибудь в потоке лиц усталых, Я все же разыщу свои родные берега. Но, а пока за чередою взглядов талых, Лишь тени солнца да холодные снега.
Зима пришла седая, Под снегом хорохорятся дома. Сугробы обнимают тротуары,Ночь одичалая темна. Горят огни тепличек, Пропитан воздух тишиной. Снежинки сыплются на плечи Цинично мелкою крупой. Березки жмутся у обочин, Гнут металлические шеи фонари. Как много в мире одиночеств, И сколь ярки домов огни…
Самый звонкий крик — тишина,
Самый яркий свет — ночь.
Ночь — это самое удивительное время суток! Только после заката и начинается настоящая жизнь.
… Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город. Исчезли висячие мосты, соединяющие храм со страшной антониевой башней, опустилась с неба бездна и залила крылатых богов над гипподромом, хасмонейский дворец с бойницами, базары, караван-сараи, переулки, пруды… Пропал Ершалаим – великий город, как будто не существовал на свете…
Ночь пройдет, настанет утро ясное,
Верю, счастье нас с тобой ждет.
Ночь пройдет, пройдет пора ненастная,
Солнце взойдет… Солнце взойдет.
Тревоги дня не облегчает ночь,
А ночь, как день, томит меня тоскою.
Наверное, нам следует дождаться ночи. Я, знаете ли, с детства вбил себе в голову, что всё самое интересное случается именно по ночам.
Лучше бы утро никогда не наступало. И мы могли бы вечно любить и убивать друг друга.
Завтра утром ты будешь жалеть, что не спал.
Ночь не так черна, как человек.
Ужасно легко быть бесчувственным днем, а вот ночью — совсем другое дело.
Ночь расстелила полотно, А дочь луна достала лютню. В окно повеет тишиной, И улицы безлюдны.
Пока небеса пели колыбельную солнцу, пеленая его в красный бархат заката, жизнь в долине Глен-Мор только начинала пробуждаться. Она вспархивала с деревьев, летя на крыльях сов, выползала из норок вместе с их обитателями, испуганно озираясь по сторонам. День уходил прочь, широкой поступью шагая в направлении высоких гор на запад, оставляя за собой россыпь звезд на небосклоне. Ухватившись за их белые пики, он последний раз украдкой оглянулся, окинув взором холмистую поляну, оставшуюся позади…
Глаза твои как свечи: ни темени, ни тени… Когда Ночь обнимает Вечер нежно-нежно за плечи — щекочет — в сплетении…
Мы в ритме едином слились и всю ночь в унисон — исполняли экстазный свой танец.
Северное сияние — немая музыка ночи.
Я ночь люблю и ночью тоже.
Когда терзаюсь в бессознанье, Когда в ушах кричат слова, Тогда к неспящим обращаюсь. И напишу им «как дела?» Тогда в раздумьях беспредельных, У них спрошу о мелочах. В тот миг, когда пустое бремя Нести придется на плечах. Они ответят «все нормально» И спросят так же «как дела». Им не узнать, как мне печально, Что я таблетки пью для сна. Что больно встать, сидеть и бегать, Как трудно «я люблю» сказать. Что я прощаться не умею И не умею я прощать. Что все хранится в ребрах в сейфе, Что маски надо поменять. Какие иглы в хрупком сердце. Как я боюсь. Им не узнать.
Ночь, полумрак, Фонарь освещает мой взор, Снова сижу, пишу о своём. Кто я такой? И сам не знаю. В поисках ответа — жил я во страхе.Мистика, эзотерика, через это прошёл. Просил я Бога даровать мне что-то, Получил, что просил, только мысли мои Не давали покоя, чувства сомнений. Дьявол зовёт меня с самого детства, Сладострастием земным Привлечь меня он хочет. Но я не поддамся…
Спокойной ночи, моя любимая, Я тебя люблю, знай. Пусть жизнь твоя будет счастливой, Моя любимая, засыпай, засыпай.
Ночью моим мыслями, мечтам и надеждам не существует пределов. Нет пределов для радости. И для боли тоже.
Когда знаешь, что не один смотришь в темноту ночи, становится немного легче. Кто-то скажет: мелкий эгоизм. И я с ним соглашусь.
Ночью время стоит. Идут только часы.
… Месяц умер,
Синеет в окошко рассвет.
Ах ты, ночь!
Что ты, ночь, наковеркала?
Я в цилиндре стою.
Никого со мной нет.
Я один…
И — разбитое зеркало…
Ночью все кошки серы. А утром мир опять покажется совсем другим.
Утром думай. Днем действуй. Вечером ешь. Ночью спи.
Этой ночью что-то изменилось, и последней моей мыслью, перед тем как мои глаза закрылись, было то, что завтра у нас будет достаточно времени, чтобы обо всем поговорить. Но когда первые лучи утреннего солнца стали украдкой пробиваться сквозь темные шторы, я с беспокойством осознал, что завтра уже наступило.
Это было то время — кромешная ночь, — когда уши слышат малейший шорох. Когда можно больше увидеть закрытыми, а не распахнутыми глазами.
Лучшие мысли приходят ночью.
Все так же сыро, туманы крепки, И загорается ночь огнем, Изображают деревьев ветки Теней театр мне за окном. То страсть и бурю, то тихий омут, То незатейливый танец звезд, И в знаках видится по-другому Венец исконных метаморфоз.
Наступит полночь в тишине, ты набери в ладошку звезды, купайся в лунном серебре, ко сну не возвращайся поздно. Плети из трав венки полей, и мак вплети, как чьи-то души, росу пречистую испей, молчи, смотри и просто слушай…
Наступит полночь в тишине, ты набери в ладошку звезды, купайся в лунном серебре, ко сну не возвращайся поздно. Плети из трав венки полей, и мак вплети, как чьи-то души, росу пречистую испей, молчи, смотри и просто слушай…
Крадись в мой сон, приди в ночи кромешной, когда ласкает звезды лунный свет, я буду для тебя святой и грешной, пускай разоблачает нас рассвет.
Каждая ночь, словно борьба за выживание. Мыслей очень много, а ты один. Хорошо, когда y тебя есть союзник в такие моменты борьбы, борьбы с самим собой. И просто замечательно, когда он тебя полностью понимает.
Каждая ночь, словно борьба за выживание. Мыслей очень много, а ты один. Хорошо, когда y тебя есть союзник в такие моменты борьбы, борьбы с самим собой. И просто замечательно, когда он тебя полностью понимает.
Ангелы каждую ночь зашивают небо…
Ты под другими звёздами Сейчас засыпаешь где-то. Там с ароматом розовым В листьях гуляет лето, Там согревало бережноСолнце тебя до вечера. Умыло лучами нежными, Погладило ласково плечи, Душу твою наполнило Светом своим до донышка.Вечер глазами темными Глядел на тебя тихонечко, Сны тебе вновь нашёптывал.Ночь обняла, укутала, Чтобы к себе пришёл бы ты, Все разрывая путы…
Лучший мой друг — эхо, а почему? — Потому, что я люблю свою грусть, а оно не отнимает её у меня. У меня лишь один поверенный — ночная тишина… Почему? — Потому что она нема…
Ночи — как люди: интересными они становятся далеко не сразу. Около полуночи они достигают зрелости, в два — совершеннолетия; с двух до половины третьего — их звездный час, но уже в половине четвертого они начинают сникать, а к четырем часам утра от них остается лишь бледная тень. Смерть их ужасна… В самом деле, что может быть страшнее рассвета, когда бутылки пусты, а гости похожи на утопленников…
Никого. Только ночь и свобода.
Только жутко стоит тишина.
— Равик, почему ночью всё становится красочнее? Всё кажется каким-то лёгким, доступным, а недоступное заменяешь мечтой. Почему?
Он улыбнулся:
— Только мечта помогает нам примириться с действительностью.
— Вы не похожи на человека, опьяняющего себя мечтой.
— Можно опьяняться и правдой. Это ещё опасней.
Каждую ночь ты знаешь, что через пять, четыре, три часа сможешь встать и начать жить заново.
Ночь не может длиться вечно… Какой бы бесконечной она ни казалась, какой бы тёмной ни была, за ней всегда следует рассвет нового дня.
Ночь к лицу каждой девушке и женщине.
Люди понижая тон, ночью говорят о том,
Что они прячут под пароли днём.
Должна быть в жизни такая ночь, которая запомнится навсегда. Она приходит ко всем. И если ты чувствуешь, что эта ночь уже близка, уже вот-вот наступит — лови ее без лишних слов, а когда минует — держи язык за зубами. Упустишь — она, может, больше не придет. А ведь ее многие упустили, многие даже видели, как она уплывает, чтобы никогда больше не вернуться, потому что не смогли удержать на кончике дрожащего пальца хрупкое равновесие из весны и света, луны и сумерек, ночного холма и теплой травы, и уходящего поезда, и города, и дальних далей.
В мягких тапочках ночь Пробирается в дом, Тихо-тихо шуршит Старым черным шарфом… Зажигает ночник, И вокруг тишину Наколдует, и в миг Нас потянет ко сну… Нам нашепчет в тиши Старой сказки слова, И в волшебные сны Заберет нас она.
Три ночи, чашка кофе Или бодрящего чая. Мы оба не спим. Ты веселишься где-то, А я скучаю.
Не сплю сутками, чтобы затем спать сутками, а, проснувшись, вновь не спать сутками.
Порой наступает ночь, и тебя как будто начинает убивать что то изнутри, чувства все вперемешку. И не можешь понять, кто ты есть, что ты есть, зачем вообще устраиваешь этот спектакль под названием «Я счастливо живу»…
Знатоки оцeнят это прелестное, будто бы многозначительное «ночью», — ах ты — «ночью», смотри какой, писал ночью, не спал, какой интересный и томный!
Кофе подмигивает тебе и говорит: «Сегодня ночью тебе спать не придётся», — или что-то вроде того.
Картина, открывающаяся с высоты отеля «Park Hyatt», действительно могла поразить воображение человека. Бесконечные огни ночного Токио переливались всеми цветами радуги, не подпуская ночную тьму на асфальтированную кожу мегаполиса. Город казался звездой, чья ослепительная корона чудесным образом выступила из глубины Земли. Звездой, не победившей ночь, но органично вошедшей в нее, украсившей, придавшей совершенной тьме новые оттенки. Звездой, помогающей преодолеть извечный страх человека перед мраком.
Дневного света избежать легко, а ночь неизбежна, и сны — это гигантская клетка.
Я шёл, а небо из серого становилось чёрным. Появились первые звёзды. Звёзд становилось всё больше и больше. Точка на горизонте светилась ярче. Но начала теряться на фоне светящегося великолепия неба. Я замер заворожённо, уставившись в небо. Какая красота. Такие ощущения я испытывал далёкие века назад, вырвавшись из города, в котором совсем не видно звезд на далёкий берег теплого моря. Тишина позволяет услышать далекую песню бездонного неба. Бездна, которая манит и ласкает тёплым ветром. Я чувствовал себя хорошо. Прошли года и века, но что-то осталось неизменным. Мало кому я мог признаться в том, что людей я не любил, не любил толпу, и вообще одному мне было хорошо. Но… Загадки. Всегда и везде я видел загадки, а ответы на них могли дать только люди.
Некоторые мысли приходят ночью. И стоит ли этому удивляться?
Но бесконечными ночами, прислушиваясь к темноте, он то решал, что конец близок, то — что это только начало…
Ночь всегда хорошая советчица, даже если это плохо проведённая ночь.
Люблю жить ночью. Ночью иная степень свободы…
Как хорошо бодрствовать ночью. Тогда и разговаривать легче.
У меня такое ощущение, что за эту ночь мы прожили целую жизнь…
Ночь несет покой старикам и надежду молодым.
Опять кому-то некуда идти, подумал он. Это следовало предвидеть. Всегда одно и то же. Ночью не знают, куда деваться, а утром исчезают прежде, чем успеешь проснуться. По утрам они почему-то знают, куда идти.
Есть люди, которым не нужна ночь – они и так живут во мраке.
Хорошо гулять ночью, правда? Я люблю смотреть на вещи, вдыхать их запах, и бывает, что я брожу вот так всю ночь напролет и встречаю восход солнца.
Ночь – время любви и смерти. Время воспоминаний и молитв. Время призраков…
Ночь — время чудес, когда женщина может превратиться в принцессу, если пожелает. Она надевает драгоценности и облачается в соблазнительные одежды, источая флюиды страсти.
Черное — это цвет ночи. Белое — вот истинный цвет смерти.
Всё самое плохое происходит ночью.
Уже стемнело. Точнее, свечерело. Потому что стемнеть может в деревне, в лесу, в поле, а в городе, к сожалению, ночь светлее дня.
На этот раз, когда ночь погрузилась в свою самую глубокую тьму, а ветер завывал за нашими открытыми окнами, мы неспешно занимались любовью. Мои ноги были вокруг его тела, его лицо зарывалось в мою шею, и мы двигались в унисон, он подо мной, просто чувствуя и наблюдая.Ничто с этим не сравнится. Ничто.
Ночью трудно уходить, утром легче возвращаться.
Сумерки — граница между днем и ночью. Те, кто боятся тьмы, спешат скрыться от неё, в то время как другие сливаются с ней, срываясь с цепи. Уходящее солнце окрашивает мир в багровые тона, в то время как тени ночи становятся глубже и темнее. Наступает время, когда все по ту сторону границы могут с лёгкостью её переступить. Когда-то люди верили, что в это время суток появляются чудовища.
Уже второй
должно быть ты легла
А может быть
и у тебя такое
Я не спешу
и молниями телеграмм
мне незачем
тебя
будить и беспокоить.
— Неми, пока ты не ушла выгони эту муху, иначе я не смогу заснуть, думаешь я трусишка?
— Совсенам нет! Я сама такая же. Мне кажется, что муха может отложить яйца в моем ухе, и ночью из них вылупятся тысячи мух, а пока я сплю, они съедят мой мозг! Хаха! Правда глупо? Представь, утром в голове будет совершенно пусто, ни глаз, ничего вообще! Только мухи… Сладких снов!
Ангелы каждую ночь зашивают небо…
Ничто так не отпугивает ночные кошмары, как горячий шоколад и крепкие объятия.
Когда хочешь, чтобы ночь длилась вечно, заря наступает на глазах. Когда хочешь, чтобы часы тянулись, они летят.
— Правда ведь, удивительно, что именно только ночь способна целиком погрузить нас в воспоминания?
Пить кофе ночью — это как первый снег или как раннее утро после бури: всегда кажется, что что-то похожее уже было в твоей жизни…
На свете пять миллиардов деревьев. И под каждым деревом есть тень, верно? Значит, откуда берется ночь? А вот откуда: пять миллиардов деревьев — и из-под каждого дерева выползает тень. Представляешь? Вот бы найти способ удержать их всех под деревьями и не выпускать — тогда и спать ложиться не зачем, ведь ночи-то не было бы вовсе!
… ночью город — опрокинутое небо.
Горящий обломок луны низко висел над остывающим берегом. На скалах сидели чёрные базальтовые, навек обнявшиеся парочки. Море шушукалось о любви до гроба, о счастье без возврата, о муках сердца и тому подобных неактуальных мелочах. Звезда говорила со звездой по азбуке Морзе, зажигаясь и потухая. Световой туннель прожектора соединял берега залива. Когда он исчез, на его месте долго ещё держался чёрный столб.
После бессонной ночи репортёрам требовались пончики и чашка кофе. Нам нужно было что-то посильнее.
Ночь. Для кого-то это время страхов. Для кого-то — воспоминаний. Для кого-то рабочее время. Для некроманта ночь — это подруга. Ласковая, добрая, заботливо укутывающая плечи темным покрывалом и осыпающая дорогу звездами. Ночью некроманты свободны. Это их время и их мир.
Потом ее, наконец, везли домой в отель, уже совсем рассвело, и над Сен-Сюльпис носились голуби. Было ужасно смешно, что прохожие на улице воображают, будто уже настало утро, когда на самом деле еще продолжается вчерашняя ночь.
День и ночь существуют не только снаружи, но и внутри людей.
— Вот что, соколы ясные! — Мишка мрачно оглядел братьев. — Ничего у вас с этими деревяшками не выйдет! Ими только в жопе ковырять в безлунную ночь. — Почему в безлунную? — тут же поинтересовался Кузька. Из двух братьев-близнецов, он был более шустрым, безалаберным и, как слышал Мишка, более восприимчивым к обучению. Вот и сейчас, Дёмка молчал, а Кузьке почему-то понадобилось знать: почему именно в безлунную ночь надо предаваться столь странному занятию. — Чтобы не увидел никто, и со смеху не помер. — Просветил Мишка Кузьму.
Ночью мы всегда решительнее, чем днём, когда нужно действовать.
Каждый день умирает, позволяя ночи, несущей мрак печали и забвенья, свершить свой путь и принести… новый день.
Ночь проявляет наши проблемы, а не скрывает их.
Я вот иной раз задумаюсь про жизнь — даже страшно станет. Особливо ночью… не спится когда… Смотришь: перед тобой море, над тобой — небо, кругом темно таково, жутко… а ты тут — один! И станешь тогда сам для себя таким маленьким, маленьким… Земля под тобой шатается, и никого то на ней, кроме тебя, нет.
Но я хочу предупредить тебя: часто бывает так, что боль и тоска возвращаются как раз тогда, когда ты собираешься уснуть. Они, подобно бандитам, прячутся в засаде и дожидаются того момента, когда ты теряешь способность сопротивляться. Тогда они внезапно выскакивают из укрытия и набрасываются на тебя.
Каждую ночь она засыпает одна. И лежа в кровати, обняв тонкой рукой подушку, она смотрит в окно, за которым падают листья на мокрый асфальт. Они падают бесшумно, но она слышит каждый удар листа о землю. Может быть, это удары её собственного сердца. И листопад превращается в странные, страшные часы, отчитывающее её время, её дыхание, и тьма за окном всё плотнее, и мир всё меньше, он становится крошечным, сжимаясь до размеров зрачка, он становится тесным, душным, а её сердце в нём — огромным, разрывая пространство, достигая мечтами самых дальних миров, оно стучит всё быстрее, всё более жадно глотает чужое тепло, всё отчаяннее ищет кого-то на тонущих в свете фонарей улицах городов, на тёмных тропинках забытых богом лесов, в гулкой пустоте степей и на томных влажных пляжах…
Не важно, сколько лет мы прожили на свете: ночь, осеняя мир тьмою, приносит с собой все те страхи, что гнездятся в нас с детства.
Керн не хотел поддаваться страху, но чувствовал, что страх сильнее его. «Во всем виновата ночь, – подумал он. – И страхи ночи. Дневной страх разумен, ночной – не имеет границ!»
На этот раз, когда ночь погрузилась в свою самую глубокую тьму, а ветер завывал за нашими открытыми окнами, мы неспешно занимались любовью. Мои ноги были вокруг его тела, его лицо зарывалось в мою шею, и мы двигались в унисон, он подо мной, просто чувствуя и наблюдая.
Ничто с этим не сравнится.
Ничто.
Дано ли нам постичь глубину ночи при свете дня?
Есть ночи, как будто созданные для печали, или раздумий, или же для того, чтобы смаковать одиночество.

Утром ночные планы никуда не годятся. Когда думаешь ночью, это одно, а утром всё выглядит иначе. И ты знаешь, что план никуда не годится.
Из близкого леса и впрямь доносился волчий вой. Издалека он казался красивым, как песнь самого лунного света, но Зимобор представлял себе, какой жутью он наполняет, если встречаешь ночь посреди леса и знаешь, что здесь есть еще кое-кто более опасный и голодный, чем ты сам.
Часы на моем ноутбуке показывают 21.59. За окном – немного сероватое небо, дождь, крыши соседних домов и кроны деревьев. И тишина. На улице практически никого нет, за исключением припозднившихся прохожих или собачников. На столе чашка крепкого черного кофе с корицей и молоком. Кофе помогает не уснуть, приоткрытая балконная дверь пропускает в комнату свежий воздух, ветер, которые помогают взбодриться. Негромкая музыка из динамиков ноутбука – Моцарт – настраивает на то, что спать еще рано, надо бодрствовать и работать, писать. Музыка будет играть до полуночи. До полуночи я выпью еще одну чашку кофе, подойду к открытой балконной двери, чтобы сделать перерыв на пять минут, вдохнуть порцию вечернего последождевого воздуха, дам глазам отдохнуть и вернусь к работе. Ровно в полночь сработает напоминание на телефоне – пора спать.
– Сходи погуляй… – Че, вот прям так? – А что? – Че, вот прям щас? – Проблемы? – Голос мужчины мигом заледенел, и Драг понял, что лучше снова прикинуться половичком. – А че я… я ниче… и вообще… хорошая нынче погода… ага… пошел я… на бабочек полюбуюсь… в три ночи…
Я подошла к окну. Красивый вид. Наверное. Темно, потому что. Ночь по ходу. Да я сегодня просто кладезь ценных наблюдений!Правда, потом я додумалась открыть окно и открыть ставни. Не совсем ночь, а вид действительно красивый.
В два часа ночи кажется, что всё возможно.
Все, что хорошо днем, ночью еще лучше. Карусель, колесо обозрения, поцелуй девочки.
Хорошая ночь длится вечно, а плохая — еще дольше.
Слишком ярко на небе. Солнце светит где попало и когда попало. Ночь вышла из моды.
Тиха украинская ночь. Прозрачно небо. Звезды блещут. Своей дремоты превозмочь Не хочет воздух. Чуть трепещут Сребристых тополей листы.Луна спокойно с высоты Над Белой-Церковью сияет И пышных гетманов сады И старый замок озаряет.
День тренировал чувство, а ночь развивала ум, расширяла воображение, обостряла фантазию, пробуждала память и напрочь меняла всю шкалу ценностей. Кажется, я начал понимать, почему большинство людей по ночам спит. Так проще жить. Так куда проще.
У меня дурацкая память. Я помню преимущественно ночи. Дни, свет — это быстро забывается, а вот ночи я помню прекрасно. Поэтому жизнь кажется мне полной огней. Ночь всегда празднична. Ночью люди говорят то, что никогда не скажут днем. Вы заметили, что ночью голоса у людей, особенно у женщин, меняются? Утром, после ночных разговоров люди стыдятся смотреть друг другу в глаза. Люди вообще стыдятся хороших вещей, например, человечности, любви, своих слез, тоски, всего, что не носит серого цвета.
Нам двоим посвящённая,
очень краткая,
очень долгая,
не по-зимнему чёрная,
ночь туманная, волглая,
неспокойная, странная…
Может, всё ещё сбудется?
Мне — лукавить не стану
все глаза твои чудятся,
то молящие, жалкие,
то весёлые, жаркие,
счастливые,
изумленные,
рыжевато-зелёные.
Переулки безлюдные,
непробудные улицы…
И всё это лишь промежуток затянувшийся, как затягивается бессонная ночь. Но ночь никогда не переходит в ночь. Ночь кончается и наступает утро…
Если пятнадцать ночей месяца темные, то остальные пятнадцать — непременно светлые, лунные…
Ночь, как любящая мать, кладет свою руку на наш горячий лоб, поворачивает к себе заплаканное маленькое личико и улыбается… Она молчит, но мы знаем, что она чувствует за нас, прижимаемся к ней, и утихает наше маленькое горе.
В морозную зиму ночь приходит как враг, в тёплый летний вечер — как возлюбленная, а в этот мартовский день она несла успокоение.
Не закрывай глаз, когда хочешь спать, не разобравши всех своих поступков за прошедший день.
Всё, у чего есть начало должно иметь свой конец. Так же как всё, у чего есть конец должно иметь начало. Любая ночь рано или поздно заканчивается, но утром тьма не рассеется. Дождь тоже не бесконечен, но после него всегда приходит засуха.
Мерсо остался наедине с ночью, ему показалось, что он наконец-то достиг своего, сподобился безмятежности, порожденной упорным самоотречением, обрел ее при поддержке того самого мира, который бесстрастно отрицал его право на существование.
Ночь сбросила облачный наряд и лучилась теперь во всем своем спокойном сиянии. Машины на дороге бежали не так быстро. В глубине долины внезапно раскричались готовящиеся ко сну птицы. Перед домом слышались шаги, и каждый звук в этой ночи, пролитой над миром словно молоко, разносился гулко и ясно.
Эта ночь казалась им символом их судьбы, и они хотели, чтобы судьба эта была и целомудренной, и страстной, чтобы на лице ее блестели слезы и солнце и чтобы их полные скорби и радости сердца усвоили этот двойной урок, ведущий к счастливой смерти.
Теперь улица была освещена, первые звезды, восходившие в ночи, казались бледными из-за электрических фонарей.
К ночи мы все чувствуем грусть.
Я была счастлива. Я любила ночь так сильно, что мне физически было больно. Ночью все возможно. И мне совсем не хотелось спать.
Ночи лунные, тихие, очаровательно поэтические ночи! Волга, как бесконечное зеркало, подернутая прозрачным туманом, мягко отражает в себе очаровательную бледную красавицу ночи и сонный обрывистый берег, уставленный группами темных деревьев. Восхитительная, сладко успокоительная декорация!
А что такое тень, как не шутка и не парадокс? Ночь, живущая средь бела дня. Ночь, которую создают сами люди.
Растворяет ночь музыкальный вздох, Укрывает всех пеленой безбрежной.Счастье любит тех, кто к нему готов, Кто в душе умеет хранить надежду.
В темноте души всегда три часа ночи.
Необходимость ложиться ночью спать почти всегда вызывает тоску и чувство непонятной вины. Нет ощущения правильно прожитого дня.
Лунные ночи ведь нарочно созданы для того, чтобы мучить.
Ночью мы особенные. Мыслим иначе, видим иначе, чувствуем и воспринимаем мир иначе. Ночью мы мечтатели, герои, революционеры, поэты, тигры и львы, вырвавшиеся из своих клеток. Ночные люди более естественны и органичны. Ночью нам подвластно всё. Сумасшедшие авантюры, безумные идеи, самые смелые желания – ночью всё возможно. Ночь стирает границы. Ночь свободна. Ночь открывает истину. Мы должны сохранить себя ночными людьми. Сохранить это невероятное состояние ума и сердца для любого времени суток, для всех дней недели, на всю жизнь.
Если выпить коньяк с колой и сыпануть в стакан еще и щепотку кофе, то можно продержаться до утра. Если не спать две ночи, то снов не будет…
… Спускалась ночь, и порой мы снова просыпались, но не совсем, мы лишь касались друг друга, и только руки наши оживали совсем-совсем ненадолго, мы были так близки и шептали спросонья: «о ты, любимая» и «как я люблю тебя» и «я не хочу никогда больше быть без тебя»…
Полночь — время грез.
Уже сумасшествие.
Ничего не будет.
Ночь придёт,
перекусит
и съест.
И я подумал тут же, что главное в жизни — не сколько ты проживешь: тридцать, пятьдесят или восемьдесят лет, — потому что этого все равно мало и умирать будет все равно ужасно, — а главное, сколько в жизни у каждого будет таких ночей.
Жизнь готовит нас к смерти. Каждую ночь мы закрываем глаза.
Глубокой ночью, когда даже Бог представляется космической шуткой, когда до тебя, кажется, ровным счетом никому нет дела, все мы, пожалуй, нуждаемся в какой-то поддержке, в ком-то, кого можно коснуться.
… все ночные мысли оказываются негодными в свете зари.
Ночь — прекрасное время суток. Время для желаний, стремлений и возможностей, которые скрываешь при свете дневного светила. Время пробуждения потаенных страстей и внутренней жажды.
Неужели должна наступить ночь, чтобы в ваших головах просветлело?
Днём всё не так, как вечером и ночью.
Я люблю ночь. Это мое время… В это время город словно пустеет. Ни машин, ни людей. Ни мельтешни прохожих… Тишина и покой. Я надеваю наушники, слегка сдвинув их так, чтобы слышать звуки извне, нахожу подходящую музыку и отправляюсь в путешествие…
Ночь существует для того, чтобы сказать то, что не сможешь повторить утром.
Люди во все времена предпочитали сумерки ясному дню, а ведь именно в сумерки являются призраки.
Люди во все времена предпочитали сумерки ясному дню, а ведь именно в сумерки являются призраки.
Ночной город выглядит гораздо привлекательней дневного. Он как та самая девушка-студентка, которая отсыпается днем, чтобы вечером преобразиться (накраситься) и зажечь по-полной.
Днем мы все обычные люди. Ночью у нас своя, сумасшедшая жизнь за закрытой дверью.
Кто веселится всю ночь? Бесы!
Пошли на убыль эти ночи, Еще похожие на дни. Еще кромешный полог, скорчась, Приподнимают нам они, Чтоб различали мы в испуге, Клонясь к подушке меловой,Лицо любви, как в смертной муке Лицо с закушенной губой.
Вот я в ночной тени стою Один в пустом саду. То скрипнет тихо дверь в раю, То хлопнет дверь в аду. А слева музыка звучит И голос в лад поет. А справа кто-то все кричит И эту жизнь клянет.
Кто-то плачет всю ночь. Кто-то плачет у нас за стеною. Я и рад бы помочь — Не пошлет тот, кто плачет, за мною. Вот затих. Вот опять. — Спи,— ты мне говоришь,— показалось. Надо спать, надо спать. Если б сердце во тьме не сжималось! Разве плачут в наш век? Где ты слышал, чтоб кто-нибудь плакал? Суше не было век. Под бесслезным мы выросли флагом. Только дети — и те, Услыхав: «Как не стыдно?» — смолкают. Так лежим в темноте. Лишь часы на столе подтекают. Кто-то плачет вблизи. — Спи,— ты мне говоришь,— я не слышу. У кого ни спроси — Это дождь задевает за крышу. Вот затих. Вот опять. Словно глубже беду свою прячет. А начну засыпать, — Подожди,— говоришь,— кто-то плачет!
Ночь — время, позволяющее скрыть лица, имена и статусы, время темных сделок и запрещенных приемов, время, когда живет вера в призрачный шанс избежать наказания.
Я люблю ночь, в темноте у меня более светлые мысли. Ночью все печали становятся серыми.
Я люблю ночь, в темноте у меня более светлые мысли. Ночью все печали становятся серыми.
Ночь удобна. Она прячет лица и позволяет утаить от постороннего взгляда истинные чувства, укутав их надежным покрывалом сумрака.
Вы можете запереть двери. Вы можете закрыть окна. Но сможете ли вы пережить эту ночь?
Бывает, что мысли, безусловные ночью в полусне, оказываются несостоятельными при свете утра.
Бессоница и бездумие — что за бездушная ночь!
Сейчас ночь, и никто завтра не упрекнет меня за то, что я скажу сейчас, ибо это могло быть сказано во сне.
Ночной я отличаюсь от дневного меня точно так же, как сам день от ночи.
Что значит завтрашний день, если перед нами еще целая ночь… А ночь — это целая жизнь!
Ночь скрывает суть вещей и всё окрашивает в чёрный.
Как же мы беззащитны в бессоные ночи! Отданные во власть глупым мыслям, с которыми наш бодрствующий ум управился бы в два счета, во власть безнадежного уныния, от которого в дневное время ты спаешься мелкими достижениями вроде постиранного белья, удачно припаркованной машины…
Гадай, если хочешь, по звёздам в ветвях дубов,
Короткие ночи в июле дороже снов.
Монетку подбросив, шагай, подобрать забыв.
И где тебя носит — неважно, покуда жив.
Мы снова пьяны, Остановиться ли нужно? Пока ночь темна, Ты скучна, но послушна. И верить мне хочется, Что мне это нужно. Ночь коротка, — Ты простодушна. Мы снова в хмелю, И стоит ли греться, В телах собеседников Не насмотреться. И стоит ли знать, Как разогреться, Когда на меня У тебя нету места?
Когда родители желали Мальчику спокойной ночи и выключали в его комнате свет, он не ложился сразу, а какое-то время просто сидел на кровати. Он не видел стен, он не видел пола и потому представлял себе, что сидит на самом краешке мира.
Такие ночи бегут быстрее, И все слова ничего не значат. А я сейчас веселей и злее, Я тоже ведьма, но чуть иначе.
Ночь — это время ожидания, возможность сказать кому-то: «Вернись!» — но сказать, это было некому.
Удивительно хороша лунная ночь в пустыне! Испытываешь непередаваемое чувство душевного спокойствия и умиротворения. Абсолютно не ощущаешь никакой тревоги или страха. Это вам не в ночном лесу, где вдруг неожиданно сучок треснет, или зашумит ветер в ветвях деревьев. В пустыне ночью звуков мало, по большей части — тишина, которую нарушают только трели цикад. Конечно, насладиться настоящей тишиной можно лишь в том случае, если отойти от буровой на приличное расстояние, чтобы не слышать рокота дизеля. Звезды в пустыне очень большие, мохнатые и висят так низко, что кажется, если найти достаточно высокий бархан и хорошенько подпрыгнуть, то можно вполне звезду достать… Вот такие мысли навевает ночь в пустыне.
Каждой ночи необходимо своё меню.
Бывают ночи, когда не волки воют на луну, а наоборот.
Каждый новый день — это чистый лист формата А5, а первый день Нового года — здоровущий кусок ватмана.
Как чудесно лежать в ночи папоротников, трав, в ночи негромких сонных голосов, все они шелестят, и сплетаются, и из них соткана тьма.
— А почему нет солнца?
— Потому что ночь.
— Опять ночь…
Вечера могут быть невероятными, ночи — незабываемыми, и всё равно после них настает самое обычное утро.
… его взгляд, минуя меня, устремился к небу, уже ощетинившемуся иголками звёзд.
Лунный свет дрожал на ее волосах, скользил по цветам, ночь была сказочно синей и волшебно глубокой. Она была как пришелица из другого мира, словно перестала быть человеком, породнилась с деревьями и цветами. Она ощущала близость звезд, и синее ночное небо целовало ей лоб. Трепет от присутствия Божественного пронизал ее, и на мгновение она прикрыла глаза. Все деревья казались ей старыми знакомыми, все звезды – родными, природа была ею, а она – природой.
Потому что сейчас ночь. Потому что, если хотите знать, все мы словно искорки, гонимые неведомым ветром.
… за каждой ночью приходит рассвет…
Мужчина обязан сопроводить женщину туда, куда обещал сопроводить. Особенно если дело происходит ночью.
Достигнуть зари можно только тропою ночи.
Самая короткая ночь вовсе не в третьей декаде июня, а 31 декабря.
Лучший мой друг — эхо, а почему? — Потому, что я люблю свою грусть, а оно не отнимает её у меня. У меня лишь один поверенный — ночная тишина… Почему? — Потому что она нема…
Ночь проявляет наши проблемы, а не скрывает их.
В жизни бывают дни — и бывают ночи — будничные, а бывают воскресные. Только реже, чем в календаре.
Всех ожидает одна и та же ночь.
Я вам пишу, зачем не знаю Наверно, чтобы поделиться Тем, во что верю, тем, что снится Чего хочу, о чём мечтаю Я вам пишу, сказать не смея Не видя вас, но предствляя Пишу, от наглости хмелея Воображенье распаляя Пишу в пространство ИнтернетаСлова, как будто Богу в уши Надеясь, что в пространстве этом Со мной есть родственные души Мой монитор, как свет в оконце Свечой в ночи мне ярко светит Ещё чуть-чуть и встанет солнце А я всё жду, что мне ответят.
Струя пламени взвилась в воздух. В тёмном небе отчётливо прорисовался силуэт: мощное тело, огромные, медленно взмахивающие перепончатые крылья, пасть, извергающая огонь. Красный дракон бесшумно сделал круг над скалами. Я в оцепенении смотрела, как он разворачивается к ним хвостом и движется в сторону селения. Чтобы дойти до скал, человеку нужно два дня пути по неровной дороге, по холмам и оврагам. Дракон приближался быстро, его не задерживали ни крутые подъемы и спуски, ни быстрые горные ручьи. Что же я делаю?! Стою на самом виду на вершине холма, перед обрывом! А вдруг дракон на ночную охоту вылетел? Во всех сказаниях драконы девушек крали! Я кинулась прочь, с полянки, в сторону селения. Не успею, как пить дать, не успею! Добежала до сон-дерева, прижалась к светлому стволу.
Ночь только готовилась лечь на землю, копила тьму, понемногу добавляя чернил в прозрачные акварельные сумерки, но изнутри освещённого павильона сад по ту сторону решётки казался царством мрака.
Ночи были полны ветра, струящегося в блеске лун сквозь море трав в пустых полях, сквозь клетки городов, покоящихся уже 120 веков.
Помни, что ночь для охоты дана, не забывай: день для сна.
День дает человеку пищу, ночь — голод.
Смерть всегда провожает жизнь, подобно сумеркам предшествующим ночи.
Когда закат расправит свои крылья,
Согреет ночь в своих объятьях облака.
Ночную мглу, присыпав звездной пылью,
Распишет темный холст художника рука.
Тогда, очнувшись, сказка станет былью,
И дети гор услышат голос сквозь века…
В темноте души всегда три часа ночи.
Ночь прекрасна, когда вы счастливы, утешительна — когда вы находитесь в горе, ужасна — когда вы одиноки и несчастны.
Когда становится достаточно темно, можно увидеть звезды.
Ночь — это темное время. Время, когда просыпаются духи, скрывающиеся во мраке.
Ночь — это время для сна, а не для пьянства. Если ты нарушаешь этот закон, ты будешь казнён.
В каждом доме нужно всего лишь дождаться рассвета. В своем — тоже. Просто нельзя идти дальше, если внутри – ночь.
Вообще же он умел терпеливо переносить превратности судьбы: за плечами сорок лет беспокойной жизни и переменчивой жизни. Ситуации вроде этой были не в новинку. Он жил в Париже несколько лет, страдал бессонницей и ночами часто бродил по городу — поневоле приходилось видеть всякое.
Ночь — лучшее время для таких, как я.
И в небе я ищу разгадку жизни темной, Под бледною луной бродя в ночи бездомной.
Небесный мир, святая ночь, Пролей над сей душой Паломнику терпеть невмочь — Подай ему покойЛуна сияет там вдали, И звезды огоньки зажгли, Они едва не увлекли Меня вслед за собой.
Хорошие мысли имеют обыкновение прилетать по ночам.
Смерть всегда провожает жизнь, подобно сумеркам предшествующим ночи.
Мы находимся на крыше, на свежем воздухе, где весь мир черный, кроме звезд и щепочки-луны, которые кто-то повесил где-то очень далеко. Иногда я задумываюсь над тем, а остались ли там, в вышине, другие планеты, и если да, то как они ведут себя после всего того, что произошло здесь? Может быть, нам стоило бы в чем-то поучиться друг у друга.
— Ведь ночь на дворе! Ты знал, что я сплю! — Позвонил бы — все равно разбудил, но по телефону не видно, в чем ты.
Если бы не было на свете ночи, неоткуда было бы взяться утру.
Тени высоких колоколен все росли и росли, пока не достигли горизонта и не слились с надвигающимся мраком и тогда медленно, неслышно, расправляя складки своего синего и все более отливающего черным плаща и мало-помалу обволакивая им землю, подкралась ночь.
Ночь снисходительна, она не выдаст… Она — всеобщая мать, которая даст покой в своих объятиях, скроет в тенях и никому не расскажет о выплаканных у нее на руках слезах.
Если я однажды приду к власти, то первое, что сделаю, ‒ это поставлю памятник ночи. Лучшее время суток, я в нее влюблен.
Первая ночь – самая тяжелая без всяких сомнений. Вы как бы заново рождаетесь с обожжённой кожей и полуслепой от всех этих дезинфицирующих средств. И когда вас бросают в камеру, когда засовы с грохотом закрываются, только тогда вы понимаете, что все это правда. Прошлая жизнь улетучивается в мгновение ока. Впереди долгая холодная жизнь в аду, и вам ничего не остаётся, как только всё время думать об этом.
И под покровом ночи каждый из нас рассказал другому свою жизнь, передал в дар груз воспоминаний, благодаря которым люди понимают: они родня.
Я вдруг увидел, что эта ночь только звено в цепи тысячи других ночей, – бесконечной цепи, уходящей в невидимую даль; и путь мой пролегает сквозь вечную ночь, во тьме, под светом холодных и бездушных звезд.
Ещё томлюсь тоской желаний,
Ещё стремлюсь к тебе душой —
И в сумраке воспоминаний
Ещё ловлю я образ твой…
Твой милый образ, незабвенный,
Он предо мной везде, всегда,
Недостижимый, неизменный,
Как ночью на небе звезда…
А мы купались… И вода светилась…
И вспыхивало пламя под ногой…
А ночь была как музыка, как милость
торжественной, сияющей, нагой.
… Ночью тоска… обостряется, как язва после острой пищи.
Я люблю темноту… Люблю ночь, полную далеких звезд, люблю тени, в которых так легко прятаться от нежелательных взоров, люблю лежать в тишине, не зажигая лампу, и мечтать. Да, я люблю темноту, но не когда она возникает черным пятном на залитом светом пространстве, налетая мрачной тучей откуда-то сверху.
Ночь все делает ярче, черный выгодно оттеняет любой цвет, играя на контрасте. И даже пороки кажутся слаще добродетели…
Ничто так не отпугивает ночные кошмары, как горячий шоколад и крепкие объятия.
Если я однажды приду к власти, то первое, что сделаю, ‒ это поставлю памятник ночи. Лучшее время суток, я в нее влюблен.
Если я однажды приду к власти, то первое, что сделаю, ‒ это поставлю памятник ночи. Лучшее время суток, я в нее влюблен.
Ночью мы особенные. Мыслим иначе, видим иначе, чувствуем и воспринимаем мир иначе. Ночью мы мечтатели, герои, революционеры, поэты, тигры и львы, вырвавшиеся из своих клеток. Ночные люди более естественны и органичны. Ночью нам подвластно всё. Сумасшедшие авантюры, безумные идеи, самые смелые желания – ночью всё возможно. Ночь стирает границы. Ночь свободна. Ночь открывает истину. Мы должны сохранить себя ночными людьми. Сохранить это невероятное состояние ума и сердца для любого времени суток, для всех дней недели, на всю жизнь.
Мир был прост — звезды во мраке. Был ли это 1947 год до нашей эры или нашей эры, внезапно потеряло всякое значение. Мы жили, и это мы ощущали со всей остротой. Мы понимали, что жизнь была полна для людей и до наступления века техники — пожалуй, во многих отношениях полнее и богаче, чем жизнь современного человека. Время и эволюция в эти мгновения переставали существовать. Все, что в жизни человека было реальным и имело значение, сегодня оставалось таким же, каким оно было когда-то и будет всегда. Мы растворялись в абсолютном всеобщем мериле истории: бесконечная беспросветная тьма под роем звезд.
Каждая ночь, словно борьба за выживание. Мыслей очень много, а ты один. Хорошо, когда y тебя есть союзник в такие моменты борьбы, борьбы с самим собой. И просто замечательно, когда он тебя полностью понимает. Месть сделала ночи длиннее, а ножи — короче.
Ночи, когда я просыпаюсь в четыре часа, встаю, варю себе кофе, а в доме все спят, и спят не только все в доме, спят всё где бы то ни было, и впереди у меня несколько часов, когда я могу что-то делать, опережая всех в мире.
Двое в одном
Глупостью слов,
Мякотью губ,
Под стук колес
Убивали ночь.
Если бы не ночи, дни были бы наполовину менее яркими.
Подлинное одиночество испытываешь, когда все вокруг спит.
Люблю ночь. Самое время для меня. Нет никого вокруг, и не нужно. И этот запах… запах ночи.
Наш ум ночью и он же при свете дня — совершенно разные инструменты мысли.
У меня накопилось о чем поразмыслить, а лучше всего думается в одиночестве под звездами.
Надвигалась ночь, матерь страха и тайны.
Холодное зимнее небо затоптано всякой дрянью. Звезды свалились вниз на землю в сумасшедший гоpод, в кривые улицы.
Странная ночь, долгая ночь — Некого винить, некому помочь. Странная ночь, долгая ночь — Что же ты меня не прогонишь прочь?
Ночи, когда я просыпаюсь в четыре часа, встаю, варю себе кофе, а в доме все спят, и спят не только все в доме, спят всё где бы то ни было, и впереди у меня несколько часов, когда я могу что-то делать, опережая всех в мире.
голосуй звездами за цитаты!
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Все афоризмы для вас
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
ТЕПЕРЬ НАПИШИ КОММЕНТАРИЙ!x
()
x