Красивые цитаты про небо и облака (300 цитат)

И дети, и взрослые любят наблюдать за облаками, потому что те могут принимать самые разнообразные формы, например, одно из облаков часто бывает похожим на зайца, а другое – на симпатичную кошку. Детям совершенно не интересны скучные знания о том, что такое облака, им хватает видимости мягкости и уюта, чтобы становилось хорошо. В данном разделе собраны красивые цитаты про небо и облака.

Довольно только передвинуть стул на несколько шагов.
И ты снова и снова смотришь на закатное небо, стоит только захотеть…
Предел для меня — только небо.
Испытай один раз полет, и твои глаза навечно будут устремлены в небо. Однажды там побывав, на всю жизнь ты обречен тосковать о нем.
Мне казалось, что даже небо плачет, заглядывая в окно моей комнаты…
Жизнь в городах приучает смотреть разве что себе под ноги. О том, что на свете бывает небо, никто и не вспомнит…


– Куда же ты карабкаешься? Зачем? Ты хочешь попасть на небо?… Ты глупая: небо начинается сразу за твоей головой. И не нужно лезть так высоко.
Однако такова уж особенность звёздного неба: у всякого, кто глядит на него, сладко щемит сердце. Возможно, мы и в самом деле родом откуда-то оттуда?
… я иногда удивляюсь… своей… где-то внутри лежащей, несмотря ни на что, радости жизни, — просто вот рад тому, что живу, вижу голубое небо…
На самых прекрасных картинах видно небо.
Не обманывайся мнимой безмятежностью небес:
Небо — хитрый лжесвидетель, предающий всех подряд.
Не всем, кто толкует про небо, суждено туда попасть.
В детстве мне казалось, что до неба — рукой подать. Вот почему мне так нравятся дожди, они пахнут небом.
Я к солнцу и небу руки поднимаю, но опускаюсь на колени перед теми, кто подарил мне эту жизнь.
Небеса — это не место и не время. Небеса — это достижение совершенства.
Человек! Возведи взор свой от земли к небу, какой, удивления достойный, является там порядок!
Небо и земля долговечны потому, что они существуют не для себя.
Нету лучшей иконы, чем небо!
Никогда еще такое знакомое небо не казалось мне поистине благословенными небесами…
Странно осознавать, что, несмотря на одно и то же небо у нас над головами, мы все абсолютно разные.
Облака вновь приобрели свой старый цвет, старый свой английский цвет — цвет яиц, сваренных всмятку и очищенных пальцами города.
Облака плывут куда-то. В небе синем далеко… Знать бы, что для счастья надо? На душе станет легко…
Смотрю на небо, тучи и облака сменяют друг друга. Серые тучи пытаются завладеть белыми облаками, и кажется, что уже близко поражение, но нет, белые не сдаются, и серые «проходят» мимо. Так часто бывает и в нашей жизни, когда зло сменяет добро, но как нам известно по сказкам, добро всегда побеждает, насколько бы оно не уходило в тень.
Когда слушаешь прекрасную музыку — словно купаешься в облаках.
Облака — это призраки давно поверженных драконов…
… люди устроены иначе, чем мы, облака. Вам почему-то обязательно надо, чтобы была крыша над головой. А если крыша дырявая и сквозь неё видны звёзды, вы не успокоитесь, пока не заделаете все дыры до одной…
Туман тончайшим голубым батистом расстилался по полю, поднимаясь густым сероватым паром к малиновому небу. Влажный чистый воздух, попадавший из открытого окна форда, заполнял мои легкие. Зеленые нескончаемые поля, растянутые на многие километры, соединялись с небом где-то у горизонта, являясь словно лестницей к облакам, но только на этот чародейный миг блаженного утра, когда границы неба и земли были спрятаны от реальности нежной дымкой тумана.
А небо стало бесцветным. Как будто голубое небо — это лист бумаги, в центре которого выжгли дыру, а за той дырой — сплошная чернота. И всё в звёздах. Только вообрази себе, каково это — падать ВВЕРХ.
Я — один. Вечер. Легкий туман. Небо задернуто молочно-золотистой тканью, если бы знать: что там выше? И если бы знать: кто — я, какой — я?
Перед восходом солнца есть момент, когда все небо становится таким бледным, почти бесцветным… Это не совсем серый и не белый, мне всегда он нравился, потому что когда на него смотришь, веришь, что вот-вот случится что-то хорошее.
Две вещи наполняют душу всегда новыми и все более сильными удивлением и благоговением, чем чаще и продолжительней мы размышляем о них, — это звездное небо надо мной и моральный закон во мне.
Пальцами небо трогать не стоит — остаются пятна.
Я на диване… Небо в кармане…
Так и оставим!
Небеса — это не место и не время. Небеса — это достижение совершенства.
Отражающая солнце сверкающая поверхность моря переплеталась с яркой синевой небес, складываясь в монотонный узор, заполнявший все поле зрения.
На небе только и разговоров, что о море. Там говорят о том, как чертовски здорово наблюдать за огромным огненным шаром, как он тает в волнах, и еле видимый свет, словно от свечи, горит где-то в глубине…
Не поднявшись на высокую гору, не узнаешь высоты неба. Не взглянув в глубокое ущелье в горах, не узнаешь толщины земли. Не услышав заветов предков, не узнаешь величия учености.
Море и небо — два символа бесконечности
Никому в голову не приходит давать названия небу, хотя и там, как в океанах, есть свои проливы и моря, впадины и отмели.
Лежа на спине, я смотрю вверх на небо. Лежа на животе, облака смотрят вниз прямо на меня.
А сейчас небо синее-синее, в нем пасутся овечки облаков, сделанные из сахарной ваты.
В детстве я был уверен, что к кучевым облакам приставляют длинные лестницы и собирают с них вату. Облака эти выглядят так, будто до них можно дотянуться и потрогать; а если представить себе, что сделать это действительно удастся, они наверняка покажутся самым мягким из всего, что есть на свете.
У каждого человека свои звезды. И так забавно поднимать глаза на вечернее небо и видеть, что оно затянуто тучами. И ты выдыхаешь, надеясь, что к ночи оно станет чистым с россыпью мелких сверкающих алмазов.
Бывают такие удивительные моменты: ты только что смотрел на небо, и в небе было пусто; вдруг раз — и оно уже усыпано звездами.
Небесные звёзды не танцуют, но светят. Земные звёзды не светят, но зажигают.
Неважно, что в голове, важно – что вокруг головы, а вокруг неё бесконечно вращаются облака, мы реально не замечаем их. Жизнь без облаков невозможна. В этих формах «непридуманности» и чистоты я вижу последнюю надежду для всех нас. Нам нужно учиться свободе у облаков, нам нужно учиться облакачиваться!
– Я бы хотел попробовать облака. – С чего ты взял, что они тебе понравятся? – Всё вкусное всегда на самой верхней полке…
Пределом могут быть только облака.
— Так, первая линия обороны взята, благодаря моему «личному» участию, вам, господа, остаётся лишь захватить замок. [Небо покрывает туча]. Для тех, кто не слышал и для истории повторяю: первая линия обороны взята, благодаря моему «личному» участию, а им остаётся лишь захватить замок, для музея. Что такое? Почему темно? Почему темно? Разогнать облака! Поставить солнце на место! [небо вновь становится светлым]. — Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не вешалось. — Полный порядок!
Когда весёлый ветер Играет с облаками, То верьте иль не верьте, Но сказка рядом с нами. Я знаю, есть у ветра Любимая игра — На крышах, на крышах Он крутит флюгера. На крышах, на крышах Он крутит флюгера.
Многие люди писали хорошие книги, сидя в ссылке. И главное — почаще глазеть на облака. В старых книгах сказано, что тот, кто смотрит на облака, не жнёт. То есть не думает о хлебе, не сеет и не жнёт. Но люди, которые смотрят в землю, кормят его. Такой человек почему-то нужен другим, хотя он только и делает, что таращит глаза на облака.
Есть место, в которое я мысленно иногда хожу. Там прохладно и туманно, и ты плывёшь как облако. Теперь ты и есть облако. Такое же, как на небе в ветреную погоду. Тебе не надо ни о чём думать. Ты ничто. Ты никто.
Хоть бы дождь пошёл. Говорят, на горе Ниса нимфы плачут в облака, но… видно, им недостаточно грустно?
Люди, как облака. По отдельности интересны и загадочны, а соберутся в тучу — жди грозы!
– Смотришь на неё?.. И как?.. – Всё в неправильных цветах… – Это цвет основы. Он даёт тон. Тень при свете. А когда он высохнет, я глазирую голубым. Но тонко, чтобы чёрный просвечивал… Посмотри, Грид. Смотри на облака… Какого они цвета?.. – Белого… Нет. Нет, не белого… Жёлтого… Голубое и серое… У облаков есть цвета! – Хм… Теперь ты понимаешь.
— Ты видишь то же, что и я? — Облако в виде кролика? — Смотри ниже. — Кролик в виде облака! Это же еще круче!
Осень время поэтов и задумчивых женщин, время, когда кренится чаша весов и необузданная ярость жизни идёт на убыль. Осенью оседает пыль. Пыль переживаний, бьющих по оголенным нервам, пыль безумных идей и почти начатых свершений. Осенью остывает небо. И вместе с ним остывает звериный рык страсти, становясь тихой умиротворённой нежностью.
Небо люблю. Сколько угодно могу на него смотреть — не надоедает. А когда не хочу, то просто не смотрю.
Октябрь выдался удивительный. В прохладном воздухе витала острая горчинка, ощущался аромат сухой опавшей листвы. По улицам тихо и уверенно, как кошка, шла осень. Небо было высоким, прозрачно-голубым. Однако солнце с каждым днем остывало все больше, и город мало-помалу смирялся с приближением неизбежных холодов.
Как приятно было видеть бегущие по небу облака, а в просветах мерцание лунного света — не так ли чередуются радости и горести в человеческой жизни?
Если люди далеко, их объединяет небосвод.
Никто не в силах захватить и присвоить себе раскат грома. Никто не может отобрать небеса у другого человека. Никто не может забрать небо с собой при расставании.
… я почти достиг моего неба. Небо других я ни во что не ставлю и о нём не хлопочу.
Во время дождя везде пахнет небом.
Мне не нравится, как ты это выразила, но ты на верном пути. В этом небе облако может плыть спокойно, но однажды, я укушу даже небо.
… И то, что я смотрю на то же небо, что и ты, заставляет меня видеть его по-другому, метаясь от надежды к отчаянию по мновению твоей руки; а сердце моё начинает наигрывать мелодию. Как назвать это ощущение? Как называется это чувство? Думаю, оно зовется «любовь». Я уверен, это и зовут любовью.
Для некоторых только небо — предел. А кое-кого даже небо не остановит.
Ещё ни один пессимист не проник в тайны звезд, не открыл неизвестную землю и не распахнул перед человеческим духом новые небеса.
Две вещи не перестают приводить меня в изумление — звездное небо над головой и нравственный закон внутри нас.
Быть может, небо на самом деле — это поросший белыми цветами луг; и там гуляет бог и срывает звезды…
Я снова посмотрел вверх и вдруг подумал, что последний раз видел звездное небо черт знает когда, хотя все время оно было над головой — достаточно было просто поднять её.
Однако такова уж особенность звёздного неба: у всякого, кто глядит на него, сладко щемит сердце. Возможно, мы и в самом деле родом откуда-то оттуда?
Когда проблемы валятся в кучу… когда опускаются руки… я просто смотрю на огромное холодное звездное небо! И мне становится легче, потому что я со своими проблемами — это такая мелочь в масштабах целой Вселенной!
Лежать на траве и смотреть в ночное небо, отрешившись от всего остального, что окружает.
Ночное небо – бесконечно, безгранично, у него нет очертаний, нет рамок, конца и начала, только звезды мерцают своим холодным светом и млечный путь приглашает пройтись по нему в вечность, в любом направлении.
Ночное небо более одухотворенное, звезды, луна- клево расслабляют, а если еще и лето, и кузнечики в траве стрекочут, то просто супер!
Р-404 несся через ночь вслед за вчерашней зарей. Небо, переливавшееся всеми оттенками синевы, было проколото россыпями крупных звезд, среди которых на подушке из серебристого света нежилась полная Луна.
Ночное небо… звездное небо… темное, манящее, заставляющее задумываться о высоком и прекрасном… Ночное небо… это прекрасно… просто прекрасно… и так романтично…
Облака плыли надо мной, причудливо изменяясь, иногда устрашая своим обликом, иногда чаруя и даря добрые предзнаменования. По облакам можно было лишь погоду правильно угадать, а во всем остальном не всякий ведун мог разобраться.
В юго-западной стороне возвышалось кучевое облако с верхушкой, напоминающей гигантскую наковальню. Солнце, висевшее над горизонтом, подсвечивало наковальню так, что она сияла ослепительной белизной, но ниже цвет облака менялся. Там были тысячи оттенков серого — от почти белого до почти черного, и к этому великолепию умирающее солнце добавляло нежно-алые, розовые и красные мазки. Народ Ковбоя Дэши наделял такие облака священным символическим смыслом. Для народа Чи они было просто красивыми и потому самоценными.
Знаешь, когда небо серое, это из-за облаков, на самом деле оно не серое. Когда облака пропадают, можно увидеть, что небо всё еще там и что оно голубое. Облака не делают небу больно, они временное явление.
— Это облако похоже на овчарку. — А, по-моему, на сахарную вату…
— Итак. Что ты видишь? — Собаку… — Правильный ответ — облако! — Кто смотрит на облако и видит только облако?
Проплывавшие над зданием облака напоминали свалявшиеся комки пыли, которые долго не убирали пылесосом. А может, по небу дрейфовали принявшие форму сгустки социальных противоречий, которые произвела на свет третья промышленная революция. Так или иначе, собирался дождь.
Почему небо выглядит столь одиноким?
Небо на всех одно, а небеса у всех разные.
Небо… оно прекрасно. Несмотря ни на что небо кристально чистое. Как будто ничего не случилось. Всегда наступит «сегодня». Не знаю, почему, но такие вещи сводят меня с ума.
— Мы сейчас будем слушать, что в небе делается!
— Я не умею. Да там и нет ничего, только звезды падают.
— А ты хорошенько слушай.
Если небо в душе, значит, небо в глазах…
Никто не обращает внимание на небо, пока не влюбится.
Тот, кого ты любишь, это лезвие. Это скальпель, которым ты препарируешь собственную душу. Это разделочный нож, которым ты безжалостно отсекаешь в себе все лишнее, наносное, ставшее вдруг таким мелким и ненужным. Это бритва, которой ты вскрываешь грудную клетку, обнажая дрожащее сердце, жаждущее самого интимного прикосновения. И вскрыв себя, ты начинаешь бездумно кромсать это небо, чтобы по кусочкам дарить его тому, кого…
Небо и земля долговечны потому, что они существуют не для себя.
Отчаянно и безрассудно взметнув руку к небу, мы отправили в полет огромную глыбу металла, чтобы пристальнее вглядеться в безумно далекие космические пространства.
Я люблю ночное небо, которое видно когда ты не в городе, и звезд становится великое множество, и начинаешь понимать, как люди придумывали созвездия, и кажется, что кто-то далеко-далеко также смотрит в небо и видит наше Солнце как маленькую звезду.
Нет ничего красивее ночного неба! На него можно смотреть вечно, особенно в полнолуние! Лунными ночами меня обычно тянет на откровения… Но рассвет, зараза, ломает весь кайф…
Все-таки красивая штука небо… особенно ночью, звездной ночью… как редко удается смотреть на него в свое удовольствие…
Я брошу все. Поеду к счастью ли или к беде больниц, темниц, но ноет небо под запястьями, тоскует, ищет твоих птиц.
Мы потеряли небо в суете, в бегах, в делах.
Мартовское небо отличается от неба октябрьского.
Как же надо не любить это небо, чтобы жить в небоскребах!
Небо наклонилось, чтобы ласково погладить землю.
Их поцелуй слился в бесконечную линию горизонта.
И небо к нам летит в огнях и ранах — тяжелое, широкое, ночное, а посреди большого океана нас только двое.
Серость — это не дождливое небо, это даже не мокрый асфальт, это в голове красок не хватает.
Небо редко бывает таким высоким. В ясные дни у него вообще нет высоты — только синева. Нужны облака, чтобы оно стало высоким или низким. Вот так и человеческая душа — она не бывает высокой или низкой сама по себе, все зависит исключительно от намерений и мыслей, которые ее заполняют в настоящий момент… Память, личность — это все тоже как облака…
Небо редко бывает таким высоким. В ясные дни у него вообще нет высоты — только синева. Нужны облака, чтобы оно стало высоким или низким. Вот так и человеческая душа — она не бывает высокой или низкой сама по себе, все зависит исключительно от намерений и мыслей, которые ее заполняют в настоящий момент… Память, личность — это все тоже как облака…
Лежа на спине, я смотрю вверх на небо. Лежа на животе, облака смотрят вниз прямо на меня.
… облака под ними начали таять и все трое рухнули на твердую, холодную землю, лишенную сочувствия к своим беспечным чадам, которые вздумали изменять ей с небесами.
Облакам не страшно упасть в море, ведь они (а) не могут упасть и (б) не могут утонуть. Впрочем, никто не мешает им верить, что с ними такое может случиться. И они могут бояться сколько угодно, если захотят.
— Облака — это единственное, чего мне будет не хватать после смерти… — Но прежде, чем это произойдёт… они тысячу раз успеют тебе надоесть…
Большинство людей забывают способность замечать серебряный ободок у каждого облака, хотя для этого надо всего лишь поднять голову, ведь облака почти каждый день проплывают в небе.
Глядеть на облака больно, но полезно, как полезно многое из того, что вызывает боль.
И теперь, в верхнее запылённое, с прошлого лета не протиравшееся окно было видно очень странное и красивое небо: на первый взгляд оно казалось молочно-серым, дымчатым, а когда смотреть дольше — в нем начинала проступать синева, оно начинало голубеть все глубже, все ярче, все беспредельнее. И то, что оно не открывалось все сразу, а целомудренно таилось в дымке прозрачных облаков, делало его милым, как девушку, которую любишь.
О, но мне так нравятся тучи! Они намного сложнее, чем ясное небо. Если бы они были людьми, именно с ними я постаралась бы познакомиться поближе. Намного интереснее гадать, что скрывается за слоями облаков, чем вечно любоваться простой, чистой, кроткой синевой.
Облака одно за другим уносились на юг. На их месте тут же появлялись другие, и не было им конца. Наверное, где-то на севере есть неиссякаемый источник, который их поставляет. Решительные люди в тёплой серой униформе с утра до вечера молча производят на свет облака. Точно пчёлы мёд, пауки паутину, а войны — вдов.
… если долго глядеть на вечерние облака, что несутся непонятно откуда и неведомо куда, начинает казаться, будто и тебя саму уносит куда-то на край света.
Я наблюдал за облаками… Облака — вечные изменчивые странники. Облака — как жизнь… Жизнь тоже вечно меняется, она так же разнообразна, беспокойна и прекрасна…
Ангелы каждую ночь зашивают небо…
… ночью город — опрокинутое небо.
Зачем земля, когда есть небо?
Небо ведь не для того, чтобы подглядывать. Небо ведь — оно чтобы любоваться.
Мне так нравилось вчерашнее небо – стиснутое, чёрное от дождя, которое прижималось к стеклам, словно смешное трогательное лицо.
Иногда свет настолько ослепительный, что это все, что ты можешь видеть. Иногда темные облака поглощают тебя, и, кажется, что небо никогда не будет ясным. Но когда солнечные лучи пробиваться сквозь дождь, приходит горьковато-сладкая радуга.
Я всегда знал, что небо полно тайн, но только теперь понял, насколько полна загадками земля.
На небе только и разговоров, что о море и о закате… Там говорят о том, как чертовски здорово наблюдать за огромным огненным шаром… Как он тает в волнах… И еле видимый свет, словно от свечи, горит где-то в глубине.
Но где же оно, небо? Что оно такое? Небо не над нами и не под нами, не слева и не справа. Небо — в сердце человека, если он верует. А я не верю и боюсь, что так и умру, не увидев неба.
В эти минуты падает небо.
Для любящих, как и для птиц, необходимо не только гнёздышко, но и небо.
Мне кажется, что небо легло на землю, а я зажат между ними и дышу сквозь игольное ушко.
Как же надо не любить это небо, чтобы жить в небоскребах!
Как земля тянет вниз, так небо тянет вверх. И притяженье неба ничуть не слабее притяженья земли.
… Небосвод предстал миру в цельнокроенном великолепии лазурного наряда, который сидел как влитой, нигде не морщил и не собирался в складки, и эта объяснявшаяся безветрием гладкость была идеальна.
В его глазах я вижу Небо. Но это Небо теперь навсегда затянуто грозовыми тучами.
Небеса — это как у людей оперный театр. Набережная, куда тревоги выходят прогуляться. Небо притягивает взгляд праздных. Утешает усталых переливами, обещающими, что жить станет проще.
Небо у человека не может отнять никакая власть. Оно, как и любовь, неподвластно земному притяжению, оно вне времени и вне пространства.
Ваш союз заключен на небесах. Или где-то около того.
Если бы я ослеп, больше всего меня, думаю, удручало бы то, что я не могу теперь до полного одурения смотреть на плывущие облака.
Души путешествуют по врем’нам подобно т’му, как путешествуют по небесам облака, и, хоть ни очертания, ни окраска, ни размеры облака не остаются теми же самыми, оно по-прежнему облако, и так же точно с душой.
В небе, подернутом полупрозрачной пеленой, шла ожесточенная схватка между сворой голодных грязно-серых облаков и луной. Облака с остервенением пытались разорвать вечную страницу на части, и она, сопротивляясь, судорожно вспыхивала и гасла. Наконец луне удалось вырваться, она стряхнула с себя остатки цепляющегося мрака и засияла во всем величии своей гордой холодной красотой.
Весь мир живёт в риске. Никто не застрахован от всего. Тебе кажется, что всё стабильно, но это не так. Это лишь иллюзия. Ты думаешь, у тебя под ногами твёрдая почва, но на самом деле это – облака. А облака могут растаять в любой момент.
Вы замечали, что когда лежишь, небо ближе?
Небо — это перевернутый океан. Время от времени он обрушивается на нас, умывая дома и холмы морской водой.
Какая красота! Как я раньше этого не замечал? Мы ничто в сравнении с чистым, голубым, бесконечным небом.
Небо мое, ты говоришь со мной подчас такими теплыми, внезапными голосами.
Если ты любишь смотреть на звездное небо,
Если оно привлекает тебя своей гармонией
И поражает своей необъятностью —
Значит у тебя в груди бьется живое сердце,
Значит оно сможет отзвучать на сокровенные слова о жизни Космоса.
Когда два человека смотрят на небо с разных концов земного шара, где-то там высоко их взгляды непременно пересекаются. Возможно, они еще не знают, что им предстоит быть вместе, но это лишь вопрос времени. Поэтому никогда не опускайте головы и не переставайте верить!
Родственные души есть на небесах. Встретить родственную душу на земле гораздо труднее.
Я пойду стучать в небеса… И слушать отзвуки…
Если кто-то по ночам смотрит на небо, это ещё не значит, что мы имеем дело с астрономом.
Наверное, облака созданы для того, чтобы звезды могли играть в прятки.
В небесах ангел не представляет собой ничего особенного.
Пожалуйста, Небо, не надо больнее, я жить без него не могу, не умею…
В созерцании звездного неба находил я более успокоения, нежели в человеческой мудрости.
… я ложусь навзничь, чтобы посмотреть на звезды. Их в небе видимо-невидимо. Кажется, будто падаешь, но не вниз, а вверх. В звездную пропасть над головой.
В детстве я любил смотреть на небо. На дневное небо с бегущими по нему облаками, которые жили собственной жизнью, меняясь на глазах, и безмятежно ползли одной им известной дорогой. Иногда мне казалось – точнее, я хотел верить – что символы, которые я угадываю в очертаниях того или иного облака, являются знаками, посланными мне с небес. Это было захватывающе. Но больше всего я любил звездное небо. Бескрайнюю тьму за окном, тихой ночью, когда весь город спит, а ты таращишься на далекие точки, которые пробуждают что-то смутное, неясное, но безумно волнующее в душе.
А когда я вырос, то перестал смотреть на небо.
Как и все, я стал смотреть вниз, на мусор и грязь.
Небо, – с наслаждением подумал старина Бейли, – никогда не повторяется: каждый день, каждую ночь оно разное.
Для любящих, как и для птиц, необходимо не только гнёздышко, но и небо.
Когда ты любишь и совершаешь что-то с любовью, ты намного ближе к небу, чем думаешь.
У каждого есть где-то человек, собою заменяющий все небо.
Души, не знающие любви, не могут повзрослеть и возвыситься до человеческих небес.
…И будет небо синим, до не возможности. И ясным горизонт, куда бы ты не шёл. И все становится легко и просто, Когда миром правит любовь…
Небо по-прежнему остается элементом, богатым тайна, что пугает, но в то же время очаровывает и привлекает.
Я наблюдал за облаками… Облака — вечные изменчивые странники. Облака — как жизнь… Жизнь тоже вечно меняется, она так же разнообразна, беспокойна и прекрасна…
… если долго глядеть на вечерние облака, что несутся непонятно откуда и неведомо куда, начинает казаться, будто и тебя саму уносит куда-то на край света.
– Я бы хотел попробовать облака.
– С чего ты взял, что они тебе понравятся?
– Всё вкусное всегда на самой верхней полке…
— Облака — это единственное, чего мне будет не хватать после смерти…
— Но прежде, чем это произойдёт… они тысячу раз успеют тебе надоесть…
Люди, как облака. По отдельности интересны и загадочны, а соберутся в тучу — жди грозы!
Но жизнь прекрасна и прекрасны облака.
Облака одно за другим уносились на юг. На их месте тут же появлялись другие, и не было им конца. Наверное, где-то на севере есть неиссякаемый источник, который их поставляет. Решительные люди в тёплой серой униформе с утра до вечера молча производят на свет облака. Точно пчёлы мёд, пауки паутину, а войны — вдов.
В небе, подернутом полупрозрачной пеленой, шла ожесточенная схватка между сворой голодных грязно-серых облаков и луной. Облака с остервенением пытались разорвать вечную страницу на части, и она, сопротивляясь, судорожно вспыхивала и гасла. Наконец луне удалось вырваться, она стряхнула с себя остатки цепляющегося мрака и засияла во всем величии своей гордой холодной красотой.
Весь мир живёт в риске. Никто не застрахован от всего. Тебе кажется, что всё стабильно, но это не так. Это лишь иллюзия. Ты думаешь, у тебя под ногами твёрдая почва, но на самом деле это – облака. А облака могут растаять в любой момент.
О, но мне так нравятся тучи! Они намного сложнее, чем ясное небо. Если бы они были людьми, именно с ними я постаралась бы познакомиться поближе. Намного интереснее гадать, что скрывается за слоями облаков, чем вечно любоваться простой, чистой, кроткой синевой.
Небо редко бывает таким высоким. В ясные дни у него вообще нет высоты — только синева. Нужны облака, чтобы оно стало высоким или низким. Вот так и человеческая душа — она не бывает высокой или низкой сама по себе, все зависит исключительно от намерений и мыслей, которые ее заполняют в настоящий момент… Память, личность — это все тоже как облака…
А я как заколдованный пялюсь в горизонт,
Я никогда не видел моря…
А там на небе только о том и говорят,
Какие там рассветы, какой закат…


Небо очень черное. Земля голубая. Все видно очень ясно.
Побег от себя похож на побег от неба. Можно возвести стены, загородится потолком, но оно как было над твоей головой, так там и останется. Точно так же в играх с собственной душой, можно вырастить любые иллюзии, разбить все зеркала, но твое лицо все равно останется прежним.
О необъятной глубине и безграничности неба можно судить только на море да в степи ночью, когда светит луна.
Если звёзды гвозди — снимите, пусть небо рухнет.
Туман тончайшим голубым батистом расстилался по полю, поднимаясь густым сероватым паром к малиновому небу. Влажный чистый воздух, попадавший из открытого окна форда, заполнял мои легкие. Зеленые нескончаемые поля, растянутые на многие километры, соединялись с небом где-то у горизонта, являясь словно лестницей к облакам, но только на этот чародейный миг блаженного утра, когда границы неба и земли были спрятаны от реальности нежной дымкой тумана.
Облака — это призраки давно поверженных драконов…
Есть место, в которое я мысленно иногда хожу. Там прохладно и туманно, и ты плывёшь как облако. Теперь ты и есть облако. Такое же, как на небе в ветреную погоду. Тебе не надо ни о чём думать. Ты ничто. Ты никто.
Облака в небо спрятались,
Звёзды пьяные смотрят вниз
И в дебри сказочной тайги
Падают они.
Большинство людей забывают способность замечать серебряный ободок у каждого облака, хотя для этого надо всего лишь поднять голову, ведь облака почти каждый день проплывают в небе.
Пределом могут быть только облака.
Плывёт гряда облаков…
Как бережно светлую луну
Она несёт на себе!
Есть горы — под небосводом
они завидуют водам,
и как отраженье неба
придумали звёзды снега.
И есть иные горы,
но та же у них тоска.
и горы в тоске по крыльям
придумали облака.
Облака вновь приобрели свой старый цвет, старый свой английский цвет — цвет яиц, сваренных всмятку и очищенных пальцами города.
Если бы я ослеп, больше всего меня, думаю, удручало бы то, что я не могу теперь до полного одурения смотреть на плывущие облака.
Что толку рассуждать о разводах. Разводы совершаются на небесах.
А сейчас я хочу чтобы сердце,
Расширяя свой небосвод,
Поместило в себя вселенную —
Вечных душ неземной хоровод.
И пускай закружатся в танце
Птицы, духи, планеты, люди —
Вы пришли сюда наслаждаться!
Улыбайтесь свободны будем!
Есть небеса бесконечно высокие —
Выше прилипчивой будничной пыли,
Вечно зовущие и одинокие.
Стоя под ними, мечтаешь о крыльях.
Пусть мы в разных постелях спим,
Но над нами единое небо.
… его взгляд, минуя меня, устремился к небу, уже ощетинившемуся иголками звёзд.
Черное небо было буквально усыпано звездами. Звездное небо над океаном — совсем не то, что звездное небо над Лондоном. Над океаном это обозримая невозможность, и созерцание неба есть взгляд в бесконечность.
Небеса всегда были свободны. Никто не занимает их. Ни ты, ни я, ни даже Бог. Но пришло время заполнить эту невыносимую пустоту небес. Отныне… Я буду править ими.
Я люблю тебя и небо,
Только небо и тебя.
Небо можно увидеть всюду, где бы ты ни был. И как бы ты далеко ни был, все равно с ним есть связующая ниточка.
Облакам не страшно упасть в море, ведь они
(а) не могут упасть
и (б) не могут утонуть.
Впрочем, никто не мешает им верить, что с ними такое может случиться.
И они могут бояться сколько угодно, если захотят.
И все же давай сделаем чудо.
Последнее чудо, нелепое чудо!
Давай на змее улетим в облака
Непонятно куда, непонятно откуда…
Облака плыли надо мной, причудливо изменяясь, иногда устрашая своим обликом, иногда чаруя и даря добрые предзнаменования. По облакам можно было лишь погоду правильно угадать, а во всем остальном не всякий ведун мог разобраться.
Я знаю — Небо, как шатер,
Свернут когда-нибудь,
Погрузят в цирковой фургон
И тихо тронут в путь.
Ни перестука молотков,
Ни скрежета гвоздей —
Уехал цирк — и где теперь
Он радует людей?
В воздухе чувствовалась весна. В небе порхали облака, белые, резвые, какими они бывают только в мае и июне, когда, беспечные, юные, они мчатся, играя, по синей дороге, то прячутся за высокие горы, то обнимаются и убегают, то сжимаются в платочек, то разрываются на полоски и, наконец, дурачась, нахлобучивают белые шапки на вершины гор.
Взгляни, взгляни — по небу голубому,
Как легкий дым, несутся облака,-
Так грусть пройдет по сердцу молодому,
Его, как сон, касаяся слегка!
Свершенья разума, походы в баню
И бракосочетанья близких душ
Идут своим порядком. Так плывут
Над опустевшим домом облака,
И мальвы алым золотом сорят
В заброшенном саду. Так яркий свет
Внезапно прорывает кокон туч
И ветер шарит в небе наугад.
Если бы не было облаков, мы бы не любили солнца.
Танец густых облаков
Вокруг полной луны…
Не успеешь вздохнуть,
Как уже
Рассвет наступил…
У облаков нет родины — они всегда плывут не ведая куда.
Знаешь, когда небо серое, это из-за облаков, на самом деле оно не серое. Когда облака пропадают, можно увидеть, что небо всё еще там и что оно голубое. Облака не делают небу больно, они временное явление.
И теперь, в верхнее запылённое, с прошлого лета не протиравшееся окно было видно очень странное и красивое небо: на первый взгляд оно казалось молочно-серым, дымчатым, а когда смотреть дольше — в нем начинала проступать синева, оно начинало голубеть все глубже, все ярче, все беспредельнее. И то, что оно не открывалось все сразу, а целомудренно таилось в дымке прозрачных облаков, делало его милым, как девушку, которую любишь.
Небеса не ошибаются — это глаза обманывают нас.
Дождь – это когда небо в осколках луж.
Голос твой на небе шепчет нежные слова,
Я в одном уверен: только ты всегда права.
Если ты захочешь обо всем мне рассказать,
Ветер знает, где меня искать.
И тогда внутри, как звезда на бархате небес, загорится хрустальный сияющий огонек, который сможет разогнать любой мрак… Просто надо помнить, что облака могут закрыть звезды, но потушить их они не в силах.
Иду домой, ветер бьет в ребра, а во мне ширится чувство какой-то парусности. Словно именно сейчас, стоит лишь слегка подпрыгнуть — и полечу я в небо. Туда, где облака мнутся, пожирают друг друга и рождают новые. Так и полечу — нелепым воздушным шаром в грязных ботинках с портфелем в руке. И чувство это такое сильное, почти как уверенность. Вот только не прыгну я. Потому что не полечу. А прыгающий на улице мужчина моих лет смотрится глупо. Так и иду дальше, а неосуществленный этот прыжок скручивает мерно зудящее раздражение в тугую пружину, натягивает курок будущего.
Сегодня вечером небо надо мной
Напоминает мне, как любить.
Хочу проверить, высоко ли я смогу взлететь. Хочу узнать, правда ли это. Правда ли, что небо на самом верху открывается.
Темные тучи превращаются в небесные цветы, когда их поцелует свет.
Тебе не нужны дома, деньги, власть или положение, чтобы практиковать Искусство Мира. Небо — там, где ты сейчас стоишь, и это как раз то место, где можно тренироваться.
Холодное небо Нормандии не может быть небом Испании.
Раньше мы поднимали глаза к небу, чтобы молиться. А теперь — поднимаем, чтобы проклинать.
Тата говорила — ближе всех к небесам старики и дети. Старики потому, что им скоро уходить, а дети потому, что недавно пришли. Первые уже догадываются, а вторые еще не забыли, как они пахнут, небеса.
Облака плывут куда-то.
В небе синем далеко…
Знать бы, что для счастья надо?
На душе станет легко…
Когда весёлый ветер
Играет с облаками,
То верьте иль не верьте,
Но сказка рядом с нами.
… люди устроены иначе, чем мы, облака. Вам почему-то обязательно надо, чтобы была крыша над головой. А если крыша дырявая и сквозь неё видны звёзды, вы не успокоитесь, пока не заделаете все дыры до одной…
Долго-долго висит
одинокое облачко в небе,
зацепившись за месяц…
Неважно, что в голове, важно – что вокруг головы, а вокруг неё бесконечно вращаются облака, мы реально не замечаем их. Жизнь без облаков невозможна. В этих формах «непридуманности» и чистоты я вижу последнюю надежду для всех нас. Нам нужно учиться свободе у облаков, нам нужно учиться облакачиваться!
Одуванчики —
большие шары так похожи
на облачка в небе…
По небу раскинуты подушечки в белоснежных наволочках. Из некоторых высыпался пух.
Как рассказать тебе куда ведут мечты
И что в стране приливов
В реках — молоко?
Однажды будем вместе
С этой высоты
Смотреть как коротка жизнь,
Жизнь у облаков…
В юго-западной стороне возвышалось кучевое облако с верхушкой, напоминающей гигантскую наковальню. Солнце, висевшее над горизонтом, подсвечивало наковальню так, что она сияла ослепительной белизной, но ниже цвет облака менялся. Там были тысячи оттенков серого — от почти белого до почти черного, и к этому великолепию умирающее солнце добавляло нежно-алые, розовые и красные мазки. Народ Ковбоя Дэши наделял такие облака священным символическим смыслом. Для народа Чи они было просто красивыми и потому самоценными.
Потянулись минуты,
потянулись часы.
Облака почему-то
чрезвычайной красы.
О, помедли хотя бы
ты, земная теплынь,
красноватый сентябрь,
голубая полынь.
Смотрю на небо, тучи и облака сменяют друг друга. Серые тучи пытаются завладеть белыми облаками, и кажется, что уже близко поражение, но нет, белые не сдаются, и серые «проходят» мимо. Так часто бывает и в нашей жизни, когда зло сменяет добро, но как нам известно по сказкам, добро всегда побеждает, насколько бы оно не уходило в тень.
А облака летят как лебеди,
Летят как лебеди издалека.
Я вас прошу, чтоб вы ответили,
И ваш ответ принесут облака.
Ветры в небесах,
Сохраните врата для
Белых облаков!
Ещё одно мгновенье
Дайте мне насладиться.
Опасность окрашивала весь мир своим галогенным светом, делая необычайно рельефным все вокруг, будь то каменные склоны, оранжевые и жёлтые лишайники или текстуры облаков на небе.
Я странствовал,
как неприкаянные облака,
не находя пристанища —
так дни свои неприхотливо
влачил туда-сюда, в угоду сердцу…
Элементарный расчёт: если вам море по колено, то ваша голова витает в облаках.
Небо плачет осенью — это любовь умирает.
Страсть — последняя возможность человеку высказаться, как небо — единственная возможность быть буре.
Человек — буря, страсть — небо, её растворяющее.
Его самолёт поднялся так высоко в небо, что остался на звёздах.
Когда ты любишь и совершаешь что-то с любовью, ты намного ближе к небу, чем думаешь.
На одно мгновение через бездну, их разделявшую, был перекинут мост. Но его чувство не стали от этого более низменными. Это не она опустилась до него. Это он поднялся за облака и приблизился к ней.
Я пытаюсь справиться с обрушившимся небом.
Я никак не слабачок, но тут такие перестрелки — я молчу.
Попасть на небеса так же трудно, как богатому человеку иметь настоящих друзей.
… небо над головой – легкомысленная сатиновая синь, этакие необъятные «семейные» трусы божества, как и положено нормальному майскому небу.
Я чувствую небеса, когда я смотрю в твои глаза.
Пять лет. Кажется, что это много, но сдаётся мне, они пролетят в мгновение ока. Похоже, по мере того, как я взрослею, годы становятся всё короче и короче. Уверен, этот принцип касается не только длительности прожитых лет, но и их ценности.
Возможно, и эти самые обычные мгновения, когда я пялюсь в окно на мрачное небо, чем-то важны.
Вот почему я ещё немного посмотрю на это пересохшее, но прекрасное небо.
Я подняла глаза на небо. Оно напоминало глубокую
миску бархатистого темно-синего цвета, перевернутую вверх
дном и укрешенную напоминающими снежинки кристаллами звёзд.
А, может, это мои замёрзшие слёзы, которые мне предстоит
выплакать в будущем? Почему-то мне показалось, что со своей
высоты они смотрят на меня с сожалением, и я чувствовала себя
подавленным, совершенно ничего не значащим существом
размером с муравья.
Порой мне кажется, что я топчусь на месте,
Планета движется так быстро подо мной,
Что я иду, не замечая этой вести,
Я лишь иду, раскручивая шар земной.
И кажется, что стоит мне остановиться —
Быстрее поплывут по небу облака,
Всё дальше от меня дыханье затаится.
Я не хочу, но я скажу «пока».
Вы — духи мёртвых. Вас влечёт стремнина,
Ведёт вас к лодке мрачный проводник.
И с рёвом ливня, что свиреп и дик,
Сливаются стенанья воедино.
Облака любви и страсти —
В громе, молниях и ливне.
Тучи дружбы — дней ненастья
Бесконечных заунывней.
Если ж, к радости природы,
Солнца луч на миг блеснет,
Вновь обложит непогода
Облаками небосвод.
Иногда я жду тебя,
Как звезда, веду тебя,
И тогда мне кажется,
Что плывут облака подо мной.
Иногда зову тебя,
Иногда пою тебя,
Знаешь, я ищу тебя, ищу уже давно.
— Так, первая линия обороны взята, благодаря моему «личному» участию, вам, господа, остаётся лишь захватить замок. [Небо покрывает туча]. Для тех, кто не слышал и для истории повторяю: первая линия обороны взята, благодаря моему «личному» участию, а им остаётся лишь захватить замок, для музея. Что такое? Почему темно? Почему темно? Разогнать облака! Поставить солнце на место! [небо вновь становится светлым].
— Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не вешалось.
— Полный порядок!
… облака под ними начали таять и все трое рухнули на твердую, холодную землю, лишенную сочувствия к своим беспечным чадам, которые вздумали изменять ей с небесами.
Закаты в августе! Плывут издалека
Полей дыхания и ветерки тугие,
И снежные встают над морем облака
Такие белые, что даже голубые.
— Вы знаете почему небо голубого цвета?
— Нет.
— Потому что я не люблю красный и покрасила его в голубой.
… Окно — это право на кусочек неба.
Сохрани свою любовь к небу, дитя, и я тебе обещаю: то, что ты любишь, найдёт способ увлечь тебя от земли, в высоту, в её жутковато счастливые ответы на все вопросы.
В детстве мне казалось, что до неба — рукой подать. Вот почему мне так нравятся дожди, они пахнут небом.
В небесах — пусто. Чистые и прекрасные, но совершенно пустые небеса. Нельзя же представить себе, чтобы архитекторы и строители жили во всех тех домах, которые они создали.
Не птицы одиноки в небе, а небо одиноко в птицах.
И это всё, и больше нету ничего —
Есть только небо, вечное небо.
Небо такое большое, что ты чувствуешь, будто никогда не сможешь его достать. Но — вот, взгляни, кажется, что можно схватить луну, да?
С неба падает снег — значит небу так надо…
Лице свое скрывает день;
Поля покрыла мрачна ночь;
Взошла на горы черна тень;
Лучи от нас склонились прочь;
Открылась бездна звезд полна;
Звездам числа нет, бездне дна.
Ведь что наша жизнь? Это небо. Пейзаж. Вид с мыса. Два облака, солнце и воздух — ничто на треть. Ты можешь сидеть и искать в этом небе смысл, и можешь расправить крылья и в нем лететь.
Откуда приносит столько печали
Ветер, что продолжает дуть между нами…
Если в небе, куда глядим мы сквозь слезы,
Все так пугающе ясно.
Когда старый орёл предчувствует приближение смерти, он из последних сил рвётся вверх, поднимается как можно выше. А потом складывает крылья и летит камнем на землю. Поэтому горные орлы умирают в небе — на землю они падают уже мертвые.
Эти звёзды на нарисованном небе почему-то казались ему более реальными, чем настоящие на настоящем, всамделишном небе.
… название Божьих воинов вам уже не подобает. Ибо то, что вы творите, больше радует дьявола. По лестницам из трупов не вступают в Царствие небесное. По ним спускаются в ад.
Люди очень серьёзно относятся к небу и предпочитают, чтобы оно было окрашено в один и тот же привычный цвет, — это позволяет им чувствовать себя в безопасности.
Расправь крылья и устремись к небу, о котором мы так оба мечтали в своих снах.
Хоть бы дождь пошёл. Говорят, на горе Ниса нимфы плачут в облака, но… видно, им недостаточно грустно?
Насыщая влагой берега, взращивая летние травы, питая водоплавающих птиц, укрываясь в тени старых каменных мостов, летом отражая плывущие по небу облака, а зимой уходя под лед, река, исполненная спокойной решимости, молча устремлялась к океану.
Облака в осеннем небе!
Верхние летят на юг,
Нижние спешат на север.
Порой мне кажется, что я топчусь на месте,
А ты как облако паришь над головой,
А я иду, не замечая этой вести,
Я лишь иду, как будто ты со мной.
И знаю я, что стоит мне остановиться —
И от меня ты будешь далека,
Всё дальше от меня дыханье затаится.
Я не хочу, но я скажу «пока».
Многие люди писали хорошие книги, сидя в ссылке. И главное — почаще глазеть на облака. В старых книгах сказано, что тот, кто смотрит на облака, не жнёт. То есть не думает о хлебе, не сеет и не жнёт. Но люди, которые смотрят в землю, кормят его. Такой человек почему-то нужен другим, хотя он только и делает, что таращит глаза на облака.
Проклятый дождь никак не кончался, казалось, нескончаемые облака никогда не иссякнут. Они грозно клубились над землей и ждали, когда под ними прольется кровь.
Расступились облака
Горные вершины обнажились
До сумерек ночных…
Когда же вновь они сомкнутся,
Мне грезится столица.
Что ни слово, то – картина.
Облаченье в «облака».
В плывущем облаке
Тонкий трёхдневный месяц
Спеленат в коконе.
Есть ли что безотрадней
Осени в дальних горах?
Ну как же у человека можно отобрать небо? Оно же общее.
После войны так долго нельзя было привыкнуть, что уже не надо бояться неба.
Иногда взгляд на небо помогает успокоиться.
От одного взгляда на звездное небо по коже побежали мурашки: слишком оно большое, слишком черное.
Я слышу утренний колокол,
Он бесов дразнит.
И звоном небо расколото,
На земле я любил лишь тебя.
… Возьми моё сердце…
Я в настроении раствориться в небе.
В глубокой тьме,
Черной, как ягоды тута,
Скрыты грядой
Восьмиярусных облаков,
Кричат перелётные гуси.
Впереди, позади – зеленеют горные склоны.
Белые облака плывут на восток, на запад.
Если встретится мне в пути такой же скиталец,
Что поведать ему? Ведь ничто не ново на свете…
В старом квартале
на закатный наряд облаков
не налюбуюсь.
Возвещая вечерний час,
в храме колокол гулко бьет…
Кто-то рад предначертанному пути —
По теченью плывя, падать в океан.
А я вектор хотела сама чертить
И гулять босоного по облакам.
Над ним не было ничего уже, кроме неба, — высокого неба, не ясного, но все-таки неизмеримо высокого, с тихо ползущими по нем серыми облаками. «Как тихо, спокойно и торжественно, совсем не так, как я бежал, — подумал князь Андрей, — не так, как мы бежали, кричали и дрались; совсем не так, как с озлобленными и испуганными лицами тащили друг у друга банник француз и артиллерист, — совсем не так ползут облака по этому высокому бесконечному небу. Как же я не видал прежде этого высокого неба? И как я счастлив, что узнал его наконец. Да! все пустое, все обман, кроме этого бесконечного неба. Ничего, ничего нет, кроме его. Но и того даже нет, ничего нет, кроме тишины, успокоения. И слава Богу!..
Помните, мы говорили про звёзды? На небе кроме них есть газовые гиганты, которым не хватает массы, чтобы стать звёздами. Так вот это я, мне не хватает значимости, чтобы стать для вас лучом света. В этом моя вина, и это меня убивает.
Мое небо любит меня.
И тогда небо прояснилось. Из-за чернильных туч стали появляться звезды. Сначала робко, неуверенно, а потом все смелее. Белый покров окрасился серебристым светом. Рождественская ночь вступила в свои права. До утра мир будет таким – серебристо-белым, словно чистый лист. А завтра каждый сам раскрасит новый день в свои цвета: Радости, Огорчения, Недоверия, Искренности, Осуждения, Прощения, Счастья, Надежды…
Сердце мое меня не может понять,
Как мне искать одному далеких звезд сиянье?
Стало свободней без тебя — пустое состоянье…
Небо молчит — за него говорят люди.
Расправив крылья, птенчик
Летит на небеса,
И в зеркале воды
Застыла синева.
Безмерно гладь чиста —
Небесная река,
Что слезы льет на нас,
Взирая свысока.
И между слез летит
Наш птенчик в облака.
Пусть тебе приснится небо,
В котором звёзды. Небо цвета твоих глаз.
В них стынут слёзы. Каждодневные проблемы
Заменит кристально-чистый воздух,
Пронизанный лучами солнца. Приснится небо,
Но ты не трогай беспредельно-чистой высоты,
Лазурных сводов, коснись морей прибоя,
Вдохни гарь заводов. Приснится небо,
Его не трогай, — оно другой породы.
А небо хочет упасть,
Оно потеряло покой.
Небо видит мой мир во сне,
Небо хочет быть мной.
Бедность делает человека одиноким. Но одиночество это всему придаёт цену. Кто хоть на несколько ступеней поднялся к богатству, тот даже небо и ночь, полную звезд, принимает как нечто само собой разумеющееся. Но для стоящих внизу, у подножия лестницы, небо вновь обретает весь свой смысл: это благодать, которой нет цены.
… Я отметила про себя одну из возможностей, которое дает небо. У меня появилось право выбора, и я предпочла сохранить в сердце нашу семью целиком.

голосуй звездами за цитаты!
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Все афоризмы для вас
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
ТЕПЕРЬ НАПИШИ КОММЕНТАРИЙ!x
()
x