Красивые цитаты про молодость (300 цитат)

Молодость — особое время, когда человек ещё в самом рассвете сил может задействовать свои ресурсы максимально и делать то, что затруднительно будет реализовать в пожилом возрасте. Необходимо ценить каждую крупицу своей молодости, ведь однажды она закончится. Именно в этом отрезке своей жизни человек может испытать самые яркие эмоции в своей жизни. В данной подборке собраны красивые цитаты про молодость.

Так пользуйтесь же своей молодостью, пока она не ушла. Не тратьте понапарсну золотые дни, слушая нудных святош, не пытайтесь исправлять то, что неисправимо, не отдавайте свою жизнь невеждам, пошлякам и ничтожествам, следуя ложным идеям и нездоровым стремлениям нашей эпохи. Живите! Живите той чудесной жизнью, что скрыта в вас. Ничего не упускайте, вечно ищите все новых ощущений! Ничего не бойтесь!
Доброта и ум — свойства старости. В двадцать лет женщине куда интересней быть бессердечной и легкомысленной.
Найдутся люди, которые скажут, что таких вещей не бывает. Это те люди, которые забывают, каково это, когда тебе шестнадцать, как только тебе исполняется семнадцать. Я знаю, что когда-нибудь это всё станет просто историями, наши фотографии станут старыми фотографиями, а все мы станем чьими-нибудь мамами и папами. Но сейчас это ещё не истории, это происходит. Я здесь. И я… смотрю на неё, потому что она прекрасна. Я чувствую это. В какой-то момент ты понимаешь, что ты — это не грустная история, ты жив. И ты стоишь и смотришь на огни и на всё вокруг, что заставляет тебя удивляться, и ты слушаешь эту песню и едешь по дороге с людьми, которых любишь больше всего на свете. И в этот момент, клянусь, мы часть вечности.
— Ты там бывал?
— Разве я похож на того, кто бывал у источника молодости?
— Зависит от освещения.
Ты никогда не будешь более красивой, стройной и счастливой, чем сейчас. Я хочу, чтоб ты это использовала.


Почти каждое молодое существо совершает одну и ту же ошибку – уделяет слишком много внимания органу под названием «сердце». Это крайне несправедливо. Печень, например, гораздо более скромный и серьёзный труженик нашего организма, но кто в юности слушает свою печень? Она тебе «не запивай экстази пивом, не запивай экстази пивом», а ты ноль внимания. Зато чуть только екнет сердечко, как девочка готова идти у него на поводу.
А улыбался он потому, что молодость весела без причин, — в этом ее главное очарование.
Юность занята собой, на окружающих смотрит вполглаза. Самый неблагодарный, — да и неприятный, — возраст 17-20 лет. К жизни еще не привык, к себе самому тоже. Ни жизни, ни смерти, ни людей не понимаешь, а между тем убежден, что отлично все видишь, понял и даже во всем слегка разочаровался.
Каждый, кто перестает учиться, стареет, — не важно, в 20 или 80 лет, — а любой другой, кто продолжает учиться, остается молодым. Самое главное в жизни – это сохранить мозг молодым.
Пока мы молоды, мы должны вооружиться зубной щеткой и отправиться туда, куда глаза глядят. Смеяться, совершать безумные поступки, рыдать, идти против системы, читать столько, сколько, кажется, не вместится в голову, любить, что есть сил, чувствовать. Просто жить.
Я никогда не пытался как-то омолаживаться внешне; считаю, что надо стареть благородно, человечески и соответствовать своему возрасту.
Единственное счастье, ощутимое материальное счастье – быть всегда молодым.
Ничто так не омолаживает, как возвращение к ошибкам молодости.
Ничто не может сравниться с молодостью. Люди средних лет в залоге у жизни. Старые — в жизненной кладовой. Но молодость — царица жизни. Ее ждет царство. Всякий родится царем, и большинство людей умирает в изгнании — как большинство царей.
Я не столь молод, чтобы всё знать.
Давно уж белое с черным сливает усталый взгляд — Пусть даже солнце с луною перед ним, как свечи, горят.Жизнь прожил — что ж совершил я? Одни грехи за спиной. Затем-то я и согнулся, страшась расплаты людской. Коль сердце мое в тревоге, коль дрожь в руках у меня, — На пире веселом века как выпью чашу огня?Смерть гостьей в дом мой явилась. Как гостью привечу я, Коль слаще всех угощений ей жалкая жизнь моя? Благая трапеза жизни для неба души горька: Ведь ядом тронута сладость шербета и молока. Жизнь вышла со мной проститься — на росстань этого дня. Мой стан согнулся, в объятьях она сжимает меня. Так весь я немощи полон, что трудно страх побороть: Вот-вот рассыплется прахом моя отжившая плоть. В пути своем спотыкаюсь, как перст ведущего счет. Ты дивом считай, что помню, какой проживаю год.
Что юный видеть в зеркале привык, То видит даже в кирпиче старик.
По утверждению мудрецов, учиться надо смолоду, на старости же лет наслаждаться знаниями.
Приобретай в юности то, что с годами возместит тебе ущерб, причиненный старостью. И, поняв, что пищей старости является мудрость, действуй в юности так, чтобы старость не осталась без пищи.
Франц, мы грязно богаты и до гнили испорчены… Но мы юны и прекрасны.
Молодость — чудесное время. Какое преступление тратить ее на детей.
Достаток в старости – продление молодости.
Люди всегда спрашивают меня «Брайан, сколько тебе лет?». Знаете, что? Я не думаю, что важно, в какой день ты родился. Думаю, моя страсть к музыке и участие в рок-группе не даст мне состариться, я собираюсь быть ***аным подростком всю мою жизнь.
Я в юности старцам служил, в послугах сгибаясь спиной, Но старость пришла и ко мне, невесело юным со мной.Слова что ни день — трудней, а странно: не проще ли речь Цедить меж редких зубов, а не через ряд сплошной! Меня к молодым влечет сильнее день ото дня, Но почему-то они обходят меня стороной! Должно быть, правы они, если раскинуть умом: У них ведь иные пути, и жребий у них иной. Сравнить ли цвет камфары с румянцем их мускусных щек? Мой пламень под снегом скрыт, под мертвенной белизной. Среди цветущих дерев стоит скоробленный куст, То — я среди молодых, и сгорбленный и больной. О сердце, тебе бы теперь молитву творить в тиши, — Увы, все шумят вокруг, навек простись с тишиной! Полета привалов в пути! Пора усмирить свой пыл: Спешить уже нету сил, поспешность была бы смешной. Полсотни лет я грешил, и что я смогу свершить, Коль век меня наградит еще половиной одной! Создатель, дай веру мне, я в ней заглушу мой стыд За бедность моих трудов, за боль свершенного мной. Не сетуй же, Навои, что море благих щедрот Волнуется и шумит: надежду несет волной!
Я сижу у окна. Вспоминаю юность.
Улыбнусь порою, порой отплюнусь.
Когда тебе без малого двадцать, приятный идиотизм всегда поднимает настроение.
Старики всему верят, люди зрелого возраста во всем сомневаются, молодые всё знают.
Не говорите «прекраснейший роман» в жизни. Скажите лучше: «первый».
— Нынешние молодые люди воображают, что деньги это всё.
— … А с годами они в этом убеждаются.
Что? Конечно, мне не нравится идея смерти! Но если я действительно умру слишком молодым, я надеюсь, что смогу выполнить достаточно вещей, чтобы обо мне помнили.
Ему стукнуло тридцать: межеумочный возраст, когда ты слишком стар, чтобы быть молодым, и слишком молод, чтобы быть старым.
Счастье исключает старость. Кто сохраняет способность видеть прекрасное, тот не стареет.
Мы молоды. Это в порядке вещей, что мы порой напиваемся, что плохо себя ведём и трахаемся друг с другом. Мы предназначены для вечеринок. Вот так вот. Да, некоторые из нас не знают меры и слетают с катушек. Но Чарльз Дарвин сказал: «Нельзя сделать омлет, не разбив пары яиц». И вот про это я вам и толкую. Разбитые яйца. Как яйца, разбитые в какой-то, *** его знает, коктейль. Вы только посмотрите на себя… Вы разбиваете моё сердце. Вы напялили на себя кардиганы. А ведь у нас всё было. Мы обосрались похлеще всех предыдущих поколений, вместе взятых! Мы были такими прекрасными… Мы занимались ***нёй, я занимался ***нёй, и я планирую заниматься ***нёй, когда мне будет 20 и, может, когда мне будет 30. И я трахну собственную мать, перед тем как… Или кого-нибудь другого. Только попробуйте мне запретить.
Но ведь в жизни так сплошь и рядом: самые принципиальные решения типа «кем быть?» принимает восемнадцатилетний остолоп, который ни хрена в жизни не смыслит!
Юность прощается со своими героями с тихой грустью, с нежной ностальгией, утешая и мучая. Однажды, в ясный день, мы вернёмся в город своего детства, на ту улицу, асфальт которой разрисовывали мелом. Только всё будет не так, и, жмурясь от солнца, я вспомню тебя, а ты — меня. Ведь это были мы, вспомни…
Никто не молод после сорока лет, но мы можем быть неотразимыми в любом возрасте.
Ты можешь хоть на минуту забыть об учебе!? Тут молодость уходит!
Чёрт, не могу поверить, какие глупости мы творили в юности. Удивительно, что мы не умерли.
Любовь юнцов не в душах, а в глазах.
Говорят, что хорошие люди умирают молодыми. А можно сказать по-другому: умирают хорошими только те, кто умирает молодым.
В молодости каждая мелкая неприятность кажется просто Концом Света. Но это не так. Это только начало.
Хоть бодры телом и душой бывают старики, Сравняться с молодыми им — потуги нелегки! Пристала ль белой бороде горячность юных лет? Пожухнув, вновь не зацветут вовеки лепестки. И странно, если невпопад, как юный, скор старик, А молодой — в повадках стар, рассудку вопреки. В ходьбе подмогою — клюка, а пика — ни к чему: Помехой будет, если взять ее взамен клюки. Но и с клюкой не будет прям согнувшийся в дугу, И если б юный это знал, согнулся бы с тоски! Когда глаза запали вглубь, считай, что сильный муж Смущенье слабости укрыл в запавшие зрачки! Вот стар я стал, и осужден я сплетнями ханжей: Про тайные мои грехи твердят клеветники. А те, кто в юности чисты, пусть вознесут хвалу За то, что Бог укрыл от них бесчестья тайники. Никто не волен — стар ли, юн — в добре или грехе, И те, кто ропщет на судьбу, от блага далеки. Кто в молодости был строптив, веленьям не внимал, Укоры совести его под старость велики. Господня благость — океан: надежду буря шлет, Отчаяньем, о Навои, себя не допеки!
Если в юности ты не прислуживал старым, Сам состаришься — юных не мучай задаром. Старость близится — будь уважителен к старцам, Но от юных не требуй служить себе с жаром. Распалившийся хмелем, подвыпивший старец — Как старуха, что красится красным отваром. Будто розы и листья пришиты к коряге, Вид у пестрой одежды на старце поджаром. Если мускус твой стал камфарой, не смешно ли Камфару или мускус искать по базарам? Постарев, обретешь и почет, и почтенье, Притворясь молодым, обречешь себя карам. Если в юности ты не роптал и смирялся, Как состаришься — время ли спеси и сварам? Благодатна судьба у того молодого, Кто чело не спалил вожделением ярым. Если похоть жжет старца чесоточным зудом, В нем как будто пороки смердят перегаром. С юным кравчим, со старцем-наставником знайся, Если тянешься дружбой и к юным и к старым. Навои прожил век свой в погибельной смуте, Хоть почтен был и славой и доблестным даром.
— Чего ты хочешь, Мэри? Чего? Хочешь луну? Только скажи, я брошу лассо и стяну ее вниз. Кстати, неплохая идея. Я подарю тебе луну. — Согласна. А зачем? — Ты ее проглотишь. И она растворится. И лунный свет будет сиять внутри тебя. Я много говорю? — Да. — Лучше не болтай, а поцелуй ее! — Что? — Не болтай, а поцелуй ее уже! — Поцеловать ее? — Да что с тобой? Не тем сегодня достается молодость!
— Ненавижу теплые сортиры, пыльные ковры и домашние тапочки. Я весь в молодости, а молодость во мне. — Уйду в общежитие.
— Чудесная моя, не дари ему своей юности! — Какой юности? Мне 27 лет. — Это еще юность…
— … Ну наконец-то ты заговорила! А то уже второй день от тебя ничего, кроме отрывистых ответов и странных взглядов… — Сан, ты знаком с «Белым Клыком»? — Ага. Не думаю, что в нашем мире есть хотя бы один фавн, который не слышал об этих придурках, решающих все проблемы насилием. Стадо дебилов, как по мне. — Когда-то я тоже была одной из них. — Стой! Ты была в «Белом Клыке»?! — Я была частью этой группировки, сколько себя помню. Даже можно сказать, что я родилась среди них. Но тогда всё было иначе, чем сейчас: после войны мы должны были быть символом мира и братства между людьми и фавнами. Только вот, несмотря на обещанное равенство, фавны так и подвергались дискриминации — люди продолжали смотреть на нас сверху вниз. И тогда «Белый Клык» стал голосом нашего народа. И я была там — в первых рядах каждой мирной демонстрации и бойкота. Я правда думала, что наши действия что-то меняют…
— … А потом тут входит Кроу, одетый в юбку! Я тогда был старостой класса. Я не знал, что сказать, поэтому выбежал из аудитории, чтобы проржаться с него! — Мы потом сказали ему, что это не юбка, а килт. С тех пор он больше не носил школьную форму. — А потом входит Озпин и, глядя на него, говорит: «Это так вы работаете над стратегией аварийного приземления?» Вот это было жёстко! — Зато девчонки говорили, что у него отличные ноги! Считайте, что я оказал услугу этому придурку! — Да уж, близнецы Брэнвен всегда умели выделиться из толпы. — Кстати, это была ещё не самая забавная часть. Он такой им и говорит: «Ну что, нравится?» — ХА-ХА-ХА!!!
Из юности мы уже вступили в пору зрелости — возраст, когда мы остаёмся молодыми, но с гораздо большими усилиями.
Мы никогда не будем моложе, чем сегодня.
Знаете, в чём преимущество молодости? В том, что человек ещё не устал от бесконечных поражений, от того, что раз за разом его надежды идут прахом.
Ведь молодость не слишком человечна, куда ей: молодые не верят, что умрут… тем более не могут поверить, что смерть приходит, и нередко — отнюдь не естественным путём.
В юности у девушек не должно быть пристального надзора. Они, как правило, должны быть вовлечены в законный процесс ухаживания и вступления в брак, и вмешательство в такие дела их опекунов считается неразумным, как если бы зритель внезапно вмешался в игру актеров на сцене.
— Ты помнишь занятия в Пизе? Как Рималино запер профессора Деццо? — Влетело ему. — А ты нам полчаса читал лекцию о строении женского тела. — От силы десять минут. И я во многом ошибался. — Давай вернемся? — В Пизу? В Рим? — В то время…
Выбор за тобой. Вечно на плечи молодых ложится судьбоносный выбор.
Молодость внутри нас. Пока мы молоды в душе, то внешне мы всего лишь взрослые дети.
По вечерам в окно стучались звезды, И трелью птиц будил её рассвет. Сады цвели, даря ей запах розы, А в её прядях преломлялся солнца свет! Он гребнем плыл по волосам, Когда их в косы русые вязал. То забывал дорогу к небесам, Оставшись в голубых глазах. Мне было ровно двадцать пять, А ей уже чуть больше тридцати. Напоминала первая седая прядь О пройденном отрезке в полпути. Я так и не решился ей тогда сказать, Но этот стих ей вскоре посвятил. Мне проще строфы воздвигать, Достав их из пылающей груди…
Молодость — прекрасная пора цветения тела, когда груди девочек наливаются силой, точно бутоны живительным нектаром, а нескладные, угловатые фигурки приобретают соблазнительные формы со всеми волнующими мужской взгляд выпуклостями и изгибами. Однако молодость, в противовес физическому благоуханию, также пора страшных предрассудков, зачастую непоправимых ошибок, неверных суждений. Молодость сочетает в себе и черное, и белое. К сожалению, имея великолепное время для свершений, люди, совсем недавно вставшие на путь взрослой, порой тяжелой жизни, не могут распорядиться ей верно, набредают на постоянные тупики стереотипов и клише.
На войне здоровье не нужно, все равно умирать молодым.
Я не столь молод, чтобы всё знать.
— Ну вот, — сказала она, — мне семнадцать лет, и я помешанная. Мой дядя утверждает, что одно неизбежно сопутствует другому. Он говорит: если спросят, сколько тебе лет, отвечай, что тебе семнадцать и что ты сумасшедшая.
Пока ты молод, тебе всегда кажется, что жизнь еще не началась, что «жизнь» запланирована на следующую неделю, следующий месяц, следующий год, после каникул — когда-нибудь. Но вдруг ты понимаешь, что уже не молод, а запланированная жизнь так и не наступила.
Эх, молодость! Сначала делят мороженое, а потом — имущество.
Я живу в том уединении, которое столь болезненно в юности, но восхитительно в зрелости.
Молодость — единственное богатство, которое стоит беречь… Она делает царями тех, кто ею обладает.
Пока ты молод, ты должен попробовать все, совершить кучу глупостей, которые впоследствии станут для тебя уроками жизни. Пока ты молод, ты должен выпустить из себя свои бесы, ведь потом у тебя появится семья, дети. Пока ты молод, ты должен вытрясти из себя всю свою дурость при помощи вечеринок, алкоголя, и безбашенных поступков, чтобы в зрелости быть более спокойным, мудрым и подавать своим детям хороший пример.
Тысяча чертей, сударь! Не вам учить меня манерам, предупреждаю вас!
Молодость склонна отчаиваться там, где нет повода для огорчения, и надеяться, когда уже и быть не может надежды…
Добрый день, моя юность. Боже мой, до чего ты прекрасна.
Старики всегда считают, что молодые люди еще ничего не знают о любви, а молодые уверены, что старики уже все забыли. Ты знаешь, и те и другие не правы.
— Для начала: что вы думаете о нашем подлунном мире?
— Я ничего о нем не знаю.
— Говорят, с этого начинается мудрость. Когда человеку семнадцать, он знает все. Если ему двадцать семь и он по-прежнему знает все — значит, ему все еще семнадцать.
У меня есть этот глупый страх, что в один прекрасный день я стану старой, так и не побыв толком молодой.
В двадцать один так хочешь найти любовь, что видишь её в лице каждого чужака…
— Слишком молода! — повторила она. — Это только так принято говорить. По-моему, человек никогда не бывает слишком молодым. Напротив, он всегда слишком стар.
Молодости свойственно грешить поспешностью.
Кто виноват, что они несчастны и не умеют жить, имея впереди по шестьдесят лет жизни?
Быстро молодость проходит, коль бухая дама бродит.
Слышал часто, попробовать нужно, Пока молод, от жизни всё, Но с годами становится ясно — Это просто дурное враньё.
Ты слишком молода, чтоб стать моей подругой, И всё же удержать волнение не смог, Увидев, как идёшь походкою упругой И ставишь на асфальт высокий каблучок. Не шлю тебе стихов и откровенных писем С рассказами про пыль ухабистых дорог. Не привлекает блеск сияющих залысин, Когда огромный мир лежит у стройных ног. Ты слишком молода для зрелого мужчины, Чтоб правильно понять огонь забытых чувств И гладить на лице глубокие морщины, Но так непросто скрыть, — как этого хочу. Нечаянный порыв нельзя назвать любовью, И всё же поутру я улыбаюсь снам. В них, неизменно, ты сидишь у изголовья, Изящно проводя рукой по волосам. Несбыточны мечты, а чаянья напрасны, И пропасть в много лет мне не преодолеть. Хотя ты молода, божественно прекрасна, Я в сторону твою стараюсь не смотреть… Тебя встречает жизнь, похожая на праздник, А у меня душа закована в футляр… Ты слишком молода, но это не диагноз,Диагноз — для тебя я безнадежно стар…
В юности всё проще: и небо светлее, и чувства ярче. В юности весь мир кажется добрым, а потом происходит деградация, но не в мире, а в твоей душе.
Молодость можно купить за деньги, только не свою.
Если бы молодость кончалась пенсией, зрелость была бы вполне обеспеченной.
Что может быть прекраснее, чем молодой индивид нашего вида, перенявший опыт старших, обученный общественным отношениям и готовый к репродукции и защите и обеспечению собственного потомства?
… Всё это было в том возрасте, когда клятвы в вечной верности испаряются быстрее, чем дыхание.
Жить воспоминаниями — удел стариков, это хорошо в предпраздничный вечер, когда дневные труды окончены. Начинать с этого в юности — смерть.
Нелегко быть молодым, потому что самоуверенность слетает в два счета, и бывает, что вместе с ней отшелушивается и еще масса всего полезного, нужного, что пригодилось бы когда-нибудь, а уже не пригодится, потому что ничего не осталось, все соскоблили, как теркой, обстоятельства, которые – именно из-за молодости – кажутся непреодолимыми и фатальными.
Нелегко быть молодым именно потому, что человечество еще ничему не научилось! Как это ни смешно и ни странно! Молодость уязвима как раз потому, что она – молодость. Она не учитывает ничьих ошибок и ничего не знает о жизни. То есть знает о жизни в данный момент, а не о жизни вообще. Неизвестно кем и зачем придумано так, что каждый приходящий в этот мир все начинает заново, то есть как бы со дня сотворения мира, – зачем, зачем?! Ведь есть – были! – те, кто приходил раньше, и вот с них бы начать, с того, что они поняли, осознали, с их мучительных противоречий, с их поисков себя, с инструкций, которые они оставили! А они ведь оставляют инструкции, вот хотя бы Блеза Паскаля кто почитал, но вдумчиво почитал! Ан нет! Никто не читает, и плевать всем на Блеза Паскаля!
Я вполне понимаю: её не интересует такая тема, как смерть, она, как и великое множество молодых, убеждена, что к ней она никакого отношения не имеет.
Эта женщина, вернувшая вам иллюзии юности, вернет вам скоро и ее смехотворные предрассудки.
«Ты настоящий маленький морализирующий апостол, Алан. Я должна каждый день работать, а ты будешь меня за это вознаграждать. Но не надо обращаться со мной, как с маленькой девочкой. Я уже взрослая женщина». «Но тогда и веди себя, как взрослая женщина. Постарайся упорядочить свою жизнь. Жизнь делается не так, как ты себе это представляешь. Ты живёшь одним днём, спишь до полюдня, вечерами болтаешься без дела, а по ночам пьешь и танцуешь. Тебя содержит бабушка, и ты, кажется, вообразила, что так будет продолжаться всегда!» «Так и будет продолжаться. Почему я сейчас должна думать о том, что будет через десять лет? Даст Бог день, даст Бог и пищу!» «Мэй не будет жить вечно.» .
В гостиную вплыла Джози и озарила ее беспечностью и очарованием — искусство, которым она овладела, как только научилась ходить.
Я смотрю на этих молодых людей и испытываю не зависть, но ощущение чуда. Им еще все предстоит – открытие красоты, бесконечный развертывающийся лунный пейзаж жизни.
Когда человеку двадцать лет, каждый месяц, каждая неделя чреваты чем-то новым, и кажется, дня тянутся и тянутся бесконечно…
Путешествия обогащают опыт молодых, но случается также, что они вносят смуту в душу пятидесятилетних старцев.
– Спасибо, матушка. Но я не собираюсь жениться. – А мне что тогда прикажешь делать? Болеть твоей молодостью, пока ты от нее выздоравливаешь?
… мёртвые молодыми не бывают.
Мы были молоды. Нас было двое; ее логика охлаждала мою порывистость, мой задор нивелировал ее робость.
Молодость счастлива тем, что у неё есть будущее.
Молодость — это так стремительно: ты не успеешь поумнеть, как уже стареешь…
Молодежь может не знать, что такое старость. Но я ненавижу взрослых людей, которые забыли, что значит быть молодым.
Когда ты молод, ты думаешь, что ничто не может причинить тебе боль. Все равно, что быть непобедимым. Вся жизнь еще впереди, когда у тебя большие планы. Большие планы найти свою половинку, которая дополняет тебя… но, повзрослев, понимаешь, что не всегда всё так просто. Но не до конца жизни, пока не поймешь, что твои планы были такими простыми. Потому что в конечном итоге ты оглядываешься назад, вместо того чтобы смотреть вперед и тебе хочется верить, что ты правильно распорядился своей жизнью. Хочется верить, что ты оставил что-то хорошее после себя. И ты хочешь, чтобы это было чем-то значимым.
— Ты, наверное, думаешь, что я идиот?
— Я думаю, что ты молод… И прости меня, иногда «молодой» — синоним «идиота»!


Беда с вечной молодостью заключается в том, что ты начинаешь откладывать всё на потом. Тянешь время.
Те, кто любят по-настоящему, никогда не стареют; они могут умереть в преклонном возрасте, но они уходят молодыми.
Простим горячке юных лет
И юный жар и юный бред!
Шестьдесят лет кольцо продлевало ему жизнь. А он все думал, что это от свежего воздуха и здорового образа жизни.
Когда я был молодым и безответственным, я был молодым и безответственным.
Кто-то к шестидесяти только вылезает из пелёнок, а кто-то и в 20 уже старик.
Больше всего я жалею о том, что из моей жизни исчезла спонтанность. Это же так круто: в жопу всё, поехали в Вегас. Но я так больше не могу.
— Я разместила фото, где я немного помоложе…
— Наскальный рисунок?
Юности свойственно отчаиваться… Кажется, что для тебя больше не будет тепла и света, но это не правда. Никто в этом мире не будет обделен любовью. Нужно только уметь вовремя разглядеть ее.
Опыт бесценен, плохо только, что за него приходится платить собственной молодостью.
Ранней юности свойственно (и в этом её беда) верить в то, что достаточно избрать своим кумиром Дьявола, и он исполнит все твои желания.
Моложе, чем сегодня вечером, нам уже не стать.
Мне нравятся древние камни. Улицы, прочерченные шпагами конкистадоров; церкви, вросшие в землю, просевшие крыши — всё это напоминает мне, что я молод.
Больше всего Джой расстраивает мнимое отсутствие свободы, но я же знаю, чем на самом деле мы с Мэй занимались в юности.
То, что молодежь находила и должна была находить вовне, человек послеполуденного периода должен найти внутри себя.
Пусть в молодости мной владело увлечение, — Теперь я научен знать времени значение.
У нас говорят, что рядом со старым человеком всегда должен быть ребенок, хотя бы для того, чтобы дать стакан воды.
Молодые девушки пугливы, как птицы. Они не слишком любят, чтобы их торопили и говорили с ними резко.
… сопровождающая его девушка вышла из той же непритязательной среды, однако юность и миловидность, а также скромные и живые манеры придавали её облику тот отпечаток ума и душевного изящества, который сообщает прекрасному полу двойное очарование.
Вот и дед мой так же говорил, что в молодости и трава зеленей была и небо голубей.
Мелодия нашей юности. Юности, которая никогда не скажет о том, что тебя ждет дальше, ведь она не любит расстраивать. Она предпочитает, чтобы за нее это сделала следующая пора, которая уже не будет так добра. Которая ударом по голове напомнит, кто здесь главный.
…приятно услышать, что и ты была молодой и красивой.
Дитя юное и самоуверенное, последнее слово попытается оставить за собой.
– Я в Глаше разочаровался. – Что, как, почему…? – загалдела женская часть семейства Кушенских. – Она совсем не то, чем представлялась. Ела пирожки! Как же горько я ошибся, думая, что она неземное создание, а она… В ней нет ничего особенного, – Костя смахнул слезу и удалился в спальню.
Шестнадцатилетние юноши думают, что они бессмертны и непобедимы.
Ему шестнадцать, а в этом возрасте любовь, похоть и честь всегда перевешивают рассудок.
Молодому человеку свойственно мечтать.
Молодые люди все с норовом.
Они молоды, не представляют себе ни смерти, ни старости, они рождены не для смерти, не для старости, а для жизни, для молодости, для счастья.
Но, шумом бала утомленный И утро в полночь обратя, Спокойно спит в тени блаженной Забав и роскоши дитя.
Молодость-то что значит! Смешно смотреть-то даже на них! Кабы не свои, насмеялась бы досыта. Ничего-то не знают, никакого порядка. Проститься-то путем не умеют. Хорошо еще, у кого в доме старшие есть, ими дом-то и держится, пока живы. А ведь тоже, глупые, на свою волю хотят, а выдут на волю-то, так и путаются на покор да смех добрым людям. Конечно, кто и пожалеет, а больше все смеются. Да не смеяться-то нельзя; гостей позовут, посадить не умеют, да еще, гляди, позабудут кого из родных. Смех, да и только! Так-то вот старина-то и выводится. В другой дом и взойти-то не хочется. А и взойдешь-то, так плюнешь да вон скорее. Что будет, как старики перемрут, как будет свет стоять, уж и не знаю. Ну, да уж хоть то хорошо, что не увижу ничего.
Молоду тебя замуж-то отдали, погулять-то тебе в девках не пришлось; вот у тебя сердце-то и не уходилось еще.
В шестнадцать лет мало задумываются о смерти.
… теперь нет ни юношей, ни молодых девушек; двадцатипятилетние старики и старухи устало бродят по свету, обдумывая пользу жизни, расследуя порок и насмехаясь над чувствами.
Молодость даётся один раз, и глупо тратить её на одну только учёбу.
Все люди, пока еще молоды, знают свою Судьбу. И в этот период жизни все понятно и все возможно. Они не боятся мечтать и стремиться ко всему тому, что им хотелось бы делать. Но с течением времени таинственная сила принимается их убеждать в том, что добиться воплощения их Судьбы невозможно.
Нельзя выбрасывать лучшие годы своей жизни лишь ради того, чтобы потом было над чем посмеяться.
Приобретай в юности то, что с годами возместит тебе ущерб, причиненный старостью. И, поняв, что пищей старости является мудрость, действуй в юности так, чтобы старость не осталась без пищи.
Мужчины, зачеты, трудности,
Балконы в цветном белье —
Я буду судить о юности,
Как опытный сомелье.
Многие люди умирают в 25 лет, а в могилу попадают только в 75.
В жизни каждого молодого человека бывает нормальный период «глупого счастья», когда радует прохладный рассвет и закат над озером, улыбка случайно встреченной женщины.
То, чем мы грешим в молодости, приходится искупать в старости.
… Ставить человеку в вину его молодость — самое неубедительное возражение, какое можно придумать.
Когда ты молод, твои возможности безграничны. Ты можешь добиться чего угодно. Ты можешь стать Эйнштейном, можешь стать Де Маджо. Потом наступает возраст, когда тот, кем ты мог бы стать сталкиваются с тем, кто ты есть. И ты не Эйнштейн и вообще никто. Это болезненный момент.
Чтобы вернуть молодость, стоит только повторить все ее безумства.
— Хрена с два. Мы будем вечно молодыми!
— Ты в этом уверен? Потому что, кажется, как минимум раз в год нам напоминается совершенно о противоположном.
Не знает юность совести упреков.
– Мне 19 лет. Мне уже целых девятнадцать лет, – проговорила я, глядя на часы, которые своими деревянными стрелками подбирались все ближе к критической отметке 00:00. А я так и не сделала ничего путного. Счеты с жизнью – по нулям. Хожу и вру сама себе, что клёвая.
У одного мудреца спросили: — В чем суть Божьего благословения и в чем суть его проклятия? Мудрец ответил: — Когда юноши по уму и благочестию уподобляются старикам — это божье благословение. Когда же старики по уму и благочестию уподобляются юношам — это Божье проклятие.
Мудрец сказал: — Большой порок юности — упрямство — приводит иногда в зрелые годы к большому достоинству — стойкости.
… Случайно на улице, шла мимо. Девушка лет восемнадцати в мешковатом чёрном пальто, длинные русые волосы, кое-как подстриженная чёлка. Что-то нелепое в фигуре. И в манерах. Что-то категорически не совпадающее с реальностью, порывистое и ужасно трогательное.Она не видела меня, увлечённая своей книжкой или своими мечтами. Она смотрела куда-то серо-голубыми северными глазами, а я замерла в узнавании… Я так хорошо знала этот зачарованный рассеянный взгляд, эти обкусанные ногти, эти бедные разбитые туфли. Я всем нутром ощущала, как она талантлива и как несчастна. И я знала, что ещё долго-долго придётся ей быть талантливой – неизвестно, в чём, – и несчастной, а это уж слишком ясно, отчего. Это женский мутант. Это результат жестокого эксперимента по внедрению духа в природу. Это женщина, которой досталась искорка творческого разума. Это я.
Старость и смерть — это неподвижность. Что стрекозы эти, что муравьи только к неподвижности и стремятся. Нет у них смелости с миром экспериментировать. Эксперименты, господа, это не в Индию на корове поехать и не под кокаином в «Playstation» играть — это себя и мир так менять, чтоб слепило. Это свежесть и каждый раз все большие вызовы. Желание неугасаемое и смелость каждый раз за большее браться. Как только такое пропадает — тогда и старость, хоть в сорок, хоть в двенадцать — столько стариками рождаются.
Старайтесь казаться моложе, чем вы есть, но не моложе, чем о вас думают.
В юности я работал продавцом, но недолго. Кажется, потому, что я любил говорить: «Слушайте, вам совершенно не идет этот костюм».
Важно понимать, что время молодости, когда все сходит с рук, пройдет и обязательно придется платить по счетам.
Когда ты вдруг понимаешь, что ты молодой, тебе 23, и вся жизнь — непробитый купон, твой день загорается в небе новой звездой и реки вливаются в море и в твой капюшон. Когда ты вдруг понимаешь, что можешь бежать, но не от чего-то, а к новой зарытой мечте,Бог кинет лопату, чтоб ты ее мог откопать и плыть туда на непокорном своем корабле.
От юности ошибки Растут, как снежный ком, Они, как пластырь липкий, Наклеенный тайком. Мы так от них зависим. Они, как туфли, жмут. От них так страшно мыслям: Они на вене — жгут.
Твоя печаль понятна мне, но всё же Не сожалей о том, что всё прошло. Мы были и счастливей и моложе, И нам добром казалось даже зло…
Старость крепка благодаря основам, заложенным в молодости.
Приснится женщина далекая, Почти забытая давно.Закат, июнь, трава высокая — Сентиментальное кино. Простая драма пылкой юности Из той трагедии души, Когда влюбляются по глупости И чувства пишутся в тиши.
Все дороги прекрасны, моя дорогая, к чему нам Рим? Мы горим, нашу молодость прожигая, огнём горим. В нашем пульсе клокочет безумное море, Ревёт тайфун. Ты преследуешь ветер, а я беспризорен, иллюзорен и вечно юн.
Молодость длится дольше, чем кажется молодым.
Юность, где только она не иссякла от нравственного растления мещанством, всегда непрактична. Быть непрактичным — далеко не значит быть во лжи; все, обращенное к будущему, имеет непременно долю идеализма. Иная восторженность лучше всяких нравоучений хранит от падений.
Ничто не очищает, не облагораживает так отроческий возраст, не хранит его, как сильно возбужденный общечеловеческий интерес.
О юность, как она красива!
Налей вина, саки! Тоска стесняет грудь; Не удержать нам жизнь, текучую, как ртуть. Не медли! Краток сон дарованного счастья. Не медли! Юности, увы, недолог путь.
Заведенные в школе порядки вызывали у меня недоверие. Все во мне бунтовало против них. Я держался особняком, был скорее наблюдателем, чем участником. Такая обособленность была вызвана некоторыми особенностями моего характера. Угрюмость, неприятие установившихся понятий, подверженность перепадам погоды — по правде говоря, не знаю, в чем тут дело. Люди с годами меняются. В юности они более упрямы, требовательны. Это обусловлено их личностным развитием, их генами. Случилось так, что я был несколько более требовательным, менее склонным прощать банальность, глупость или отсутствие чувства меры. Из-за этого я и сторонился других.
Когда я был молод, меня очень волновал вопрос: если я доживу до седин, не подведу ли я самого себя, не сдамся ли, не пойду ли на компромисс? Этот свой юношеский голос я до сих пор внутри себя слышу, он постоянно где-то там верещит, никогда не затыкается. Когда заткнется — я уйду на пенсию.
Нет такой вещи в мире, за которую я согласился бы заново прожить некоторые годы своей молодости.
Бывает иногда, что женщина в двадцать девять лет даже прекрасней, нежели была она десятью годами ранее.
Пустая молодость — беда.
Ты слишком молод, чтобы позволить миру тебя сломать.
Когда мы молоды, то с такой легкостью произносим слово «навсегда»! Тогда мы уверены, что наш мир всегда будет таким, каков он сейчас. А это не так. Годы идут…
Для юности и в штампованных фразах таится новизна.
Когда тебе семнадцать, сорок пять — это глубокая старость.
Забвение — тайна вечной молодости. Мы стареем только из-за памяти. Мы слишком мало забываем.
— Возраст — не гарантия эффективности.
— А молодость — не гарантия свежих решений.
Спокойствие. Молодость — это мгновение. Вы не успеете оглянуться, как я изменюсь. И не в лучшую сторону. Каким рассудительным я буду. Каким умеренным стану я.
Нет ничего невозможного для тех, кто обладает двумя привилегиями — красотой и молодостью.
Молодые люди не знают, чего хотят, но полны решимости добиться этого.
Невоздержанная молодость передает старости изношенное тело.
Когда человек молод, ему всегда кажется, что болезнь и смерть грозят кому угодно, но только не ему.
Юность – это когда вам разрешено остаться допоздна, чтобы встретить Новый год. Средний возраст – когда вас заставляют это сделать.
Я завидую молодым. Чем старше человек становится, тем больше расширяется его кругозор. А жизненные возможности становятся всё меньше и меньше. К концу остаётся один лишь взгляд, один лишь выдох. В этот момент человек, наверное, оглядывает всю свою жизнь. В первый и последний раз.
Молод ты еще, чтоб пускать слюни перед двухметровой китаянкой!
Школы не являются общностью, так же, как и школьная подготовка не есть образование. Завладевая 50% от всего времени на юность, изолируя молодых людей с молодыми людьми точно такого же возраста, призывая звонком начать и окончить работу, призывая людей думать об одном и том же одновременно и одинаково, оценивая людей так, как мы оцениваем овощи — и имеется ещё множество других мерзких и глупых способов «образования» — школьная система тем самым ворует жизнеспособность общины и заменяет её уродливым механизмом. Никто не способен пережить подобное место без ущерба для своей человечности: ни дети, ни учителя, и ни родители.
Красота и молодость всегда внутри, а не снаружи.
Счастье, как и несчастье, соткано из одной и той же материи — из времени. А если точнее, из его скоротечности… Не спеши. Всё будет… в обмен на молодость.
Ничто безальтернативное не может быть хорошо. У старости одна альтернатива — повеситься в молодости.
Молодость — это не битва, молодость — это кровавая резня.
В любом возрасте оберегайте чувство молодости.
Лет в пятнадцать я не думала о своём сорокалетии. Во времена песни «Joe le taxi» и даже после неё все сорокалетние казались мне старыми маразматиками. А ведь это оказалось неправдой – посмотрите на меня! Действительно, всё идёт изнутри. Когда вы очарованы, увлечены чем-то, вы не стареете так быстро, как другие.
Никто не настолько стар, чтобы не быть в состоянии протянуть еще годик; никто не настолько молод, чтобы, пожалуй, не умереть сегодня же.
Кто не обучился в юности, того старость бывает скучна.
Горе не ведающему и слабому творению, разум которого опьянен гордостью молодости и не видит старости!
Самая большая сила мира заключается в женской молодости и красоте.
Я завидую молодым. Чем старше человек становится, тем больше расширяется его кругозор. А жизненные возможности становятся всё меньше и меньше. К концу остаётся один лишь взгляд, один лишь выдох. В этот момент человек, наверное, оглядывает всю свою жизнь. В первый и последний раз.
Возможно, я сейчас счастливее, чем когда бы то ни было раньше, и все же я не могу не признать, что отдал бы все, чтобы быть тобой — бесконечно несчастным, нервным, диким, заблудившимся и отчаявшимся шестнадцатилетним Стивеном. Злым, тоскующим, неуклюжим — но живым. Все потому, что ты знаешь, как чувствовать, и это знание куда важнее, чем то, что ты чувствуешь. Омертвение души — единственное непростительное преступление, и если счастье и может что-то изменить, так это замаскировать его.
Благодаря творчеству я до сих пор чувствую себя молодой. Только занимаясь искусством, ты можешь раскрыть лучшее, что есть в тебе, и вести диалог с самим собой и окружающим миром. Главное — не сидеть сложа руки. В этом и заключается секрет молодости.
— Вы любите своё детство? — Не очень. Я вообще каждый свой день люблю больше предыдущего… Не знаю, когда это кончится… Этим, должно быть, и объясняется моя молодость.
В молодом человеке горит огонь, в старом человеке светит свет. Надо уметь, пока горит огонь, гореть, но когда прошло время горения – суметь быть светом. Надо в какой-то момент жизни быть силой, а в какой-то момент быть тишиной.
Видишь этого мальчика, старый мудрец? Он песком забавляется — строит дворец. Дай совет ему: «Будь осторожен, юнец, С прахом мудрых голов и влюбленных сердец!»
Гимнастика удлиняет молодость человека.
В молодости мы учимся, а в старости понимаем.
Блажен, кто смолоду был молод,
Блажен, кто вовремя созрел.
Если эти фотографии должны сказать что-то важное будущим поколениям, то вот это самое: я был здесь; я существовал; я был молод, счастлив и кому-то был так нужен в этом мире, что он меня сфотографировал.
Полевые цветы каждой осенью увядают, чтобы весной распуститься вновь. Ракитник в июне каждого года становится таким же золотистым, каким вы его видите в эту минуту. Через месяц пурпурными звёздами расцветёт ломонос, и каждый год в темно-зелёной ночи его листьев всё также будут загораться пурпурные звёзды. Но к нам, людям, молодость не возвращается никогда.
«Я люблю тебя», — как часто эти слова срываются с уст молодых созданий, которые произносят их с полной верой, не осознавая, что обманывают себя. «Я люблю тебя». Как долго может длиться молодая любовь, если не успеешь ее быстро поймать в сетку, а молодые сердца пронзит острой булавкой, как бабочек, и хранит их старательно под стеклом. Острая булавка — это брачный обет, а стекло — это брак. Бедные молодые сердца, как часто вам приходится погибать и увядать, потому только, что вы торопитесь с этим «я люблю тебя».
Ибо только молодые видят жизнь впереди, и только совсем старые видят жизнь позади; остальные, те, что между ними, так заняты жизнью, что не видят ничего.
Юность кончается не в один день — этот день не отметишь в календаре: «Сегодня кончилась моя юность». Она уходит незаметно — так незаметно, что с нею не успеваешь проститься.
Я была грязной шлюхой, отрывалась с парнями и с девушками, с парнями и девушками одновременно. Я принимала участие в отвратительных, извращённых, чудовищных оргиях. Я напивалась и принимала наркотики. Я всё время нецензурно выражалась. Я обозвала свою маму жирной сукой. Но теперь я изменилась. Я хороший человек.
Видишь этого мальчика, старый мудрец?
Он песком забавляется — строит дворец.
Дай совет ему: «Будь осторожен, юнец,
С прахом мудрых голов и влюбленных сердец!»
Пока ты молод, в этом долгом обмане, называемом жизнью, ничто не кажется таким отчаянно желанным, как опрометчивый шаг.
Эта красота его погубила, красота и вечная молодость, которую он себе вымолил! Если бы не они, его жизнь была бы чиста. Красота оказалась только маской, молодость — насмешкой. Что такое молодость в лучшем случае? Время незрелости, наивности, время поверхностных впечатлений и нездоровых помыслов. Зачем ему было носить ее наряд? Да, молодость его погубила.
Так вот — забудьте на время, что на носу у вас очки, а в душе осень.
Перестаньте скандалить за вашим письменным столом и заикаться на людях. Представьте себе на мгновенье, что вы скандалите на площадях и заикаетесь на бумаге. Вы тигр, вы лев, вы кошка. Вы можете переночевать с русской женщиной, и русская женщина останется вами довольна. Вам двадцать пять лет. Если бы к небу и к земле были приделаны кольца, вы схватили бы эти кольца и притянули бы небо к земле.
Нет лучшего утешения в старости, чем сознание того, что удалось всю силу молодости воплотить в творения, которые не стареют.
— Я вовсе не намерен стариться. Душа рождается старой, но становится всё моложе. В этом комедия жизни.
— А тело рождается молодым, но становится старым. В этом трагедия жизни.
Молодость была бы идеальным состоянием, если бы наступала чуть позже.
Мужчина настолько молод, насколько чувствует его женщина.
Влюблённость — это омолаживающий крем для души.
Сейчас мы медленно приближаемся к тому возрасту, когда уже становится очень лестно, если тебя продолжают называть тинейджером.
В молодости мы горы сворачиваем, а потом пытаемся выбраться из-под них.
Возможно, молодость — порок, но только чересчур быстро излечиваемый возрастом.
Когда я был молодым и безответственным, я был молодым и безответственным.
Одна из лучших вещей в молодежи — это то, что они задают вопросы. Их глубоко волнует справедливость. И их умы открыты.
Каждый, кто перестает учиться, стареет, — не важно, в 20 или 80 лет, — а любой другой, кто продолжает учиться, остается молодым. Самое главное в жизни – это сохранить мозг молодым.
Печальней вида молодого пессимиста может быть только вид старого оптимиста.
Когда ты молод, то постоянно меняешься, открываешь в себе новые грани, о которых раньше и не догадывался.
С двадцати до тридцати — это то самое время, для которого природа тебя создала. Мы — молодые самцы, в крови играет тестостерон, мышцы упругие, голова набита идеями. Ходим пьяные от гормонов. Все это создает особое восприятие мира. Ты должен доказать природе, что ты ей нужен, а те, кто был до тебя, уже сделали свое дело, отслужили свое. Между двадцатью и тридцатью ты должен сделать все, что должен был сделать: завести детей, создать шедевры.
Когда вы молоды, вы много страдаете и волнуетесь — все кажется очень важным и серьезным, но со временем все становится проще.
Молодость дана не для того, чтобы расправлять крылья, а для того, чтобы летать, делать чуть больше, чем тебе под силу, работать, работать, работать.
Двадцать три года, и ничего не сделано для бессмертия.
Сияющая красота юности уменьшается в своем совершенстве от чрезмерных и слишком изысканных украшений.
Дважды в жизни человек должен быть одиноким: в юности — чтобы большему научиться и выработать себе для руководства образ мыслей, и в старости — чтобы взвесить все пережитое.
Мне нравятся в молодом человеке какие-либо хорошие черты старости, а в старике — какие-либо хорошие качества молодости.
Недостаток юношей, что они считают себя счастливыми или несчастными более, чем в действительности.
Я нисколько не жалею о времени, проведенном в наслаждениях; они были своевременны, это были наслаждения, присущие молодости, и вкушал я их в молодые годы. Если бы этого не случилось, я, вероятно, переоценивал бы их сейчас, ибо всем нам очень свойственно непомерно ценить то, чего мы не знаем.
Я в юности тоже очень огорчался, что работа моя несовершенна. Сравнивал собственные первые шаги с последними шагами других и, естественно, страдал, наблюдая печальную разницу.
Будучи еще очень юной, она находила непостижимым, что люди могут быть так эгоистично равнодушны к ее страданиям и в мире все продолжает идти своим путем, в то время как ее сердце разбито.
В душе ее бушевала буря, а все вокруг выглядело таким спокойным, таким безмятежным, и это казалось ей странным.
У юности нет возраста.
Упивайся силой и красотой молодости!
Одиночество юности, у которой впереди вся жизнь, вовсе не похоже на одиночество старости, у которой впереди только могила.
Зрелость становится глупой и забывчивой, когда начинает недооценивать юность.
Если нужно смотреть передачи для дебилов, чтобы быть молодым, ладно, я согласен считаться стариком.
У меня ушло много времени, чтобы почувствовать себя молодым.
Брак меняется всё время, никогда не перестанет изменяться. Когда ты молод ты говоришь: «Я люблю тебя, потому что ты мне нужен». Когда ты постарел, то говоришь уже: «Ты мне нужен, потому что я люблю тебя».
А чего я ждал тогда?
Я ждал себе удивительной судьбы, неповторимой жизни.
Как я хотел все почувствовать, все попробовать и как можно скорее.
Я тогда мог идти по улице, отражаться в витринах и мог сильно надеяться, что меня обязательно полюбят, что меня ждут.
А еще я мог до утра сладко думать и с трепетом чувствовать, что вот-вот, уже этим утром, уже скоро… уже скоро…
Обычно молодость легко раздает обещания, а потом жалеет об этом.
Разница между молодостью и старостью заключается, среди прочего, в том, что молодые придумывают для себя будущее, а старики — прошлое.
Простые полевые цветы вянут, но опять расцветают. Каждый год в зеленой ночи листьев будут загораться все новые пурпурные звезды. А к нам молодость не возращается. Молодость! Молодость! В мире нет ничего ей равного!
Человек только в конце своей жизни осознает важность решений, принятых в молодости.
Молодость не мешает быть храбрым.
Я никогда по-настоящему не влюблялся. Для этого я еще слишком молод.
Что? Конечно, мне не нравится идея смерти! Но если я действительно умру слишком молодым, я надеюсь, что смогу выполнить достаточно вещей, чтобы обо мне помнили.
Молодость живёт мечтой, а старость воспоминаниями.
Если в молодости мудрец, будешь в старости молодец.
Молодость всегда берет свое.
Пока мы молоды, мы должны вооружиться зубной щеткой и отправиться туда, куда глаза глядят. Смеяться, совершать безумные поступки, рыдать, идти против системы, читать столько, сколько, кажется, не вместится в голову, любить, что есть сил, чувствовать. Просто жить.
Тогда же я сказал ему, что непонятно, в какой момент заканчивается юность, возможно, она заканчивается тогда, когда ты начинаешь ощущать кого-то юнцами и презирать то, что этим юнцам нравится.
Вечность, которую мы обещали своим возлюбленным в восемнадцать лет, была синонимом самого краткого мига.
Как странно мы проводим тот маленький отрезок времени, называемый нашей жизнью. Ребенок говорит: „Когда я стану юношей“. Но что это означает? Юноша говорит: „Когда я стану взрослым“. И, наконец, став взрослым, он говорит: „Когда я женюсь“. Наконец, он женится, но от этого мало что меняется. Он начинает думать: „Когда я смогу уйти на пенсию“. А затем, когда он достигает пенсионного возраста, он оглядывается на пройденный им жизненный путь; как бы холодный ветер дует ему в лицо, и перед ним раскрывается жестокая правда о том, как много он упустил в жизни, как все безвозвратно ушло. Мы слишком поздно понимаем, что смысл жизни заключается в самой жизни, в ритме каждого дня и часа.
Мне так не хватало различных экспериментов, через которые подростки проходят в моем возрасте! – отметила Эмма. — Я мечтала отстричь волосы еще с 16 лет, но только сейчас у меня появилась такая возможность. Ну, я и не стала ее упускать.
Молодые люди столь же склонны считать себя мудрыми, как пьяные — трезвыми.
Зря потраченное в молодости время – вот иногда вся свобода, которую имеет человек.
Нет лучшего утешения в старости, чем сознание того, что удалось всю силу молодости воплотить в творения, которые не стареют.
Старики всему верят, люди зрелого возраста во всем сомневаются, молодые всё знают.
Я думаю, если волосы начинают выпадать еще в молодости, то возрастные проблемы переносятся легче.
Сопротивляйся прихотям твоим в молодости, ибо в старости никак не сможешь себя исправить, чтобы от них отвыкнуть.
Я — безнадёжный романтик. Я верю в то, что великая любовь может изменить вашу жизнь за пять дней. Возможно только, потому что я слишком молод, но я действительно хочу верить этому до конца моих дней.
Молодые гоняются за тем, что желают приобрести, а старики привязываются к тому, что боятся потерять.
Я опять не выспался, ведь у меня молодой, местами растущий по ночам организм!
Дети продлевают нашу молодость.
Какое счастье быть молодым, так волноваться, так остро чувствовать каждый оттенок краски, формы и всей непостижимости бессмысленности человеческой деятельности!
Молодость — это не мода. Молодость — это искусство.
— Где твои родители? С какого ты курса?
— Я новая уборщица. Сегодня мой первый день.
— Уборщица?
— Да.
— Сколько тебе лет?
— Тридцать.
— Скажешь, детка, каким кремом пользуешься?
А лучше и совсем не пей. Пьют от скуки паршивые неудачники, а перед тобою целый мир впереди. Будь весел и пьян без вина.
Самая вредная привычка — привычка к собственной молодости.
Эх, молодость, молодость — пора нехитрых желаний.
Молодые люди столь же склонны считать себя мудрыми, как пьяные — трезвыми.
То, что сходит человеку в молодости, отталкивает от него под старость.
Единственное счастье, ощутимое материальное счастье – быть всегда молодым.
С точки зрения молодости жизнь есть бесконечное будущее, с точки зрения старости — очень короткое прошлое.
Я занята — наслаждаюсь своей юностью!
— Вот он, рецепт вечной молодости: надо просто чтобы ни один из дней твоей жизни не был похож на прочие.
…в те времена я был молод и не мог позволить себе роскошь казаться скупцом…
Вспоминать юность — это все равно, что посещать могилу друга, которого мы оскорбили и не имеем никакой возможности загладить свою вину.
Кто вырос, тот угрюм и привередлив,
Кому еще расти, тот всё поймет.
Молодиться — это значит поздно приниматься за образ жизни, не соответствующий возрасту.
Счастье исключает старость. Кто сохраняет способность видеть прекрасное, тот не стареет.
Молодость смотрит в далёкое будущее, пытаясь приспособить его под себя, старость же устремляет свой взгляд в прошлое, вынося из него свои уроки.
Юность счастлива, потому что она ничего не знает; старость несчастлива, потому что все знает.
Невоздержанная молодость передает старости изношенное тело.
Этому возрасту с всеобщего согласия позволяются кое-какие любовные забавы, и сама природа щедро наделяет молодость страстями.
Читать книги в юности, всё равно что смотреть на луну в щёлочку.
Я живу в том уединении, которое столь болезненно в юности, но восхитительно в зрелости.
Хорошие умирают молодыми, потому что какой смысл жить, если надо быть хорошим.
Никто не ощущает, как уходит молодость, но всякий чувствует, когда она уже ушла.
Власть прельщает неистовых и гордых; богатство — уравновешенных и робких. Вот почему юность стремится к власти, а старость пресмыкается перед богатством.

голосуй звездами за цитаты!
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Все афоризмы для вас
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
ТЕПЕРЬ НАПИШИ КОММЕНТАРИЙ!x
()
x