Цитаты про работу (300 цитат)

Еще пару десятилетий назад считалось нормальным устроиться на завод, где ранее работали твои родители и проработать в нем всю оставшуюся жизнь. Но сейчас люди меняют профессии, не то что места работы, едва ли не каждое десятилетие. И для современных людей это нормально, ведь только таким образом можно развиваться и не останавливаться на достигнутом. В данном разделе собраны цитаты про работу.

Все, что делаешь, надо делать хорошо, даже если совершаешь безумство.
Найдите работу, в которую влюбитесь, и вам больше не придётся трудиться ни одного дня в жизни.
Не могу стоять, пока другие работают… Пойду полежу.
Районы называются теперь — спальными! Люди приходят туда только поспать, а уходят, чтобы оплатить квартиры в этих спальных районах. Они спят, потому что устали работать, а работают, чтобы оплатить то место, где спят.
Пенсия — это отдых, навязанный тебе тогда, когда все, что ты можешь, — это работать.
Работа — это такая же иллюзия, как и любовь. Кто-то обманывает, кто-то самообманывается…
Болтливость — растрата рабочих часов! В рабочее время -язык на засов!

Мои понятия весьма просты: если хочешь похудеть — перестань много жрать. Хочешь заработать — оторви свою задницу и работай. Хочешь быть счастливым — найди того, кто тебе нравится, и не отпускай его.
— Дарья, а какие у тебя цели в жизни?
— Например, не проснуться в 40 лет с ощущением того, что я убила свою жизнь на работу, которую ненавижу, потому что меня заставили её выбрать в подростковом возрасте.
Как обычно, крайний срок — вчера!
Если ты хочешь построить корабль, не надо созывать людей, планировать, делить работу, доставать инструменты. Надо заразить людей стремлением к бесконечному морю. Тогда они сами построят корабль…
— Без обид, но я не работаю в команде.
— Да. Парень в бронированном костюме. А снять — кто ты без него?
— Гений, миллиардер, плэйбой, филантроп.
Я заплатил жизнью за свою работу, и она стоила мне половины рассудка.
Работа — не волк, но и на нее охотники есть.
Готов пахать как лошадь, лишь бы не переходить на овес.
Каждое мгновение той работы, которая называется воспитанием, — это творение будущего и взгляд в будущее.
У Бога работа ещё хуже, чем у меня, и, увы, он даже не может уйти в отставку.
Секрет гения — это работа, настойчивость и здравый смысл.
В любой работе есть место творчеству.
Думать – самая трудная работа; вот, вероятно, почему этим занимаются столь не многие.
Если ты всегда будешь делать завтрашнюю работу сегодня, то последний день твоей жизни будет совершенно свободным.
Мы ходим на работу, которую ненавидим, чтобы купить барахло, которое нам не нужно.
Мозг — это удивительный орган. Он начинает работать, когда ты просыпаешься утром, и не прекращает до тех пор, пока не приходишь на работу.
Только начнешь работать, обязательно кто-нибудь разбудит.
Я не хочу носить корону. Я не хочу быть королем. Я хочу носить корону, когда умру. Пока я хочу продолжать расти. Я работаю на прогресс.
Для меня нет ничего хуже, чем слышать, как сотрудники извиняются за своего работодателя.
Помните: никто ещё на смертном одре не жалел о том, что слишком мало времени проводил в офисе!
Самая трудная работа — это последняя отделка изваяния ногтем.
Любовь и работа имеют свойство делать человека абсолютно равнодушным к другим вещам.
Если в меру сил своих работаешь, Счастия достигнешь и величия.
— Странно, мой босс тоже меня не любит.
— По-моему, меня мой тоже…
— Может, это закон природы?
— А может, это потому что вы торчите в кафе в 11.30, когда за окном среда?
Черт! Эта работа, работа, работа… Деньги некогда потратить!
— Гомер, почему ты не на работе?
— Начальник сказал, если в пятницу не приду, то в понедельник могу не появляться — целых четыре дня выходных!
Еще один день на работе — ещё одна украденная ручка.
Мир состоит из бездельников, которые хотят иметь деньги, не работая, и придурков, которые готовы работать, не богатея.
Я чувствую себя хорошо, только тогда, когда я с долотом в руке.
Карьера — чудесная вещь, но она никого не может согреть в холодную ночь.
Мне кажется, я могла бы работать в офисе — мне нравится рутина, говорить всем по утрам «привет», пить кофе за столом.
Зимой надо отдыхать и лениться. Весной строить планы. Летом пахать. Осенью собирать плоды и замедляться. Когда живешь по заведённым тысячелетиями ритмам, не бывает простоев и перепадов. Смазанное мудростью колесо жизни крутится мягко.
Лучший способ сделать карьеру — работать на того, кто делает карьеру.
Работай с умом, а не до ночи.
Нашёл работу. Где б найти зарплату?
Поколения за поколениями люди работают на ненавистных работах только для того, чтобы иметь возможность купить то, что им не нужно.
Счастье не в том, чтобы делать всегда, что хочешь, а в том, чтобы всегда хотеть того, что делаешь.
Нищий с собакой сидит на вокзале. Ему протягивают деньги. Он:
— Нет, спасибо. По воскресеньям я не работаю.
Он хотел стать музыкантом, а вместо этого лишь выращивает на жопе офисные пролежни. Она хотела стать актрисой, но научилась лишь имитировать оргазм, а все свои главные сцены закатывает на кухне. И что в итоге? Треть жизни на сон, треть на жрать-срать-ржать и треть на ненависть к любимой работе. Ты мог заниматься чем-то настоящим, понимаешь?
Симпатичная, но, к сожалению, активная. Когда-то ее выдвинули на общественную работу и с тех пор никак не могут задвинуть обратно.
Это самое лучшее, что только может в жизни случиться, — говорит Тайлер. — Когда тебя увольняют, ты перестаешь толочь воду в ступе и начинаешь что-то менять в своей жизни.
Самое противное — думать, что если жизнь вот так и будет идти?.. Что это за жизнь? Этого ведь никто не знает… Эх, лучше быть по горло заваленным работой и не думать обо всём этом.
Я просто хочу делать свою работу хорошо. Будь то съемки в Венгрии, России, Америке или Англии, я просто хочу сделать то, ради чего можно встать и сказать, что я горжусь этим.
Матери, которые постоянно работают — настоящие героини.
Восьмичасовой рабочий день? Как бы не так! думаете, что мне приходится тратить деньги только восемь часов в сутки?!
Я никогда не боялся нанимать людей умнее себя.
Если у тебя есть миллионы долларов, это меняет твой образ жизни – те, кто говорит иначе, нагло врут. Мне не нужно работать с точки зрения стандартной жизни, но, знаете, я работаю. Я работаю каждый день и на выходных, и я несколько лет не был в отпуске.
Самая хорошая работа – это высокооплачиваемое хобби.
Проза жизни — это поэзия дешевого труда.
Работайте так, словно деньги не имеют для Вас никакого значения.
После всех мучений, которым я подвергал зрителей, мне ещё везёт, что у меня есть работа.
Когда будешь искать работу, будь реалистичнее, в супер-агенты ты не годишься, а убийц вампиров на свете не бывает.
Стюардессам везёт! Только подумайте: работа, где мужчин сортируют по классам!
Что, личная жизнь не ладится? Так всегда бывает, когда преуспеваешь в карьере. Скажи, когда всё совсем пойдёт прахом — это верная примета к повышению.
— Я твой босс, ты мой подчиненный.
— Вообще я не любитель ролевых игр, но если ты настаиваешь…
Работа отгоняет от нас три великих зла: скуку, порок и нужду.
… ничегонеделанье — самое трудное в мире занятие, самое трудное и самое духовное.
Самая важная работа — это не быть правителем, или первой леди, в моём случае.
Мир состоит из бездельников, которые хотят иметь деньги, не работая, и придурков, которые готовы работать, не богатея.
Номер один — это клиенты. Номер два — сотрудники. И только потом, под номером три — акционеры.
Ищите правильных людей, а не лучших людей.
Почему и сейчас работают «в серую»? Именно потому, что когда ты, по сути дела, 50% зарплаты отдаешь в непонятные фонды, в которых все время дырка, это бесполезно.
Представьте себе ЖЭК какого-нибудь Кукуевского района, сотрудники которого уверяют всех, что если не будет начальника ЖЭКа, то не будет и Кукуевки. А трубы в домах текут потому, что остальные районы завидуют кукуевской духовности. И не время сейчас роптать – ведь сейчас идет война и только что мы оттяпали автостоянку у соседнего района. Сакрализация власти очень вредна. Если вас плохо постригли, невкусно накормили, криво починили ваш автомобиль, вы всегда можете сменить парикмахерскую, ресторан и автосервис. У вас должна быть такая же возможность сменить и любую власть, которая плохо делает свою работу.
Деньги и слава не главное. Вы должны наслаждаться вашей работой.
Тогда у меня не было денег, но были знания.
Жизнь — коротка, и хочется прожить её, работая с людьми, с которыми приятно общаться!
Раз за это платят деньги, значит, это работа.
О начальстве либо хорошо, либо ищи другую работу.
Любая работа должна быть вознаграждена.
— Минутка есть?
— Хоть две! Я же на работе!
Я ужасно занят. Ты вообразить не можешь, насколько! Но если речь идёт о совместном обеде, то я вполне готов.
Работать нужно не 12 часов, а головой!
Я работаю за идею, а идея у меня одна — купить остров.
Всё, ребятки! Мне пора на работу. Если я вовремя не введу данные в компьютер… никто не заметит.
Работай с умом, а не до ночи.
— Не буду больше работать — работа для дураков.
— Я горжусь тобою, сынок, я был вдвое старше, когда понял это…
Вам надо найти то, что вы любите. И это так же верно для работы, как и для отношений. Ваша работа заполнит большую часть жизни и единственный способ быть полностью довольным – делать то, что по-вашему является великим делом. И единственный способ делать великие дела – любить то, что вы делаете.
Ни одна специальность не приносит порой столько моральных переживаний, как врачебная.
Работать для науки и для общих идей – это-то и есть личное счастье.
Могу сказать сейчас определенно, что я всегда, со школьной скамьи очень много работал. Никогда не был «прожигателем жизни». И все же невероятно многое происходило со мной или «по наитию», как бы «само собой», или в виде «неожиданного подарка». Может быть, этот фактор многие годы был настолько силен, что мне уже и всю свою жизнь стоит рассматривать как неожиданный подарок судьбы? Правда, это одна из моих гипотез. Другая заключается в том, что все-таки я сам таковой свою судьбу сделал.
— Как вам это удалось? — Поскольку у меня нет ни мозгов, ни адвокатского опыта, а Эд окончательно потерял веру в успех, я решила оказывать секс-услуги. 634 акта за 5 дней. Я страшно устала…
Если вы наёмный работник и зависите от оценки других людей, деловой вид – это способ притвориться, что результаты в этом мире случайностей зависят от вас.
Эмоции способствуют продуктивной работе.
— При всем уважении, молодой человек, но это полный бред. — При всем уважении, взрослый человек, но вы получили аванс и по контракту должны отработать два дня.
Покажите работникам, что вы верите в них и они вас удивят.
Сколько он упустил, с тупым упорством сидя в конторе! В мыслях о молочницах и кошелках, которых он никогда не видел, уже мелькнуло, переливаясь всеми цветами радуги, подозрение о разнообразии и богатстве жизни, закрытой для него! Он вдруг ощутил, что жизнь летит в прозрачной вышине над улицами, вон там, легкомысленная, свободная, вальсирующая, немного мечтательная, с полураскрытыми губами…
Когда я занимаюсь музыкой, я полностью на ней сосредотачиваюсь. Я думаю, что одна из причин полного провала других — неумение жертвовать.
Работать? В воскресенье? Чума на тебя! Чума!
— Ну как тебе такая работка? Похожа на сказку?
— Да, если, конечно, в процессе не обделаешься от страха.
Нет смысла нанимать толковых людей, а затем указывать, что им делать. Мы нанимаем людей, чтобы они говорили, что делать нам.
Мужик, угрожая:
— Я считаю до трёх!
— Я бы на вашем месте вычеркнул эту строчку из резюме…
Надо, чтобы работа доставляла удовольствие.
Сделайте вашу работу наполненной жизнью, а не жизнь наполненной работой.
Ничего особенно не трудно, если разделить работу на небольшие части.
Мне приятен твой интерес, но я помолвлен с работой.
— Я сделала это. Поэтому — пора идти дальше. — Ты оставишь работу? — Я оставлю всё.
Работа — это скучное и не такое уж весёлое дело.
Свои 8 отпахал и до дома поскакал.
— Иди работай, обсудим все позже. — Я возьму отгул, Боб. — Не трудись, ты уволен. — Отлично, все равно условия тут говенные! — А вот это ложь. — Он прав — не работа, а рай!
В мозгу его происходила какая-то работа, — бог весть какая, но во всяком случае интересная.
Меня через месяц заменят приложением.
Моя мать неврастеник от природы, и в юности даже мечтала стать актрисой. А потом ее логопед сказал ей, что для ее рта у нее слишком большой язык. Сейчас она работает в государственной юридической конторе.
— Эй, у меня идея: почему бы вам не заткнуться! — Прости, что? — Уе-уе-уе, я не такой популярный, как кто-то другой! Уе-уе-уе… «Фаворит»! Вы хоть понимаете, как вам повезло? Вам платят за работу, которую вы любите! Посмотрите на меня, вместо дизайна украшений, я днями напролет чищу туалеты и тушу горящие сковородки, которые сама подожгла, но не в этом суть. — Ого, спасибо за откровенность. Мы отвлеклись, да, Оскар? — Я не так сказал «Фаворит», но да. — И, Эмили, мы в тебя верим, все это лишь часть пути. — Да, эти трудности лишь сделают тебя сильнее. — Об этом я не подумала. Спасибо.
— Соглашайтесь на любую работу. — Зачем? — Останетесь жить.
Работа в полиции выматывает всех без исключения – кого-то раньше, кого-то позже. Со временем чернота, с которой приходится иметь дело, неизбежно проникает внутрь человека.
— А кто звонил-то?
— Да так… любовница.
— А-а, по работе.
— Чёй-то?
— Ну у тебя две любовницы: я и работа.
Наслаждайтесь тем, что вы делаете и вы никогда в своей жизни не будете работать.
Когда забиваешь на работу, дела идут на лад.
Запомни, новичок, если бегаешь по клинике с трупом, никто тебя к другой работе не припашет.
Так, я на работу. Мне, знаете ли, нужно освободить стол от ненужных бумажек. Для стопки таких же ненужных бумажек. Но оно того стоит, не так ли? Ведь я делаю этот мир… таким же.
Никогда не позволяйте работе делать вас своим рабом.
Но не слушайте того, кто скажет вам, что быть актером — тяжелая работа. Тяжелая работа — это вкалывать на фабрике 20 лет. Или ходить день за днем на работу, которую вы терпеть не можете.
Я живу только на зарплату, то есть от получки до получки.
— Верочка, вы, как всегда в курсе. Пожалуйста, объясните, мне, что такое происходит с Людмилой Прокофьевной. — Да у нее роман с Новосельцевым. Вы что, не знаете? Все знают. — Служебный роман…
— Дорогой Анатолий Ефремович! Мне хочется воздать вам по заслугам. Как говорится, каждому по способностям, не правда ли? У нашего руководства, то есть, у меня, родилась, как ни странно, мысль: назначить вас, одного из ведущих работников отечественной статистики, (чего там cкрывать, Ха-ха) начальником отдела легкой… ле-егенькой промышленности. Как вы на это смотрите, Анатолий Ефремович? — Отрицательно, Прокофья Людмиловна. Я безынициативен, нерасторопен, неловок, а также робок, Людмила Прокофьевна. Я вам завалю всю работу отдела легкой… ле-егенькой промышленности.
Эта работа не похожа на другие. Здесь очень высокое чувство удовлетворения. Уходя домой, я чувствую, что сделал что-то хорошее.
— Ты была личным помощником? — Нет, но я старшая из шести детей и смогу сделать все, что вы попросите. — Шестеро детей… Каково это? — Многолюдно.
— Валёк! Какая встреча! — Да. А пиво-то — дрянь. — Ну? — Горчит. Давно из Тулы? — Валёк, да ты просто отвык от пива. Одичал в лесах северного Урала. — О чём ты, начальник? — О том, что тебе ещё лет пять-шесть древесину-то валить. — А пусть работает железная пила. — И опять ты прав. Не для работы тебя мама родила.
— Дайте им то, что они просят. — Простите?… — Сверхурочные. Профсоюз. У меня есть собственный декрет. Уже подписанный? Джой Миллер утверждает, что счастливый рабочий работает лучше. Интересная мысль. Подготовьте плакат: «Счастливый рабочий работает лучше».
— Ты же ассистент?
— Ассистент?
— Это что-то вроде раба.
Звонила мисс Поттс и интересовалась — вы сегодня намерены играть в супергероя или приедете в офис и займётесь серьёзной работой?
У меня странный организм. Я не помню случая, чтобы работа утомляла меня. Зато безделье меня изнуряет.
Когда труд — удовольствие, жизнь — хороша! Когда труд — обязанность, жизнь — рабство!
Объявление в газете: «Требуется кочегар для работы кочегаром в кочегарке».
Если нет своей цели в жизни, то приходится работать на того, у кого она есть.
— Видишь, Мардж, вот так работа: мне платят за то, что я ем!
— Найди того, кто будет тебе платить за чесание задницы, и мы вообще процветём!
Я лучше нанял бы человека с энтузиазмом, чем человека, который все знает.
— Аминодиль, как дела, здоровяк?
— Тебя просят вернуться в потусторонний мир.
— Ой, сейчас, секунду. Позволь мне глянуть на расписание. Так, свободные даты: «никогда» и «даже не надейся». Вам подходит?
— Эй, залупы! Почему мне помогает только какая-то левая девчонка? Стемнеет уже через сорок минут. Пошли. Потопали, я сказал! — Ладно, мудила! Боже.
— Когда Богу понадобилась помощь на земле, кого он нанял? Своего сына, Иисуса Христа. — Здесь не поспоришь. — Спасибо. — Но вы сравнили себя и Люка с Богом и Иисусом. — Нет, я хочу сказать, почему Богу можно что-то делать, а мне нельзя.
— Ну как, прошло не очень? — Я единственный коп, который выполняет свою работу, а меня за это вызывают на ковер!
Вот, что я тебе скажу: быть копом трудно. И так же трудно быть родителем-одиночкой. Получается, твоя мама совмещает две тяжелых работы. И тот факт, что плохие парни в тюрьме, а ты здесь, умная, независимая, сознательная, образованная, значит, что твоя мама справляется с этим успешно.
— Вот, что надо было сделать: открыть дверь, убить негодяя, спасти жизнь. Донни Помп перерезал заложнику горло, когда я была рядом на улице. Я могла успеть! — Либо он сначала убил бы тебя, и я бы сегодня пытался забыться с алкоголем один. — Да ладно! Ты бы праздновал. По-твоему, я ханжа, несгибаемая? — Открою тебе тайну, если бы ты вошла и убила негодяя, тебе не спалось бы спокойнее. Такая у нас работа — она не бывает простой и чистой.
На одном из перекрестков располагался ночной ресторан. И часто, особенно зимой, случалось, что оттуда выходили припозднившиеся посетители. Иногда шубка из норки или каракульчи даже касалась его крылатки, он вдыхал аромат чувственных духов, замечал опаловые ногти ухоженной ручки. Тогда в его настроенную на дебет и кредит душу закрадывалось робкое желание, которое все больше и больше усиливалось, доходя до страстной потребности; поздний инстинкт заявлял о себе – несколько пружинящих шагов оживляли смирение поношенных брюк, – и под уже слегка обтрепанным котелком проносилось радужное мерцание, обволакивая, словно туман, привычный распорядок: десять страниц бухгалтерских счетов, завтрак, сверка копий, подсчеты, конец рабочего дня; оно окутывало, манило, манило, пока наконец понятия: мир, большая жизнь, приключения, наслаждение – не стали ассоциироваться с таинственным проемом двери ночного ресторана и не начали с каждым днем все больше возбуждать и соблазнять его.
Кто не работает — тот ест! Учись, студент!
— Сколько беспокойства из-за одного придурка. — А вы не беспокойтесь. — Он улыбнулся. — Это моя работа — иметь дело с придурками.
— Это не справедливо, ты ведь даже не любишь свою работу!
— А кто любит?
— Я люблю.
— Я обожаю!
— Мне не терпится вернуться на работу.
— Я жить не могу без динозавров!
За легкое дело берись как за трудное, а за трудное — как за лёгкое. В первом случае, дабы уверенность не перешла в беспечность; во втором, неуверенность — в робость. Вернейший путь не сделать дело — заранее считать его завершённым.
Нет никчемной работы, а есть никчемные люди, которых не устроит никакая работа.
Я раб ритма. Я как палитра. Я танцую так, как чувствую в эту секунду. Если ты начинаешь размышлять, то все, ты – труп. Выступать – это не про разум, это про чувства.
Чтобы заработать на жизнь, надо работать. Но чтобы разбогатеть, надо придумать что-то другое.
Жизнь уходила на то, чтобы на нее зарабатывать.
Чтобы легко жилось, нужно много работать.
Шесть дней и девушка твоя. Почему именно шесть? Я по воскресеньям не работаю.
— Уделите мне пять минут. — Хорошо, я тебя слушаю. — А скажите… Вы можете жить без хоккея? — К чему сейчас этот вопрос? — Просто ответьте: да или нет? — Нет, не могу. — Вот и я не могу. — Андрей… — Пожалуйста, не перебивайте. Я когда нихрена не видел знаете, какая картинка у меня всё время перед глазами была? Вот эта вот коробка. Ни мама, ни папа, ни жена, а вот эти обшарпанные борта. Мне каждую ночь лёд снился. Я просыпался, открывал глаза, а там ничего. Пустота. И тогда я сказал себе, что вернусь. — Андрей, для чего ты мне это сейчас рассказываешь? — Я хочу играть, Сергей Петрович, а не ползать по льду, как пенсионер. Вы считаете, что своим отказом мне здоровье сбережёте? — Да, я так считаю. — Ну хорошо, стану я юристом. Отращу пивной живот, вот такую вот задницу отъем. Это что, мне здоровье прибавит? — Почему сразу пивной живот? — Потому что я буду ненавидеть свою работу. Вы когда-нибудь занимались нелюбимым делом? Нет. Потому что хоккей — это ваша жизнь. Вы даже мёртвым на лёд приползёте. — Андрей, я тоже был травмирован. — Мне честно жаль вас, правда. Но у меня руки и ноги целы. Вы же видите — я в форме. Пожалуйста… Дайте мне шанс. Я вас очень прошу. Умоляю.
Только дураки приступают к важной работе с плохими инструментами.
— Ладно, хватит наступать друг другу на пятки, мы оба явно хотим одного и того же. — О, ты забегаешь вперед, мисс Декер, да, я хочу заняться с тобой сексом, только сперва раскроем убийство. — Нет, нет, я говорю надо работать вместе!
— Что за работа на этот раз? — Горничная топлес. Убираться при этом все равно надо. В жопу такую работу.
— Ты знал, что Аменадиль и Линда встречаются? — Ч-что… Что они делают? Откуда ты знаешь? С чего ты взяла? — Я видела их у нее в кабинете. Они разговаривали. Явно собираясь заняться сексом. — Ты понимаешь, что разговоры в кабинете — это буквально работа Линды? — Интересная точка зрения.
— Аминодиль, как дела, здоровяк? — Тебя просят вернуться в потусторонний мир. — Ой, сейчас, секунду. Позволь мне глянуть на расписание. Так, свободные даты: «никогда» и «даже не надейся». Вам подходит?
— Как же так всё-таки? Ведь прекрасно знаете, что хамите, и всё равно! Удовольствие, что ли, получаете? — Да работа такая… — Вредная у вас работа. О-о… Молоко надо бы давать по талонам, за вредность.
Я нашёл работу. Может быть, в этом и нет ничего особенного, но когда работаешь, чувствуешь себя как-то лучше.
— Тебе дурят голову, Мими! Земо псих. И он использует тебя. — И ты — тот парень, который работал в «Преступном цирке». Теперь у тебя есть хорошая работа и поэтому думаешь, что ты лучше меня? — Это не так. — Ты всё ещё один из нас, Бартон. Мы все это знаем. Тебя не заботит спасение мира — ты просто играешь в героя за большую зарплату! — Э-э… Думаешь, я делаю это за деньги? Ты не знаешь, кто я. И ты точно не знаешь, как я смогу сбежать.
— Если ты не хочешь ехать домой, то пойди в кино, погуляй по набережной, покушай с друзьями. У тебя что, нет друзей? — О каких друзьях вы говорите?! — Так не пойдет. Если мы пропустим жизнь, то все что делали, для чего старались — ничего не стоит. Не будь как твой начальник. Я пропустил много вещей. Все осталось позади. У меня на руках только работа.
— У вас проблемы с самооценкой? Вы любите самоутверждаться, унижая и оскорбляя других людей? Вы ненавидите людей в принципе? Работа в деканате ждёт вас!
Работа – последнее прибежище тех, кто больше ничего не умеет делать.
Тогда я верил, что работа — лучшее лекарство от всех бед, как верю в это и сейчас.
— Глаза красные. Оплакивала погибшего босса?
— Это слезы радости. Не надо работу искать.
— Вот черт, я не смогу поехать.
— Почему?
— У меня работа…
— Так не ходи!
(вскочил со стула):
— ДА!!!
Мне всегда лучше работается после того, как я послушаю музыку.
Каждый день я встаю, и просматриваю список Forbes «самых богатых людей Америки». Если моего имени в нем нет, я собираюсь и иду на работу.
Боги, где же Вы? Меня опять заставили работать за так…
У тебя может быть величайший в мире талант, но если не будешь готовиться и работать по плану, всё пойдет прахом.
Терпение и труд всё перетрут — раз, кончил дело — гуляй смело — два, без труда не вытащишь и рыбку из пруда — три, работа не волк в лес… нет, нет… это не надо.
Пани Катарина. Модница широкого профиля. Платье она обожает — макси, а работу — мини.
— И где остальные подробности заказа? — Подробности я, как обычно, пришлю тебе по почте. Что же касается затрат на материалы, необходимые для расследования, с этим обращайся к Доктору Ватсону, он будет пользоваться допуском к моей кредитке. Я бросил на него недовольный взгляд. — А почему не я? — Ты? У меня не настолько много денег в банке, чтобы давать тебе кредитку. Ты же наверняка наймёшь толпу народу, лишь бы ничего не делать. Тут он меня раскусил.
Чья-то неверная жена не стоит потерянной работы.
— Мама тебе не служанка! Я давно заметила, что ты командуешь мамой. — Правда?.. Папа работает… — И этого достаточно?
— Что на этот раз? — Он был засранцем… — А работа выкачивала из тебя душу через ксерокс? — Нет. Это было на прошлой неделе. А эта выкачивала мозг через вентилятор.
— Больше никаких круглосуточных работ! Вполне хватит 23 часов! — Ой, ну вы шутник, босс!
Послушай, Джим, ты хороший парень. Но это не работа и не город для хороших парней.
Разрешите, я вперед пойду? Между прочим, девушки у нас в брюках работают.
— И вообще можешь сюда не появляться. — А ты отдел кадров, что ли? — Слушай, а мы не отдел, мы эти самые кадры и есть.
Веник. Слоем грязи пол зарос – Не видать ступенек. – «Эх, купить бы пылесос! – Размечтался веник. – Я стоял бы здесь в углу И давал советы: Там соринка на полу, Здесь – соринки нету. Я ведь – нечего скрывать! – На работу падок… Пылесос бы мне достать, Я б навёл порядок!»
— Скажи, ваш отдел всегда нанимает на работу таких занудных и заумных уродов? — Ларкин у нас один из лучших. — Да? Я бы ему с удовольствием пасть порвал.
Для меня важна работа — у меня без нее мозги ржавеют!
Не важно, сколько вы сделали, главное — суметь убедить людей, что вы сделали много.
Кто весь день работает, тому некогда зарабатывать деньги.
Работа — работой, но в этой жизни надо еще что-то и полезное делать.
Где бы ни работать, только бы не работать!
— Больше никаких круглосуточных работ! Вполне хватит 23 часов!
— Ой, ну вы шутник, босс!
Да ты всю жизнь мыла, пылесосила, стирала, готовила… Откуда тебе вообще знать, что такое работа.
Верьте и много работайте, и ваши мечты сбудутся.
— Ты хороший химик, правда. С большими перспективами. Но дело в том, что я… что у нас с тобой просто разные ритмы, Гейл. Вроде как, если сказать, что я классика, то ты, скорее, джаз. — Джаз? — Джаз. И бог свидетель, в джазе ничего плохого нет. Но дело в том, что мне необходима… — Классика? — Вот именно!

— Вам доводилось бывать в афроамериканском районе ночью? — Не имею такой привычки. — Представьте, что вы полицейский и изымаете наркотики, поскольку из-за сокращения бюджета в машине находится лишь один офицер. Три часа ночи, вы едете один и слышите выстрелы. Тут появляется подозреваемый, вы его преследуете, ведь каждый житель города считает, что за сорок пять тысяч в год — вы станете его преследовать. И вы знаете, что у него есть пистолет, и никто не знает, где вы находитесь. Вы в опасности. А теперь — вызовите подмогу, чтобы наверняка вернутся домой к детям. — Не работает. — Верно, потому что вы работаете девять часов, а батареи хватает лишь на шесть. Так что вам прострелят голову, потому что ваш департамент и мэр не снабдили вас исправной рацией!
— Ты со всем справишься, ведь у меня до сих пор не было напарника лучше. — Поэтому ты и написал заявление, чтобы нас разделили? Дабы не выглядеть бледно на моем фоне? Нет, правда, почему? — Ты по-прежнему обижаешься? — Нет. — Твоей карьере это не повредило. — Нет, правда, если у тебя не было напарника лучше, то почему ты от меня отказался? — Честно? — Да. — Без утайки? — Прошу. — Ты так часто ко мне подкатывала, что некогда было раскрывать преступления. Я думал, меня арестуют за растрату бюджетных средств. — Знаешь, предлагать заполнить за тебя бумажки, не значит подкатывать. Видно я сильно переоценила твои детективные способности.
Сегодня мы арестовали четырех членов банды, ответственных за резню в парке Линкольна. Я говорю «мы», потому что это достижение нашего сообщества. И я знаю, что в нашем сообществе мы не просто номера значков и звания, мы матери и отцы, братья и сестры, дочери и сыновья. Мы люди и эта работа влияет на нас. Я понимаю, мы все чем-то недовольны, я тоже, нам не хватает людей, нужна новая экипировка, более безопасные машины и я обещаю, что со временем я буду решать эти проблемы. Но даже все люди и технологии в мире не смогут искоренить преступность. И тут в дело вступаем мы. И мы должны использовать самое мощное оружие в нашем арсенале. Знаете какое? Неравнодушие. Мы возвращаем город людям и напоминаем преступникам, кто главный. Знаете, когда я только-только стала копом, мне казалось, что это лучшая работа в мире, потому что я могла охранять людей. Не только граждан, но и своих коллег-офицеров. И это не изменилось.
— Не знаю, как отблагодарить вас за эту возможность, суперинтендант. — Не за что благодарить, ты был квалифицированнее всех. — Неправда. У меня было немного больше опыта, чем у других кандидатов, но меня выбрали не из-за этого. Я заметил, что у двух других кандидатов были обручальные кольца и еще Мэйси все время болтал о своих детях. Не поймите меня неправильно, мне все равно из-за чего я на работе, я просто… говорю, что понимаю. — Понимаешь что? — У меня было две поездки в Ирак. И по дороге я терял близких друзей. Но с теми парнями, у которых были жены и дети, было еще труднее. Я знаю, что офицер Пэт был для вас особенным. — Да, был… — Надеюсь, что когда-нибудь я заслужу такое же отношение. Но вы должны обо мне кое-что знать: я вернулся из пустыни не для того, чтобы умереть на этой работе. И я чертовски уверен, что не позволю ничему случиться с вами.
Если ты раздражаешь множество людей, значит работаешь не напрасно.
— О, и если кто-нибудь вдруг спросит, то ты гей. — Что!? — Да, иначе у нас собирались отобрать дело. — Но ты тоже такой, да? — Нет, в цветах моей команды нет голубого.
— Чем вам помочь?
— Чем ВАМ помочь?

— А что умеете?
— Все.
— Присядьте.
— Присяду, ведь я это могу.
А в России что самое страшное? Работать… Ещё страшнее может быть только вставать на работу… А ещё страшнее — ложиться рано, потому что завтра надо вставать на работу…
Найди что-нибудь, что тебе нравится делать, а потом найди кого-нибудь, кто будет тебе за это платить!
Чем шире разливается половодье, тем более мелкой и мутной становится вода. Революция испаряется, и остается только ил новой бюрократии. Оковы измученного человечества сделаны из канцелярской бумаги.
Лучше создавать работу, а не искать её.
— Почему вы решили работать на телевидении?
— Мне очень хочется общаться с детьми. Они наше будущее.
— У вас есть дети?
— Слава Богу, нет.
— Взрослым надо на работу… а ты что будешь делать?
— Не знаю. Лучше вообще ничего не делать, чем делать то, что не нравится.
Качество — это делать что-либо правильно, даже когда никто не смотрит.
— Перси, по-моему, доволен работой. — Гарри сел на одну из кроватей, наблюдая, как «Пушки Педдл» влетают и вылетают из плакатов на потолке.
— Доволен? — негодующе фыркнул Рон. — Он бы ночевал на работе, да папа вечером за ним заходит. А на своем начальнике просто помешался. «По словам мистера Крауча…», «Как я сказал мистеру Краучу..», «Мистер Крауч считает…», «Мистер Крауч говорит…». Глядишь, не сегодня завтра объявят о помолвке.
— Невероятно! То есть, мы только что сорвали расследование ФБР? — Нет, я защитил наше дело. И кроме того, эти ищейки Джея Эдгара Гувера лишь подозревают, что мы это сделали. Они не знают наверняка. — Когда-нибудь, меня из-за тебя уволят! — Сможешь уйти в ФБР. Хотя нет, погоди, ты прав, уже не сможешь.
— Прежде, чем ты что-либо скажешь — посмотри мне в глаза и скажи, что ты уверен. — Я уверен, я не уйду ни с чем. — Твоя жизнь — это не ничто.
Работать под прикрытием — это все равно, что жить в чистилище. Твоя жизнь заканчивается, и хоть ты все еще ходишь, дышишь и говоришь — на самом деле это не ты. И чем дольше это длится, тем труднее не забыть, кто ты на самом деле. Я был младшим из семерых детей, шестерых мальчиков и моей сестры, которая получала все, что хотела. Моя жизнь состояла из поношенной одежды и очередей в туалет. Частная жизнь? Забудьте! Все всё о тебе знали. Было невозможно сохранить секрет или остаться в одиночестве. Я отдал бы левую руку, чтобы опять оказаться на воскресном ужине со своей семьей.
— Если я буду задавать слишком много вопросов — они меня вычислять. — Ты рассуждаешь, как полицейский, начни думать как преступник. Что станет делать гангстер, если его шайка отправилась на дело без него? — Попытается вступить в долю… — Вот и попытайся.
Некоторые копы и в выходные не дают себе расслабиться. В Чикаго они играют в софтбол без перчаток — это калечит пальцы, но помогает снять стресс. Из этого следует, что они пойдут на что угодно, лишь бы забыть, что они копы, хотя бы на час. Другие любят деньги, поэтому подрабатывают охранниками на стороне. А тот, кто работает под прикрытием не может расслабиться никогда — оплошность будет стоить ему жизни. Изредка появляется возможность забыть о работе и провести немного времени с семьей, как обычный человек, но от зловония не всегда легко избавиться.
Можем ли мы уничтожить коррупцию? Наверное, нет. Но могу ли я вселить в людей страх и заставить их подумать, прежде чем красть у моего города? Безусловно. Это и является моей главной задачей.
— Это моя работа. — Да, ты изучаешь трупы, чтобы стать одним из них.
Долгое время я верил, что у меня будет возможность создать семью, стать счастливым, найти свое место. А потом я очнулся, я понял, что меня затянула эта скучная и пустая жизнь. Я ничего не создал. Ничего. Я потерял себя. Так что я ушел с работы, перестал верить в то, что жить иначе невозможно и все бросил: комфортную жизнь, работу, семью, друзей. Я должен был узнать есть ли во мне внутренняя жизнь. Я никогда не чувствовал себя таким живым, таким свободным.
— А кстати… Вы кто такой? — Ну, я его знаю по работе, скажем, коллега… — Ясно — собутыльник!
Провести всю свою жизнь в страхе, так и не осуществив ни одной мечты, — вот что жестоко. Работать в поте лица за деньги и думать, что они позволят купить вещи, которые сделают вас счастливыми, — вот что страшно.
— Долбаные копы.
— Они просто делают свою работу, Дин.
— Нет, они делают нашу работу, только ничего в ней не смыслят, отморозки.
Я твердо верю в удачу. И я заметил: чем больше я работаю, тем я удачливее.
Чтобы начать работать, надо хорошенько заскучать, чтобы ничего больше не хотелось.
Я не могу сидеть сложа руки и праздно глядеть, как кто-то трудится в поте лица. У меня сразу же появляется потребность встать и начать распоряжаться, и я прохаживаюсь, засунув руки в карманы, и руковожу. Я деятелен по натуре.
Пьешь на работе, а? Когда это ты стал ирландцем?
Тяжелый физический труд – наилучшее лекарство от бытовой шизофрении.
Ехал я как-то в одном такси. Водитель вёл машину и свистел. У него было прекрасное настроение. «Я люблю свою работу, — говорит, — я сам себе начальник, никто мне не указ…» Я сказал: «Здесь налево».
Больше всего раздражают люди, которые плохо делают свои работу и прикрываются тем, что им просто не нравится их работа. Не нравится — поменяй. Я в своей жизни поменял много работ: я раздавал листовки, я делал пиццу, я продавал пылесосы «Кирби»… Я был на дне. Знаете, что на дне? На дне очень грязно. Там не обойтись без пылесосов «Кирби».
Многие не могут просто «выбирать», чем им заниматься. Но это твоё решение: делать правильные вещи или нет! Чаще всего, люди делают то, что делают, потому что они не могут делать ничего другого!
— Работа должна приносить тебе достаточно денег для жизни, работа должна позволять тебе содержать свою семью, работа должна занимать определённое время. Босс должен уважать тебя. Работники должны иметь право поговорить, работники должны иметь право на жизнь, работники должны иметь право жить. Твоей матери всегда приходилось работать, но я хотел подарить вам обеим свободное время, я хотел, чтобы у неё были хобби и достаточно времени и денег на них, вот что сделало бы меня счастливым. Теперь я просто работаю ради нашей медицинской страховки и удержания дома. Пытаюсь, по крайней мере. — Ты можешь что-нибудь сделать? — В смысле, нам правда нужен профсоюз, легче сказать об этом, чем воплотить в жизнь. В шахтах и на фабриках всегда были профсоюзы, по крайней мере, какое-то время, но тут… — И у меня есть кое-что для тебя, достала из подвала…
— Никогда не думала о поиске работы, будучи старой. — Пятьдесят лет это ещё не старый.
В последнее время я получаю много жалоб на условия работы от наших сотрудников — кучка нытиков.
— Я впечатлён, Сэм. Но не удивлён… — Кто это? — Ты один из самых квалифицированных кандидатов, которые у нас когда-либо были. — Кандидатов? Я тут не ради работы, ты… — О, но ты так хорошо справляешься с нашим тестом, Сэм. — У меня уже есть работа — уничтожать таких людей, как ты. Ублюдков, которые сохраняют статус-кво, отправляя остальных умирать, сидя в своём уютном офисе, где… — Хорошо сказано, Сэм. У нас с тобой больше общего, чем ты думаешь. Поднимайся на крышу для своего последнего собеседования. — О чём ты говоришь, Армстронг? — Поторопись — не заставляй своего нового босса ждать.
Мне всегда кажется, что я работаю больше чем следует. Это не значит, что я отлыниваю от работы, боже упаси! Работа мне нравится. Она меня зачаровывает. Я способен сидеть и смотреть на неё часами. Я люблю копить её у себя: мысль о том, что с ней придется когда-нибудь разделаться, надрывает мне душу.
Не можешь заставить себя работать? Вспомни волшебное слово «надо» и заставь других.
Работа — лучшее лекарство от печали.
Лучше всего я делаю три вещи — свою работу, глупости и детей.
Просто занимайся тем, чем нравится, и деньги сами к тебе придут.
— Вы не представляете, что мне пришлось сегодня делать на работе!
— Но ты сам выбрал профессию, где надо говорить о динозаврах.
Дорогой Джек Мозли. Надеюсь, у вас все хорошо и все сложилось так, как должно было. У меня всё отлично. В Сиэттле жизнь совсем другая и мне здесь очень нравится. Кажется. я впервые узнал что такое свежий воздух, и это потрясно. Иногда я даже не верю своему счастью, так хорошо мне ещё никогда не было. Вкалываю по-черному, но мне всё в кайф. Пекарня открылась, она называется «Добрый знак Эдди и Джека». Я поставил своё имя первым, потому что вся черная работа на мне. Печи такие горячие — жуть! Надеюсь, торт вам понравится. Ну, что, я оказался прав? Будете в Сиэттле — у вас тут есть друг. Спасибо за то, что вы сделали, Джек Мозли. Храни вас бог. Не пропадайте. Ваш Эдди. С днём рождения, Джек!
Работа, приносящая удовольствие, равносильна отдыху.
Капитализм породил новую форму феодальной зависимости: квартальные бонусы. Ради них сотни людей готовы были отказаться от обеденного перерыва и законных выходных, да что там, плевали на семью и здоровье, лишь бы горбатиться в поте лица на Чужого Дядю.
Проблема современных офисов: время здесь утекает незаметно. Это в шахте выматываются, к концу смены нет сил даже кружку пива в руке удержать. А в небоскребах по-другому работают. Сидит человек, перебирает документы, погружается в собственные мысли. Усталости не чувствует. Вот так можно задуматься и три дня просидеть.
Люди боятся не кнута, нет, их страшит отсутствие пряников.
Работай над собою, расти — выше себя.
Не лишние ли люди, которые выполняют работу, которая может выполняться лучше техническими средствами, чтобы получать за это деньги?
Стать настоящим Человеком — титаническая работа над собой.
— Он что, здесь работает?
— Скорее числится…
Конечно, это мечта — заниматься любимым делом да еще и деньги за это получать. Это редко кому удается — и на Западе, и у нас. Большинство людей в мире по 8 часов в день проводят на нелюбимой работе. 8 часов — треть жизни! Потом они 8 часов спят — еще треть жизни. И еще немножечко времени у них остается на то, чтобы пройти по магазинам, посмотреть телевизор и детишкам «козу» состроить. Вот и вся жизнь.
В анкетах по трудоустройству есть пункт: «Откуда вы узнали про эту работу?» Нельзя же просто написать: «Стив мне сказал». Нужно немного приукрасить. Вот моя версия: «Ну, я недавно получил степень магистра в Гарварде по деловому администрированию. Моя жена, Скарлет Йохансон, и я принимали в гостях нашего доброго друга профессора Стивена Хокинга, который зашёл спросить моего совета по своей новой теории эволюции вселенной. Мы с ним сидели в библиотеке и листали мой перевод книги «Песни Этрусков» на фламандский язык 15-го века, когда вдруг он сказал — никогда этого не забуду — «Джимми, в Старбаксе есть вакансия, думаю, ты подойдёшь».
— Скажи боссу, что сегодня приболел.
— Приболел?
— Да пофиг чем! Скажи, что у тебя СПИД.
Работай старательно по восемь часов в день — выбьешься в начальство и получишь возможность работать по двенадцать часов в день.
Меньше разговоров, больше дела.
Для одних работа — удавка на шее, для других — воздуха свежего глоток.
Она тут работала уборщицей, но ничуть этой должности не стыдилась — а что плохого в том, чтобы девушке из простой семьи и без институтского образования зарабатывать деньги честным трудом?
Твоя специализация и работа не так важны, как то, что ты делаешь. Ведь ты можешь работать дворником, но в то же время делать благие дела.
Ты видишь лишь плоды работы, Работы трудной — над собой. Прошёл я через все невзгоды, Чтоб рядом быть всегда с тобой.
У дамы плечи так хрупки, Какие ж вы все дураки… Что озаботили девицу, Работу чуждых выполнять. Не в силах даже и водицу, Свою испить и объяснять.Она меня уж долго ждёт, Но начальник просто жмот. А жмоты разные бывают, Они в ночи не унывают. Им просто ныне наплевать, Что дама может уставать. Хотя бы денег бы добавил, За работу сверх себя. Какой же смысл этих правил, Под себя «гребя» средства. Умолять я вас не буду, Я никак не кукла вуду. Ну а если попрошу, То одно лишь уваженье. Я ведь груз большой ношу, А желаю наслажденье. Хочу любить я дома мужа, Ему готовя вкусный ужин. А не «пахать» как все до ночи, Устали ныне мои очи.
Наверное, это и есть формула успеха, Грааль, который доступен не каждому: полыхай пожаром своего любимого дела — и оно будет опалять тебя самым нежным огнем. Ненавидь свое дело — и оно оставит от тебя лишь дымящиеся черенки.
Блестя немыслимыми пользами (Налажен быт и хлеб обещан),Работа нарастает кольцами На шее, как у тайских женщин. Что год, то больше их. Ты маешься, И шея гнётся и скрипит, А снимешь — и совсем развалишься.
Для того чтобы стать хорошим работником, ему недоставало настойчивости, а плохим — не хватало наглости.
Человек создан, чтобы чем-нибудь заниматься.
— Нет ничего плохого в том, чтобы быть картографом. — Конечно, нет. И в том, чтобы быть ящерицей тоже.
— Было бы гораздо лучше, если бы ты просто сказал мне, что идешь на работу.
— Я иду на работу.
— Что-то не очень верится.
Вообще-то, это неправильно, что пенсию выдают в старости. По-настоящему, её нужно давать от восемнадцати до тридцати пяти лет, когда и работать-то грех — надо заниматься только личной жизнью. А потом и на службу можно. Всё равно от жизни никакого толку.
Я заплатил жизнью за свою работу, и она стоила мне половины рассудка.
Убежденность, что ваша работа необычайно важна, — верный симптом приближающегося нервного срыва.
Влюбляясь, я всегда полностью отдавалась своему чувству. Но когда мне приходилось выбирать между мужчиной и моими платьями, я выбирала платья. Я всегда была сильнее своих страстей; работа была для меня своеобразным наркотиком. Но я сомневаюсь, что стала бы известной всем Шанель без помощи мужчин…
Между Питером, Москвой и очень дальним зарубежьемЖизнь моя бежит куда-то, как стремительный поток. Мне так хочется остаться, обнимая близких нежно, Но опять лечу на запад или снова на восток. Я всегда живу в дороге, я всегда бываю между.Дом — не место, он внутри, даже если он далёк.
Меня подталкивает к работе «страх не успеть». Благодаря ему я вообще что-то делаю.
Жизнь — чередование уходов от неприятностей: учеба, работа…
Отдых и праздник требуются тому, кто занят нелюбимой работой. «Лучший отдых — смена вида деятельности».
Никто не желает работать, однако, это нужно. Просто некоторых это «нужно» убивает как личностей.
Мне нужен хороший секретарь, а не такой, который будет хамить клиентам, проваливать все задания, прыгать в мою постель и фотографировать еду в Инстаграме.
Все понимают слово «работа» как нечто скучное, отнимающее наше время, как место, где мы перестаем мечтать, перестаем быть собой. А на самом деле работа должна приносить удовольствие. Если мы хотим прожить счастливую жизнь, мы должны с большой охотой идти на работу.
Любовь и работа — единственные стоящие вещи в жизни. Работа — это своеобразная форма любви.
— Куда ты собрался?
— На работу.
— В три часа утра?
— Ну что ж, тем лучше: в такое время будет меньше пробок на дорогах.
Работа — лучшее противоядие от горя.
Всегда помните одно простое правило: одеваться следует для той работы, которую вы хотите иметь, а не для той, которую имеете.
Обычно те, кто лучше других умеют работать, лучше других умеют не работать.
Самый главный принцип подбора будущих коллег: если им нравится та же кухня и, тем более, тот же столик, что и тебе, значит, психологическая совместимость вам обеспечена!
Большинство людей работает большую часть времени, чтобы жить, и незначительное свободное время, остающееся у них, настолько тревожит их, что они всеми способами стараются избавиться от него.
– Что ж… – Гор встал и направился к выходу. – Прости, что отнял у тебя время, Давид. Продолжай затыкать своё одиночество работой. Когда Айя улетит, тебе придется работать еще больше, чтобы не чувствовать ни боли, ни вины.
А сейчас мне пора. Нужно лететь в Москву, спасать парочку глупых мальчишек, которые катаются на крыше скоростного поезда. Пока на свете не перевелись отчаянные глупцы и потерявшие смысл жизни гении, у нас с тобой, дружище, всегда будет много работы… — Как поэтично… — Проза жизни. Иван пожал руку Петру, расправил два больших крыла и взмыл в небеса.
Мы много работали И мало любили, Поэтому не заметили, Как выпал снег и завяли лилии, Как выросли наши дети. Как жизнь пролетела, Как солнце светило, Как плавали облака, И как на том мысе, Где счастье созрело, К нему заросла тропа. И я обнимаю холодные плечи, Держу себя что есть сил. Пою эту песню – она меня лечит От выгоревших светил. Мы много работали, Мало любили И высохли до конца. Пришло наше время Открыться любви И согревать сердца.
Вам нужны рабочие руки, а мне нужна моя живая душа.
Я уйду подальше — туда, Где нет рёва страстей и машин, Где фальшивые города Пропадут за туманом вершин, Где нет слов «дела» и «дедлайн», Где себя начинаешь любить, Где не нужен даже фонарь, Чтоб себе самому светить. Где гораздо больше тепла, Где возможно побыть в тиши. Я лечу на отдых. Куда? В храм своей дорогой души.
Рад, что ты пишешь. Нервы ни к чёрту,Чувства зашиты,Сердце — в комок. Это бывает, если работа Душит всей хваткой, сбивая с ног. Слов не осталось, Фразы забыты,Силы — забиты,Мысли — «Домой!». Но я держусь в благородстве усталом И с нетерпением жду выходной.
Я на собственном опыте убедилась, что каждая работающая мать – это супер-женщина.
Ничего не хочу. Отвалите все и дайте мне спокойно сидеть и думать свою думу и работать свою работу.
Странный это был отдел. Лозунг у них был такой: «Познание бесконечности требует бесконечного времени». С этим я не спорил, но они делали из этого неожиданный вывод: «А потому работай не работай — все едино». И в интересах неувеличения энтропии Вселенной они не работали.
— Ты хочешь, чтобы я работал с тобой?
— На меня. И тебе придётся слушать меня более внимательно, когда ты будешь на работе.
— Слушай, я не хочу показаться неблагодарным, но я скорее переплыву Ганг в чём мать родила, с бумажным порезом поперёк соска и умру медленной и мучительной смертью от вирусной инфекции, чем буду работать с тобой!
— Не думаю, что вам нужен психиатр, группа поддержки или лекарства.
— А что же мне нужно?
— Вам нужна цель. А точнее — вам нужна работа.
Я в Макдоналдсе работал, я ничего не боюсь.
Некоторые ступени карьеры ведут на виселицу.
Одно из самых захватывающих зрелищ на свете — смотреть, как работает Мастер, и не суть важно, чем именно он занимается. Пишет картину, рубит мясо, чистит ботинки — не имеет значения. Когда человек выполняет дело, ради которого родился на свет, он великолепен.
Идти на нелюбимую работу… по-моему, это самонасилие.
Милая, я иду на войну за мир. Буду дома спустя полгода. Твой голос дарует приливы сил — Напой мне на ухо свободу. Я знаю: ты делаешь всё лучше всех, Твой вклад в победу огромен! Мы вместе спасаем планету от смерти, Наш труд и велик и скромен. Мы просто пускаем круги по воде, Доносим в сердца заботу. Я верю, что люди на всей Земле Начнут сберегать природу. Мы общими силами Рай создадим И сделаем свет прекрасней! Я иду на войну, на войну за МИР. Целую тебя. До связи!
Человек не привязан к месту. Раз – и сменил дом. Раз – и сменил работу. Раз – изменил страну. Всю нашу жизнь запускает сердце И протестует, попав в тюрьму. Сопротивляется. «Срочно на волю!Боль – это клетка, стены – капкан. Ты докажи мне, что я – дорогое, Я! А не вечный самообман. Ты достигаешь, ты побеждаешь, Копья-иголки вбиваешь ножом,Думать о нуждах своих забываешь, Всё для всех делая хорошо, Мощно, на максимум, самозабвенно, Даже «спасибо» взамен не прося. Каждый день глубже копаешь землю, Чтобы однажды… спасти себя. Ляг в эту яму. Сверху засыпься, К звёздному небу глаза подними И все дедлайны, цели и числа Выгони прочь из своей головы! Сердце – дороже, сердце – едино. Ты не на привязи! Просто пойми: Жизнь уникальна и неповторима! Дай себе волю прожить по любви!»
Тусклый свет в окне напротив В утреннем бреду — калека. Отдают свой сон работе Два обычных человека. Завтрак их тягуч и вязок, Как ночная пелена. Оставляет след алмазный Уходящая луна. Словно пазл, по кусочкамЛюди соберут себя, «До свиданья» скажут ночи И войдут в ворота дня.
Я вышел из кабинета начальника с неприятным ощущением между лопатками. Таким, как будто мне в спину вонзили нож. Ещё утром моя жизнь напоминала выверенный механизм, машину, которая день за днём обеспечивает будущее, которого теперь нет.
Десять минут назад мне сообщили, что я потерял работу. Это стало началом моей маленькой катастрофы.
Очень часто мы работаем там, где не хотим из-за того, что сами не знаем, чего хотим.
Жизнь — это работа над собой, но большинство работает собой.
голосуй звездами за цитаты!
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Все афоризмы для вас
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
ТЕПЕРЬ НАПИШИ КОММЕНТАРИЙ!x
()
x